Способы охоты на уток

Охота с подхода на вылетку

На больших водных пространствах, густо поросших растительностью, где держится утка, охота с подхода на вылетку возможна лишь с берега, или же, если вода невысока, то передвигаясь пешком, по колено и даже по пояс в воде, по камышам, хвощу и проч. Если же вода высока, или дно вязко, и ходить пешком не представляется возможным, а с берега ничего не сделать, то на таких водоемах без лодки не обойтись.

В маленьких, не широких, хорошо одетых растительностью речонках, ручейках и болотцах ходовая охота на вылетку иногда бывает чрезвычайно добычливой и в то же время весьма легкой. Охотник идет по сухому берегу речки, ручейка или болота, поднимая перед собой уток и стреляя их в момент подъема, обычно в угон или реже - поперек. Такая стрельба весьма легка.

Если речонка или болото широки, и утка крепко держится в траве или камышах, так что легко пропускает мимо себя охотника, очень хорошо охотиться вдвоем. В этом случае охотники идут по обеим сторонам речки, будучи связанными между собой длинной и довольно толстой веревкой, привязанной к их поясам. Длина веревки должна соответствовать ширине речки.

Веревка волочится потраве, выживая всю могущую спрятаться в густой растительности утку. Чтобы веревка не шла поверх травы, полезно в двух-трех местах привязать к ней небольшие тяжести. Таким же способом, кстати сказать, можно охотиться не только по уткам, но даже и по плотно сидящим бекасам и дупелям.

Подтянувши повыше патронташ, так как часто приходится шагать по воде чуть ли не по пояс, охотник ходит по камышам, тростнику и проч., поднимая перед собой уток и стреляя их на взлете. При этом способе охоты, - надо сказать, очень утомительном и трудном, - собака весьма полезна, так как иначе огромное количество подранков и многие даже мертво убитые утки будут пропадать зря: найти их в густой растительности не представится возможным.

Охота с подъезда на вылетку

Охота на уток летом с подъезда на вылетку, пожалуй, наиболее известный и распространенный способ охоты на уток вообще. Охотятся таким образом и на морских побережьях, и на озерах, и на реках и реченках. Само собой разумеется, охота эта возможна только в таких местах, где существует богатая водная растительность, с одной стороны, дающая прекрасный приют утке, а, с другой стороны, скрывающая лодку и охотника при их приближении к дичи. Если растительность редка и невысока, если лодка видна издали, и утке спрятаться негде, она, если только успела привыкнуть бояться человека, не допустит к себе охотника на выстрел.

Самому охотиться с подъезда очень трудно. Нужно одновременно и гнать лодку вперед в нужном направлении, причем гнать умело, т.е., бесшумно и осторожно, и в то же время в любой момент быть готовым к выстрелу. В большинстве случаев это невозможно, и во всяком случае ни того удовольствия, ни того количества дичи, какое можно добыть охотясь вдвоем, не получишь.

Поэтому с подъезда на вылетку чаще всего и охотятся вдвоем, причем стрелок размещается на носу лодки лицом вперед, а толкач на корме с веслом или шестом в руках. Челн обычно приходится вести не с помощью весел, так как от последних и шум получается большой, да и гнать лодку по траве, камышам и пр. на веслах неудобно, а с помощью длинного шеста или специального весла-пропешки. Пропешка служит и для толкания челна, т.е., заменяет шест, и для управления его ходом. На местах, где шестом или даже длинным веслом до дна не достанешь, пропешкой гребут с кормы, как обычным кормовым веслом.

Охотник обычно располагается на носу лодки лицом к движению или, еще лучше, — для удобства стрельбы по вылетающим вправо от лодки птицам, —левым плечом к носу. Лучше всего (если на лодке нет специально устроенного вращающегося стула) сидеть на коленях на дне ее. В таком положении от движений охотника, иногда порывистых и быстрых при стрельбе по внезапно вырывающимся птицам, лодка получает меньше толчков, что, конечно, благоприятно отражается на результатах стрельбы, да и утка меньше боится лодки, так как охотник лишь немного высовывается над ее бортами.

Для удачливости охоты, в особенности, когда утка уже стала довольно строга, немаловажное значение имеет и ветер. Шорох лодки, булькание воды и проч. по ветру слышны далеко и могут пугать утку. Предпочтительнее держать челн носом по направлению к ветру или в полоборота к нему. За ветром утка не будет слышать тех звуков, которые неизменно сопровождают, как бы ни был осторожен толкач, передвижение лодки по густой растительности.

Охота на утренних и вечерних перелетах

На обыкновении уток перемещаться вечером с тех мест, где они провели день, на места ночной жировки и на обратном возвращении утром с жировки к месту дневного пребывания основана охота на уток на зорях во время таких перелетов.

Задача охотника, желающего пострелять уток на вечернем и утреннем перелете, прежде всего заключается в том, чтобы отыскать те пути, по которым с удивительным постоянством передвигаются каждый раз утки. Опыт, знание мест, а, главное, наблюдательность охотника укажут эти пути.

После этого нужно найти подходящее место, где можно было бы хорошо спрятаться от уток и занять наиболее выгодную для стрельбы по ним позицию. Очень важно, чтобы то место, где встаешь на стойку, совпадало с тем местом, где утки, часто летящие на места жировки очень высоко, наиболее снижаются.

Вставать на стойку приходится и на воде, и на берегу, но в обоих случаях важно хорошо укрыться и, главное, не шевелиться, так как каждое движение человека утка замечает и будет облетать то место, где спрятался охотник.

Завидев налетающих уток, не следует, если движения охотника плохо скрыты от их взоров естественным или искусственным прикрытием, вскидывать ружье и вообще шевелиться до того момента, пока утки не будут находиться в пределах выстрела. В противном случае глаз утки, лучше примечающий какое бы то ни было движение, чем фигуру даже плохо замаскированного, но неподвижно стоящего человека, будут облетать охотника.

В пасмурную, дождливую, с сильным ветром погоду утки летят обычно ниже, чем в ясную и сухую, да и время самого перелета обычно более растягивается: в местах, где уток много, в такую погоду охоту можно производить почти весь день, в особенности если расставить чучела и посадить кряковых, при наличии которых охота и интереснее, и добычливее.

Вообще успех охоты на уток на вечерних перелетах целиком зависит от удачного выбора места. А это может дать только знание повадок и привычек птицы, опыт, безукоризненное знание местности и умение ориентироваться в окружающей обстановке.

Охота с подсадными и чучелами

Чучела и подсадные могут применяться всегда, и интересность охоты и ее добычливость от этого только выигрывают. Очень редко, когда возможно обойтись без ущерба для результатов охоты без чучела и подсадных, но никогда их наличие не будет лишним или будет мешать охоте.

Если охота производится с чучелами и подсадными, то, само собой очевидно, следует для устройства береговой засады или зашалашения лодки выбирать не то место, над которым пролетают утки, возвращаясь утром с ночной жировки, а то, куда они возвращаются и где проводят день. При этом лучше всего остановить по возможности свой выбор на таком утином уголке, в котором, помимо уток благородных видов, могут встречаться и утки нырковые.

Летом, а также и в особенности осенью, чучел нужно выставлять больше, чем весной, и при наличии подсадной расставлять невдалеке от нее несколько штук чучел кряковых уток вместе с чирковыми. Не смешивая с ними, а, наоборот, несколько в стороне и на более глубоком месте, следует расставить нырковые чучела.

Манка уток голосом, как и весной, множит количество птицы, которая будет подсаживаться к чучелам, да и саму охоту делает более интересной.

Шалашиться летом и осенью гораздо удобнее и скорее, чем весной. К услугам и трава, и камыш, и тростник, и одетые зеленой или уже поблекшей листвой кустарники. Помимо этого въехав на лодке в густой куст камыша, шалашиться почти не приходиться: плотная стена растительности услужливо скроет даже большую лодку, и охотнику придется подумать только о прикрытии сверху и о еще большем уплотнении стенок шалаша.

Так как большинство уток, в особенности нырковых, поднимаются с воды против ветра, то рекомендуется становиться по возможности так, чтобы, севшие к чучелам или даже вдали от них утки, поднимаясь с воды, приближались бы к охотнику, а не наоборот. Для этого нужно становиться спиной к ветру. Стрелять, конечно, будет удобнее, но зато почти за каждой убитой уткой придется выезжать или выходить, иначе ее унесет волной. Что выбрать, — сказать трудно. Это дело вкуса охотника.

Охота начинается еще в полной темноте, когда начнут возвращаться с жировки первые стайки уток. На лету, в особенности на зорю, утки еще более или менее видны, но стоит им только сесть, даже среди чучел, чтобы они исчезли из глаз. Слышишь, как они сели, слышишь, как они плещутся в воде, но как ни всматриваешься, -ничего не видишь. Посидев среди чучел, утки или отплывают потихоньку, или вдруг поднимаются и стремительно улетают. Выстрелить по ним так и не удается, а, между тем, если бы не пропустить момента их подлета, то утка, а при удаче и больше, могла бы быть взята.

Стрелять уток лучше всего в тот момент, когда они сворачивают к чучелам. Обычно это не всегда возможно. Часто приходится их стрелять и сидячими, и на подъеме. Следует иметь в виду, что если к чучелам подсели нырковые утки, то после выстрела, или даже двух по ним, необходимо тотчас же перезарядить ружье: часто случается, что из подсевшей стайки нырков еще до первого выстрела часть уток ныряет и появится над водой только после того, как часть их товарищей осталась убитыми на месте, а остальная часть улетела. Соблюдая указанное правило, мне неоднократно удавалось из одного и того же табуна нырков брать двумя дуплетами четырех и более уток.

Охота на утренних сидках

Главная задача охотника - по возможности точно установить где собравшиеся для отлета на юг огромные табуны кряковых проводят обыкновенно день. Для этого еще задолго до заката нужно подъехать без всякого шума и, конечно, стрельбы к тому месту, в котором можно ожидать скопления уток.

Подобравшись возможно ближе, нужно спрятаться куда либо, сидеть и ждать.

С наступлением вечерней зари начнется оживление среди уток. Но стрелять по ним, как бы ни соблазнительно это было, нельзя ни в коем случае. Наконец, с шумом, указывающим на место подъема, снимутся утки огромной стаей, полетят куда-то на кормежку. Часто бывает, что за первой стаей подымится вторая, третья и потянутся вслед за первой.

Необходимо как можно скорее - по возможности еще до наступления темноты - добраться до того места, где взлетали стаи. Правда, это не всегда удается сделать до темноты, так как утиные стаи обычно проводят день в очень крепких местах, куда пробраться на лодке (а без нее на этой охоте обойтись почти невозможно) очень нелегко. Фонарь обязательно должен быть с собой на этот случай, так как в наступившей темноте не только найти место, где сидели утки, но и вообще пробираться вперед бывает очень трудно. Советуется при взлете стаи возможно точнее определять место, где они сидели, пользуясь при этом всякими заметными вехами - отдельными деревьями и проч., по которым и в темноте можно было бы ориентироваться.

По множеству пера, пуха, примятой травы, утиных следов и помета - желанное место, наконец, отыскивается. Здесь и нужно остановиться, встать по возможности лицом к восходу и зашалашиться с возможной тщательностью. Тут же в лодке, уже зашалашенной, и придется ночевать.

Лет уток, т.е., возвращение их с жировки к месту дневного пребывания, начинается еще в темноте, и поэтому этого момента не следует пропускать. Стрелять приходится, если не хочешь зря пропускать уток, главным образом, в лет.

При этом следует иметь в виду, что утки в этот период чрезвычайно крепки на рану, и мелкой дробью их стрелять не советуется, несмотря на то, что стрелять обычно приходится на небольших расстояниях. На этой охоте, когда не только невозможно выезжать за каждой убитой уткой, но и просто заметить место ее падения, очень важно не только свалить утку, но и убить ее мертво, так как иначе каждый подранок будет уходить.

В целях облегчения отыскивания по окончании охоты уток, следует считать количество упавших уток: это значительно облегчит их собирание днем.

Стрельба на утренних сидках чрезвычайно трудна, добраться до нужного места не легко, отыскать это место в темноте - весьма не просто, но зато какое наслаждение получаешь, стреляя по богато одетой тяжеловесной крякве, то и дело, несмотря на выстрелы, налетающей на охотника!.

Охота на пролетных путях

С начала сентября постепенно начинается перелет уток с севера на юг. Первыми обычно начинают отлетать чирки-трескунки и лопоноска; за ними идут чирки-свистунки, шилохвость и др. Последними из благородных уток отлетают кряковые. С конца сентября начинается отлет и пролет нырковых уток.

Перелеты свои утки производят стаями и приблизительно по одним и тем же путям. Утки идут то очень высоко, то снижаясь над землей и водой на выстрел. Валовой пролет уток обычно начинается с первыми морозами, - для средней полосы, примерно, в конце сентября.

На обыкновении утиных пролетных стай лететь одними и теми же дорогами и основана стрельба уток на пролетных путях.

Для этого прежде всего необходимо определить, где летят стаи, и где они наиболее снижаются над землей и водой. Наблюдение и знание местности (пролетные пути обычно одни и те же из года в год) укажут нужное место. В этом месте и нужно устроить засаду.

Очень часто стаи над водой или низким берегом идут вне выстрела, и засаду приходится устраивать сравнительно далеко от воды, на каком либо пригорке, береговом обрыве и проч.

Пролетную стаю, - конечно, если она идет пролетом, а не перелетает в поисках кормовых мест во время остановки в пути, — трудно, если не совершенно невозможно, заставить снизиться и сесть. Поэтому, если приходится рассчитывать только на пролетные стаи, прибегать к расстановке чучел и подпуску криковых нет смысла. Но если засада устраивается в таком месте, где, помимо пролетных стай, на охотника налетают одиночками, парами и маленькими табунками утки, еще держащиеся или сделавшие остановку для кормежки в данной местности, то расставить чучела и выпустить подсадных все же следует.

Стрелять по пролетным стаям приходится почти исключительно в лет и обычно на больших расстояниях. Поэтому нужно стрелять крупной дробью и из сильного по бою ружья.

Незаменимым оружием для стрельбы по такого рода стаям являются тяжелые крупнокалиберные уточницы.

Охота с подъезда и с подхода

Пролетные стаи уток, в особенности нырковых, держатся не в траве, а на открытой воде. Лишь сильная волна прибивает их к берегу и заставляет искать убежища от ветра в жалких остатках камыша и тростника.

Точно так же ведут себя и стаи местной нырковой утки, собравшейся для отлета.

Пострелять их на чучела можно только на утренней заре и иногда, при благоприятных условиях, - днем.

Лодка для подъезда должна сидеть невысоко над водой и быть окрашенной под цвет воды. Иногда приходится лодку маскировать, придавая ей вид куста, камыша, кустарника, стога сена и проч. Никогда не следует, подъезжая к уткам, держать курс лодки прямо на них. Лучше всего стараться подъехать к ним на выстрел, как бы проезжая мимо. Иногда приходится подъезжать к ним, делая круги, зигзаги, отдаляясь и снова приближаясь к ним, и т.д. Если утка привыкла к рыбачьим лодкам, нужно по возможности стремиться подражать их поведению на воде, т.е., подъезжать к уткам не сразу, а задерживаясь на месте, кружась и проч.

Следует по возможности всегда подъезжать к уткам по ветру, т. к., если утка строга и не подпустит к себе лодку на выстрел, то поднимаясь с воды, утки будут приближаться к охотнику. Таким образом, часто не подпустив лодку на выстрел, они на подъеме, приближаясь к лодке, идущей к ним по ветру, все-таки попадут под выстрел.

Лучше всего стрелять нырковых уток не сидячими, а на подъеме, т.е., в тот момент, когда они отделяются от воды. Нырковые утки, - а по ним, главным образом, производится стрельба с подъезда, - осенью чрезвычайно жиреют и подымаются с воды крайне тяжело, долго бороздя на подъеме своим брюшком воду. Выстрел по поднимающимся уткам обычно приходится производить в угон по медленно движущейся цели, и при известном навыке он чрезвычайно легок.

При охоте с подъезда очень часто приходится стрелять по пролетающим стаям уток. Стрельба эта чрезвычайно трудна и требует громадного опыта и скорости, иначе заряд постоянно будет обзаживать стаю. Следует также всегда помнить, что необходимо выцеливать обязательно какую-нибудь отдельную утку в стае, а не стрелять, целя прямо в стаю. В противном случае промахи будут неизбежны.

Охота с подхода по стаям осенних уток мало чем отличается от охоты с подъезда, только условия ее обычно более тяжелы. Уток высматривают издали и приближаются к ним, прикрываясь береговой растительностью: кустами, травой и проч. Подбираться приходится часто на коленях и даже на животе. Нередко удается подбежать к нырковым уткам, плавающим около берега, на выстрел в то время, когда они, нырнув, находятся под водой.

Иногда можно подобраться к утиной стае, сидящей на воде или даже на земле, закрываясь пасущейся лошадью или коровой.

Или же можно подкрасться к утиной стае на выстрел, замаскировав свое тело травой, кустарником и т. п. Точно таким же образом нарядившись, можно и подкарауливать уток на местах их излюбленных остановок и кормежки.

Так как осенью приходится при охоте с подъезда или с подхода иметь дело, главным образом, с утиным стаями, то особенно применимым для этой охоты оружием являются уточницы.

Ходовая охота на уток с собакой

Для охоты на уток применяют собак самых различных пород.

Отлично работают по уткам лайки, которые, обладая довольно высоким ростом, крепкой мускулатурой и большой выносливостью, превосходно обшаривают крепкие и заросшие места и, пользуясь тонким чутьем, умело находят и поднимают на крыло, под выстрел охотника, затаившихся уток.

В полном смысле слова настоящими утятниками являются спаниели, которые также достаточно выносливы, очень настойчивы в розыске и преследовании уток, виртуозно плавают и даже ныряют под воду в погоне за подранком.

Хорошо работают по уткам и многопольные континентальные легавые – короткошерстные, длинношерстные и жесткошерстные, причем работа по утке ничуть не сказывается на качестве их работы по куропаткам и другим птицам, выдерживающим стойку собаки. Многие охотники с успехом применяют на утиной охоте гончих собак, хотя это и портит последних, так как они привыкают гоняться за птицами, и даже беспородных дворняжек. Некоторые охотники вполне успешно используют на утиной охоте английских легавых, особенно хорош для этого шотландский (гордон) сеттер, имеющий многолетний опыт охоты по перу. Утка, не выдерживающая стойки всегда будет горячить молодую собаку, а это может отразиться в дальнейшем на ее работе по красной дичи.

Все утки имеют сильный запах, и это помогает собаке довольно быстро разыскать утку и выставить ее на охотника.

Охота на уток с собакой протекает главным образом по утрам и вечерам, а в серые, нежаркие дни – и в течение всего дня. Происходит охота примерно следующим образом: охотник с собакой или группа охотников с собаками рано утром приходят к водоему, в котором обитают утки различных пород. О наличии уток на водоеме можно судить по обилию потерянных перьев, по набродам (ходам) в ряске, по голосам уток в зарослях и в результате наблюдений, сделанных заранее, до начала охоты на данном водоеме.

Стараясь держаться против ветра, охотник идет вдоль заросшего берега, а если вода не очень глубокая, то и по самим зарослям тростника, камыша, осоки, рогозы или другой водяной растительности, а собака обыскивает впереди заросшие топкие места и, прихватив утку, поднимает ее на крыло.

Спаниель в этом случае, особенно в крепких, густо заросших местах, при взлете утки отдает голос, как бы предупреждая хозяина о необходимости стрелять.

После выстрела и падения утки собака быстро разыскивает убитую птицу или ловит подранка и приносит добычу хозяину.

Надо сказать, что почти все утки – птицы исключительно крепкие на рану и часто даже смертельно раненная утка успевает нырнуть или уйти в такие крепи, что найти ее без собаки очень трудно. Поэтому важно, чтобы собака обладала большой настойчивостью в преследовании подранков и не останавливалась ни перед какими крепями или топкими местами, в которые уходят подранки.