Генезис и развитие российской геополитической мысли

Уникальность геополитического пространства и географической среды России стимулировали относительно ранее зарождение и интенсивное развитие политической географии в Российской Империи. В середине XVIII в. немецкими учеными, служившими в России, Х. Н. Винцгеймом и Г. В. Крафтом были опубликованы учебники и труды, с описанием географической среды, природных условий, границ, территориально-административного деления, населения, его занятий, судебной, церковной, военной систем России и др.

Заложенный немецкими ученными фундамент политической географии продолжили в XIX в. К. Ф. Герман, К. И. Арсеньев. Е. Ф. Зябловский, который выделил четыре части политической географии:

1. части света, на которые делиться земной шар, и принадлежность государства к ним;

2. административно-территориальное устройство и форма правления стран;

3. характеристика населения (численность, размещение, плотность, язык, культура, религия, национальный характер);

4. виды хозяйственной деятельности (способы народного пропитания).

К. Арсеньев разделил Россию на 10 агроклиматических, хозяйственных зон-пространств, дал оценку состоянию границ российского государства, исследовал процесс пространственного расширения России. Колонизуемые земли Арсеньев считал вспомогательной силой «одной главной и великой силы, заключавшейся в собственно русских землях.… Это есть великий круг, к коему все прочие части Империи примыкают, как радиусы в разных направлениях, ближе или дальше, и содействуют более или менее в нерасторгаемости одного».  Вывод  о том, что Россия и колонизируемая периферия, является первой геополитической схемой, появившейся задолго (1848г.) до европейской геополитики.

В конце XIX─начале XX вв. в области политической географии заметный след оставили В. П и П. П. Семеновы- Тян-Шанские, В. И. Ламанский, А. И. Воейков и др. В их трудах исследованы Евразия как единое историко-культурное и территориально-политическое пространство, положение России как «среднего мира» в Евразии, даны характеристики районов земного шара, особенности развития человеческих организаций, обусловленных географическими и природными условиями и др.

Выдающим специалистом по политической географии и геополитике этого периода был В. П. Семенов-Тян-Шанский. В работе «О могущественном территориальном владении применительно к России. Очерки политической географии»(1915г.) он проанализировал территориальное пространство России, его достоинства и недостатки, выделил две зоны и 19 районов как цельных в политико-географическом отношении территорий. Рассматривая геополитические закономерности развития человечества, Семенов-Тян-Шанский выделил три типа территориальных систем политического могущества: «кольцеобразная» (средиземноморская), «клочкообразная» (колониальные империи), «чрезматериковая» (Россия). Глобальная территориально-политическая система будет сочетанием этих трех исторических форм, а также государств-буферов на их стыках.

В конце XIX в. идеи биолого-географического детерминизма в развитии цивилизации развивали Н. Данилевский и К. Леонтьев. Данилевский утверждал, что цивилизации развиваются как живые организмы, проходят стадии возмужания, дряхления и гибели. Географическая среда определяет специфику и уникальность цивилизации. Особенности географического пространства, населения, культуры, национального характера славянских народов определяют широкие исторические перспективы славянской цивилизации. Опираясь на выводы Данилевского, К. Леонтьев обосновал положение о России как центре Евразийского пространства, который должен стать центром христианского мира, объединится с восточными странами и превратиться в мощную евразийскую державу.

Русскими учеными в конце XIX- начале XX вв. разрабатывались такие проблемы, как «национальные интересы», «национальная политика», связь авторитарных режимов с войнами, влияние общества на внешнюю политику государств, создание систем «европейского равновесия» и коллективного отпора агрессору, концепция освоения Средней Азии и Дальнего Востока и др. В первые годы советской власти приверженцы геополитики продолжали исследование геополитического пространства страны, вырабатывала рекомендации по укреплению границ, размещению производственных сил, освоению Сибири, Дальнего Востока, Казахстана и т.д. предметом анализа были и западные геополитические концепции, особенно «немецкая геополитика».

Геополитическая тематика нашла отражение  в теории международных отношений, экономической географии, в курсе политической и экономической карты мира и др. В работах И. А. Витвера, Б. Н. Семеновского, А. И. Шигера и др. содержится типология стран мира, изменения территориально-политической карты мира в XX в., характеристика природно-климатических зон, ресурсов, экономических районов планеты, а также динамика народонаселения, его этнический, языковой, религиозный состав, состояния воздушного, морского, сухопутного пространства и транспортных систем и дт. В теории международных отношений признавались и разрабатывались такие геополитические категории, как национальные интересы, национальный суверенитет, сила и баланс силы, центры силы, а также принципы функционирования ООН и региональных интеграционных структур и др.

В 20-30-е гг. за рубежом сформировались течение евразийства, представителями которого были Н. С. Трубецкой, П. Н Савицкий, Г. В. Вернадский, Г. Ф. Флоровский и др. Основные положения евразийской концепции:

      ·    Евразия – особое целостное географическое пространство, расположено на путях двух колонизационных потоков с Запада и Востока, обладающее самобытной культурой, идеологией, исторической судьбой.

      ·    Обладателем и лидером Евразии может только тот, кто владеет степью.

      ·    Евразийское пространство мало соприкасается с Мировым Океаном, что исключает его активное участие в мировом океаническом (колониальном) хозяйстве и обрекает его на автономию, экономическую самостоятельность, самообеспечение. Поскольку Евразия всем самообеспечена, выход к мировому океану не имеет большого значения для нее и означал бы «выход в пустоту».

      ·    Россия является естественным центром (ядром) Евразии, способным объединить вокруг себя другие азиатские народы.

К евразийству был очень близок Л. Н. Гумилев. Он рассматривал историю природы и историю человека в неразрывном единстве. Историческая судьба этноса определяется динамизмом «вмешающего и кормящего ландшафта». Географическими  и природными факторами он объяснил специфическими особенности российского этноса, его культуры, экономики, характер и быта. Как и евразийцы, Гумилев считал, что огромное влияние на народ и государственность оказали степь и степные народы.

В 90-е годы евразийские идеи  нашли много сторонников среди ученых и политиков правого и левого спектра. Также появилось  значительное работ по геополитике таких авторов как А. Дугин, Э. Поздняков, А. Панарин и др., которые придерживаются традиционного взгляда  на геополитику, изучавшую закономерности взаимодействия политики и геопространственных факторов. Другая группа исследователей (К. Плешак, К. Гаджев, К. Сорокин и др.) считают, что предмет, задачи, методология геополитики должны быть родикально изменены. Предметом исследования должно стать все земное пространство, выступают против абсолютизации геопространственных факторов и считают, что внешняя политика и система международных отношений зависит от целого комплекса  материальных, духовных культурных и других сфер жизни.

Высказано немалых положений, предложена методика исследования геополитической ситуации в мире, но в цельной геополитической теории пока не существует.