Преобразование деревни на Кубани

Трудности восстановления сельского хозяйства

В ходе реализации новой экономической политики пришлось преодолеть немало трудностей, связанных с социалистическим преобразованием деревни. Они были отчасти вызваны как специфическими особенностями хозяйства, так и быта горского аула: наличием экстенсивного земледелия, отгонной системы животноводства, слабой технической оснащенности сельского хозяйства. Северокавказские автономные области в своем большинстве являлись аграрными с малочисленным национальным рабочим классом[4,93]. С учетом этого здесь и происходил более медленный, более осторожный, более систематический переход к социализму, проявлялось больше мягкости, уступчивости по отношению к мелкобуржуазным элементам, интеллигенции и к крестьянству[7,21].

Заметную роль в развитии сельского хозяйства сыграл первый пленум Кубано – Черноморского областного комитета РКП (б). Были определены пути восстановления и развития сельского хозяйства области. Резолюция пленума обсуждалась на состоявшемся 12—19 декабря 1923 г. 2-м областном съезде советов. Съезд решил в целях пропаганды увеличить число опытных участков по применению новых агротехнических приемов выращивания урожаев сельскохозяйственных культур, улучшить снабжение крестьян семенами, организовать прокатные пункты сельскохозяйственной техники, ветеринарную службу, расширить посевные площади технических культур[6,73].

В восстановительный период в экономике господствующими оставались четыре уклада: патриархального, мелкотоварного производства, частно-хозяйственного капитализма, социалистический. Преобладающим из них было мелкотоварное производство. В 1923 г. бедняцкие хозяйства в крестьянстве составили 36%, середняцкие — 58%, кулацкие — 6%, происходило и своеобразное «осереднячивание» деревни. Бедняки, освоив полученные ими земли, развивали свои хозяйства и переходили в разряд середняков[10,53]. Так, если в дореволюционный период 20% крестьянства были середняками, то в конце восстановительного периода их стало уже 64,7%. В результате «осе-реднячивания» деревни удельный вес бедноты среди крестьянства уменьшился более чем в 3 раза[12,36].

Советское правительство, проводя политику ограничения кулачества, создавало благоприятные условия для развития хозяйств бедноты. Беднякам предоставлялись льготы при уплате налога, при приобретении сельскохозяйственного инвентаря. Они получали в первую очередь плуги и машины с прокатных пунктов. Государство оказывало им финансовую помощь. Однако не все бедняки сумели подняться до уровня середняков. Многие крестьяне оказывались зависимыми от кулаков, сдавали им в аренду свою землю.

На Кубани удельный вес бедняцких хозяйств был несколько больше, чем середняцких (48,6% и 46,5%). Происходило классовое расслоение, экономической основой которого являлось мелкотоварное хозяйство, частная собственность на средства производства. В социально-экономических преобразованиях аул с бедняцко-середняцкими хозяйствами выступал на стороне пролетариата.

Решить все социально-экономические проблемы деревни в тот период можно было только на основе кооперативного плана.

В то время видели в кооперации наилучшую форму приобщения земледельцев к социалистическому строительству, как наиболее доступный и понятный миллионам крестьян путь перехода от мелкого единоличного хозяйства к крупным производственным объединениям. XIII съезд РКП (б), состоявшийся 23—31 мая 1924 г., принял решение о плановом вовлечении

крестьянства в социалистическое строительство через кооперацию.

Сначала масса крестьянства вовлекалась в социалистическое строительство через простейшие формы кооперации: сбытовую, закупочную, потребительскую, а затем через наивысшую ее форму — производственную.

Еще в 1922 г. были организованы 7 табаководческих товариществ, которые входили в Кубано-Черноморский табаководческий союз. В 1923г. возникший Адыгтабаксельсоюз объединил 456 хозяйств. Спустя год- эта организация уже смогла реализовать продукции на 114 тыс. руб., получив прибыли 9500 рублей. Товарищества были снабжены промтоварами на 40 тыс. рублей.

Вскоре Адыгтабаксоюз был преобразован в Адыгейский областной союз табаководческих и сельскохозяйственных кооперативов, в состав которого входили 21 товарищество, коммуна и артель, насчитывавшие 4285 членов.

Областная партийная организация уделяла серьезное внимание развитию кооперативного движения. Вопрос о кооперировании крестьянского хозяйства обстоятельно обсуждался на областном совещании секретарей комячеек, состоявшемся 8—10 октября 1924г. Особое внимание сосредоточивалось на кооперировании деревенской бедноты и уменьшении доступа кулачества в кооперацию.

В крае расширялась сеть потребительской кооперации. В 1924 г. ее товарооборот увеличился по сравнению с 1923 г. на 60 тыс. рублей. Население стало более доверчиво относиться к новой форме снабжения — сбыта, когда убедилось в экономической выгоде членов кооперации.

3-й краевой съезд советов (21 декабря1924 г.) констатировал значительный рост кооперации, рекомендовал усилить ее, предоставляя кредиты и всевозможные льготы. Местные органы власти призывались улучшить снабжение крестьянства предметами первой необходимости, сельскохозяйственными машинами, орудием. Кооперация должна привлечь на свою сторону крестьян, указывалось в документах съезда, а вовлечение женщин в кооперацию было названо одной из важнейших задач.

Потребительская кооперация не ограничивалась только розничной торговлей. Она выдавала своим членам ссуды, снабжала их сельскохозяйственным инвентарем. Бедняки, объединившись в кооперативы, приобретали тракторы и различные орудия. Создавались машинные товарищества.

В восстановлении народного хозяйства в начале 20-х годов большую роль сыграли денежная реформа, стабилизация валюты, укрепление финансов, снижение рыночных цен на товары массового потребления.

С переходом к НЭПу значительно оживилась торговля. Был осуществлен переход от прямого государственного распределения продукции народного хозяйства к товарообороту. Допускался «обмен в пределах местного хозяйственного оборота». Потребительской кооперации представлялось право обмена и скупки излишков сельскохозяйственной продукции. Проводились мероприятия по стабилизации советского рубля, укреплению финансов, что несомненно способствовало дальнейшему развитию торговли. Удалось восстановить государственный кредит, содействовавший мобилизации экономических ресурсов. Постепенно отмирали старые способы образования государственных доходов, натуральные налоги, трудгужповинности. Появлялись новые источники государственных доходов.

Развитию торговли способствовало и преодоление проблемы между ценами на сельскохозяйственные и промышленные товары, так называемых «ножниц». Разрыв, возникший в 1921—1922 гг. в 1923 г. сильно возрос. Крестьяне не желали покупать по высокой цене промышленные товары. Это грозило подорвать основы союза между рабочим классом и крестьянством, связь между промышленностью и сельским хозяйством. Трудности как раз и вызвались «ножницами». 11-я партконференция приняла решение осуществить через экономические мероприятия регулирование рынка и денежного обращения. Удалось снизить цены на товары широкого потребления в целом на 13—25% по сравнению с рыночными. Кооперативы снизили накладные расходы, активизировали закупочные и заготовительные операции.

В 1924 г. кооперация области закупила у крестьян 9% продукции, государственные торговые организации — 30%, а частные — 20% продукции.  

Оборот государственной торговли за первое полугодие 19,25г. составил 383 тыс. руб. (30%), кооперативных организаций — 604 тыс. (47%), частника — 288 тыс. рублей (23%)[5,92].

Таким образом, в товарообороте  значительное место занимала кооперативная и государственная торговли. Причем кооперация оказалась на первом месте не случайно. Правительство снизило цены на промышленные товары, продаваемые через ее магазины, снабженцы старались максимально удовлетворить запросы населения и т. д. Все это привлекало широкие массы крестьянства на сторону Советов, и они пополняли ряды членов потребкооперации.

Быстро росло количество членов кооперации. Если на январь 1925 г. в ней пребывали 2837 членов, то на апрель 1925г.— 3470, а на июль 1925г. их уже насчитывалось 4398, на январь 1926 г. — 4707[3,72]. Конференция наметила меры по дальнейшему улучшению работы кооперации, указав на необходимость расширить сеть потребительской кооперации, укрепить ее финансовое положение, подготовить кадры для кооперативных организаций.

Производственная кооперация получила довольно широкое развитие. Одной из форм коллективного хозяйства были товарищества по совместной обработке земли (ТОЗы). Нередко они создавались по инициативе самих крестьян. ТОЗы сыграли немалую роль в развитии социалистических отношений в деревне. В 1925 г. в области их было 12, они имели 1189 дес. земли, из которых 732 использовались под посев. Государство оказывало коллективам большую помощь, выдавая в кредит сельскохозяйственные машины, семена, различные материалы.

Почти одновременно с товариществами по совместной обработке земли возникли коммуны. Они были созданы на землях, принадлежавших ранее помещикам. Государство передавало им на вечное пользование жилые и хозяйственные постройки, инвентарь.

В 1920 г. в Кубано – Черноморской области возник первый колхоз  «Новая жизнь», а в 1923 г. возникла коммуна «Свободный труд», в 1925 г. в области существовало уже пять сельскохозяйственных  коммун: «Румяный восток», «Заря», «Красный герой», «Свободный труд», «Просвещение труда», располагавшие 1189 десятинами земли, из которых 792 дес. использовались под посев. Некоторые коллективы имели тракторы, мельницы, молотилки. Но на первых порах не все коллективы хозяйств могли приобретать тракторы. Местные органы нередко прибегали к нарушению принципа распределения сельскохозяйственных машин и инвентаря, значительная часть их попадала к частнику. В связи с этим 2-я областная партийная конференция обязала соответствующие организации продать тракторы только коллективным хозяйствам[4,73].

Коммуны внедряли новую агротехнику, расширяли набор сельхозкультур. Они сеяли озимую и яровую пшеницу, подсолнечник и кукурузу, кормовые травы, выращивали овощи и снабжали ими не только своих членов, но и население. Коммуны «Румяный восток» и «Красный герой» занимались табаководством.

Коммунары не сразу научились вести хозяйство. Мешало вредительство. Некоторые хозяйства не могли возвратить кредит и оказались под угрозой распада.

Коммуна «Красный герой» была основана в 1921 г. Ей передавался во владение земельный участок, принадлежавший ранее помещику Лотареву. В коммуну вошли иногородние крестьяне-бедняки, которые работали на помещика, раньше и арендовали его землю. В первый год они столкнулись с большими трудностями. Голодали, страдали от бандитских налетов. Недостаточно хорошо был организован труд землевладельцев, не хватало инвентаря. Все это не могло не тормозить развитие хозяйства. В 1923 г. коллектив чуть было не распался из-за плохой организации управления. Члены коммуны прибегли к дележу скота, инвентаря. Часть кредита, предназначенная на расширение хозяйства, была израсходована на покупку одежды, обуви и другие личные нужды.

В приобщении хлеборобов к коллективизации большую роль сыграли комитеты крестьянской общественной взаимопомощи (ККОВы). Первые из них появились в 1923 г., когда решением Оргбюро РКП (б) и облисполкома был создан Областной комитет крестьянской взаимопомощи. ККОВы явились одной из приемлемых форм организации труда бедняков. Единоличник в большинстве случаев не был в состоянии купить машины, но их мог приобрести комитет взаимопомощи.

Советское государство предоставляло ККОВам льготы, оказывало материальную помощь. В сентябре 1924 г. они были освобождены от уплаты налогов. Им отпускались в кредит сельскохозяйственные машины, семена для посева. В этом же году Советское правительство отпустило для ККОВов 10 тракторов, 6 получили коллективы русских крестьян, а 4 — адыгейских. Этими машинами были вспаханы 387 десятин земли, принадлежащей беднякам и 296 — комитетам крестьянской взаимопомощи.

Заметная роль в восстановлении и развитии  сельского хозяйства отводилась и совхозам. Оснащенные новыми машинами, вооруженные передовой агротехникой, они добились крупных производственных успехов. Их богатый опыт и методы хозяйствования широко использовались в колхозах.

Совхозы получили более высокие урожаи по сравнению с мелкими крестьянскими хозяйствами. Например, на угодьях опытно-показательного техникума вблизи Краснодара в течение ряда лет собирали с каждого гектара по 140 пудов озимой и по 105 пудов яровой пшеницы, 145 пудов овса, 350 пудов кукурузы, 145 пудов семян подсолнечника. Крестьяне на своих участках получали  втрое меньше.

Коллективизация крестьянства как новый этап развития сельского хозяйства

Дальнейшее развитие сельского хозяйства происходило на основе принятого еще в декабре 1922 г. ВЦИК и СНК, декрета «О восстановлении сельского хозяйства и сельскохозяйственной промышленности и об организации для крестьянства сельскохозяйственного кредита». С этого времени стали создаваться общества сельскохозяйственного кредита (районные и губернские).

Краевые, областные партийные и советские организации добивались внедрения новых методов обработки земли. Впервые были введены зяблевая вспашка, рядовые посевы, появились передвижные зерноочистительные станции. В совхозах на семенных участках выращивались высокосортные семена озимой пшеницы и подсолнечника. Проводились показательные посевы для ознакомления крестьян с прогрессивными приемами ведения сельского хозяйства, работали курсы по изучению основ современной агротехники. В агрокабинетах при районных земельных управлениях крестьяне изучали агроминимум. Большое внимание уделялось, производству технических культур. Так как в годы гражданской войны продовольственные культуры вытесняли непродовольственные, зерновые продовольственные культуры вытесняли картофель и другие продовольственные незерновые, из зерновых культур с полей вытеснялись кормовые, в свою очередь, среди хлебно-продовольственных и кормовых культур вытеснялись высокорыночные пшеница и ячмень. Вместо них засевались рожь, овес и другие культуры. Невероятный упадок испытывало производство таких ценных и трудоинтенсивных культур, как лен и конопля. Набрала силу тенденция к исчезновению травосеяния, которое уменьшилось на 80 %. Распад животноводства коснулся прежде всего молодняка, утрачивались возможности ремонтировать стадо. Почти совершенно погибло тонкорунное овцеводство, повсеместно сворачивалась переработка сельскохозяйственной продукции. Хозяйство перестроилось на натурально-потребительский экстенсивный тип. Эволюция 1914-1920 гг. во многом детерминировала хозяйственную политику в деревне в эпоху нэпа.

30 октября 1922 г, IX съезд советов РСФСР принял Земельный кодекс. По новому законодательству прекращались обязательные поравнения земель между волостями и селениями, ограничивались внутриселенные переделы, за крестьянами закреплялись угодья,  в трудовое пользование. Отменялся закон о социализации земли. Передача прав на землепользование арендаторам разрешалась только беднейшему крестьянству в случае болезни, стихийных бедствий, призыва в армию и т.д.

Это было уступкой земледельцам почти трети губерний РСФСР с традициями хуторского и отрубного землепользования. Свод земельных законов также регулировал оборот госземимуществ и городских земель, устанавливал основы землеустройства и землепользования, нацеленные на развитие индивидуального крестьянского хозяйства и общий экономический подъем деревни.

Были закреплены принципы национализации земли и наделение крестьян угодьями по трудовой норме. Кодекс устанавливал четырех субъектов права на одну и ту же землю государство; земельное общество; крестьянский двор или сельскохозяйственный коллектив; отдельных граждан.

В деревне усиливалось аграрное перенаселении. Изъятие земли из торгового оборота задерживало крестьянина в деревне, хотя земля была не способна поглотить весь наличный труд. Войны и голодовки разрядили плотность населения и даже в самых, трудоизбыточных районах она не достигла дореволюционного уровня.

Важную роль в подъеме сельского хозяйства в стране, в привлечении крестьянства к коллективным формам ведения хозяйства, в преобразовании хозяйства на социалистических началах, ограничении роста капиталистических элементов сыграла налоговая политика Советской власти. IX Всероссийский съезд Советов принял решение о едином сельскохозяйственном налоге. Государство разрешило сдавать часть налога в денежной форме.

Налог на сельских хозяев 1918 г. имел натуральную форму, устанавливал личную ответственность каждого плательщика, предоставлял льготы слабым. Размер налога был прямо пропорционален количеству земли и скота и обратно пропорционален числу едоков. Как средство фиска и орудие революционной политики налог носил классовый характер, вводил высокую прогрессию обложения для крепких хозяйств и был не переложим на другие слои населения. Отсутствие твердых ставок оставляло власти возможность маневра при определении общих размеров изъятия.

Основной задачей сельскохозяйственного налогаосени1918 г. было создание надежного источника пополнения государственных ресурсов, восстановление индивидуального крестьянского хозяйства и его экономическое регулирование государством. Эти принципы легли в основу продовольственного налога 1921 г. Вместе с тем в налоговой практике совмещался старый разверсточный принцип налогообложения по губерниям, уездам и т.д. и новый, нэповский принцип, устанавливавший довольно ограниченный круг объектов обложения.

В 1923 г. в Кубано – Черноморской области было установлено соотношение между натуральной и денежной долями сельскохозяйственного налога — 70 и 30%. Начиная с 1924—1925 гг., налог исчислялся по фактическому посеву. От налога освобождались 6,5% бедняков, 25% коллективных хозяйств  10% кооперативных объединений[5,93].   

Ведь до этого значительная часть бедноты из-за недостатка средств снимала свои заявки на землеустройство, в 1924 г. из плана исключено 12,5 % площадей, предназначенных к землеустройству. Более крепкая часть хлеборобов не могла землеустроиться и подолгу ждала своей очереди, поскольку не хватало технических работников. С 1925 г. были увеличены государственные ассигнования на землеустройство, расходы беднейшего крестьянства на эти цели были взяты на госбюджет, снижены ставки ссудного землеустроительного кредита и увеличены сроки кредитования, намечены меры по подготовке специалистов-землеустроителей. Масштабы землеустройства выросли, устранялись чересполосица и мелкополосица, ликвидировалось дальноземелье, большие села расселялись на поселки. Чаще всего землеустройство осуществлялось по классовому признаку  в условиях острой борьбы за лучшие участки. Практически повсеместно после землеустройства разворачивались длительные судебные тяжбы из-за нарезки худших земель, нарушений уравнительности по качеству земельных отводов, вклиниваний в крестьянские наделы совхозных и колхозных участков или полос других общин. Нередко землеустроительные работы и общинные переделы приводили к срывам посевной, в отдельных волостях из-за земельных споров до 38 % озимого поля оставалось незасеянным.

Даже в 1925 г., когда количество хозяйств предпринимательского типа достигло своего пика, их доля в общей численности сельских дворов равнялась всего 3,9 %.

Таким образом, на 1 октября 1927 г. число колхозов выражалось в 686 единиц вместе с машинными товариществами. Коллективами считались те, которые прошли в земельном управлении соответствующую регистрацию и получили утверждение устава; примерно свыше 100.

Наряду с ростом колхозов имела место и ликвидация их. По разным причинам за год ликвидировано 119 колхозов, в том числе коммун — 5, артелей — 22, товариществ по совместной обработке земли — 62 и машинных товариществ—31; основными причинами ликвидации явились главным образом недостаточное внимание к их нуждам со стороны окружных и районных организаций, выразившееся в неземлеустроенности этих колхозов: из 88 ликвидированных организаций 75 неземлеустроено, и недостаточное снабжение их необходимыми средствами производства: на 88 ликвидированных организаций 85 не имели тракторов.

Количество населения в коллективах растет из года в, год, достигая на 1 октября 1927 г. 37 083 едоков, из которых 15 264 состоят в машинных товариществах. В связи с этим колхозное движение приобретает все больший удельный вес в нашем Кубанском округе: если на 1 октября 1924 г. количество населения в колхозах вместе с Павловским союзом достигало 13 653, что составляло к общему числу населения бывшей Кубано-Черноморской области в 1168 330 чел. 0,53%, то на 1 октября 1927 г. население колхозов в районе деятельности Кубселькредсоюза составляло уже 37 083 чел., или к общему числу населения 1000000 — 3,7%. По сравнению с данными РСФСР темп коллективизации на Кубани и удельный вес этого движения превышает таковой по РСФСР в три с лишним раза, если даже не принимать во внимание бурного роста колхозов в настоящее время[8,91].

Колхозы не достигли высшей степени рационализации хозяйства, но имеют значительные достижения, которые с каждым годом растут. Посевная площадь на 1 октября 1927 г. ориентировочно достигает 85 415 десятин, или 2,86% по отношению к общей площади района деятельности секции колхозов. По отдельным колхозам средняя наличность земли выражается в следующем: по коммунам—225 десятин, артели— 186,8, по товариществам по совместной обработке земли—119,6 десятины. Таким образом, колхозы всех видов представляют собой в среднем крупные земледельческие хозяйства в 203 десятины, которые прибыльно пользуются крупными сельскохозяйственными машинами. Некоторые колхозы частично приарендовывают участки, в среднем по артелям 28 десятин, по товариществам по совместной обработке земли—18 десятин. Таким образом, обеспеченность землей на каждого едока в среднем выражается в следующем: коммуны—3,7 десятины, артели — 3,4 десятины, товарищества по совместной обработке земли — 2,7 десятины. В среднем3,3десятины на каждого едока.

Землеустройство в колхозах далеко еще не закончено. По плану и обследовательским актам значится неземлеустроенных 139 коммун, или 35%.

Урожайность в колхозах, безусловно, выше, нежели в единоличных хозяйствах. Так, например, по озимой пшенице в колхозах она исчисляется в 85,7 пуд. с десятины, по ячменю—113,3 пуд., по овсу—90,1 и кукурузе— 141 пуд, тогда как по единоличным хозяйствам в среднем, по материалам статбюро, по этим же культурам урожайность такова: по пшенице 52,8 пуд., ячменю — 57,8, овсу — 55,6 и кукурузе — 85,6 пуд. Соответственно этому увеличивается и валовой доход по коллективным хозяйствам по сравнению с единоличными.

Следующий, не менее важный вопрос в жизни колхозов—это их товарность. Нужно признать, что товарность колхозов растет с каждым годом и в значительных размерах. Если первые годы своего существования колхозы занимались проеданием как своего труда, так и вложенного государством и общественными организациями капитала, то теперь колхозы становятся вполне товарными хозяйствами в большей своей части.