Геоэкономическая структура мира и задачи страноведения

Объективное экономико-географическое представление о «первичных клетках» страноведения — странах возможно только в понимании их роли и места в мировом хозяйстве. Многими экономистами доказано, что мировая экономическая система имеет собственные (синергетические) качества, которых лишены хозяйства отдельно взятых стран и которые оказывают воздействие на социально-экономическое развитие и территориальную организацию стран. Еще в начале 1930-х годов Баранский писал: «Поскольку экономическое развитие каждой отдельной страны в значительной мере объясняется ее положением по отношению к мировым центрам и мировым путям, знакомство с мировым хозяйством в изучении экономической географии обязательно должно предшествовать знакомству с отдельными странами, ибо нельзя понять частей, не имея хотя бы общего представления о целом. А так как центры и пути мирового значения на протяжении человеческой истории все время перемещались, то подход к ознакомлению с мировым хозяйством должен быть историческим» [Баранский, 1930, с. 59].

В наше время процветание или, наоборот, упадок в социально-экономическом развитии страны в еще большей степени зависит от ее места в мировом разделении труда, от истоков и структуры накопления капиталов, а также от места в принятии решений геоэкономического (мирохозяйственного) характера.

Современное мировое хозяйство — продукт длительной эволюции

Современное мировое хозяйство — это система, которая находится в постоянном движении от одного устойчивого состояния к другому. Движущими силами бесконечной эволюции выступают, во-первых, международное разделение труда, во-вторых, постоянные нарушения равновесия мирового хозяйства, трактуемые после такого определения австрийским экономистом Й. Шумпетером как созидательные разрушения, т.е. как отбор все более эффективных технологий и способов производства, позволяющих улучшать условия жизни людей [Шумпетер, 1995].

Отличие современной мировой экономики от таковой. Даже 20-летней давности заключается в том, что в высокоразвитых странах происходит переход от индустриального к постиндустриальному обществу, а в технологическом отношении — к информационно-научному обществу, или технотронному. Такое общество, как показывают тенденции его становления, способно соединить достижения научно-технического прогресса со все более социально ориентированным рыночным механизмом хозяйствования Движущей экономической силой мирохозяйственного развития является пространственная аккумуляция капитала, которая отражает географическую картину распределения совокупного мирового продукта в пользу тех или иных стран в конкретный период времени.

Генерализованная пространственная структура мирового хозяйства формируется в результате соотношения экономических и технологических потенциалов между «Центром», «Полупериферией» и «Периферией». Под Центром понимается место зарождения нововведений технологического и социально-экономического порядка, а остальное пространство мира служит средой распространения нововведений.

Понятие эволюции мировой системы хозяйства связано с поступательной траекторией мирового экономического и технологического развития, начиная с середины XVв. (рис. 1).

Цикличность развития мирового хозяйства — это периодический закон смены фаз подъема фазами спада с соответствующей коренной трансформацией всех параметров хозяйствования: вида используемой энергии, других природных ресурсов, общественной организации производства и т.п. Русский экономист Н. Д. Кондратьев открыл длинные примерно 50-летние по продолжительности трансформационные циклы со времени начала первой промышленной революции. С географической точки зрения важно то, что цикличность вызывает перестройку мирового разделения труда и пространственной мирохозяйственной структуры.

Происхождение мирового хозяйства

Эта проблема вызывает горячие споры. Карл Маркс высказал мысль о том, что всемирная история существовала не всегда: история как всемирная история — результат.

Возникновение всемирной истории и сопровождающей ее мировой экономики изменило весь мир. С экономической точки зрения — образование и дальнейшее развитие мирового хозяйства — это тенденция к переводу разделения труда с локального и национального на общепланетарный уровень. В результате обменов товарами между странами мира создается система все более эффективного использования мировых ресурсов. Этот синергетический закон в системе мирового хозяйства был открыт Джеймсом Миллем старшим) и Дэвидом Рикардо в начале XIX в. Открытие названо Законом сравнительных преимуществ Рикардо. Сомнений в его принципиальном действии по сегодняшний день нет.

Начало зарождения мирового хозяйства определяется по-разному:

О Так, один из авторов «теории зависимости» А. Франк Гундер считает, что современная мировая хозяйственная система возникла пять тысячелетий назад [Франк Гундер, 1993]. Его доказательства основаны на синхронности экономических циклов подъема и спада как в странах Востока, так и Запада. В его географической схеме Центр мирового хозяйства на протяжении этих тысячелетий проделал такой путь: из Китая он смещался вдоль Азии в Европу, сначала в Южную, а затем в Северо-Западную, и следующим пунктом стали США. В будущем, по Франку, Центр продолжит свое движение в Азию и возвратится в Китай.

О Другие же исследователи, в частности такой крупный американский мыслитель, как И. Валлерстайн, существенно приближают зарождение мирового хозяйства к нашему времени. Он считает, что когда экономический центр переместился в Северо-Западную Европу, тогда сложилось международное разделение труда, заложившее фундамент современной мировой экономики [Wallerstein, 1974, 1984]. В основе нового международного разделения труда лежали коренные изменения в хозяйственной деятельности.

В европейском феодализме с середины XV в. происходила Великая трансформация (термин К. Поланьи), выразившаяся в трех главнейших явлениях: 1) земля превращалась в товар; 2) рабочая сила также; 3) происходила активная экономическая экспансия метрополий за пределы Европы.

С конца XV в. благодаря Европе карта Ойкумены изменилась до неузнаваемости. Произошла так называемая завершенность мира. Появились зачатки международной конкуренции. Купцы и ремесленники в своих делах хотели поступать согласно выгоде и коммерческому расчету, а не по учению Фомы Аквинского о «справедливой цене».

На рубеже XIV-XV вв. происходят упадок (засыпание) Востока и стремительный подъем (пробуждение) Запада в лице Южной, а затем Северо-Западной Европы.

Европоцентризм мирового хозяйства

Попытаемся объяснить, почему именно в Западной Европе сложилась культурная среда, включающая духовные воззрения, социальные структуры, политические движения, правовые нормы и ценностные установки, которые открыли простор для промышленной революции, технического прогресса, для образования мировой системы хозяйства.

Существует несколько объяснений. Остановимся лишь на некоторых. Так, Тойнби сводит объяснение к технической революции, «благодаря которой Запад составил свое состояние, одержал верх над всеми остальными цивилизациями и объединил их в единое сообщество всемирного характера в буквальном смысле этих слов. Революционное изобретение Запада — это использование Океана вместо Степи в качестве основного средства всемирной коммуникации. Передвижение по Океану позволило Западу объединить весь обитаемый мир» [Тойнби, 1995, с. 56].

Китай же в отличие от Европы проводил политику самоизоляции, а когда в 1421 г. Мины сменили столицу, покинув Нанкин, открытый благодаря Синей — реке для морского судоходства, чтобы обосноваться в Пекине, громадный Китай, массивный мир-экономика отвернулся от определенной экономики и деятельности, связанной с удобствами сообщения по морю [Бродель, 1992, с. 24].

Культурологическое объяснение европоцентризма дал немецкий социолог Вебер, тщательно изучивший как западные, так и восточные цивилизации. Важнейшей причиной окончательного возвышения Европы он считал протестантскую этику, краткая формула которой «Laborare es orare» («трудиться — значит молиться»). Протестантизм привил западноевропейскому населению трудолюбие, инициативность и рационализм. Активное начало в человеке, основанное на частной собственности, и рациональная организация свободного труда, по Веберу, — основа европоцентризма в мировом хозяйстве. Показательно, что когда в конце XVII в. из Франции окончательно изгнали протестантов (гугенотов) — экономический цвет нации, страна стала все сильнее отставать в экономическом развитии от Нидерланд и Британии.

Вполне можно согласиться с веберовской теорией, однако корни возвышения Европы гораздо глубже. Европейская модель развития имела потенциал, по меньшей мере, в античности. Прообразом рыночного хозяйства явилась система, основанная на прикрепление непосредственных производителей к земле. Частная собственность на землю не подавлялась. Вне Европы не было ни колоната, ни протестантской этики.

Миросистемная теория устройства современного мирового хозяйства

Основы данной теории были заложены французским геоисториком Ф. Броделем. Его последователь из США И. Валлерстайн создал теорию глобалистского представления о современном обществе. Человечество понимается им как взаимосвязанная общность. Такой целостный подход отличает миросистемную теорию от цивилизационных теорий, в которых внимание исследователей акцентируется на разделенности, самобытности региональных систем мирового сообщества.

По Валлерстайну, мировая система — это образование с единым разделением труда между народами и множеством культур.

В рамках мировой системы он выделяет две главные «исторические системы»:

О мировые империи, в которых географическое разделение труда осуществляется в границах имперской общности;

О мироэкономики, в которых политическая система состоит из многих конкурирующих друг с другом государств.

Автор утверждает, что до 1500 г. экономические системы были преимущественно мировыми империями, экономика которых основывалась на перераспределении материальных благ, создаваемых крестьянами, путем фактического грабежа в пользу правящих классов и сбора дани с населения захваченных территорий.

В основе мироэкономики лежит совершенно иной способ производства и принцип организации мирового экономического пространства. Особенности мира-экономики раскрываются через характеристику трех его взаимосвязанных структур:

      ·    единый мировой рынок;

      ·    политическая система независимых государств;

      ·    трехъярусная пространственная структура.

Рассмотрим каждую из частных структур.

На господстве частной собственности, был колонат Римской империи. Колонат означал Единый мировой рынок . Теоретически мировой рынок — это мировой институт ценообразования на основе конкуренции производителей. Общая тенденция такова: мировой рынок предлагает все больше и больше товаров все более высокого качества за все меньшую цену. Это означает, что на мировом рынке происходит отбор эффективных моделей экономического развития.

Процессы на мировом рынке в долгосрочном периоде развиваются самопроизвольно. Известнейший экономист Ф. Хайек отмечал, что рынок — это система такого же спонтанного порядка как, например, язык, деньги, право.

В наше время мировой рынок находится под очень сильным влиянием транснациональных корпораций (ТНК). Их более 50 тыс. разно величины, хотя на 500 крупнейших приходится около четверти общемирового валового продукта, треть экспорта промышленно продукции, четыре пятых мировой торговли технологиями.

Под влиянием внутрифирменных обменов (внутри дочерних предприятий ТНК), а также между ТНК, образующими альянс мировой рынок становится все более регулируемым. Теоретически трансфертная (внутрифирменная цена) должна быть равна рыночной цене, установленной в сделке между двумя независимыми фирмами, но часто не существует никакого рынка, и цена устанавливается ниже рыночной. Особенно это характерно для фирм, предлагающих нематериальные товары. По данным Организации Экономического Сотрудничества и Развития, около 60% мировой торговли связано со сделками внутри ТНК. Они сегодня формируют крупные региональные и планетарные рынки. Среди ТНК выделяются очень крупные, сопоставимые по своей экономической мощи с отдельными государствами.

Отметим одну из самых важных черт современного мирового рынка, получившей название «финансизм». С начала 1980-х гг. на метилась и продолжает развиваться тенденция отрыва международного денежно-валютного рынка от производства. Если раньше этот рынок обслуживал международные сделки, то сейчас он стал самодостаточным. Это доказывают следующие статистические данные: объем ежедневных мировых валютных операций составлял і 1996 г. 1,2 трлн. долл. (в 1985 г. — около 190 млрд. долл.), а годовое объем мирового экспорта — около 6 трлн. долл. Некоторые исследователи и финансисты видят опасность в превращении мировых финансов в некий виртуальный мир, оторванный от реальной экономики ІСорос, 1999].Радикальным изменением мирового рынка на протяжении 1990-х годов стало подключение к нему бывшей социалистической системы и Китая. Это почти 2 млрд. человек, '/3 всего населения Земли, которая до этого была практически замкнута в своей системе. Это резко изменило пропорции и географию мирового рынка и мирового хозяйства в целом.

Система государств как субъектов международных экономических отношений является определяющей, так как если бы отдельное государство установило контроль над всей системой, то мироэкономика стала бы политически контролируемой, что превратило бы планету в универсальную империю со всеми вытекающими отрицательными для рыночного мирового хозяйства последствиями.

Однако в силу неравномерности развития в мире-экономике всегда существовали экономически доминирующие государства. Сейчас они оформились в виде олигополитической всемирной триады «США— Европейский Союз— Япония».

В связи с этой проблемой Бродель проводил границу между миром-экономикой и империями. В отличие от империи в мире-экономике «государство может быть сильней общества, но не сильней экономики»[Бродель, 1992, с.49]. Современное национальное государство возникло на волне индустриализации, которая трансформировала аграрные экономики и создала общенациональные рынки. Как в конце XIX в. локальные хозяйственные системы были заменены национальными экономиками, так в конце XX в. они в свою очередь замещаются глобальным хозяйством. Это очень важная тенденция, и реализуется она двумя путями:

      ·    В форме региональной экономической интеграции географически смежных стран (образование таких мощных экономических группировок, как, например, Европейский Союз, Североамериканская зона свободной торговли, Меркосур).

      ·    Путем глобализации мировой системы как интеграции национальных экономик в единое мировое хозяйство со значительной прозрачностью экономических границ государств.

Действительно, плотность регулирования международных экономических отношений транснациональными корпорациями международными организациями становится настолько значительной, что автономия действий государств в области экономики все время сужается. Безусловно, этот процесс происходит достаточно болезненно, наблюдается сопротивление со стороны стран, особенно оно сильно со стороны государств с фундаменталистскими идеологиями, расценивающих глобализацию как вестернизацию, разрушающую цивилизационные ценности. Все же главная причина антиглобалистских настроений, очевидно, в том, что глобализация сужает автономию и полномочия национальных элит и бюрократии.

Безусловно, в мире продолжается экономическая экспансия, которая порождает немало социокультурных и геополитических проблем. Однако главное заключается в принципиальной смене модели экономической экспансии. Еще в конце XIX в. глобальная система держалась на мощи имперских держав и, в конечном счете, была разрушена из-за конфликтов за сферы влияния. Теперь же в экспансии преобладает вектор взаимопроникновения, а не взаимного вытеснения. Даже «всемирная триада» все больше поглощается глобальной системой.

Что касается субъектов мирохозяйственных связей, то они представлены в первую очередь фирмами, а не государствами. Глобальные фирмы все более исходят из представления о мире как едином внутреннем рынке. Они осуществляют международное движение факторов производства (капитала, рабочей силы, технологии), используя все формы международных отношений: торговлю товарами, финансовые инструменты, международные расчеты.

Дешевая и эффективная сеть коммуникаций позволяет фирмам размещать и мобильно переносить различные составляющие производственного процесса в разные страны, сохраняя при этом тесные контакты. С географической точки зрения важно то, что в результате образуются динамичные сетеузловые транснациональные структуры с множеством центров принятия решений и организацией гибких объединений капиталов. Одним из наиболее влиятельных элементов этих структур являются мировые города (рис. 4).

Глобальная деятельность ТНК изменяет методы экономической экспансии. Главное изменение состоит в том, что в мировом хозяйстве быстрее растет не обмен результатами труда, а совместное производство путем кооперирования, взаимопроникновения (в виде альянсов, совместного сбыта и т.п.).

Трехъярусная пространственная структура мирового хозяйства

Бродель сформулировал одно из правил существования мира-экономики: «В центре мира-экономики находится город» [Бродель, 1992, с. 21]. Другими словами, мир-экономика иерархична. Она всегда вращается вокруг центра, определяющего основные тенденции деловой активности мира-экономики в целом. На рис. 3, показывающем эволюцию и цикличность мировой системы, видно, что мировая экономика вначале контролировалась южноевропейскими городами-республиками. Когда же центр переместился в Северо-Западную Европу, то произошло существенное расширение международного разделения труда и формирование мирохозяйственного Центра нового, «производственного», а не «торгово-посреднического» типа.

Этому, по Валлерстайну, способствовали две причины: 1) импорт зерна из Восточной Европы; 2) поставки драгоценных металлов из колоний в западноевропейские метрополии.

Импорт зерна сделал возможной специализацию стран Северо-Западной Европы на производстве высокоинтенсивной продукции сельского хозяйства, в частности мяса и овощей. Поставки драгоценных металлов увеличили объем оборотных платежных средств. В результате Центр получил возможность специализации; на более эффективных товарах.  

Этот механизм действует и в настоящее время: в Центре наблюдается эффект высвобождения ресурсов, используемых в неэффективных для данной экономики отраслях и производствах. На этой основе совершаются промышленные и научно-технические революции в Центре. На Периферии подобные процессы не происходят по многим причинам, включая и то, что вырученные от экспорта деньги направляются не в производство и не на модернизацию общества, а расходуются на импорт предметов роскоши или на инвестиции в странах Центра, перевод капитала в оффшорные зоны и т.п. Так было с восточноевропейскими помещиками — экспортерами зерна. Подобное поведение характерно и для элит многих современных развивающихся стран. Таким образом, за Периферией оставались добыча сырья,, производство сельско- и лесохозяйственной продукции, позже получило распространение массовое промышленное производство.

Отношения между Центром и Периферией во многом обусловлены условиями торговли (это показатель, в числителе которого «индекс экспортных цен», а в знаменателе — «индекс импортных цен»). Согласно долгосрочно складывающимся пропорциям между ценами на готовые и высококачественные товары, развивающимся странам требуется все больше сырья, сельскохозяйственных продуктов, продукции массового промышленного производства, чтобы купить на мировом рынке какой-либо из высокотехнологичных товаров.

В будущем условия торговли также не смогут измениться в пользу развивающихся стран, потому что в странах Центра промышленное производство стимулирует развитие в области знания. Как выражаются экономисты, происходит «дематериализация» экономики Центра. Например, в структуре валового внутреннего продукта США на долю промышленной продукции в 1997 г. приходилось 20,5%. В будущем знание как товар в виде патентов, «ноу-хау», наукоемких услуг будет соизмеряться со все большим количеством промышленной продукции.

Отсталость значительной части стран стала тормозом общепланетарного развития и бременем для развитых стран. Можно выделить три таких ограничительных аспекта развития стран Центра:

      ·    Экономический. Невозможно развивать производственный потенциал высокоразвитого мира, не развивая рынков сбыта, источников сырья и полупродуктов в остальной части мирового хозяйства.

      ·    Экологический. Если бросить развивающиеся страны на произвол судьбы, то они, используя некоторые традиционные технологии, разрушат равновесие между глобальным сообществом и географической оболочкой.

      ·    Демографический. Если не помогать развивающимся странам быстрее повысить уровень жизни и общую культуру, то демографический переход растянется за пределы 2020 г., что повлечет за собой огромный наплыв мигрантов в высокоразвитые страны, подорвет их благополучие, породит в них новые социально-политические проблемы.

становление постиндустриального общества, а в экономике финансовая сфера успешно контролирует производство. В центр входит около 25 стран. Это страны, которые полностью трансформировались примерно за 500 лет и накопили огромный капитал. Только на ведущую семерку в 1999 г. приходилось 44,6% суммарного ВВП мира, при 11,6% проживающего в ней населения мира. В известной «мировой триаде» (США— ЕС— Японии) проживает 13,1% населения планеты, а производится 48,4% мирового ВВП. Большинство стран Центра связано геополитическим и историко-культурным единством и вышло из процесса европейской модернизации, зародившейся в XVI в. Эти страны ранее обозначались термином «европейская цивилизация», а теперь все чаще — термином «западный мир», хотя это и создает «неудобства», связанные с вхождением в него, например, Японии.

Полупериферия включает:

      ·    Индустриально развитые страны условного Запада с либеральной рыночной моделью развития, добившиеся успехов на пути модернизации общества и экономики. Ярким примером является Испания, начавшая модернизацию общества примерно с 1970-х годов и имевшая в 1999 г. ВВП в расчете на душу населения на уровне 56,4% к соответствующему показателю США.

      ·    Новые индустриальные страны и территории мира, особенно первого поколения, т.е. взявшие старт в развитии с 1970-х годов (Республика Корея, Гонконг, Сингапур и Тайвань). Это страны и территории первого прорыва всей группы экономически отсталых стран к благосостоянию. Модель, имитирующая развитие стран Запада, переживает здесь трансформацию в модель инновационного типа. Новые индустриальные страны Юго-Восточной Азии входили в мировой рынок в период зенита «эпохи» массового производства и потребления. Свойственные этому периоду широкие масштабы сбыта при несложной технологии изготовления достаточно простых изделий и осуществления операций по сборке как нельзя лучше подходили для стран, обладающих дешевой рабочей силой.

      ·    Нефтеэкспортирующие страны, входящие в ОПЕК. Организация ОПЕК — это международный картель, участники которого соблюдают дисциплину в квотах добычи и экспорта нефти, что является основой их богатства. Эти страны дифференцируются в основном в зависимости от численности населения. При немногочисленном населении в странах поддерживается высокий уровень жизни, социальной инфраструктуры, образования. Такие страны могут быть отнесены к Полупериферии. Страны, где население значительное (например, Ирак, Иран, Нигерия), но уровень жизни большинства населения низок, должны быть отнесены к Периферии.

Периферия — это большинство развивающихся стран, преимущественно с сырьевым типом экспорта и низкими технологиями производства. Это страны условного Юга, среди которых д. группа наименее развитых, удаленных от мировых центров и торговых путей, с клановой социальной структурой, традиционным хозяйством.

Необходимо отметить, что в последние несколько лет многие из развивающихся стран перешли к стратегии либерализации экономики и внешнеэкономических связей. Здесь развивается массовая промышленность. В то же время исследователи выделяют среди развивающихся стран «задворки» мировой системы, или «зоны ограниченного хаоса», где отсутствуют общепринятые нормы государственного регулирования, где правят насилие, нищета и безнравственность.

Таблица Средний индекс человеческого развития отдельных регионов

Регионы Годы
1870 1913 1950 1995
Австралия, Новая Зеландия 0,539 0,784 0,856 0,933
Северная Америка 0,462 0,729 0,864 0,945
Западная Европа 0,374 0,606 0,789 0,932
Восточная Европа 0,278 0,634 0,786
Латинская Америка 0,236 0,442 0,802
Восточная Азия 0,306 0,746
Китай 0,159 0,650
Южная Азия 0,055 0,166 0,449
Африка 0,181 0,435

Особую группу составляют постсоциалистические страны, для которых, в частности для России, одни (оптимисты) предсказывают экономическое чудо, а другие (пессимисты) окончательное скатывание в «южное сообщество», ранее называемое третьим миром. Следует заметить, что все «чудеса» в послевоенный период непременно сопровождались растущим включением стран в мировое хозяйство, что происходит и в данной группе стран.

Таким образом, на современном этапе эволюции мирового хозяйства отмечается резкая неравномерность в экономическом, научно-техническом, социальном и политическом развитии стран. Активизация участия в международном разделении труда постсоциалистических стран и Китая привела к возрастанию числа форм социально-экономических укладов и субъектов отношений в системе мирового хозяйства. Модернизация стран Полупериферии может занять достаточно длительное время, в ряде случаев — целую историческую эпоху.

Таким образом, в течение XX в. разрыв между Центром и Периферией по среднедушевому размеру валового внутреннего продукта существенно вырос. По данным доклада МВФ «Обзор мировой экономики», за период 1900-2000 гг. богатейшая четверть населения мира имела почти шестикратный рост среднедушевого ВВП, а беднейшая четверть — только трехкратный.