Демография Австрии

Основными проблемами в демографии Австрии являются снижение рождаемости и старение населения. Они тесно связаны друг с другом и взаимообусловлены.

Политика, направленная на поощрение рождаемости, носит название пронаталистической.

Рассматриваются два критерия. Первый: политика в области рождаемости считается эффективной, если удается остановить долговременное падение рождаемости или же стабилизировать население на уровне простого замещения. Для стран с низкой рождаемости вопрос ставится так.

Второй: политика может считаться успешной, если произошла стабилизация на уровне ниже среднего (простого) замещения, но при этом в других странах с тем же уровнем социально-экономического развития уровень рождаемости еще ниже.

Большинство европейских правительств, принимая во внимание состояние социального и экономического развития, удовлетворено уровнем средней продолжительности жизни. Это и неудивительно, поскольку уровень средней продолжительности жизни в Европе один из самых высоких в мире (выше только в Японии). В Австрии он составляет 73,9 года у мужчин, 80,2 га у женщин. Средняя продолжительность жизни – 77,0 лет.[8]

В демографической политике Австрии преобладают два направления:

1. Какую-то долю в воспитании детей берет на себя государство. Определенная часть национального дохода распределяется как помощь семье. Финансовые пособия в этом случае бывают денежными или натуральными. Первые содержат прямые меры поддержки семьи: пособия социального страхования, премии и различного рода льготы, направленные на содержание детей, а также включают непрямую поддержку – в форме скидок и возможности предоставления кредитов на благоприятных условиях.

Натуральные финансовые пособия – это пособия, относящиеся к таким службам, как здравоохранение и образование, когда национальный доход распределяется государством на помощь здравоохранению и образованию. Таким образом он направляется на более благоприятные условия для развития семей.

2. Особо выделяется политика, предназначенная для воздействия на семью и через нее на рождаемость. Меры этой политики не всегда являются частью политики населения. Все зависит от цели, которую ставит перед собой правительство. Принимая данные меры, некоторые ставят цель – укрепить семью, другие – усилить социальное развитие, третьи – улучшить демографическую ситуацию. В практических целях применяются следующие группы мер: выплаты пособий матерям (единовременные при родах); отпуск после родов, который предоставляется матери; отпуск по уходу за ребенком; семейные пособия (начисления к заработной плате); скидки в налогообложении; сокращение рабочего дня для работающих матерей; формирование сети детских учреждений и предоставление в них мест для всех желающих, дошкольное воспитание бесплатное или со скидкой; жилищные льготы; социальное обслуживание; регулярные ежемесячные суммы, выплачиваемые до тех пор, пока ребенок не достигнет определенного возраста.

Обеспокоенность социальными последствиями старения населения в западноевропейских странах возникла в конце 60 – начале 70-х годов. Старение населения – один из знаменательных демографических процессов, который нельзя ни остановить, ни повернуть вспять. Старением населения демографы называют увеличение относительной доли лиц пожилого возраста. Население страны считается постаревшим или стареющим, когда эта доля превышает 7–8% общей его численности. В большинстве экономически развитых государств Запада к категории пожилых принято относить людей 65 лет и старше. Удельный вес населения 65 лет и старше в Австрии в 1975г составлял 15%, в 1997г – 15%, в 1999 г. – 16%.[9]

По прогнозам во втором десятилетии XXI в. доля стариков в странах ЕС достигнет пика, ибо в пожилой возраст вступят поколения, родившиеся в период послевоенного бэби-бума (1946-1964 гг.).

Причины старения населения в странах ЕС двойственны. С одной стороны, это спад рождаемости, который приводит к сокращению доли детей и молодежи: если в 1960 г. суммарный коэффициент рождаемости в целом по ЕС составлял 2.61 ребенка на одну женщину, то в 1997 г. он упал до 1.4. С другой – рост продолжительности жизни. Средняя ожидаемая при рождении продолжительность жизни в странах ЕС в целом в 1996 г. превысила 80 лет для женщин и 74 года для мужчин.

Экономические и социальные последствия старения населения следующие. Во-первых, увеличивается доля пенсионеров по возрасту. На пенсионные фонды ложится непомерное бремя расходов на выплату пенсий, ибо сокращается удельный вес работоспособного населения, делающего взносы в эти фонды.

Во-вторых, увеличение доли пожилых людей ставит перед обществом задачу организации ухода за ними, тем более, что удельный вес лиц старше 80 лет растет быстрее, чем доля пожилых людей в целом. С 1960 по 1990 г. численность населения 80 лет и старше выросла в странах ЕС с 5 до 12 млн. человек, то есть на 140%.

В-третьих – медицинское обслуживание пожилых, потребность в котором по мере старения, естественно, возрастает. Медицинское обслуживание требует дополнительных средств, расширения сети медицинских, геронтологических учреждений, качественной перестройки системы здравоохранения.

В-четвертых, занятость пожилого населения, обеспечение работой “молодых пожилых”, желающих работать (к “молодым пожилым” относят, как правило, людей до 70-75 лет). Это сложная проблема, поскольку рабочих мест не хватает и для лиц трудоспособного возраста.

Старение населения воздействует на структуру материального производства и сферы услуг, изменяя ассортимент товаров и услуг в соответствии с запросами пожилых клиентов. Требуется изменить и некоторые технологические операции, приспособить машины и оборудование к возрастным особенностям работников. Запросам старших возрастов должны также отвечать возможности и удобства пользования средствами транспорта.

В 1982 г. в Вене была созвана Всемирная ассамблея по вопросам старения. С тех пор государственный и общественный интерес к феномену старения населения стал нарастать. Расширился круг исследований в области геронтологии и социального обеспечения пожилых, стала признаваться необходимость государственной социальной политики в отношении старшего поколения.

В 1991 г. Европейский союз создал специальную организацию по мониторингу за старением населения и пожилыми людьми. Ее задача – готовить обзоры по вопросам старения, привлекая к работе экспертов из стран ЕС. Организация не будет проводить самостоятельных исследований, но намерена поощрять их на национальном и межнациональном уровнях с тем, чтобы получить ответы на вопросы, возникающие при реализации политики по отношению к пожилым. Другая организация, тоже созданная при поддержке ЕС, занимается исследованием проблем пожилых. Предполагается также подготовить выборочную микроперепись пожилого населения государств ЕС.

В ряде стран существуют законы и подзаконные акты, которые устанавливают возраст, когда человек должен оставить работу. В Австрии такой границей является 65 лет. Но жизнь не всегда укладывается в жесткие предписания законодателей. Поэтому в соответствии с некоторыми пенсионными системами поощряется досрочный выход на пенсию.

С одной стороны, налицо тенденция более раннего выхода на пенсию, что ведет к некоторому снижению пенсионных выплат. С другой – часть профессионалов, особенно высокого уровня, не желает выходить на пенсию даже в установленное законом время. В целом, однако, доля работающих после 65 лет сокращается.

Количество работающих мужчин в возрасте от 55 до 64 лет составляет 19,1%, в возрасте от 65 лет и выше – 3,7%. Доля работающих женщин в возрасте от 55 до 64 лет – 8,7%, в возрасте от 65 и выше – 1,6%. Средние показатели таковы: 12,8% и 3,3% соответственно.[10]

Факторы, предопределяющие трудовую активность населения старших возрастов, разнообразны. Одним позволяет работать хорошее здоровье, другим необходимо улучшить материальное положение, третьи получают от работы моральное удовлетворение и т.д. После 65 лет работают в основном лица высокого должностного уровня, лица с высшим образованием, те, кому трудовая деятельность приносит духовное удовлетворение и никакое другое занятие не может ее заменить. Мелкие предприниматели-собственники, если позволяет здоровье, также редко прекращают работу с наступлением пенсионного возраста.

Опросы лиц предпенсионного возраста, проводившиеся в ряде стран, выявили определенную закономерность. Около половины или несколько более опрошенных намерены сразу же прекратить работу после достижения пенсионного возраста. Большинство остальных хотели бы работать по совместительству или на условиях неполной занятости. И, наконец, от 10 до 20% готовы продолжать трудиться, часть из них – лишь при сохранении пенсии и предоставлении налоговых льгот.

Причины более раннего прекращения трудовой деятельности также многоплановы. Ухудшение здоровья как главный побудительный мотив выхода на пенсию многими не называется (состояние здоровья западноевропейцев за последние десятилетия улучшилось). Более существенны другие неписаные правила. Уже после 40 лет людям чинят препятствия при трудоустройстве, за равный труд платят меньше, переводят на менее престижную должность или работу, не соответствующую специальности.

Огромный приток женщин на рынок труда ведет в некоторых странах к вытеснению пожилых мужчин. Применение принципиально новой техники и технологии производства также вытесняет старшее поколение из состава рабочей силы. Переподготовку пожилых предприниматели считают невыгодной – средства целесообразнее вкладывать в обучение молодых, перспективных работников, у которых впереди еще много лет трудовой жизни.

Некоторые специалисты утверждают, что труд пожилых рабочих малопроизводителен. В связи с этим в странах Запада в последние годы был проведен ряд исследований, посвященных влиянию возраста на производительность труда. Исследования показали, что пожилые работники в физическом и умственном отношении не представляют собой однородной массы. У рабочих некоторых отраслей промышленности (обувная, швейная, мебельная) снижение производительности труда начинается после 45 лет, у сортировщиков почты – после 60 лет, у конторских работников прежняя производительность сохраняется и после 60 лет.

Кроме того, выявлено, что с возрастом могут развиться новые способности, и если работа по своему характеру подходит пожилым, многие из них оказываются более умелыми, чем молодые. Чтобы полнее использовать возможности пожилых, рабочее место нужно приспособить к органическим изменениям, которые происходят при старении. У пожилых рабочих ниже текучесть, пропуски рабочих дней у них не больше, чем у молодых фабрично-заводских рабочих, да и производственные травмы со стариками случаются не чаще, чем с молодыми, хотя характер их различен.

Что же касается лиц с высоким уровнем компетенции, то способность логически мыслить не очень снижается с возрастом, а некоторая замедленность восприятия компенсируется углублением знаний. Поэтому старение не обязательно должно вести к дисквалификации и еще в меньшей степени - к отстранению от работы или увольнению. Некоторые эксперты предлагают при определении возраста обязательного ухода на пенсию исходить из функционального, а не фактического календарного возраста, которые далеко не всегда совпадают.

Таким образом, вопрос о производительности труда работников разных возрастов не имеет однозначного ответа. Влияние старения на производительность зависит от характера требований, предъявляемых работой. Требования к физической силе в Австрии снижаются, а к опыту и знаниям – повышаются. Поэтому производительность труда у пожилых и молодых часто может быть одинакова. Более того, старение персонала сократит долю молодых неопытных работников, а это должно повысить средний уровень производительности труда.

Вопрос о социально-экономических последствиях старения населения широко обсуждается в научных и общественно-политических кругах стран ЕС. Особенно много дискутируют по поводу того, сможет ли экономика выдержать наплыв пенсионеров в связи с меняющейся возрастной структурой и тенденцией более раннего выхода на пенсию, существующей в последние десятилетия. И отвечают на этот вопрос отрицательно. В прошлом каждое новое поколение по численности было больше предыдущего и поэтому содержание стариков не ложилось столь тяжелым бременем на систему социального обеспечения. В ближайшей перспективе последующие поколения будут малочисленное предыдущих и их способность обеспечить своих предшественников жизненными благами сократится. Поскольку старение населения ведет к увеличению доли лиц с более низкими доходами, у работающих сократится спрос на продукцию некоторых отраслей промышленности. Уменьшение доли молодых (до 40 лет) мужчин неблагоприятно и по военным соображениям. Не исключен конфликт поколений: обострение конкуренции за рабочие места, рост отчужденности между возрастными группами. Постоянное увеличение отчислений в пенсионный фонд (удельный вес расходов на пенсионное обеспечение в Австрии составляет 17,8%)[11] вызывает недовольство у молодых. Вместе с тем политическая сила пожилых с ростом их численности увеличивается, и противоречия между молодыми и пожилыми могут создать напряженную социальную ситуацию.

Западноевропейские экономисты пытаются спрогнозировать картину развития общества с высокой долей пожилых людей. Одни видят эту перспективу в мрачных красках. Например, французские демографы А. Сови, Ж. Буржуа-Пиша, Ж. Кало, бывший премьер-министр Франции М. Дебре, германский демограф Б. Кайцер считают, что в результате сокращения доли молодежи в рабочей силе может уменьшиться гибкость экономической системы. Стареющее общество, по мнению этих авторов, консервативно, боится риска, нетерпимо к радикальным экспериментам, оно станет непрогрессивным, отстающим от других обществ не только по технической оснащенности и экономическому благосостоянию, но и в интеллектуальном отношении, в творческих достижениях. Торможение нововведений может привести к сокращению объема производства в расчете на душу населения, уменьшению реальной заработной платы, капиталовложений и спроса.

Некоторые экономисты считают, что увеличение взносов в пенсионные фонды приведет к сокращению сбережений работающих, которые делаются “на старость”. В результате уменьшатся инвестиционные ресурсы и замедлится повышение производительности труда. Таким образом, многие западные специалисты связывают старение населения с падением экономического потенциала.

Иную позицию занимает ряд других исследователей. В частности, английский социолог А. Комфорт полагает, что общество должно положить конец представлению о том, будто большинство пожилых являются иждивенцами. Предлагается найти применение полезным для общества качествам пожилых; создавать такие условия, чтобы лица, достигшие пенсионного возраста, могли заняться новыми формами труда, соответствующими их наклонностям, и при этом пользовались бы налоговыми льготами. Массовое удаление пожилых из состава рабочей силы, по мнению ряда авторов, является ошибкой. Те, кто способен, а их большинство, должны работать и получать соответствующую заработную плату.

В материалах Всемирной ассамблеи по проблемам старения отмечается, что в развитых странах с помощью государственной политики следует ограничить ранний выход на пенсию, отменить вычеты в пенсионный фонд из зарплаты пенсионеров, продолжающих работать, повысить привлекательность рабочей среды для пожилых, ввести для них более удобный подвижный график работы. Общий вывод Ассамблеи: старение населения не обязательно вызовет тяжелые экономические трудности.

“Бум стариков” постепенно охватывает весь мир, порождая немало проблем. Человечество должно отдавать себе отчет в важности задач, выдвигаемых в “век пожилых”, признать ценность старшего поколения, стимулировать людей всех возрастов. Страны Европейского союза уже немало сделали для достойной жизни пожилого населения. Но всеобъемлющая государственная политика еще ждет своей разработки.

Немаловажным фактором, влияющим на возрастной и социальный состав населения Австрии, является процесс иммиграции. Вторая мировая война и связанные с нею изменения в политическом строе многих государств и в их границах привели прежде всего к массовым перемещениям населения между европейскими странами. Наиболее многолюдные внешние миграции в субрегионе были связаны с массовым вселением немцев Германию из ряда других стран. Из них на территории Западной Германии осело 7,4, Восточной – 4,3 млн человек. Для Западной Европы в первый послевоенный период наиболее характерной была массовая репатриация людей из бывших колоний Великобритании, Франции, Нидерландов, Бельгии. Например, из Алжира во Францию возвратилось не менее 1 млн. французов, из Индонезии в Нидерланды 300 тыс. голландцев. Однако до середины 50-х годов Западная Европа имела еще отрицательное сальдо миграций, т. е. эмиграция превосходила иммиграцию.

В дальнейшем, однако, положение стало быстро изменяться, и Западная Европа превратилась в крупнейший в мире центр притяжения населения. В начале 70-х годов общее число иммигрантов составило уже 10 млн, а в начале 90-х годов оценивалось в 15 млн человек.

При этом произошло четкое размежевание стран по их функциям в данном процессе. Выделилась группа из девяти стран, привлекавших мигрантов, и группа стран, прежде всего в Южной Европе и Северной Африке, поставлявшая их. Кроме того, некоторое количество мигрантов прибывало из Азии и Америки.

Страны Число иммигрантов в млн человек Доля иммигрантов в общей численности населения, в %
Германия

Франция

Великобритания

Швейцария

Бельгия

Нидерланды

Швеция

Австрия

Люксембург

4,8

4,0

3,2

1,0

0,7

0,6

0,4

0,2

0,1

8,7

7,3

5,6

15,0

7,2

4,0

4,8

2,6

24,0


Причины превращения Западной Европы в крупный район притяжения мигрантов детально изучались многими зарубежными и отечественными географами. Главной причиной такого притяжения без всякого сомнения служит интерес в более высоком заработке и в более комфортных условиях труда и жизни, который “гости-рабочие” (“гастарбайтеры”) из более отсталых стран рассчитывают удовлетворить в самых высокоразвитых странах Западной Европы. Именно они и составляют большинство всех иммигрантов, причем их доля в экономически активном населении, как правило, заметно выше той доли иммигрантов во всем населении принимающих стран, которая показана в таблице.

В географическом плане большой интерес представляет и вопрос о том, как распределяются иностранные рабочие в пределах отдельных принимающих стран. Анализ показывает, что в большинстве своем они селятся в главных промышленных районах и крупных городах. В крупных городах доля иностранных рабочих в общем числе занятых составляет 20 –25%. Это объясняется тем, что “пришлые” рабочие, имеющие в большинстве низкую квалификацию, устремляются прежде всего в такие отрасли, как строительство, добывающая и металлургическая промышленность, на предприятия с однообразным конвейерным производством, а также подвизаются в качестве уборщиков улиц, помещений, продавцов газет, мойщиков автомашин и т. д.

Безусловно, что приток миллионов дополнительных тружеников в самые передовые страны Западной Европы способствовал ускорению процесса их реиндустриализации, перехода к постиндустриальной стадии развития. Но одновременно он привел и к обострению многих социальных противоречий – как на рынке рабочей силы, так и в общедемографическом плане, что связано с гораздо более высоким естественным приростом в семьях мигрантов и увеличением их доли в общем населении. Такие обострения особенно характерны для периодов экономических кризисов и спадов производства, сопровождающихся падением уровня жизни, ростом безработицы, инфляции и другими социальными потрясениями. Именно поэтому в 80-х годах большинство принимающих стран приняло меры по ограничению или даже прекращению вербовки новой рабочей силы за рубежом. Иммиграция продолжается почти исключительно с целью воссоединения семей, что не влечет за собой роста занятости на производстве. Большинство западноевропейских стран приняло государственные программы стимулирования репатриации официально зарегистрированных иностранцев. И тем не менее в ряде стран наличие большого числа иммигрантов вызывает массовые акции протеста, доходящие до вооруженных столкновений и погромов.

В начале 90-х годов на карте внешних миграций зарубежной Европы произошли большие изменения. Ныне все страны Западной Европы, за исключением Ирландии, имеют сальдо миграций либо положительное, либо близкое к нулю. Положительный баланс внешних миграций теперь даже у таких традиционных стран эмиграции, как Италия и Испания. А. Е. Слука отмечает, что изменилось и главное направление внутриевропейских миграций – на смену направлению Юг – Север пришло направление Восток – Запад.

На правах временных жителей в Австрии находятся свыше 160 тыс. иностранных рабочих (до экономического кризиса их было около 300 тыс.). Иностранные рабочие играют важную роль в экономической жизни Австрии. В настоящее время примерно каждый двенадцатый работающий по найму и каждый седьмой рабочий в Австрии – иностранец. Труд их выгоден предпринимателям, так как оплачивается ниже. Большей частью они заняты на тяжелой физической работе, не требующей высокой квалификации. С наступлением кризиса иностранные рабочие увольняются первыми.