География нефтяной промышленности

В 1992 г. до начала процесса приватизации около 95% российской нефти добывалось в двух нефтеносных регионах. На долю Западной Сибири приходилось около 70% и Волго-Уральского региона - примерно 25%. Тимано-Печерская провинция, Северный Кавказ, Сахалин и Калининградская область в совокупности обеспечивали примерно 5% нефтедобычи страны.

Западная Сибирь

В 1961 году были открыты Мегионское и Усть-Балыкское нефтяные месторождения, что подтвердило верность прогнозов относительно богатейших запасов нефти в Западной Сибири. За период с 1961 по 1964 гг. открыли еще 27 месторождений, причем 1964 год считается началом промышленного освоения Тюменской нефти. К 1965 г. был веден в эксплуатацию первый магистральный нефтепровод Шаим-Тюмень, а в 1967 г. - трубопровод, связывающий Усть-Балык и Омск.

В 1970 г. объем нефтедобычи в Западной Сибири составлял уже 31.4 млн. тонн, что вывело ее на третье место среди нефтяных регионов России. В тот период добычу нефти осуществляли нефтепромысловые управления (НПУ) Юганскнефть, Сургутнефть, Мегионнефть, Правдинскнефть, Шаимнефть, Нижневартовскнефть и Томскнефть.

За период с 1970 по 1975 гг. объемы добычи нефти выросли более чем в 4 раза и достигли 148 млн. тонн, причем на долю Тюменской области приходилось 141.4 млн. тонн. Активно разрабатывалось Самотлорское месторождение, открытое в 1965 г., обеспечивая стабильный ежегодный прирост объемов добычи. К 1975 г. Западная Сибирь давала примерно 30% всей нефти СССР. В этот период расцвета советской нефтяной промышленности было открыто 22 новых месторождения, в том числе такие гиганты как Федоровское, Когалымское, Холмогорское и др. В 1973 г. было завершено строительства нефтепровода Самотлор-Тюмень-Альметьевск, что позволило доставлять тюменскую нефть в центральные районы страны и экспортировать ее по нефтепроводу «Дружба». К 1980 г. ежегодный объем добычи нефти в Западной Сибири возрос до 312.6 млн. тонн, что составляло около 50% всей нефтедобычи Советского Союза, а максимальный объем добычи на Самотлоре составил в начале восьмидесятых годов около 140 млн. тонн в год.

Волго-Уральский район

В годы первых пятилеток в Волго-Уральском районе были открыты Бугурусланское, Краснокамское, Сызранское и Туймазинское нефтяные месторождения. Советское правительство поставило задачу создания там «второго Баку». В 1932 г. запасы нефти были обнаружены в Ишимбаевском районе Башкирии, и к 1937 г. эта республика давала до 1 млн. тонн в год. В годы войны заводы нефтепромыслового оборудования были эвакуированы из Баку в Волго-Уральский район, что развило и укрепило его промышленную базу.

Первые промышленные запасы нефти в Татарии были обнаружены в 1943 г. В 1948 г. было открыто гигантское Ромашкинское месторождение, а всего за период с 1943 по 1950 гг. было открыто более 20 нефтяных месторождений. К 1960 г. Татария вышла на первое место среди нефтедобывающих регионов Советского Союза - на ее долю приходилось 42.8 млн. тонн из общего объема 147.8 млн. тонн. Максимум добычи был достигнут в 1975 г. и составил 103.7 млн. тонн, после чего начался спад. В 1993 г., когда Татария отмечала 50-летний юбилей своей нефтяной промышленности, объемы добычи нефти составили всего 25.2 млн. тонн.

Из прочих промысловых районов следует отметить перспективные на сегодняшний день Тимано-Печерскую нефтегазоносную провинцию, Северный Кавказ и особенно Каспийский шельф.

Развитие отрасли в советское время

Нефтяная промышленность, как и вся экономика Советского Союза, развивалась крайне неравномерно. Первый кризис произошел в 1977-1978 гг., когда впервые был отмечен резкий спад нефтедобычи в Западной Сибири. В значительной мере это явление объясняется слабостью политики в области геологоразведочных и поисковых работ. Так, с начала семидесятых годов в Западной Сибири быстро нарастали объемы эксплуатационного бурения, тогда как разведочное бурение застыло на прежнем уровне. Такой подход позволял выполнять ежегодные планы по добыче, но был чреват серьезными проблемами в будущем в плане поддержания необходимых уровней добычи. Кризис был преодолен за счет еще большего наращивания эксплуатационного бурения и переключения усилий всей страны на развитие Западной Сибири. В 1982 г. Тюменская область впервые за свою историю не смогла выполнить годовой план по добыче нефти. Спад нефтедобычи продолжался до 1986 г. В 1985 г. добыча на крупнейшем Самотлорском месторождении упала почти на 20 млн. тонн, и, несмотря на все прилагаемые усилия, в последующие годы объемы добычи снижались почти на 10 млн. тонн в год.

К концу 1985 г. 16% скважин простаивали, а качество скважин, в спешке пробуренных после 1977 г., было крайне низким. Отрасль не успевала достаточно быстро осваивать новые месторождения для того, чтобы выполнять планы по бурению и добыче. Второй кризис был вызван неспособностью нефтяной промышленности повысить производительность, и был усугублен несбалансированностью развития Западной Сибири. Он был преодолен за счет традиционных для советского периода «авральных» мер, прежде всего огромного притока капитала и рабочей силы. Повышенное внимание стало уделяться развитию социальной инфраструктуры в Сибири, ведению активных геологоразведочных работ на севере Тюменской области за пределами Среднего Приобья, а также мерам по укреплению технической и сервисной базы отрасли. В результате этих усилий в 1986-1987 гг. падение добычи было остановлено, а новый рекордный максимум нефтедобычи в 570 млн. тонн был достигнут в 1987-1988 гг.

Современное состояние российской нефтяной промышленности во многом усугублено складывавшимся в течение десятилетий отношением бывшего советского руководства к этому ключевому сектору экономики. Традиционно считалось, что он имеет неограниченный потенциал для роста, является основным источником валютных поступлений и важным рычагом внешней политики. На протяжении семидесятых годов центр нефтедобычи в России смещался в восточные регионы за Урал, тогда как основные районы потребления нефти находились в западной части страны. В результате возрастала себестоимость нефти в связи с ведением производственной деятельности в районах с суровыми климатическими условиями и необходимостью транспортировки сырой нефти на огромные расстояния от устья скважины к потребителям.

При освоении такого огромного нефтеносного региона, как Тюменская область первыми на месте работ появлялись нефтяники, и только потом - строители и прочие вспомогательные службы. Такая порочная практика приводила к невосполнимым экономическим потерям. Для того, чтобы выполнить план по добыче нефти, наращивалась добыча на «гигантских» месторождениях, вместо разработки средних и малых. В настоящее время запасы «гигантских» месторождений истощаются, и они обеспечивают уже менее 30% ежегодной добычи.

Широко применявшаяся практика закачки воды в нефтеносные горизонты нанесла непоправимый ущерб многим пластам. Вследствие того, что не уделялось должного значения изготовлению оборудования для добычи нефти, приходится импортировать трубы, инструменты и нефтепромышленное оборудование в обмен на нефть. Так нефтяная промышленность частично начала работать сама на себя. В декабре 1985 г. министр нефтяной промышленности Н. Мальцев направил письмо в ЦК КПСС и Совмин СССР, в котором он предупреждал, что нереалистичные и неоправданные темпы нефтедобычи в скором будущем приведут к краху нефтяную промышленность страны. Однако руководство страны игнорировало эту информацию о состоянии дел отрасли.

Развитие отрасли в постсоветское время

После достижения абсолютного максимума нефтедобычи в 1987 г. начался ее неуклонный спад. К 1994 г. добыча упала на 44%, составив всего 317.2 млн. тонн. В начале 1995 г. простаивало более 22 тыс. скважин из общего фонда в 140 тыс. нефтяных скважин.

Приведенный график наглядно иллюстрирует интенсивность падения объемов добычи в эти кризисные годы. К перечисленным в предыдущем разделе проблемам добавилось ухудшение структуры запасов в сторону высоковязкой нефти, находящейся в пластах с низкой проницаемостью и залегающей на большой глубине. Темпы ввода в эксплуатацию новых месторождений резко снизились, и в девяностых годах ежегодно вводились в эксплуатацию 3-4 месторождения вместо 30-40 в середине восьмидесятых.

В этот период кризис нефтяной промышленности получил дополнительное продолжение. Цены на энергоносители, например нефть и газ, которые контролировались государством, оставались на сравнительно низком уровне, тогда как стоимость оборудования, материалы, строительные, транспортные и прочие услуги стали резко и неограниченно расти. Медленного повышения цен на основные энергоносители, имевшего место на отечественном рынке, оказалось совершенно недостаточно для того, чтобы компенсировать нефтедобывающим компаниям ущерб, наносимый инфляцией. Из-за этого, в частности, становилось все более экономически нецелесообразно вводить в действие низкодебетовые скважины, когда в них возникали технические проблемы.

Ситуацию существенно усложнил кризис неплатежей и падение спроса на внутреннем рынке. Таким образом, если первые два кризиса нефтяной промышленности можно считать в основном технологическими по своему характеру, то современный кризис обусловлен структурными проблемами отрасли и крахом прежней экономической системы.