Геостратегическая политика Китая

Географическое положение и население Китая

Китай находится в восточной части Евразийского материка - самого большого на земле участка суши - на западном побережье крупнейшего в мире Тихого океана. Приблизительно 98% территории Китая расположено между 20° и 50° северной широты, большая часть страны принадлежит к умеренному и субтропическому поясам, которые соответственно охватывают 45,6% и 26,1% территории Китая. Китай граничит с Кореей на северо-востоке, С Россией и Монголией на севере, с Казахстаном Киргизстаном на западе, с Афганистаном, Пакистаном, Непалом, Бутаном и Индией - на юго-западе, с Бирмой, Лаосом и Вьетнамом - на юге. На востоке и юго-востоке Китай имеет морские границы с Японией, Филиппинами, Малайзией, Брунеем и Индонезией.

Китай - огромная страна, прочно удерживающая первое место в мире по населению, при этом КНР еще и многонациональная страна. Этнический состав: китайцы (хань) составляют 91,9%, помимо них в Китае проживает более 50 наций и народностей - чжуаны, уйгуры, хуэй, ицзу, тибетцы, мяо, манчжуры, монголы, буи, корейцы и другие. Верующие: даосисты, буддисты, мусульмане 2% - 3%, христиане 1% (официальная коммунистическая идеология проповедует атеизм, но многие люди, в том числе и китайский государственные чиновники придерживаются традиционных верований).

Некоторые факты о китайском населении на 2010 год:

1)       Численность населения - 1 347 млн. человек;

2)       Рост населения - 0,9%;

3)       Городское население - 36%;

4)       Работоспособное население – 68%;

5)       Рождаемость - 16,12 на 1000 человек;

6)       Смертность - 6,73 на 1000 человек;

7)       Средняя продолжительность жизни - мужчин 69,6 лет, женщин 73,3 лет;

8)       Половая структура населения - мужчины 51,5%, женщины 48,5%;

9)       Расходы на образование - 2,3% от ВНП;

10)  Продолжительность среднего образование - 9 лет;

11)  Процент неграмотности - среди мужчин 9%; среди женщин - 25%.

Демографическая политика Китая

В основе промышленно-экономической стратегии Китая лежит концепция ресурсо-сбержения. Но для того чтобы выйти на уровень материального достатка среднеразвитых стран Европы, о чем объявило китайское руководство, КНР потребуются природные ресурсы еще одной планеты «по имени Земля». Отсюда и выдвижение тезиса «демографического империализма». Авторы этого тезиса У. Гогуан и Ван Чжаоцзюнь в книге «Китай после Дэн Сяопина: десять сущностных проблем» пишут, что любой стране мира будет угрожать крах, если хотя бы 10% китайцев устремятся за пределы своей страны. Этот тезис уже реализуется в Сибири и на нашем Дальнем Востоке. Если Пекину даже удастся ужесточить демографическую политику «одна семья - один ребенок», то к 2015 г. численность населения КНР возрастет как минимум на 300 млн. человек. Примерно на 125 - 140 млн. человек увеличится армия наемных работников.

КНР преодолевает немало трудноразрешимых проблем. В частности, по официальным данным, почти четверть взрослого городского населения - безработные, это почти 250 млн. человек. Такое сложное социальное явление порождает настроения эмиграции. Она есть в Китае: официальная и нелегальная. Китайцы чрезвычайно трудолюбивы, быстро адаптируются в новой обстановке, легко приспосабливаются даже к экстремальным условиям, неприхотливы в еде, легко переносят жару и холод и т.п. Вот эта уверенность в своих силах, способность жить везде и является одной из немаловажных причин готовности безработного жителя Поднебесной к эмиграции. По данным экспертов на территории РФ, особенно на Дальнем Востоке и в Забайкалье, нелегально проживает около 2 млн. китайцев. Они занимаются торговлей, земледелием, заводят семьи и получают вид на жительство. Если называть вещи своими именами, идет тихая, ползучая китаизация приграничных земель России. Всего же китайцы с помощью официальных и неофициальных каналов «осваивают» 72 страны мира.

Внешнеэкономические связи КНР

Товары с пометкой «сделано в Китае» ныне можно встретить по всему миру. Как показывает статистика, Китай уже первенствует в мире по объёму производства свыше 100 видов продукции. В Китае выпускается более 50 % продаваемых в мире фотоаппаратов, 30 % кондиционеров, 25 % стиральных машин и примерно 20 % холодильников.

Кроме того, согласно таможенной статистике, Китай уже много лет подряд является первым экспортёром текстильных изделий, одежды, обуви, часов, велосипедов, швейных машин и других видов трудоёмкой продукции. С 1989 года среднегодовой прирост импортной и экспортной торговли Китая составляет 15 %.

Ключевой экспортный рынок для Китая — США, торговые связи двух стран чрезвычайно сильны. Основные статьи экспорта из КНР в США: электрооборудование, одежда и обувь, мебель.

Китай - социалистическая страна с плановой экономикой. Тем не менее, иностранных инвесторов это не смущает. Политическая и экономическая системы КНР стабильны и приток иностранных капиталов с каждым годом растет. На середину 2012 г. в Поднебесной числилось более 439,3 тыс. предприятий с участием иностранного капитала. Контрактный объем инвестиций - 813, 37 млрд. долл.

Главными прямыми инвесторами в экономику Китая выступают Тайвань, Сянган, Аомэнь и Сингапур, т. е. страны, где больше всего проживает китайцев. Предприниматели Тайваня, Гонконга, Аомэня, Сингапура - главные инвесторы в экономику Китая. Их вклад составляет 60 - 80% суммы всех вкладов деловых кругов всех остальных стран мира.

В последние годы Тайвань превратился во второго после Гонконга инвестора в экономику КНР, а после включения Гонконга в геополитическую систему Китая - в инвестора номер один.

Бурно растет китайский экспорт: примерно на 25 - 30% ежегодно. Если в 1979 г. во внешней торговле формировалось менее 10% ВНП страны, в 1993 - почти 36%, то в 1998 г. (на июль) — более 45%7. В первом полугодии 1998 г. общий объем внешнего товарооборота КНР достиг 151,4 млрд. долл.: экспорт составил 87, а импорт - 64,4 млрд. долл. В связи с кризисом в Юго-Восточной Азии Китай активно осваивал рынки в Европе, Африке, Латинской Америке. Экспорт КНР в ЕС в 1998 г. возрос на 25,5%, в США - на 18,1%, в Африку - на 44,7%, Латинскую Америку - на 38,1%.

Китай, как и Япония, имеет в торговле с США положительное сальдо (более 30 млрд. долл. в год) и по его размерам занимает второе место после Японии.

Любая геополитическая напряженность между Китаем и США будет способствовать усилению японо-китайских связей, усилению японского капитала АТР. Эта угроза способствует объединению стратегических интересов США и Китая. Кроме экономических интересов на сближение двух стран «работает» историческая память китайцев и американцев - память о преступлениях японцев накануне и в годы Второй мировой войны.

Поэтому хотя КНР и Япония заинтересованы в развитии двусторонних экономических и торговых связей, но в то же время выступают как конкуренты на рынках стран США, Африки, Европы и т.д.

Увеличивают продажу своих товаров в Китае Англия, Германия, Франция и Италия. Но в последние годы они стали больше уделять внимания росту прямых капиталовложений в экономику этой страны.

Для отношении КНР со странами АСЕАН и «четырьмя малыми драконами» характерны процессы конкуренции, притяжения и отталкивания.

Тем не менее в отношениях с «малыми драконами» главной линией является становление экономической и производственной кооперации. В отношении стран АСЕАН превалирует конкуренция. Страны АСЕАН опасаются военной угрозы со стороны Китая. По оценкам западных специалистов, на Тайване разработана долгосрочная программа, предусматривающая превращение его в азиатско-тихоокеанский региональный экономический центр, способный занять центральное место в АТР и даже в мире. Тайвань намерены сделать операционной базой инвестиционной и предпринимательской деятельности местных и иностранных компаний. Кроме того, он, по замыслу разработчиков программы, должен стать центром обрабатывающей промышленности, финансовой, телекоммуникационной и транспортной активности в АТР, то есть превратиться в лидера в развитии региональной экономической интеграции.

В Китае тоже имеется аналогичный план – «план Пудун». Он предполагает формирование в районе Шанхая гигантского (с охватом в 100 млн. человек) международного промышленного, финансового, торгового, транспортного и культурного центра, способного занять лидирующую роль в АТР11. На этом вопросе мы останавливаемся потому, что в XXI в. вероятнее всего произойдет объединение двух Китаев в один и тогда он превратится в самую мощную финансово-экономическую империю.

Внешняя политика с соседями

Основной целью китайской внешней политики в 80-е годы была задача создания и сохранения долгосрочного внешнего мирного окружения страны, благоприятного для дальнейшего экономического развития и модернизации КНР. Вслед за улучшением советско-китайских отношений, Китай стремился нормализовать отношения с Индией. Отношения с Индией были осложнены из-за нерешенности пограничного вопроса между Китаем и Индией.

Ключевым во внешней политике Китая становилось то, что он стремился решить трудные вопросы мирным путем переговоров. Проходившие с 1981 по 1987гг. регулярные встречи официальных делегаций Китая и Индии для обсуждения территориально-пограничной проблемы привели обе стороны к заключению, что усилиями одних лишь экспертов решить проблему невозможно, что она должна рассматриваться с более высоких позиций всего комплекса отношений между двумя великими азиатскими державами, а для этого необходим диалог на политическом уровне, и, чем выше – тем больше шансов добиться успеха. Для разрешения пограничного вопроса требовалась политическая воля руководства обеих сторон.

Крупнейшим событием китайско-индийских отношений явился визит индийского премьер-министра Раджива Ганди этого визита продолжалась целый год, предпринимались усилия совершить «прорыв» в главной, пограничной проблеме. Однако сделать этого не удалось ни до, ни после визита.

По-мнению китайской стороны, визит Раджива Ганди имел огромное значение. Впервые после 34-летнего перерыва состоялся официальный визит премьер-министра Индии в Китай, был нанесен удар по «параллельной политике» Индии в отношении Китая (то есть мерой нормализации отношений становилось разрешение пограничного вопроса); был «проложен путь» к всестороннему восстановлению и развитию двусторонних отношений.

В совместном информационном коммюнике от 23 декабря 1988г. Китай и Индия заявили, что руководители государств согласились путем мирных и дружественных консультаций разрешить пограничный вопрос. Одновременно с поиском обоюдоприемлемых способов разрешения пограничной проблемы активно развивать отношения в других областях, активно создавать атмосферу и условия, которые способствовали бы правильному и справедливому разрешению пограничного спора. Для того, чтобы принять некоторые конкретные меры, стороны создали совместную рабочую груму по пограничному вопросу (СРГ), а также совместную рабочую группу по торгово-экономическим и научно-техническим вопросам. Обе стороны подтвердили свою заинтересованность в сохранении мира и стабильности на границе.

Для обеих сторон также было важным решение о возобновлении взаимных визитов на высшем государственном уровне, что должно было способствовать откровенному диалогу между странами.

По неполной статистике со второй половины 1989 г. до конца 1990 г. состоялись более 10 взаимных визитов на высшем политическом уровне (выше заместителя министра), включая заместителя премьер-министра КНР У Сюэцяня в октябре 1989г. и министра иностранных дел Цянь Цичэня в марте 1990 г. В Индию. Индия заявила, что события на площади Тяньаньмэнь 4 июня 1989 г. являются внутренним делом Китая. Таким образом, отношение Индии к событиям на площади Тяньаньмэнь дало мощный импульс для развития китайско-индийских отношений и поиска путей разрешения пограничного спора.

В Пекине 2 сентября 1993г. заместитель премьера Госсовета КНР, министр иностранных дел Цзянь Цичэнь в связи с предстоящим визитом в Китай премьер-министра Индии П. В. Нарасииха Рао заявил, что Китай и Индия создадут совместную группу дипломатических экспертов, чтобы содействовать поддержанию мира и спокойствия на границе между двумя странами.

Важным шагом в создании атмосферы доверия между Пекином и Дели явился визит в Китай премьер-министра Индии Нарасииха Рао (6-9 сентября 1993.). В результате китайско-индийских переговоров на высшем уровне в Пекине 7 сентября был подписан ряд важных документов, в том числе главный – Соглашение о поддержании мира и спокойствия в пограничных районах вдоль линии фактического контроля.

С 28 ноября по 1 декабря 1996г. в Индии с официальным визитом находился Председатель КНР Цзян Цзэминь. Это был первый визит главы Китайского государства за последние 50 лет с момента установления дипломатических отношений. Визит Цзян Цзэминя знаменовал собой дальнейшее развитие двусторонних отношений, которые поднялись на новый уровень – «партнерство, направленное на конструктивное сотрудничество в XXI веке». По окончании переговоров 29 ноября было подписано Соглашение о создании мер доверия в военной области на линии фактического контроля в районах китайско-индийской границы, которое явилось дальнейшем развитием Соглашения от 1993г.

В марте 2000г. Китай и Индия впервые вступили в диалог по вопросам безопасности.

В ходе переговоров главы правительств двух стран обсудили широкий круг двусторонних отношений, международных и региональных проблем, а также принципы взаимоотношений и основные направления сотрудничества. С обеих сторон было заявлено, что Пекин и Дели придают особое значение взаимоотношениям друг с другом и вопросам сохранения стабильности и безопасности в южно-азиатском регионе.

По итогам переговоров были подписаны 9 совместных китайско-индийских документов, среди которых – меморандум о взаимопонимании по вопросу о сотрудничестве между Верховной народной прокуратурой КНР и Министерством Юстиции Индии; программа сотрудничества в области образования; протокол о сотрудничестве между Главным управлением контроля, инспекций и карантина КНР и Министерством сельского хозяйства Индии в области экспорта фруктов из Индии; меморандум о взаимопонимании относительно упрощения порядка выдачи виз; меморандум о взаимопонимании по расширению сотрудничества в области возобновляемых источников энергии между Министерством водных ресурсов КНР и Министерством нетрадиционной энергетики Индии. Также были подписаны документы о сотрудничестве в области океанографии и морских технологий, развитии научно-технологического взаимодействия, создании культурных центров двух стран в Пекине и Дели, а также программа культурных обменов между КНР и Индией до 2005г.

Большое значение Китай придает развитию отношений с Японией. В 1978 г. между странами был заключен договор о мире и дружбе. Япония превращается в крупнейшего кредитора КНР. Свидетельством этому являются переговоры заместителя премьера Госсовета КНР Гу Му в сентябре 1979г. о предоставлении Японией крупных займов Китаю на сумму более 5 млрд. долларов. Японская сторона благожелательно отнеслась к этой китайской просьбе. В августе 1979г. заместитель премьера Госсовета КНР Юй Цюли заявил в Пекине японским представителям, что Китай приветствует иностранный капиталовложения в промышленные предприятия в любом объеме.

Общая сумма предоставленных Японией Китаю средств за 13 лет с 1979г. составила 3,3 трлн. иен, что равно 30 млрд. долларов. Иеновые кредиты для китайской стороны имеют рад привлекательных сторон: масштабы, правительственные гарантии, сферы приложения, условия взаиморасчетов.

В соответствии с китайскими расчетами в 1995 году экспорт в страну восходящего солнца был равен 28,5 млрд. долларов, а импорт – 29,0 млрд. долларов. Сотрудничество между двумя странами практически охватило все сферы деятельности (торговля, инвестиции, наука и техника, образование, культурные обмены и т.д.). Обе стороны постоянно выражают удовлетворение состоянием отношений.

На самом деле за внешним благополучием скрываются такие мощные подводные рифы, что столкновение с ними может полностью разрушить “корабль китайско-японской дружбы”, осколки от которого затронут всю систему международных отношений не только в регионе, но и в мире.

В 1998 г. Председатель КНР Цзян Цзэминь совершил государственный визит в Японию, в 1999 г. премьер-министр Японии Кэйдзо Обути – в Китай. Стороны определили рамки отношений дружбы, сотрудничества и партнерства, направленные на мир и развитие, подчеркнули приоритеты и направления активизации делового сотрудничества в разных областях и таким образом заложили прочную основу для развития двусторонних отношений в XXI веке.

В 1999 г. объем торговли между Китаем и Японией составил 66 млрд. долларов США. Япония неизменно является главным источником капиталовложений Китай. По состоянию на конец июня 1999г. Китай утвердил примерно 20 тыс. проектов инвестиций японских предприятий в КНР. Договорная сумма капиталовложений составила 37 млрд. долларов, а объем практических капиталовложений превысил 26 млрд. долларов.

31 мая 2003г. Председатель КНР Ху Цзиньтао и премьер-министр Японии Дзюнъитиро Коидзуми провели переговоры в Санкт-Петербурге. Как сказал Коидзуми на пресс-конференции по итогам встречи, они с Ху пришли к единому мнению относительно необходимости мирного и всестороннего разрешения противостояния вокруг ядерной программы КНДР. Кроме того стороны обсудили китайско-японские отношения и некоторые международные вопросы.

В феврале 1992 г. всекитайское собрание народных представителей приняло «Закон о территориальных водах и прилегающих к ним районах», согласно которому острова Парасельские и Спратли являются неотъемлемой частью территории КНР и включены в провинцию Хайнань.

В конце сентября 2000 г. состоялся рабочий визит в Китай премьер-министра Вьетнама Фан Ван Кхай, Цзян Цзэминь назвал переговоры между главами правительств Китая и Вьетнама плодотворными и выразил уверенность в том, что визит Фан Ван Кхая в Китай внесет новый вклад в дальнейшее развитие добрососедства, дружбы и сотрудничества между двумя странами.

Также во время визита в Китай премьер-министр Вьетнама встретился с главой правительства Китая Чжу Жунцзи. Глава правительства КНР выразил удовлетворение в связи с успешным развитием китайско-вьетнамских отношений и отметил, что китайское правительство будет и дальше уделять большое внимание укреплению двусторонних связей с Вьетнамом как приоритету в своей внешней политике. Касаясь двусторонних торгово-экономических связей, Чжу Жунцзи указал, что торгово-экономическое сотрудничество является важной составной частью фундамента китайско-вьетнамских отношений. Он подчеркнул, что обе стороны должны принять эффективные меры с тем, чтобы обеспечить осуществление намеченных целей – увеличить товарооборот между двумя странами до 2 млрд. долларов США, приложить значительные усилия по реализации крупных проектов экономического сотрудничества.

Китай и Вьетнам имеют общие взгляды по вопросу строительства социализма и стремятся развивать отношения по восходящей линии. Китай заинтересован в стабильной и спокойной обстановке в соседних странах.

В 2002 г. КНР решительно поддержала смягчение в двусторонних отношениях Севера и Юга Корейского полуострова и начало обмена между ними, поддерживает самостоятельное и мирное объединение полуострова. Китай граничит с корейским полуостровом и будет продолжать прилагать свои усилия в способствовании мира и стабильности на нем. В мае 2002г. Генеральный секретарь Трудовой партии Кореи, Председатель Государственного комитета обороны Ким Чен побывал в Китае с успешным визитом. Традиционная китайско-корейская дружба получила дальнейшее укрепление и развитие. В октябре того же года премьер Чжу Жунцзи посетил Республику Корея с официальным визитом. Обе стороны единогласно согласились продвинуть партнерское сотрудничество между Китаем и Республикой Корея на новый этап сотрудничества. Сейчас Западные страны критикуют внешнюю политику Китая за поддержку КНДР. КНР проводит внешнюю политику, способствующую укреплению роли Китая в мировой политике, при этом придерживающаяся сравнительно нейтральной позиции.

В 2004 году объем российско-китайской торговли впервые превзошел рубеж $20 млрд. Это определенный успех, но обе стороны считают, что, с точки зрения потенциала и базы для сотрудничества, этот показатель недостаточен», — отмечал в 2005 году официальный представитель МИД КНР Кун Цюань[3].

В марте 2006, в ходе очередного визита российского президента Владимира Путина в Китай, было подписано несколько меморандумов в области поставок российских энергоресурсов, которые позволят Китаю повысить свою энергетическую безопасность и получить независимость от внешней политики США и стран Западной Европы. С российской стороны право экспорта энергоносителей было закреплено за государственными компаниями — «Газпромом», «Роснефтью» и РАО ЕЭС (с 2008 года РАО ЕЭС перестала существовать). Все меморандумы предполагают подготовку долгосрочных контрактов по поставкам в КНР газа, нефти и электроэнергии, в результате чего в течение ближайших 15 лет Россия может стать крупнейшим поставщиком энергоносителей в Китай. До сих пор КНР основной упор делала на импорт нефти из стран Персидского залива (в основном из Ирана и Омана), однако в последние несколько лет здесь предпринимались попытки диверсификации источников энергоносителей — в частности, за счёт прокладки континентальных трубопроводов из России и Казахстана.

Несмотря на географическую близость, между Китайской Народной Республикой и соседними странами существуют большие различия в плане численности населения, площади, истории и культуры, политического и социального устройства, а также, соответственно в уровне экономического развития, следствием чего является комплексность и сложность его отношений с соседями. Долговременная стабилизация и интенсивное развитие этих добрососедских отношений относятся к фундаментальным задачам и китайской внешней политики.

Сущность геополитики Китая

Многие проблемы существования и развития Китая заставляют его искать выход из создавшейся сложной демографической, социальной, экологической, политической и экономической ситуации. Поэтому к геостратегии великого соседа присматривается не только Россия, но и другие сопредельные страны Юга и Юго-Востока, страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

АТР в XXI в. приобретет еще более важное геополитическое значение. Он превратится в одно из главных геополитических, экономических звеньев в мировой системе отношений Экономика Китая, Тайваня, Малайзии, Филиппин, Таиланда в 90-х годах росла самыми высокими темпами в мире. Во многом это было достигнуто благодаря созданию Азиатско-Тихоокеанского экономического сообщества. Есть все признаки по формированию «Большого Китая», или Китайского общего рынка, куда войдут Китай, Тайвань, Сянган (Гонконг), Аомэнь (Макао), Сингапур.

На общей национальной и культурной базе между этими странами и территориями складываются и упрочиваются тесные производственно-экономические связи, образуя костяк «Большого Китая». Конкурируя между собой, субъекты - элементы потенциального “Большого Китая” - идут по пути тесной интеграции. В перспективе в первой половине XXI в. на мировую арену может выйти мощнейшая мировая супердержава с четвертью населения земного шара на стратегически важном геополитическом пространстве. Она сможет регулировать жизнь не только этносов, проживающих на территории «Большого Китая», но и многочисленных китайских общин, разбросанных по всему миру.

Сейчас в АТР переплетаются интересы многих государств, в первую очередь промышленно и финансово развитых, включая и Россию, имеющую с Китаем 4000-километровую границу.

Таким образом, «Большой Китай» может в XXI в. стать объективной реальностью. По своим макроэкономическим показателям это геополитическое объединение (КНР, Тайвань, Сянган, Аомэн, Сингапур) уже сейчас значительно превосходит Германию, Францию, Италию и Великобританию, вместе взятые. (В число важнейших макроэкономических показателей журнал «Аsiaweek» включает экспорт, валютные резервы без золотого запаса, баланс текущих операций, объем операций на фондовых биржах). Для сравнения можно сказать, что экспорт России составляет примерно 1:14 экспорта стран - потенциальных членов “Большого Китая”, а валютные резервы - 1:55 в пользу альянса.

Можно утверждать, что в результате бурных экономических, политических процессов в АТР сложилась принципиально новая геополитическая обстановка, в которой «вызревает» «Большой Китай».

На протяжении столетий геополитика Китая носила двойственный характер. Это обусловлено тем, что, с одной стороны, «Срединное царство» принадлежало к Rimland, береговой зоне Тихого океана, а с другой - Китай никогда не был таласоократическим государством, так как всегда ориентировался на континентальные архетипы. Само историческое название Китая - «Срединная империя» - говорит о его теллурократических устремлениях.

С начала XIX в. Поднебесная постепенно превращается в полуколонию Запада (в большей части Великобритании). Поэтому с начала XIX в. вплоть до 3 октября 1949 г. (победа народа под руководством коммунистов над Гоминданом) геополитика Китая была в своей основе атлантистская. Китай выступал в качестве евразийской береговой базы Запада. После победы над Гоминданом и провозглашения Китайской народной Республики (3 октября 1949 г.) в течение 10. лет Китай шел в русле просоветской, по сути евразийской политики. Затем КНР исповедовала идеологию «автаркии» - опоры на собственные силы. После смерти Мао Цзедуна, в середине 70-х годов КНР вновь стала входить в русло атлантистской геополитики. Это было обусловлено прагматической философией Дэн Сяопина (отца китайских реформ) и его сторонников. Больше дивидендов получал Китай от контактов с Западом, нежели с СССР, а теперь - с Россией. Во-первых, на Западе - деньги, кредиты, технологии, необходимые для индустриального развития КНР. Во-вторых, пекинское руководство смотрело в XXI в.: население Китая к середине будущего тысячелетия перевалит за 1,5 млрд. человек. Значит, для Поднебесной нужны новые территории. А они есть только на Севере и Дальнем Востоке. Следовательно, дружба с СССР, а сейчас с Россией связывает свободу геополитических действий Китая в Монголии, Забайкалье, в Казахстане и на Дальнем Востоке. Отсюда можно сделать вполне обоснованный вывод, что южный сосед опасен для России: во-первых, как геополитическая база атлантизма, во-вторых, как «глобальный человечник» - огромный инкубатор по производству людских ресурсов, страна самой высокой в мире демографической плотности.

Еще в начале 60-х годов, когда обострились советско-китайские отношения, бывший Председатель ЦК КПК Мао Цзедун заявил, что четыре тысячи лет тому назад, когда в Китае уже была письменность, варвары, населяющие территорию нынешней России, еще ходили в звериных шкурах. В этом заявлении, как в зеркале, отражается великоханский шовинизм китайцев, обусловленный замкнутой расово-культурной спецификой. Это высокомерие китайцы демонстрируют везде, во всех уголках земного шара, где бы они ни поселились. И те страшные погромы китайских кварталов, что произошли весной 1998 г. в Индонезии, - месть не только за нещадную эксплуатацию индонезийцев со стороны хуацяо (этнических китайцев), но и за их снобистское поведение.

Эти и другие факты позволяют с определенной долей осторожности сделать вывод, что Китай является потенциальным геополитическим противником России на Юге и Дальнем Востоке. Наши ученые, специалисты по Китаю, геополитики предлагают разные варианты решения этой проблемы. Например, что геополитическая задача России в отношении самого восточного сектора своего «внутреннего» южного пояса заключается в том, чтобы максимально расширить зону своего влияния к югу, создав как можно более широкую пограничную зону.

Применительно к Китаю, по его мнению, речь идет о силовом позиционном геополитическом давлении, о провокации территориальной дезинтеграции, дроблении, политико-административном переделе государства.

Ученые полагают, что необходимо установить более тесные отношения с Синьцзянем (Севере-Западный Китай) - древнейшей страной, имеющей долгую историю политической автономии. Эти земли населены уйгурами - тюркским этносом, исповедующим ислам. Китайцы контролируют эту провинцию, часто применяя военную силу, подавляют все попытки населения региона отстоять религиозную и этническую автономию.