Внешние экономические отношения Австрии

Мысль о европейской интеграции глубоко коренится в сознании австрийцев. Возможно, этому способствовало то, что Австро-Венгерская монархия была многонациональным государством и поэтому именно в Австрии отчетливее, чем в любом другом государстве, проявилось стремление к более интенсивному сотрудничеству европейских народов. Распад монархии и возникновение маленькой Альпийской республики не только не ослабили эти стремления, но, наоборот, усилили их; не в последнюю очередь это произошло по экономическим соображениям.

Восстановление республики в 1945 году, несмотря на ощутимые последствия второй мировой войны, проходило в более благоприятных условиях, чем основание Первой республики. Оккупационные державы отдавали себе отчет в том, что Австрии в первую очередь надо оказать экономическую помощь, для того чтобы поддержать ее и в будущем как самостоятельное государство.

Пожалуй, самым важным шагом к европейской интеграции, и, следовательно поддержанию более тесных контактов Австрии со странами-соседями, явилось создание 18 апреля 1951 года Европейского объединения угля и стали, а также подписание 25 марта 1959 года Римских договоров о создании Европейского экономического сообщества и Евратома – решения, которые представляли собой ядро экономической интеграции Европы и одновременно ставили в тяжелое положение те европейские государства, которые находились вне этого сообщества.

Члены Европейского сообщества согласно Римским договорам не обладают полным суверенитетом в проведении экономической и социальной политики. Отдельные вопросы переданы странами-членами в органы сообщества (комиссия, совет, парламент, суд) практически полностью, другие — лишь частично. В этом отношении решения сообщества конкурируют с политикой его членов. Соответственно, последствия интеграции в различных сферах экономической и социальной политики существенно различаются. Быстрее всего утвердился общий рынок промышленных товаров. Внутренние пошлины устранялись по большей части планомерно, общая внешняя таможенная граница была возведена раньше.

Сельское хозяйство с самого начала являлось особым сектором для ЕЭС. Либерализовать его было нельзя: считается, что оно нуждается в защите со стороны государства. Тем не менее создать общий рынок на сельскохозяйственную продукцию было необходимо. Сообщество в лице комиссии и совета получило поэтому в области аграрной политики самые большие полномочия. Аграрная политика в определенной степени стала главной для ЕС в целом. Целью было провозглашено сохранение крестьянских хозяйств стран-членов оказанием содействия в рационализации, защите от конкуренции со стороны заокеанских производителей сельскохозяйственной продукции в первую очередь, а также от более низких цен мирового рынка. Чтобы гарантировать доход европейским крестьянам, примерно равный доходам работников других секторов, были установлены единые цены на общем рынке сообщества, а цены на импортные продукты подняты за счет специальных надбавок. Эти надбавки не устанавливаются в процентах тарифами, а являются переменной величиной, зависящей от разницы между административно установленной внутренней ценой ЕЭС и ценой импортных продуктов.

Европейским сельским товаропроизводителям, экспортирующим свою продукцию, возмещается разница между внутренней ценой ЕЭС и более низкими ценами мирового рынка. Средства на эти цели предоставляются общим Аграрным фондом. В начале 80-х гг. через Аграрный фонд было передано свыше двух третей всех средств, находящихся в распоряжении Европейского сообщества. К началу 80-х гг. свыше 90% сельскохозяйственной продукции проходило через 24 общие организации, контролирующие соответствующие рынки. Таких организаций нет только по алкоголю и картофелю.

Механизм совместных аграрных рынков после определенного переходного периода будет распространен также на новых членов сообщества. Организации работают на различных принципах. 72% из них, ведающие большей частью основных продуктов питания и важнейшими видами овощей и фруктов, основаны на принципе поддержания цен. Сложная система расчетных, пороговых и интервенционных цен гарантирует сельским товаропроизводителям скупку продукции государственными складами, как только цена опускается ниже предела интервенционной цены. Расчетная цена есть некая заданная величина, которая не всегда достигается в действительности.

Пороговая цена – та, по которой сельскохозяйственная продукция может ввозиться в страны “общего рынка”. Она ниже расчетной цены: в ней не учитываются транспортные расходы и страхование товара, которые добавляются к цене ввозимого товара.

Таможенные барьеры, которые были воздвигнуты вокруг ЕЭС, привели к дискриминации экспортной экономики других европейских государств, так что они оказались перед необходимостью принятия мер по защите своей внешней торговли. Поэтому произошло образование Европейской ассоциации свободной торговли. В ней приняли участие Англия, Швеция, Норвегия, Дания, Австрия, Швейцария, Португалия, наконец, в качестве ассоциированного члена также Финляндия, то есть те государства, которые поддерживали самые тесные экономические связи со странами ЕЭС и которые больше всего страдали от таможенного и торгово-политического раскола Европы.

Уже через год после своего образования среди членов ЕАСТ стало расти понимание того, что ассоциация не выполняет одной из главных своих задач, а именно устранения экономической отсталости стран-членов ЕАСТ путем сотрудничества с “шестеркой”.

С 1970 г. Европейское сообщество проводит определенную политику в области рыболовства с целью регулировать доступ рыбаков из континентальной Европы к отдаленным местам рыбного промысла в зоне влияния новых потенциальных членов (тогда помимо Дании, Великобритании и Ирландии вне ЕЭС оставались еще Норвегия и Исландия) и согласовывать претензии отдельных стран-членов с точки зрения изменившегося правового статуса территориальных вод (расширение 6- и 12- мильных прибрежных зон до 200 морских миль), а также пресекать чрезмерный лов рыбы. После длительных переговоров был достигнут компромисс, который сохранил за рыбаками стран Европейского сообщества 12-мильные зоны, установил обязательные для всех ежегодные квоты улова на остальных участках моря.

Аграрная политика и политика в области рыболовства всегда является отчасти политикой в отношении регионов. Проведение такой политики не было явно включено в задачи сообщества Римскими договорами: выравнивание уровней жизни в регионах рассматривалось, скорее, как побочный продукт “общего рынка”. Однако, в 1975 г. сообщество основало Европейский региональный фонд. Уже вторая группа стран-участниц при вступлении в сообщество настаивала на том, чтобы особо отсталым регионам была выделена помощь для перестройки их экономической структуры.

Региональная политика в широком масштабе служит целям социальной политики или усилиям по созданию новых рабочих мест. Сообщество должно в первую очередь дать социальную гарантию права свободного передвижения и выбора места жительства (это относится к числу важнейших достижений ЕЭС) и содействовать мобильности населения. Согласно договору ЕЭС граждане одной страны сообщества, работающие в другой стране, с точки зрения социальных и профессиональных прав приравниваются к гражданам последней; гарантии социального страхования также сохраняются.

Более значима внешнеторговая и валютная политика. Различаются они одним важным моментом: в области внешней торговли сообщество обладает полным суверенитетом. С 1968 г. оно определяет тарифные ставки, с 1973 г. участвует в ГАТТ и заключает торговые договоры и соглашения о сотрудничестве с третьими странами.

В сфере же валютной политики участники ЕЭС имеют право принятия самостоятельных решений и сотрудничают только по собственному желанию. Соглашения о кооперации заключаются с европейскими странами, которые выражают намерение вступить в сообщество (первое соглашение такого рода состоялось в 1961 г. с Грецией), а также с бывшими колониями, сначала французскими, затем и британскими.

Большое значение для Европы имели соглашения о свободе торговли, которые сообщество после приема Великобритании заключило с остальными членами ЕАСТ (Австрией, Исландией, Норвегией, Финляндией, Португалией, Швецией и Швейцарией). Они предусматривали планомерное снижение тарифов между ЕС и ЕАСТ до 1977г. Федеральное правительство Австрии сделало соответствующие выводы из коренным образом изменившейся после заявления Англии о ее намерении вступить в ЕЭС ситуации и 31 июля 1961 года сообщило, что Австрия также готова начать переговоры об участии в общеевропейском рынке и в этих целях добиваться таких экономических соглашений, которые, в частности, учитывали бы ее торгово-политические интересы, и брать на себя только такие обязательства, которые соответствовали бы ее внешнеполитическому статусу.

Исходя из своего внешнеполитического статуса и учитывая тот факт, что, помимо Англии, за это время о намерении вступить в ЕЭС заявила и Дания, а Норвегия изучала вопрос о своем вступлении, Австрия усилила свои контакты с остальными нейтральными странами-членами ЕАСТ (Швейцарией и Швецией).

Подходящей формой для решения задач в области экономики, транспорта, коммуникации и культуры будет конкретное сотрудничество на региональном уровне.

В качестве особенно наглядного примера такого сотрудничества на региональном уровне можно привести механизм сотрудничества, известный под названием “Пентагоналия”, который объединил Австрию, Италию, Югославию, Венгрию, а в настоящее время и Чехословакию. Эти страны стремятся на основе своих традиционных добрососедских отношений осуществлять совместные проекты в областях, которые, в отличие от сугубо двустороннего сотрудничества, могут дать конкретные преимущества. К ним относятся проекты в области экологически чистого пользования энергией, охраны окружающей среды, в сфере экономики, транспорта, культуры, науки и информации, а также образования. Некоторые из этих проектов приобрели уже конкретные формы. Кроме того, встречи представителей этих пяти стран являются и форумом для обсуждения вопросов, касающихся европейской политики. Так, например, на встрече СБСЕ по человеческому измерению в Копенгагене было внесено совместное предложение этих стран по столь важной теме, как защита национальных меньшинств.

Сотрудничество на региональном уровне наложит свой отпечаток на Европу будущего и другим образом, вне национального государственного уровня, в форме сотрудничества между странами и районами, регионами и общинами. Эта форма сотрудничества также является особенно ценной для устройства европейского дома.

Формы сотрудничества на региональном уровне нельзя понимать как создание новых блоков или новых союзов. Они не направлены против кого-либо, а, наоборот, способствуют путем решения специфических проблем в малых регионах облегчению сотрудничества в большом регионе. Они призваны содействовать благоустройству Европы во всем ее разнообразии.