История изучения бурых лесных почв

Бурые лесные почвы всегда представляли большой интерес для исследователей, вызывая многочисленные споры и расхождения во взглядах на вопросы об их распространение и формирование. Почвоведы пришли к единому мнению о типе бурых лесных почв не сразу, оставляя этот вопрос неясным достаточно долгое время. Таким образом, историю изучения бурых лесных почв можно разделить условно на четыре периода.

I период.

Бурыми почвами под лесной растительностью Р. Рисположенский (1892) называл своеобразные почвы коричнево-бурой окраски, развитые на красно-бурых пермских глинах или известняках, широко распространенные в бывшей Казанской губернии. Эти почвы внешне вполне сходны по цветному рисунку Р. Рисположенского с профилем бурых лесных почв Северного Кавказа или Крыма. Но С. В. Зонн совместно с А. Ф. Негановым изучив эти почвы в 1938 г. пришли к выводу, что данные почвы напоминают перегнойно-карбонатные, а их яркая окраска связана с цветом почвообразующей породы и со своеобразными условиями выщелачивания полуторных окислов железа и алюминия (Зонн, 1950).

Впервые бурые лесные почвы как биологический тип почв были выделены Э. Раманном в 1905г. под названием «Braunerde» (бурозем). Э. Раманн отметил, что эти почвы характерны для умеренно-теплых и умеренно-влажных лесов и широко распространены в Средней, Центральной и Южной Европе (Фридланд, 1986).

Однако К. Д. Глинка длительное время не считал бурые лесные почвы за самостоятельный генетический тип почв; он причислял эти почвы к типу подзолистых почв или деградированных черноземов, хотя и описывал очень типичные профили буроземных почв с текстурным гор. В, характерной языковатостью гор. А2 и с хорошо развитым своеобразным горизонтом оглинения. Лишь в работе 1914 г. К. Д. Глинка стал считать западноевропейские бурые лесные почвы за особую стадию кислого, подзолистого процесса почвообразования, образующего переход от подзолов к красноземам (Герасимов, 1959) на основе того, что при переходе из европейской части России в Западную Европу повышается температура и вегетационный период, а так же повышается количество атмосферных осадков, что обуславливает более энергичные процессы распада органических остатков и ослабление подзолистости (Зонн, 1950). Таким образом, К. Д. Глинку можно считать создателем теории, согласно которой формирование «буроземов» объясняется потеплением климата в условиях повышенного увлажнения, что характерно для климата Западной Европы.

Энергичную поддержку Э. Раманна о бурых лесных почвах как самостоятельном генетическом типе почв, свойственном Центральной Европе, оказал Г. Мургочи, авторитет того времени в Румынии. Он использовал термин Э. Раманна (Braunerde), трансформировав его в более распространенный термин «бурые лесные почвы» (Braune Waldboden). Он писал, что бурые почвы Раманна являются бурыми и красно-бурыми лесными почвами, отличными от русских подзолов и от немецких осветленных песков. Э. Раманн в своих наиболее поздних работах, продолжая выделять бурые лесные почвы в качестве самостоятельного генетического типа, стал различать среди них оподзоленные разновидности, для которых характерна слабая аккумуляция полуторных оксидов в средней части профиля (Огородников, 2004).

II период.

Вопрос о существовании бурых лесных почв на территории СССР оставался неясным до 20-х и 30-х годов, когда академик Л. И. Прасолов изучал горно-лесные почвы Крыма и Кавказа. Эти почвы развиваются в климатических условиях, близких к климатическим условиям Центральной и Южной Европы, и под растительностью, так же характерной для этой территории. Это дало основание Л. И. Прасолову указать на близость горно-лесных почв Крыма и Кавказа к лесным почвам Средней и Южной Европы и объединить их в один тип бурых лесных почв.

Особый взгляд на бурые лесные почвы высказал И. В. Тюрин в 1933 г., он считал возможным скрытоподзолистые почвы северной лесной зоны аналогизировать с бурыми лесными почвами Крыма и Кавказа, причем последние им рассматривались как особый «термический подтип» скрытоподзолистых почв. Эту же точку зрения значительно позже высказал Б. Ф. Петров в совместной работе с Л. И. Прасоловым в 1944г., указывая о необходимости более широкого толкования типа бурых лесных почв, позволяющего устранить те противоречия, которые затрудняют объединение русских серых оподзоленных почв и западноевропейских буроземов, относящихся к одному географо-генетическому типу (Зонн, 1950).

В 1926 – 1929 гг. Л. И. Прасолов в частичном соавторстве с Н. И. Антиповым-Каратаевым опубликовал ряд статей и очерков, основанных на полевых исследованиях и посвященных бурым лесным почвам Крыма и Кавказа (Фридланд, 1986). До 1933г. оба автора считали не вполне определившимся систематическое положение бурых лесных почв как своеобразного и довольно распространенного типа южных горных лиственных лесов.

Лишь после работ Л. И. Прасолова стали допускать, что в обстановке горных стран с умеренно-теплым климатом и определенным составом лесной растительности может формироваться генетически самостоятельный тип буроземов (Зонн, 1966). В 1947г. Прасолов опубликовал большую работу по бурым лесным почвам Кавказа, в которой обобщил многие литературные данные и полевые наблюдения. Он отметил следующие главные генетические особенности бурых лесных почв:

1) сравнительно интенсивное выветривание первичных минералов и образование вторичных;

2) обогащенность железом и алюминием;

3) относительно слабое развитие оподзоливания;

4) обменную кислотность, связанную не только с ионом водорода, но и также алюминия;

5) накопление хорошо разложенного гумуса типа «мюлль» (Герасимов, 1959).

Некоторые исследователи еще больше расширила понятие «бурозем», включая в него ряд типов. Так, Д. Г. Виленский считал, что «буроземы» образуют самостоятельный ряд почвообразования, занимающий в своем географическом распространение совершенно определенное место между подзолистыми, черноземными, сероземными и красноземными рядами. В состав этого ряда входит несколько почвенных типов, от насыщенных буроземов под травянистой растительностью, до выщелоченных, деградированных и оподзоленных под широколиственными лесами (Фридланд по Виленскому, 1947).

III период.

Позже бурые лесные почвы выделяют на Дальнем Востоке. В 1948г. в своей работе по Кавказу и Дальнему Востоку Ю. А. Ливеровский подтверждает главные генетические особенности бурых лесных почв, указанные Прасоловым. Он производит всестороннее сравнение бурых лесных почв с серыми лесными, а также анализирует роль материнских пород, состава растительности и климата в образовании бурых лесных почв; и приходит к выводу, что «бурые лесные и серые лесные почвы являются близкими, но все же различными типами почвообразования».

Вместе с тем уже в те годы в научной литературе неоднократно высказывалось мнение о неоднородности типа бурых лесных почв и о значительных отличиях характеристик многих почв, рассматриваемых как бурые лесные, от характеристик, данных Прасоловым. Так, если обратится к частым работам, в которых характеризуются бурые лесные почвы Кавказа, Карпат и Средней Азии, то можно столкнуться с совершенно различными определениями их сущности (Герасимов, 1959).

Н. Б. Вернандер в 1947г., описывая почвы Закарпатья, приходит к выводу, что там к бурым лесным почвам могут быть отнесены только почвы горной области. В более низких частях Н. Б. Вернандер выделяет (но не обосновывает) подтип «буроземно-подзолистых» почв. В Средней Азии, на юго-западных склонах Ферганского хребта, в 1947г Д. Г. Виленским, И. П. Герасимовым и Ю. А. Ливеровским под ореховыми лесами были выделены почвы, в которых первый автор видит типичные бурые лесные почвы, описанные Раманном, а двое других выделяют их особый тип черно-бурых почв, тем самым, подчеркивая их самостоятельность (Зонн, 1950).

В. М. Фридланд (1986) считал, что главные различия в условиях развития горно-лесных почв подзолистой зоны и горно-лесных бурых почв заключаются в температурном режиме, количестве влаги, участвующей в процессе почвообразования и, что особенно важно, в характере растительности. При довольно близких коэффициентах увлажнения (1-1,5 в подзолистой зоне и 1-2 в зоне бурых лесных почв, по данным Н. Н. Иванова (1948)) количество влаги, влияющей на идущие в почвах процессы, в зоне горно-лесных почв значительно больше. Активность влияния этих вод усиливается еще и более высокими температурами.

IV период.

Процесс перемещения глинистого вещества без разрушения впервые был назван Уденом и Обером как процесс «lessivage» в результате изучения генезиса бурых лесных почв. В 1951г Ф. Дюшофур выдвинул представление о лессиваже как процессе, предшествующем подзолистому процессу, и под влиянием которого формируются почвы, внешне подобные подзолистым, но внутренне отличающиеся от них иным поведением коллоидной части (Зонн, 1966). Последующие исследования показали, что этот процесс имеет большой ареал. Этот процесс позволил по-новому оценить почвенные процессы, которые протекают в бурых лесных почвах. Т. Ф. Урушадзе указывала, что под бурыми лесными почвами в ГДР понимают почвы, в которых интенсивное выветривание приводит к образованию глинистых минералов и освобождению железа без заметного передвижения R2O3 и формы перегноя типа – «мюлль» (Урушадзе по Эвальду и Кундлеру, 1987).

И. Н. Антипов-Каратаев (1947) отмечал, что наиболее полные аналитические материалы представлены для бурых лесных почв Швеции (Лунбланд), Швейцарии (Пальманн и др.), Югославии (Стебут); менее полные данные имеются для бурых лесных почв Великобритании и других стран. Это дало основание И. Н. Антипову-Каратаеву считать, что вопрос о самостоятельности типа бурых лесных почв вполне решен. Также он указывал, что в некоторых странах (США, Великобритания, Швеция, Румыния, Югославия) бурые лесные почвы граничат с подзолистыми почвами и, с другой стороны, переходят в красноземы (США, Венгрия, Румыния, Югославия). На основе этого он приходит к выводу: «…таким образом, становится понятным, почему некоторые исследователи рассматривают бурые лесные как подтип подзолистых почв, а другие подтип как подтип серых лесных почв».

Итак, понадобился ряд лет, чтобы тип бурых лесных почв получил признание, но лишь в границах южных горных стран Крыма и Кавказа, и на Дальнем Востоке. И. Н. Антипов-Каратаев вообще ограничивал их распространение районами со среднегодовой температурой 7-11оС и годовой суммой осадков 500-1200мм.

Но большое число работ о лесных почвах показало, что ареал развития бурых лесных почв значительно шире, чем предполагалось ранее. Они были выделены в Западной и Восточной Грузии (Тарасашвили, 1939, 1956), Северной Осетии (Зонн, 1950), Карпатах (Вернандер, 1951), на Малом Кавказе (Салаев, 1966). Так же они были описаны на Сахалине (Петров, 1947; Ивлев, 1968) и в Средней Сибири. Позднее подтвердили возможность о распространении бурых лесных почв в более холодных областях России. Бурые лесные почвы стали выделять под темно-хвойными лесами на Кавказе, в Карпатах, а так же в более континентальных областях – на Урале (Фирсова, 1968), в Саянах (Вишнякова и др., 1968; Смирнов, 1966, 1970), на Алтае (Градобоев, 1955, 1958; Ковалева, 1974) и Кузнецком Алатау (1966) (Огородников, 2004).

Обратимся к вопросу о разделении горно-лесных бурых почв. Л. И. Прасолов (1929) на основании полевых наблюдений в Крыму выделил два главных подтипа бурых лесных почв, один из которых он определил как оподзоленную разновидность черноземов.

На совещании по картографии и номенклатуре почв в 1950г. (Вадковская, Ерохина, Фридлад, 1950) было принято деление типа горно-лесных бурых почв на пять подтипов: оподзоленные, ненасыщенные, насыщенные, остаточно-карбонатные и дерновые. И. П. Герасимовым с использованием общих принципов систематики СССР была разработана основная система разделения бурых лесных почв в Центральной Европе (Огородников, Читоркина, 2004).

Бурые лесные почвы до сих пор исследуются и находятся новые территории из распространения. Так, в 2006 г. Н. М. Костенко и В. И. Ознобихин исследовали бурые лесные почвы Хабаровского края и Еврейской автономной области; Л. Н. Пуртова и М. П. Зимин (2007) работали с бурыми лесными почвами юга Дальнего Востока для установления влияния на них фитогенных полей.

Итак, история изучения бурых лесных почв растянулась на довольно широкий период по времени. Изначально бурые лесные почвы не имели четкого ареала распространения, а вопрос о самостоятельности типа бурых лесных почв многие исследователи не признавали. Это во многом задержало развитие взглядов на многообразие проявление форм почвообразования в одних и тех же зональных биоклиматических условиях.

Ряд исследований бурых лесных почв советскими почвоведами дал возможность выделению их в самостоятельный тип. Их стали выделять под определенной растительностью и в соответствии с определенными климатическими условиями. Также была отмечена повсеместная закономерность соседства с подзолистыми почвами; и довольно часто среди бурых почв выделяли оподзоленные разновидности.

Впоследствии знания о бурых лесных почвах обобщались, что позволило окончательно выделить их в самостоятельный генетический тип, а так же выделить характерные процессы почвообразования, свойственные этим почвам. Благодаря многочисленным исследованиям бурые лесные почвы стали выделять практически повсеместно, даже в более холодных климатических условиях. Это привело к тому, что бурые лесные почвы или буроземы сейчас считаются самым распространенным видом лесных почв.