Внутренняя миграция в России

Интенсивность миграционных перемещений, ситуация в динамике 1990-2010

Интенсивность внутренних перемещений после резкого сокращения в 1990-е годы и стабилизации в 2001-2008 годах на уровне около 2 миллионов человек прибывших на новое место жительства в 2009 году вновь стала снижаться (рис. 2.1). До этого наименьшее число «внутренних» мигрантов, переезжающих на новое место жительства внутри России, было зарегистрировано в 2005 году – 1911 тысяч человек, в 2009 году оно опустилось ниже 1708 тысяч человек, что на 226,7 тысячи человек, или на 11,7% меньше, чем в 2008 году. Если в 2007 году число «внутренних» мигрантов России составляло 141 в расчете на 10 тысяч человек постоянного населения, то в 2009 году – 120[10].

В январе-июне 2010 года число мигрантов внутри России увеличилось на 62,9 тысячи человек, или на 8,4% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года (810,5 тысячи человек против 747,6 тысячи человек, или 115 против 106 против на 10 тысяч человек), хотя это и ниже, чем было в январе-июне 2008 года (889,7 тысячи человек, или 126 на 10 тысяч населения)[11].

Число мигрантов, перемещающихся в пределах России, 1979-2010 гг

Рисунок  2.1 - Число мигрантов, перемещающихся в пределах России, 1979-2010 годы, тысяч человек, зарегистрированных при прибытии[12]

Внутренние перемещения в большей степени сохраняют сезонный характер, по сравнению с внешней миграцией. Наибольшее число регистрируемых перемещений приходится обычно на сентябрь-октябрь, наименьшее – на май, хотя в отдельные годы меньше всего прибывших из числа внутренних мигрантов регистрируется в первые месяцы года (рис. 2.2-2.3).

Число мигрантов, перемещающихся в пределах России,  2000-2010 гг

Рисунок 2.2 - Число мигрантов, перемещающихся в пределах России, по месяцам 2000-2010 годов[13]


Откуда и куда едут внутренние мигранты, регионы-получатели и регионы-доноры

Интенсивности миграционных перемещений внутри Российской Федерации (с учетом внешней миграции) можно определить по количеству прибывших и выбывших в российских регионах в расчете на 1000 человек населения (рис. 2.3).

В 50 из 83 регионов-субъектов федерации интенсивность выбытия в первом полугодии 2010 года была выше, чем в среднем по России – 11,6‰ (то есть на 1000 человек). Наиболее высоким относительным числом выбывших отличается, как и не раз в прошлом, Чукотский автономный округ (33,2‰). Несколько ниже интенсивность миграционного оттока из Республики Калмыкии (29,1‰), Ямало-Ненецкого автономного округа (28,2‰) Магаданской области (26,4‰), республик Бурятия, Карачаево-Черкессия, Коми, Хакасия, Саха (Якутия), Мурманской и Тюменской областей, Ханты-Мансийского автономного округа - Югры (от 20 до 24‰). Ниже всего интенсивность выбытия в январе-июне текущего года была, как и прежде, в Москве, хотя и несколько ниже, чем за тот же период прошлого года (3,4 против 2,7‰), а, кроме того, в Санкт-Петербурге (6,4 против 5,2‰).

Интенсивность въезда была выше, чем в среднем по России – 12,9‰, - в 37 субъектах федерации. Наиболее высокой она, как и прежде, была в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре (около 27 прибывших на 1000 человек против 24 за тот же период прошлого года), а также в республиках Тыва (25), Калмыкия (24), Камчатском крае, Ямало-Ненецком автономном округе и Тюменской области в целом (примерно по 22-23 прибывших на 1000 человек)[14].

Мигранты в регионах-субъектах Российской Федерации, 2010 год

ЦФО - Центральный Федеральный Округ СЗФО -Северо-
Западный Федеральный Округ
ЮФО –Южный Федеральный Округ ПФО –Приволжский Федеральный Округ УФО –Уральский Федеральный Округ СФО –Сибирский Федеральный Округ ДФО -Дальне-
восточный Федеральный Округ

Рисунок 2.3 - Мигранты в регионах-субъектах Российской Федерации, 2010 год, на 1000 человек населения[15]

В абсолютном выражении больше всего прибывших в регион за январь-июнь 2010 года было зарегистрировано в Московской области (68,4 тысячи человек против 61 тысяч человек за тот же период 2009 года и 71 тысячи человек в 2009 году). На второе место по-прежнему выходит Москва (48,8 против 38,0 и 38,5, соответственно), на третьем месте - Тюменская область (39,6 против 34,1 и 40,8), далее - Краснодарский край (37,9 против 36,6 и 46,2), Санкт-Петербург (30,5 за январь-июнь 20010 года) и Республика Башкортостан (30,2)[16].

Как и в целом по России, во всех ее регионах преобладают внутренние миграционные потоки (рис. 2.4).

Интенсивность иммиграции из-за пределов страны в январе-июне 2010 года выше всего была в Камчатском крае (8,9 прибывших на 1000 тысяч человек постоянного населения), Ханты-Мансийском автономном округе Югре, Калужской и Тюменской областях (4-5). В абсолютном выражении больше всего иммигрантов за январь-июнь 2010 года прибыло в Московскую область (9,6 тысячи человек), Тюменскую область (7,1), Москву (6,7), Краснодарский край (3,4 тысячи человек), Самарскую область (3,3)[17].

Число прибывших из других регионов России больше всего за первое полугодие текущего года было зарегистрировано также в Московской области (58,7 тысячи человек против 49,8 тысячи человек за тот же период 2009 года). Значительным оно было в Москве (41,4)[18], Краснодарском крае (34,1), Тюменской области (32,3 тысяч человек). В остальных субъектах федерации оно не достигало 30 тысяч человек[19].

«Внутренние» и «внешние» мигранты в регионах-субъектах РФ на 2010 год

ЦФО - Центральный Федеральный Округ СЗФО -Северо-
Западный Федеральный Округ
ЮФО –Южный Федеральный Округ ПФО –Приволжский Федеральный Округ УФО –Уральский Федеральный Округ СФО –Сибирский Федеральный Округ ДФО -Дальне-
восточный Федеральный Округ

Рисунок  2.4 -  «Внутренние» и «внешние» мигранты в регионах-субъектах Российской Федерации, 2010 год, в пересчете на год, на 1000 человек населения[20]

За счет миграционного обмена с другими регионами России в 2010 году увеличивалось население лишь 16 регионов (в январе-июне 2009 года – 19, 2008 года – 23), прежде всего, Московской области (6,5‰ в пересчете на год), Санкт-Петербурга (6,0‰), Москвы (4,7‰), Краснодарского края (3,8‰), Ленинградской области (2,8‰), Новосибирской области (2,1‰)  и Республики Ингушетии (1,9‰). В других регионах миграционный прирост не достигал 1,5%[21].

66 регионов теряли часть своего населения в миграционном обмене с другими регионами России. Наиболее интенсивная миграционная убыль характерна уже в течение многих лет для Чукотского автономного округа (-16‰) и Магаданской области (-10‰). Высока миграционная убыль населения Республики Коми, Ямало-Ненецкого автономного округа и Мурманской области (-8-9‰)[22].

«Внутренняя» и международная нетто-миграция в регионах-субъектах РФ на 2010 г

ЦФО - Центральный Федеральный Округ СЗФО -Северо-
Западный Федеральный Округ
ЮФО –Южный Федеральный Округ ПФО –Приволжский Федеральный Округ УФО –Уральский Федеральный Округ СФО –Сибирский Федеральный Округ ДФО -Дальне-
восточный Федеральный Округ

Рисунок 2.5 - «Внутренняя» и международная нетто-миграция в регионах-субъектах Российской Федерации, на 2010 год в пересчете на год, на 1000 человек населения[23]


Территориальная подвижность населения сельских "миров" России

Одним из крупных сельских "миров" считается Северный Кавказ, а самые маленькие «сельские миры» имеют размер небольшого глухого таежного поселка где-то в Сибири. Анализ возвратных миграций сельского населения Северного Кавказа проводился в 2009 году, исследовалось четыре разных районах Ставропольского края, которые отражают практически все типы сельского расселения региона. Похожая со Ставропольем ситуация наблюдается на Кубани, равнинных и предгорных районах северокавказских республик, юге Ростовской области. Эти регионы характеризуюся высокой плотностью населения, крупноселенностью расселения, полной транспортной доступностью, насыщенностью маршрутами общественного транспорта и повышенной обеспеченностью личным автотранспортом. Периодически (с частотой раз в год и чаще) в районном центре бывают все опрошенные жители сел Ставрополья(табл. 2.1)[24]. В пределах края перемещаются с указанной частотой 73-75% респондентов (по направлению:  Ставрополь, соседние села района, а также другие города и села края). 35% опрошенных регулярно посещают соседние регионы, а именно регионы Северного Кавказа за исключением Адыгеи и Ингушетии. Это свидетельствует о достаточно высоком уровне межрегионального общения[25].

Однако только 13% респодентов выезжают за пределы Северного Кавказа, чего уже недостаточно для диалога между регионами.

Таблица 2.1

Доля регулярно выезжающих сельских жителей от всех опрошенных* в начале 2000-х годов, %[26]

Регион

в районный центр

в региональный центр

в соседние села района

в соседние города и села региона

в соседние регионы

в Москву

в другие регионы

Ставропольский край

100

74

75

73

35

7

13

Воронежская область

97

65

87

33

13

7

2

Калужская область

95

66

60

32

49

61

2

Кировская область

92

95

75

9

5

4

6

Архангельская область

86

39

37

33

8

0

3

Башкортостан

н.д.

71

68

59

19

4

10

Алтайский край

н.д.

63

41

21

14

1

4

Иркутская область

93

31

33

18

4

1

3

Хабаровский край

н.д.

90

36

26

0

2

6

Российская Федерация

95

74

63

43

27

11

12

Источник: данные массового анкетного опроса * за исключением затруднившихся ответить

Следует отметить, что число сельских жителей Северного Кавказа, которые выезжали за пределы своего региона, в постсоветский период значительно сократилось, приблизительно в 2,5 раза. Уменьшилось и количество всех видов внутрикраевых поездок (по разным направлениям на 3-15%). Таким образом, Северный Кавказ за последние 15-20 лет значительно отдалился от России, сохранив внутренние связи (табл.2.2)[27].

Таблица 2.2

Доля регулярно выезжающих сельских жителей от всех опрошенных* в конце 1980-х годов, %[28]

Регионы

в районный центр

в региональный центр

В соседние села района

в соседние города и села региона

в соседние регионы

в Москву

в другие регионы

Ставропольский край

97

81

78

75

50

20

33

Воронежская область

98

57

92

45

13

17

10

Калужская область

100

84

73

50

62

83

7

Кировская область

92

95

82

50

19

18

23

Архангельская область

93

60

31

41

8

11

28

Башкортостан

н.д.

82

83

70

31

7

18

Алтайский край

н.д.

85

75

37

28

3

21

Иркутская область

97

74

57

28

25

8

14

Хабаровский край

н.д.

90

н.д.

33

39

5

25

Российская Федерация

95

84

72

57

41

23

30

Источник: данные массового анкетного опроса *за исключением затруднившихся ответить

В Черноземье в постсоветский период распался единый "сельский мир". В этом регионе миграционные связи изучались на примере крупнейшего сельского региона Центрального Черноземья - Воронежской области. Здесь современные возвратные миграции в значительной степени замкнулись в пределах своего района. Внутрирегиональные поездки совершает регулярно только третья часть опрошенных. А в соседние области выезжает только каждый восьмой, и то только в крупные города (Ростов-на-Дону, Липецк, Волгоград). Связей с сельской местностью других регионов Черноземья не отмечено[29].

В Нечерноземье Европейской части России основную роль в миграционных процессах играет близость Москвы. Поэтому для изучения различий в Нечерноземье исследование проводилось как в "околомосковской" Калужской области так и в "удаленной" Кировской области. Что касается первого варианта, то сельский "мир" как таковой там распался до уровня отдельной деревни, сельсовета. Сельское население Калужской области уменьшалось десятилетиями, и сейчас в ряде районов окружающих Москву областей осталось 2500-5000 сельских жителей, а плотность населения опустилась ниже 5 чел./км2. Основная масса населения Нечерноземья почти не осуществляет никаких поездок. Соседнее село, райцентр, областной центр "трезвое" трудоспособное население часто посещает только проездом по пути в Москву. Единственным местом, где был практически каждый опрошенный селянин Калужской области остается только районный центр, где находится ближайший рынок и совокупность районных организаций[30].

На территории нынешней Кировской области в ХХ веке сельское население сократилось в 5 раз. Это привело к значительной локализации "сельских миров", которые замкнулись в границах административных районов. В этом регионе следует отметить высокую территориальную подвижность в пределах административного района, что связано в первую очередь с тесными семейными связями внутри традиционного сельского общества. Киров можно назвать единственным большим городом в регионе, поэтому внутрирегиональные поездки направлены по большей части в областной центр[31].

Сельские "миры" Европейского Севера - это отдельно существующие деревни. Характер расселения имеет тип очагового и в прошлом определял слабые контакты между деревнями в разных частях региона. Транспортная доступность отдельных поселений здесь намного ниже, чем в Черноземье или на Северном Кавказе. На Европейском Севере детально изучены были три сельских района Архангельской области, что позволяет достаточно полно судить о процессах в этой части России[32].

В окрестностях Архангельска необходимо отметить факт увеличения движения так называемых маятниковых мигрантов, а именно учебных и трудовых. В других районах области возвратные миграции обозначают обычные поездки в районный центр. За пределы своего района в данное время выезжает третья часть респондентов, а каждый седьмой опрошенный вообще не выбирается из своей деревни. Информация о событиях, происходящих за пределами района поступает только с редкими приезжими.

Дальний Восток России представляет собой территории, где как таковых территориальных общностей населения и не сформировалось. Есть обобщающее понятие "дальневосточник". Это слово порождает образ несчастных людей, которые живут в современных непростых условиях Дальнего Востока. Однако на деле районы настолько удалены друг от друга и столь транспортно труднодоступны, что крупные устойчивые территориальные общности населения - сельские "миры" возможны только на юге региона[33].

Ключевой регион на Дальнем Востоке – это Хабаровский край, в нем можно встретить все типы сельского расселения этой части России. Исследование проводилось в трех районах Хабаровского края. Каждый район представляет свой сельский "мир". Хабаровский район – это крупнейший на Дальнем Востоке район сплошного сельского расселения, где проживает каждый третий сельский житель Хабаровского края. Территориальная подвижность населения достаточно высока по отношению к городу, а вот отношения между соседними селами достаточно слабы. Большинство из опрошенных – не являются коренными жителями района. Подчиненное пригородное положение не дает сформироваться сельскому "миру" как самодостаточному явлению. Нанайский район имеет приречный очаговый характер расселения, где внутрирайонные миграции велики. Семейно-дружественные традиции у нанайцев выше, чем у русских. Последние, в большинстве своем, некоренные жители.

Потенциальная миграция из сельских "миров". Решение проблем своих детей, улучшение их жизни, многие сельские жители видят в их переселении в города. Нежелание оставлять их жить в сельской местности является прямым следствием сложившейся социально-экономической ситуации в сельской местности. 54% от всех опрошенных хотят, чтобы их дети уехали в города - это резерв для урбанизации в России (табл.2.3)[34]. Наибольший процент таких желающих в русских регионах Европейской России. Особенно в Калужской области, где рядышком находится Москва, манящая роскошью и  достатком. В Архангельской области крупные города далеко, а детей немного, поэтому у жителей велико желание оставить их рядышком возле себя.

Таблица 2.3

Хотели бы вы, что бы ваши дети жили в сельской местности? (% от всех опрошенных)[35]

Российская Федерация

Ставропольский край

Воронежская обл.

Калужская обл.

Кировская обл.

Архангельская обл.

Республика Башкортостан

Алтайский край

Иркутская обл.

Хабаровский край

Усть-Ордынский Бурятский АО

да

25,8

22

20

6

19

32

39

30

31

53

36

скорее да, чем нет

8,1

7

7

10

13

11

15

8

2

2

3

скорее нет, чем да

14,7

16

18

38

25

5

8

4

5

2

3

нет

39

45

38

40

19

39

31

46

51

25

41

другие ответы

2,3

3

3

2

2

4

3

4

10

2

16

затрудняюсь ответить

10,1

8

14

4

22

9

4

9

12

16

0

Источник: данные массового анкетного опроса

Интересно, что башкиры, буряты, нанайцы и татары склоняются к мнению, что лучше всего, чтобы их дети имели хорошее образование и достойный уровень жизни, но проживали в сельской местности. В сибирских регионах мнение обратное – детей следует отправлять в город, там лучше. Для сравнения: в Бурзянском районе 60% опрошенных хотели бы жить вместе с детьми, в Нанайском районе таких желающих 55%, а вот в Тарусском районе Калужского региона, который граничит с Московской областью – только 3,5% опрошенных. Подобное положение вещей и в лесном Братском районе - 24%. К тому же, желая переезда в город своим детям, большинство респондентов не хотят покидать свои села сами (63%)[36]

Проблемы и перспективы внутренней миграции России

Внутренняя миграция в нашей стране сейчас находится на уровне конца XIX века. Россияне меняют место жительства в три раза реже, чем они делали это во времена СССР. Обмен населения между регионами почти прекратился.

Граждане переезжают лишь из сельской местности в крупные города и со всей страны в Москву. Такие данные были приведены на состоявшемся недавно в Общественной палате «круглом столе», посвященном внутренней миграции в нашей стране. Интенсивность миграции снизилась даже по сравнению с советскими временами, когда переезд с места на место был затруднен идеологическими и бюрократическими преградами.

Статистика внутренней миграции основана на данных регистрации по месту жительства, в этой части она не очень полна. Зачастую люди, которые переселяются из одних регионов в другие, проживают и работают в других городах по нескольку лет, почти не выезжая к месту своей "прописки", могут не иметь никакой регистрации по месту их фактического жительства. Поэтому миграционная статистика в России, базирующаяся на данных регистрации по месту жительства, очень многих людей "не видит". Но даже эта не совсем полная статистика показывает спад, сокращение миграции наполовину, начиная с 1990-х годов. Мы не знаем, насколько это сокращение реально, а насколько это просто вытеснение миграции на постоянное место жительства временными формами миграции, которые не фиксируются действующими инструментами статистики. С этой точки зрения, наша статистика, основанная на регистрации, в значительной мере дефектная. Удивительно, что она, например, никак не прореагировала на экономический рост, который наблюдался в течение 2000-х годов. Регистрируемая миграция будто замерла на одном уровне, не шла ни вниз, ни вверх. Что касается сопоставления с другими странами, миграция между регионами в США составляла в 2005 году 26 человек на 1000 населения, в Австралии – 17 на 1000, а в России – 5,7 на 1000[37].

Хочу сказать, что напрямую цифры нельзя сопоставлять, в разных странах под миграцией подразумевается разное. Далеко не каждый переезд считается миграцией, например, в России перемещение из одного сельского населенного пункта в другой в пределах административного района не является миграцией, а в других странах могут действовать иные критерии. Влияют размеры административных единиц, между которыми оценивается миграция. Поэтому напрямую сопоставлять частоту миграционных перемещений нельзя, это не вполне корректно. Сопоставления между разными странами затруднены даже в пределах ЕС. Считается, что у нас миграционная мобильность ниже, чем в США. Это, наверное, действительно так, но говорить, что она в 3 или 7 раз отличается, неправильно.

Конечно, мигрант имеет свое "лицо". Более часто в миграции участвуют молодые люди, начиная от поступления в институт и заканчивая возрастом активного поиска работы, до создания семьи, то есть с 18 до 30 лет. Это пик миграционной активности. Это свойственно не только России, в других странах тоже чаще молодые люди меняют место жительства. Зачем едут? За работой. Из экономически депрессивных регионов в крупные города, в динамично развивающиеся регионы, сейчас это Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Самара, Новосибирск. Это десяток крупных городов, которые "делают погоду" на всем миграционном поле страны. Лидер среди них, конечно, Москва, столичный регион.

Неразвитость инфраструктуры как одна из причин низкой миграции тоже имеет место быть, но это не сильно изменились с советского времени. Сильно выросли цены на билеты – это да. Очень важно сейчас - недоступность жилья. На мой взгляд, роль ограничителя, который раньше играла прописка, теперь играет дороговизна жилья в крупных городах. Человек, который приезжает поработать, скажем, молодой специалист, должен часть своего дохода отдать за аренду комнаты. В Москве из 30 тысяч рублей он должен отдать 15 тысяч[38]. В других городах цены другие и зарплаты другие, но соотношение зарплаты с ценой аренды жилья схожее. Если в крупный город едет семья, зарплата одного человека идет на аренду жилья, а второй зарабатывает на все остальное. В этих условиях либо зарплата второго члена семьи должна быть очень высокая, тогда в будущем можно будет получить кредит, накопить какие-то средства на первоначальный взнос, либо они должны постоянно находиться в положении съемщиков жилья, чтобы решить эту проблему. Действительно, это барьер. А продать что-то в маленьком городе или селе – это ничего не даст в плане средств на покупку жилья в крупном городе, цены различаются в разы, на порядок.

Государственной стратегии нет. Я считаю, лучше чтобы государство не имело стратегий. Как наше государство начинает разрабатывать стратегии, куда-то вмешиваться, то все становится еще сложнее.

Что же делать государству с внутренней миграцией, как ею управлять, Никак ею не надо управлять, надо снимать барьеры для людей на рынке жилья, административные барьеры в виде прописки... Я не говорю, что прописка совсем не нужна, но она должна трансформироваться и не мешать людям жить.