География путешествий Христофора Колумба

Генуя

В центре Лигурии, у залива, носящего ее имя, обращенная к лазурному морю, лежит Генуя - вольный город, город республика, великолепная Генуя.

По одну сторону от нее простирались плодородные холмистые земли Савоны, по другую - заросли лавра и виноградники Тосканы.

Генуя уже с X века была городом-республикой и играла в истории Срединоземноморья важную роль. Так, в 1099 году генуэзские войска принимали участие в захвате Иерусалима. Позже после длительных боев была сломлена и покорена Пиза. И, несмотря на то, что Генуя потерпела поражение в 1379 году от венецианского войска и была сильно ослаблена набегами османцев, она продолжала оставаться в середине XV века достойнейшим соперником Венеции.

Именно из Генуи в 1291 году начали братья Уголино и Вадино Вивальди свой морской путь в Индию в обход Африки. Они не вернулись назад. Канарские острова, именуемые в античные времена Insulae fortunate (острова блаженных), вторично были открыты генуэзцами, которые долгое время являлись адмиралами Португалии. Колонизацию Азорских островов начали тоже генуэзцы.

Хотя Христофоро провел детство, работая за отцовским станком, все же, видимо, какие-то посторонние влияния направили интересы мальчика в другое русло. Генуя была в то время главной ареной войны между принцем Рене Анжуйским, королем Альфонсо Аргонским и Сицилией за неаполитанскую корону. Часто через городские ворота вливался в город шумный поток ландскнехтов, закованных в доспехи, а в гавани в это время швартовались боевые, великолепного раскрашенные галеры.

Благословенные дни рыцарей миновал - наступало время пушек и по договору оплачиваемых наемников, время многочисленных войн и массовой смерти. Еще большее впечатление производила на маленького Христофоро гавань, где толпились и перекликались люди с разным цветом кожи, в бурнусах, кафтанах, европейском платье, где смешивались ароматы экзотических пряностей и тропического дерева с запахами вялой рыбы, парусов и дегтя. Именно там он узнал, что есть на свете диковинные звери, фантастические растения.

Христофоро не долго оставался сторонним наблюдателем.  Предположительно, уже в четырнадцать лет он плавал юнгой в Португалию, а позже и на Корсику. В то время на лигурийском побережье распространенной формой был натуральный обмен. Доменико Колумбо конечно же участвовал в нем, а сын, Христофоро, помогал ему: он сопровождал маленькое, с латинской оснасткой судно, груженое тканями, в лежащие рядом торговые центры, а оттуда доставлял в Савону сыр и вино.

Высказывание самого Колумба по поводу его тогдашнего положения вызывают сомнения: какой Адмирал Моря-Океана не захочет приукрасить свое прошлое! Например, он сообщает следующие: "Король Рене отправил меня в Тунис захватить галеру Фернандина. Дойдя до острова Сан-Педро, лежавшего у берегов Сардинии мы узнали, что сюда прибыли еще два судна - галера и карака. Люди мои так встревожились, что не стали нападать, а решили вернуться в Марсель за подмогой. Никаким образом я не смог сломить их волю и, с ними якобы согласовавшись, переставил знаки на картушки компаса и поздним вечером поднял паруса. Ранним утром, при восходе солнца, мы были у мыса Картахена, хоть все полагали, что мы идем в Марсель.

Следует подчеркнуть, что команда судна капитана Коломбо, видно состояла из неопытных людей, если они не заметили подвоха, так как тогда даже рядовые матросы умели наблюдать звездное небо и могли определить место нахождения судна после ночной вахты. Но допустим, что рассказ Колумба - правда, тогда неясно, каким образом осталось незамеченным в районе постоянных ветров изменение направления ветра, необходимое для осуществления обмана. За ветром, а особенно за всякого рода его изменениями во времена Колумба следили особенно внимательно.

История скорее всего была рассказана для развлечения придворных, только на это она годилась. К тому же расстояние между Сан-Педро и мысом Картохена около 180 морских миль. Колумб, должно быть, хотел обогатить историю парусного мореплавания еще одним рекордом, если он в одну ночь достиг мыса Картахена, обогнув при этом опасный мыс Фарина. Во всяком случае при критическом осмыслении подобных сообщений не следует забывать, что история дошла до наших дней из достаточно сомнительной Vida del Admurate; (жизнь Адмирала - биография Колумба, написанная сыном Христофора Колумба - Фернандо Колоном) и сейчас абсолютно не доказуемо, написана она собственноручно Колоном или нет. Напротив, известно, что приблизительно в это время Коломбо состоял на службе у генуэзских торговых домов Спинола, Негро и Чентуриони.

Последние имели многочисленные отделения во всем средиземноморье. Без сомнения, Христофоро плавал на судах Чентуриони в Марсель и Тунис, а также неоднократно на греческий остров Хиос, лежащий в сфере влияния Генуи.

31 мая 1476 года из Ноли расположенного близ Генуи, вышел хорошо вооруженный торговый караван, груженый хиосской мастикой. Гавани, куда направлялся ценный груз, находились во Фландрии и Англии. На одном из судов фламандской Бехалла плыл в качестве матроса Христофоро Коломбо.

13 августа около мыса Сан-Висент караван атаковали французские военные корабли под командованием адмирала Гийома Казанова, по прозванию Кулон или Колон. Вполне возможно, что нападение осуществлялось под флагом Карла Смелого, герцога Бургундского и графа Фламандского, воевавшего против французского короля. А может быть, это было самое обыкновенное пиратское нападение? Что же касается сходства фамилии генуэзского матроса и его противника, то оно породило много толков и спекуляций. Однако на дальнейшем жизненном пути будущего дона Христофора Колумба это сходство никак не отразилось. Важно другое - то, что завязалась жестокая битва. Многочисленные ядра с грохотом крушили корабли. Картечью разрывало человеческие тела, они валялись на палубе, окрашенные кровью и огнем в ярко-красный цвет. Фламандцы и генуэзсцы оказались достойными противниками. Погибли и утонули не только сотни людей, но и рядом с тремя генуэзскими погружались в воду 4 пиратских судна.

Согласно легенде, переживший бой Христофоро Коломбо на одном из обломков корабля добрался до порта Лагуша на Португальском берегу.

Здесь спасшихся приютили и снабдили всем необходимым. Позже о них позаботились члены генуэзской колонии в Лиссабоне. Приключение, если оно не вымысел, стало поворотным пунктом в судьбе Коломбо. Не потому, что он перенес смертельную опасность, а потому, что Атлантические воды выбросили потерпевшего крушение, без средств к существованию, но деятельного и любознательного молодого моряка на побережье страны, которая могла предложить наиболее благоприятные предпосылки для развития его талантов.

Португалия

На расстоянии нескольких миль от того места, где, вероятно, выплыл на берег Христофоро, на косе Сагриш, находилась мореходная база, основанная доном Энрике, известным в настоящее время больше под именем Генриха Мореплавателя.

Португалия была в те времена "finis terrae"- западным концом известных континентальных земель, и поэтому, а также, вероятно, благодаря живительным контактам с восточными правителями она стала отправной точкой научно, технического и культурного развития Европы.

Португалия в последнее десятилетие XV века легендарного христианского короля-священника Иоанна, у которого надеялись получить материальную поддержку золотом в войне против наступающих турок, а также поисками морского пути в богатую пряностями и драгоценными металлами Индию, хотя сомнительно, чтобы уже в то время имелось в виду плавание в Переднюю Индию.

Португалия и после смерти дона Энрике продолжала возглавлять состязания за покорение не веданных земель. Королевский дом щедро заключал договоры, на основании которых начинающие первооткрыватели могли за свой счет снаряжать экспедиции. Когда Христофоро Колумбо был выброшен, согласно легенде, на пляж возле Лагуша, раздача подобных концессий даже на заселенные земли была уже обычным делом. Корона бесспорно была заинтересована в постоянном расширение географических знаниях об Африканском континенте, и она требовала ответной услуги. Эта услуга заключалась в том, что все открытые земли становились владениями Португалии, как например, острова Зеленого мыса, которые заселялись в принудительном порядке. А договор, заключенный с Лиссабонским торговым домом Фернана Гомеша в 1469 году относительно использования Гвинейского побережья, содержал статьи, обязывающие Гомеша ежегодно выплачивать короне 200 тысяч мараведи и исследовать за свой счет берег в южном направлении на 100 португальских миль (1 португальская миля6269м). Он должен был нанести все эти земли на карты и по окончании действия договора передать их королевскому дому. Клан Гомешей и состоявшие у них на службе моряки оправдали ожидания. За пять лет своей деятельности в этом наиболее богатом регионе Африки они отправили в Португалию много рабов, а также перца и слоновой кости и дошли в южном направлении до залива Биафра.

В отличие от большинства живших тогда в Португалии генуэзцев Христофор не имел капитала и должен был выбрать менее прибыльную стезю. В начале 1477 года он завербовался в свое первое большое плавание в Бристоль, Голвей и Индию. Путевые заметки того времени, принадлежащие якобы Колумбу, используются часто для того, чтобы поставить под вопрос приоритет первооткрывателя. Противники Колумба заявляют, что сведения по географии и метеорологии тех мест, имеющихся в заметках, не соответствуют действительности.

Напротив, его сторонники, исходя из этих заметок, утверждают, что Колумб побывал в Гренландии и Ньюфаундленде.

Колумб освещает положение вещей таким образом, как это может делать человек, чей духовный мир находиться под влиянием средневекового мировоззрения. Считалось, что если Колумб побывал в Исландии, то он должен был бы там узнать о путешествиях викингов в страну Винланд и, таким образом, уже в то время иметь информацию о существовании лежавшего на западе континента. Другие авторы желающие видеть репутацию Колумба не запятнанной, считали возможным совсем не учитывать этого путешествия. В качестве доказательства они приводили запись из "Корабельного дневника Колумба сделанную 21 декабря 1477 года:

«24 года я плаваю по морю и ни разу ни удалялся от него на долгое время. Я изучил весь восток и запад [Средиземное море]. Я побывал и в северных водах до Англии, потом до Гвинеи... Лас Касас, напротив, цитирует Колумба: В феврале 1477 года я проплыл до островов Туле [Исландия] 100 лиг. Южная часть его отстает от экватора не на 63 градуса, как считают, а на 73 градуса... И этот остров, который столь же велик, как Англия, посещается Англичанами, особенно людьми из Брестоля. В то время, когда я там был, море не замерзало. В разных местах оно поднималось и опускалось с приливом и отливом на 50 брасов.»

Цитата содержит одновременно две ошибки. Во первых, Исландия находится между 64-м и 67-м градусом северной широты, во вторых, разница в уровне воды между приливом и отливом никогда не достигает 50 брасов. Высота прилива в Рейкьявике в среднем составляет 13 брасов. Одним результатом северного путешествия был во всяком случае бесспорен. Коломбо завоевал доверие Чентуреони - генуэзского торгового дома, имеющего свои филиалы и в Португалии. Как только он вернулся, Лиссабонский компаньон Чентуриони, дает ему самостоятельное торговое задание, Коломбо, который всего лишь два года назад не мог назвать своим даже обломок корабля, на котором он выплыл после сражения, был теперь послан в Фуншале на Майдере, где должен был закупить сахар и доставить его в Геную. Но дело, основанное на кредите, сорвалось, и Коломбо прибывает летом 1479 года в Геную без товара.

Кроме Паоло ди Негро еще в Лиссабоне возлагал большие надежды на молодого генуэзца, в частности Фелипа де Мониз. В 1479 году Христофоро просит у донны Изабеллы де Мониз руки ее дочери и получает согласие. Изабелла де Мониз была дочерью дона Бортоломео Перестрелло, который был назначен Генрихом Мореплавателем губернатором острова Порту-Санту с правом наследования за заслуги при его колонизации. Донна Изабелла превращала это право в звонкую монету, но оклеветанная сыном, была вынуждена свернуть дела и переселиться в Лиссабон. Филипа воспитывалась в Лиссабонском монастыре Сантуш.

Теперь монастырь, имевший репутацию респектабельного, предназначался для знатных дам. Видимо Христофоро смог познакомиться с Фелипой в монастырской церкви, куда во время службы имели доступ и горожане. Приблизительно в 1479 году молодая супружеская пара остановилась на острове Порту-Санту. На следующий год здесь родился Диего, первенец Колумбо. О дальнейшей судьбе Фелипы, матери будуюющего вице-короля Карибских владений Испании, ничего не известно. Скорее всего она умерла в Лиссабоне в 1485 году.

Нельзя также установить со своей определенностью, когда ее мужу пришла идея о западном маршруте в Индию. Установлено во всяком случае, что идея стала его волновать около 1479 года, после последующего возвращения из последнего плавания в Геную.

Бартоломе, брат Христофоро, с 1477 года жил в Лиссабоне и занимался картографией. Конечно, Христофоро получил от брата много ценных и новых географических знаний. Может быть, братья даже вместе работали над изготовлением морских карт и лоций. Фернандо, второй сын Колумба, сообщает о том периоде жизни отца: Только в Португалии Адмирал пришел к мысли, что на запад можно также долго плыть, как португальцы плывут на юг, и что на это пути тоже есть земли". Для малообразованного Христофоро Колумбо время пребывания в Лиссабоне стало временем лихорадочного учения. Ведь известно, что он никогда не писал на тосканском, из которого развился национальный итальянский язык, а лигурийское наречие не имело самостоятельной письменности. Тогода Коломбо знал только основы "деловой" латыни. Теперь в Лиссабоне он выучил португальский и кастильский языки, а также "научную" латынь, которая была особенно нужна для изучения космографических трудов.

Постоянно бодрствующий разум Коломбо, который однажды был околдован мыслью о пути на запад, искал и в Порту-Санту намеки на континент, дремлющий где-то в Атлантике. Колумб сам сообщал о том, как глубоко его волновали подобные легенды, как постоянно он искал общество людей, которые дальше всех проникли в загадочный Атлантический океан. В 1452 году был открыт Корву, последний из Азорских островов, и никто тогда не думал, что это также последний открытый остров в Атлантике. Думали что где-то там находились магические острова Брандана, которые европейцы искали вплоть до XVIII века. А остров, названный португальцами Сан-Брандан, то и дело видели издали, но ни разу на него не ступала нога человека. Искали также Антилию - остров, заселенный якобы семью португальцами епископами, которые еще в VIII веке бежали от арабских завоевателей через океан на запад.

Встречались правдивые конкретные указания на существования западных земель. Так, кормчий Мартин Висейнте рассказывал Колумбо, который заворожено его слушал, что на расстоянии 450 миль  от португальского побережья он выловил деревянную вещь, сделанную очень искусно явно не металлическим орудием. Свояк Колумба Пьедро Корреа видел похожий деревянный предмет на пляже Порту Санту. Туда же прибивало и сахарный тростник. На острове Флореш море выбросило на берег трупы двух людей с очень широкими лицами и черепами совершенно необычной формы. Кроме того, к Азорским островам часто прибивало стволы незнакомых деревьев и другие неведомые предметы. Эта информация правдива. Действительно легкие плавучие материалы постоянно приносились Гольфстримом с Американского континента на пляжи внешних Азорских островов, а иногда даже на острова Мадейры. И сегодня на Порту Санту находят странные, бросающиеся в глаза семена вьющегося американского растения родственного европейской мимозе.

Жители острова называют его "favas colom", считая, что Коломбо узнал о близости неизвестной земли благодаря этому растению. Определяющую роль в дальнейшем развитии идеи, возникшей в Лиссабоне, имело знакомство Колумбо с картографическими работами Бортоломео Перестрелло, а также и другими документами, которые он привез с собой в Порту Санту. Лас-Касас, почитатель и его биограф, сообщал о том времени; Для него, полностью поглощенной своей идеей, все эти обстоятельства были в высшей степени важны, и он принимал любое из них очень близко к сердцу. То были для него предзнаменования, при помощи которых бог наставил его на правильный путь.

Через два года после прибытия в Порту -Санту семья Коломбо переселяется на Мадейру в столицу Фуншалу. Город, расположенный у подножия террас, покрытых виноградниками сорта малвази, вывезенного доном Энрике с Крита. Процветая, Христофоро, став купцом, принимал участие в прибыльной торговле мадейрской пшеницей и сахарным тростником. Но Колумбо не забывал своих планов о плавании на запад. Он тщательно изучал северо-восточные пассаты, старался заметить все особенности условий плавания западнее Мадейры. В результате Колумбо стал, как мы увидим позже, не превзойденным знатоком ветров и течений этого района.

Христофоро Колумбо, ставший тем временем обеспеченным и благодаря фамильным связям влиятельным купцом и умелым моряком, считает момент подходящим, чтобы обратить свой замысел в звонкую монету.

Западным путем на восток.

На протяжении многих веков внимание европейских купцов привлекли такие прибыльные азиатские товары, как пряности. Тем не менее в конце 15 в. торговцы из Европы все еще не могли проникнуть в страны Азии наземным путем и были вынуждены приобретать азиатские товары у арабских купцов в Александрии или других портах. Поэтому европейцы заинтересовались поиском морского пути в Азию, что позволило бы им приобретать азиатские товары, минуя посредников. В 1480-х годах португальцы пытались обогнуть Африку, чтобы проникнуть через Индийский океан в Индию. Колумб выдвинул предположение, что в Азию можно попасть, двигаясь на запад.

Эта идея принадлежит не только Колумбу. Ее можно встретить еще у Аристотеля, Эростосфена, Протагора. Протгор, например, цитировал в начале нашей эры высказывание Эратосфена - автора многотомной "Географии", что если бы не неимоверная ширина Атлантического океана, его можно было бы переплыть, а если держаться одной и той же широты, то можно с Иберийского полуострова попасть в Индию.

Вероятно, представления Колумба о мире и западном пути в Азию складывались постепенно. Его предположения основывались на открытии островов в Атлантике (Канарских, Азорских, Зеленого Мыса, Мадейры), на слухах о других островах, различных находках, а также на чтении многочисленных научных книг по географии, включая Картину мира (Imago mundi) французского теолога Пьера д'Айи и Географию греческого ученого Клавдия Птолемея.

Теория Колумба основывалась на двух неверных представлениях: во-первых, что Азиатский материк простирается на восток примерно на 30° дальше, чем на самом деле, и, во-вторых, что Япония находится в 2400 км к востоку от этого материка. Колумб также неверно установил длину окружности Земли. Хотя он и разделил земной шар на 360°, оценка длины его окружности на уровне экватора оказалась заниженной. Колумб полагал, что Канарские о-ва отстоят приблизительно на 4440 км от Японии, тогда как на самом деле это расстояние равно 19 615 км. Сходные заблуждения были присущи и другим образованным людям той эпохи, включая флорентийского гуманиста и географа Паоло даль Поццо Тосканелли, с которым Колумб, возможно, переписывался.

Приблизительно в 1483 Колумб попытался заинтересовать португальского короля Жуана II своим планом экспедиции в Азию западным путем. Для оценки проекта была созвана комиссия ученых. Затем по неизвестным причинам король отказал Колумбу. Возможно, португальские эксперты усомнились в его оценках размеров земного шара и расстояния между Европой и Азией. Следует заметить, что в это же время Жуан II уже отправил экспедицию на поиск морского пути в Индию вокруг Африки. Не исключено, что Колумб потребовал слишком много для себя лично. Впоследствии король находил мореплавателей, готовых отправиться на запад за свой счет, не требуя королевских субсидий или крупных льгот. Однако так или иначе в Португалии проект Колумба не получил одобрения.

Испания поддерживает Колумба. В 1485 Колумб покинул Португалию, чтобы попытать счастья в Испании. В начале 1486, когда двор находился в Алькала-де-Энаресе, Колумб был представлен королевскому двору и получил аудиенцию у короля и королевы. Королева Изабелла Кастильская и ее супруг король Фердинанд Арагонский проявили интерес к проекту Колумба. Королевская чета назначила комиссию под руководством Талаверы для выяснения вопроса о целесообразности путешествия на запад. Комиссия вынесла неблагоприятное заключение, однако король и королева ободрили Колумба, заверив его в том, что могут поддержать его после завершения длительной войны по освобождению Гранады от мавров.

Ожидая окончания войны за Гранаду, Колумб познакомился с молодой женщиной из Кордовы Беатрис Энрикес де Арана. Хотя они никогда не сочетались браком, в 1488 у них родился сын Эрнандо (известный также как Фернандо). Эрнандо сопровождал Колумба во время его четвертого плавания через Атлантический океан и позже написал биографию своего отца – до сих пор один из важнейших источников сведений о жизни Колумба.

В январе 1492, во время осады Гранады, королева Изабелла пригласила Колумба ко двору. После длительных переговоров и обсуждения аргументов придворных королевская чета поняла, что поддержка Колумба стоит небольшого финансового риска, и отвергла возражения своих советников. Монархи согласились субсидировать экспедицию и пообещали присвоить Колумбу дворянское звание и титулы адмирала, вице-короля и генерал-губернатора всех островов и материков, которые он откроет. Должность адмирала давала Колумбу право выносить решение в спорах, возникающих по делам торговли, должность вице-короля делала его личным представителем монарха, а должность генерал-губернатора обеспечивала ему высшую гражданскую и военную власть.

Первая экспедиция. 1492–1493.

Поскольку моряки из Палоса-де-ла-Фонтеры нарушили королевский закон, занимаясь нелегальной торговлей в африканских водах, монархи постановили, что именно этот город предоставит экспедиции Колумба два судна. Это были две каравеллы, названные «Пинта» и «Нинья». Кроме того, Колумб зафрахтовал четырехмачтовый парусник (нао), получивший название «Санта-Мария». Все три судна отличались небольшими размерами и были типичными торговыми суднами той эпохи. «Санта-Мария» имела ширину 5,8 м и длину 18,3 м, а другие суда были еще меньше. Колумб столкнулся с трудностями при наборе людей в свою команду, поскольку матросы опасались, что не найдут землю и не смогут вернуться домой. Наконец, с помощью известного моряка Мартина Алонсо Пинсона Колумб набрал команду из 90 человек. Месячная заработная плата для команды составляла 2000 мараведи для капитанов и лоцманов, 1000 – для матросов и 666 – для юнг.

Три судна вышли из Палоса рано утром 3 августа 1492. Небольшая флотилия сначала направилась к Канарским о-вам, где Колумб решил дождаться попутного ветра. После починки судов и пополнения провианта флотилия покинула о. Гомера на Канарском архипелаге 6 сентября 1492, взяв курс на запад. Колумб и другие лоцманы использовали систему навигации, основанную на учете направления, времени и скорости движения при прокладке курса судна и установлении его местоположения. Они определяли направление по компасу, время – по песочным часам, отмечавшим каждые полчаса, а скорость – на глаз. Колумб вел две системы расчета расстояния в вахтенном журнале, одну для себя, а другую для команды. Вопреки легенде, он не пытался обмануть команду. Напротив, он, вероятно, рассчитывал курс сначала в тех мерах, которым научился в Италии и Португалии, а затем переводил эти цифры в меры, принятые у испанских мореплавателей.

Путешествие проходило спокойно при попутных ветрах и почти без жалоб со стороны команды. 12 октября в 2 часа дня вахтенный на «Пинте» Хуан Родригес Бермехо увидел впереди огонек, и на рассвете суда встали на якорь у острова в архипелаге Багамских о-вов, который жители местного племени (тайно) называли Гуанахани, а Колумб переименовал в Сан-Сальвадор. Хотя до сих пор продолжается дискуссия по поводу первого места высадки, вероятнее всего, это был современный о. Сан-Сальвадор. Предполагая, что он находится в Азии, Колумб назвал аборигенов индейцами.

С помощью проводников из племени тайно флотилия продолжала плыть в водах Багамского архипелага и посетила Кубу. Все это время Колумб тщетно искал богатые порты Азии. Пинсон без разрешения Колумба покинул Кубу и отправился на «Пинте» на поиск других земель, чтобы наладить торговлю с аборигенами. Колумб на двух оставшихся судах поплыл к острову, который он назвал Эспаньолой (в переводе «испанский остров», ныне о. Гаити), и обследовал его северное побережье. Рано утром под Рождество по вине молодого вахтенного матроса «Санта-Мария» села на мель и разбилась. На единственном судне «Нинья» Колумб добрался до берега и основал первое поселение Навидад (исп. «рождественский город»), в котором оставил 39 человек. 4 января 1493 он приготовился к возвращению в Испанию на «Нинье» и поплыл на восток вдоль северного побережья Эспаньолы. Вскоре к нему присоединился Пинсон, и 16 января «Нинья» и «Пинта» отправились в обратный путь. Колумб прихватил с собой семь плененных индейцев в доказательство того, что достиг части света, ранее не известной европейцам.

Путем проб и ошибок Колумб поймал попутный ветер, который пригнал его суда домой. При подходе к Азорским о-вам буря развела суда в разные стороны. 15 февраля Колумб на «Нинье» достиг о. Санта-Мария, откуда через девять дней продолжил путь в Испанию. Во время следующего шторма бльшая часть парусов на «Нинье» была порвана, судну и команде угрожала гибель. 4 марта они добрались до берега Португалии к северу от Лиссабона и остановились там, чтобы передохнуть и починить судно. Колумб нанес визит вежливости королю Жуану II и 13 марта отплыл в Испанию. Через два дня «Нинья» прибыла в Палос. Мартин Алонсо Пинсон на «Пинте» появился в этом порту в тот же день немного позже Колумба.

Королева Изабелла и король Фердинанд оказали Колумбу теплый прием. В дополнение к ранее обещанным привилегиям они дали ему разрешение на вторую, более обширную экспедицию. Колумб заверил их, что богатый Азиатский материк находится поблизости от открытых им островов, где он хотел основать колонию.

Вторая экспедиция, 1493–1496.

Фердинанд и Изабелла содействовали планам Колумба, предоставив ему суда и людей для отправки на Эспаньолу. Королева приказала обращать аборигенов в христианскую веру. Колумб легко нашел 1200 человек, согласившихся поехать с ним в качестве будущих поселенцев. Флотилия из 17 судов отправилась из Кадиса 25 сентября 1493 и достигла Канарских о-вов 2 октября, а через десять дней пустилась в плавание по Атлантике. 3 ноября они высадились на острове Карибского моря, который Колумб назвал Доминикой. Оттуда он поплыл вдоль Малых Антильских и Виргинских островов, минуя Пуэрто-Рико, к Эспаньоле.

К величайшему удивлению прибывших, оказалось, что все 39 человек, оставленные в январе в Навидаде, погибли, главным образом в результате стычек с аборигенами. Несмотря на это, Колумб основал новое поселение, назвав его Ла-Исабела в честь королевы Испании. К сожалению, место для поселения было выбрано неудачно: поблизости не было пресной воды, и из-за этого оно было впоследствии заброшено. Кроме поисков золота и определения местонахождения портов «Великого китайского ханства», Колумб занимался торговлей невольниками. Он и его люди, вооруженные аркебузами, вместе с лошадьми (впервые попавшими в Америку во время этого путешествия) и боевыми собаками прошли по Эспаньоле, выменивая золото, а если встречали сопротивление, то отбирали золото силой и захватывали пленников.

Оставив своего брата Диего править Эспаньолой, весной 1494 Колумб предпринял экспедицию вдоль южного побережья Кубы. Он полагал, что Куба является частью Азиатского материка, и даже заставил членов экипажа подписать документ, в котором уверял своих коронованых покровителей, что действительно нашел Азию.

Во время отсутствия Колумба на Эспаньолу прибыл небольшой флот под командованием Бартоломе Колумба и застал колонию в состоянии хаоса. Разочарованные колонисты вернулись в Испанию и охарактеризовали Колумба и его братьев как негодных администраторов. Огорченные этими сообщениями, испанские монархи отправили для инспекции Хуана Агуадо, который в конце 1495 подтвердил их наихудшие опасения: смертность среди индейцев была слишком высокой, главным образом из-за политики колонистов (в 1508 было подсчитано, что за предыдущие 16 лет численность местного населения сократилась с 250 тыс. до 60 тыс. человек). Кроме того, из-за болезней и дезертирства сильно уменьшилась численность европейцев. Многие просто покидали колонию и отплывали на кораблях в Испанию. Колумб отправился в Испанию 10 марта 1496, оставив на Эспаньоле вместо себя своего брата Бартоломе. Его крохотная флотилия состояла из двух судов – «Нинья» и участвовавшей в первой экспедиции «Индии», построенной на Эспаньоле из остатков двух каравелл. Колумб прибыл в Кадис 11 июня 1496.

Третья экспедиция, 1498–1500.

К 1496 Фердинанд и Изабелла уже не надеялись получить скорую выгоду от предприятий Колумба. Стало ясно, что только время и тяжкий труд принесут доход от колоний. Невзирая на обвинения в отсутствии способностей к управлению, Колумбу удалось убедить монархов дать разрешение на третью экспедицию, используя нао и две каравеллы для обследования новых земель, а также еще три каравеллы для доставки на Эспаньолу продовольствия, 300 мужчин и 30 женщин для пополнения контингента колонистов.

Флотилия, вышедшая в мае 1498 из Испании, разделилась у о. Гомера на Канарском архипелаге. Три судна взяли прямой курс на Эспаньолу. Колумб на трех остальных судах отправился дальше к югу, дошел до о-вов Зеленого Мыса и затем 7 июля повернул на запад. Посетив о. Тринидад 31 июля, он отплыл на северо-запад к берегам Америки. Обнаружив обширную дельту реки (р. Ориноко в современной Венесуэле), Колумб понял, что там находится огромный массив суши. Ему казалось, что эти земли располагаются неподалеку от описанного в Библии Эдема.

После обследования побережья в районе дельты Ориноко Колумб отправился на Эспаньолу, где Бартоломе и Диего не могли навести порядок. Встревоженные отчетами Колумба, Фердинанд и Изабелла направили Франциско де Бобадилью расследовать дела в колонии и при необходимости предпринять экстраординарные меры. Быстро оценив ситуацию, он арестовал всех трех братьев Колумбов за неспособность навести порядок в колонии, конфисковал их деньги и, заковав в кандалы, в декабре 1500 отправил в Испанию. Сразу по возвращении Колумб был вызван ко двору в Гранаду. Выражая свои симпатии к Колумбу, монархи уверяли, что никогда не приказывали заковывать его в кандалы. Тем не менее вплоть до сентября 1501 они задерживали рассмотрение его заявлений о восстановлении в правах.

Фердинанд и Изабелла вернули Колумбу часть титулов и все имущество, но не оставили властных полномочий. Монархи также не давали разрешения на следующую экспедицию и стали создавать новую структуру управления колониями, назначив губернатором Эспаньолы Николаса де Овандо. Овандо отплыл в Карибский регион в феврале 1502 на 30 кораблях с большой группой поселенцев. Только в марте 1502 Фердинанд и Изабелла разрешили Колумбу возглавить новую трансатлантическую экспедицию.

Четвертая экспедиция, 1502–1504.

Флотилия Колумба состояла из четырех не очень хорошо подготовленных небольших каравелл, имевших посредственные экипажи. Колумб, которому исполнился 51 год, и его 13-летний сын Эрнандо отплыли на флагманском судне из Кадиса 11 мая 1502. Покинув 25 мая Канарские о-ва, они пересекли Атлантический океан и 15 июня достигли острова, который аборигены называли Матининьо, а Колумб переименовал в Мартинику. Проплыв через Антильский архипелаг, флот достиг Эспаньолы 29 июня, хотя Фердинанд и Изабелла запретили Колумбу там высаживаться. Колумб знал, что губернатор Овандо собирается отправить на родину большую флотилию. Заметив приближавшийся ураган, он предупредил Овандо о шторме и попросил разрешения войти в бухту Эспаньолы. Овандо осмеял опасения Колумба и приказал поднять паруса. Как и предсказывал Колумб, разразился шторм, и весь флот Овандо, за исключением одного корабля, затонул.

Покинув Эспаньолу, Колумб и его спутники предприняли дальнейшее путешествие, главным образом вдоль берегов Центральной Америки. Колумб все еще полагал, что находится в Азии, недалеко от р. Ганг. Индейцы гуаями, жившие на территории современной Панамы, торговали золотом с экспедицией Колумба, но яростно противодействовали попыткам европейцев основать поселение. В апреле 1503 гуаями заставили европейцев покинуть их земли. Во время отступления один корабль затонул, а три оставшихся с трудом держались на плаву. Колумб бросил в море еще одно судно, а затем отправился на Ямайку. Он возвратился в Испанию 7 ноября 1504.