История развития черной металлургии

Черная металлургия России средних веков и второй полвины XVIII в.

Выплавка чугуна в России в промышленном масштабе была начата в 1637 г. на построенном голландцем Андреем Виниусом железоделательном предприятии на берегу реки Тулица  (в районе г. Тулы), вблизи Дедиловского месторождения бурых железняков. Предприятие состояло из четырех заводов, названных Городищенскими.  На заводах были построены две плавильни с доменными печами, молотовые амбары с кричными горнами для передела чугуна в железо и «боевыми» молотами для проковки его, амбары, в которых размещались приспособления для сверления стволов пушек. Производились здесь в основном пушки, пищали, ядра, выделывалось прутковое и связное железо. Доменные печи были установлены в плавильне, представлявшей собой бревенчатое крытое помещение длиной 21-28 м и шириной 12-17 м.

По высоте (8,5 м) доменные печи на Городищенских заводах были одними из наиболее высоких в Европе. О размерах производства можно судить по переписной книге Афанасия Фонвизина, 1662 г.: « В сутки в горн всыпают руды по 200 пуд[1], уголья по 20-ти возов, а в возу по 15-ти пуд. В те же сутки ис той руды выливают чюгунново железа по сту и по сту пуд; в те же сутки выпусков из горна бывает тому железу дважды …»[2].

Ввод в эксплуатацию Городищенских заводов послужил началом строительства ряда других металлургических предприятий в России. В течение XVII в. были построены две плавильни («домны») на Олонецких заводах и по одной плавильне на Портовском, Угодском (Калужский уезд), Вепрейском (Алексинский уезд) и Павловском (Подмосковье, вблизи г. Можайска) заводах.

По данным немецкого металлурга Германа, общая производительность железоделательных заводов России в 1674 г. достигала 150 тыс. пудов.[3]

В XVIII в., после преобразований Петра I, Россия вышла на первое место в мире по выплавке чугуна, давая свыше трети мирового его производства. Значительную часть чугуна и железа (30-80%) Россия вывозила за границу, главным образом в Англию, где недостаток древесины резко ограничивал выплавку чугуна. Неисчерпаемые запасы древесного топлива и дешевый, в значительной части крепостной, труд составляли в то время преимущества России в производстве черных металлов. Главным металлургическим районом был Урал.

На протяжении XVIII в. частным промышленникам принадлежало 253 завода, из которых 227 они построили сами и 26 получили от казны.

Таблица 1 – Рост числа частных заводов России в XVIII в.

 
Число заводов
Годы
Построено

Получено

от казны

Продано

казне

Прекратило

существование

Осталось

1701-1710
2

1

-

-

3

1711-1720
8

-

-

-

11

1721-1730
21

1

-

1

32

1731-1740
22

-

-

3

51

1741-1750
31

-

2

6

74

1751-1760
52

22

-

10

138

1761-1770
42

-

13

19

148

1771-1780
21

2

-

18

153

1781-1790
17

-

4

2

164

1791-1800
11

-

8

-

167

ИТОГО
227

26

27

59

 

Из таблицы 1 следует, что число частных заводов увеличивалось из десятилетия в десятилетие, но не с одинаковой интенсивностью – в течение первых двух и последних двух десятилетий XVIII в. строительство предприятий протекало медленно: за эти 40 лет их было введено в строй только 38. Бурный подъем промышленности падает на 1740-1760-е гг.  За эти 30 лет частная металлургия пополнилась 125 вновь построенными предприятиями, а вместе с полученными от казны это составит 147 предприятий. Таким образом, за 30 лет наиболее интенсивного развития металлургии России было сооружено 55% заводов, построенных на протяжении всего столетия.

Из табл. 2 видно, что на Урале и в Сибири за столетие было построено заводов в два раза больше, чем в Европейской России. Если учесть заводы, значившиеся в числе действующих к концу XVIII в., то на Урале их было больше в три раза, чем в Европейской России.

Огромные домны уральских заводов обладали высокой производительностью, так что они давали в 1800 г. 7071 тыс. пуд. чугуна (113,1 тыс. т. чугуна) против 1577 тыс. пуд. (25,2 тыс. т. чугуна), выплавлявшихся на заводах Европейской части России, т.е. в 4,5 раза больше.[4]

Численность заводов на Урале продолжала увеличиваться, хотя далеко неравномерно, почти в течение всего столетия. Иным представляется рост числа заводов в Подмосковном металлургическом районе. Увеличение числа заводов происходило здесь до середины столетия. Затем наступил некоторый спад, продолжавшийся два десятилетия (1761-1780 гг.), сменившийся новым подъемом в конце века.

Отдельные отрасли металлургической промышленности развивались неравномерно, табл. 3.

Данные таблицы 3 свидетельствуют о неуклонном увеличении числа действующих предприятий в черной металлургии – из десятилетия в десятилетие то более быстрыми, то медленными темпами в строй вводились новые заводы. Кривая развития медеплавильной промышленности была иной. Частные медеплавильные заводы стали строить на два десятилетия позже, чем заводы черной металлургии. Но главное различие состояло в том, что медеплавильная промышленность в конце столетия вступила в полосу упадка, в то время как черная металлургия продолжала развиваться.

Статистический материал о металлургии России помогает обосновать вывод о переломе в развитии экономики страны, наступившем в середине XVIII в. Это наблюдение подтверждается не только числом построенных заводов, количеством выплавленного металла, но и притоком новых промышленников в металлургию.

Таблица 4 – Вовлечение новых промышленников в металлургию

 

Годы

Всего

в том числе

Годы Всего

в том числе

 

 

дворян

купцов

 

 

дворян

купцов

1701-1710

1

-

1

1751-1760

32

16

16

1711-1720

7

-

7

1761-1770

31

10

21

1721-1730

12

1

11

1771-1780

8

4

4

1731-1740

17

-

17

1781-1790

6

5

1

1741-1750

35

3

32

1791-1800

7

4

3

Максимальный приток промышленников падает тоже на середину столетия – 1740-1760-е годы. Наличие серьезных сдвигов в экономике страны в это время подтверждается как вовлечением купеческих капиталов в металлургию, так и ростом дворянского предпринимательства.

История формирования промышленных хозяйств свидетельствует о громадной концентрации производства в руках немногих династий. Шести фамилиям промышленников к концу столетия принадлежало 94 действующих предприятия. Если учесть, что к 1800 г. русская металлургия насчитывала 167 вододействующих заводов, то доля шести фамилий составляла 57%. Производительность их предприятий вполне соответствовала отмеченному выше удельному весу. Так, в 1800 г. заводы четырех фамилий заводовладельцев (Демидовы, Яковлевы, Баташовы и Мосоловы) выковывали половину железа, производившегося в России (3 160 млн. пуд,  из 6 154 млн. пуд.).

Таблица 5 – Развитие крупнейших промышленных хозяйств России на протяжении XVIII в.

Фамилии

заводовладельцев

Построено

заводов

Куплено заводов

Утрачено заводов

Осталось действующих

Демидовы

50

4

25

29

Яковлевы

9

16

-

25

Баташовы

14

4

4

14

Осокины

10

2

1

11

Мосоловы

13

2

7

8

ИТОГО

96

28

37

87

В XIX в. Россия отстала по выплавке чугуна сначала от Англии, а затем и от  Франции, Германии, Соединенных штатов Америки и даже от Бельгии. В 1885 г. удельный вес России в мировом производстве чугуна составлял только 2,7%. Импорт чугуна в Россию достигал 50% от внутреннего его производства. Но в конце XIX в., вместе с развитием капиталистических отношений в стране, развитие горной промышленности пошло в России быстрее, чем в Западной Европе, отчасти даже быстрее чем в Северной Америке.  За период 1885-1900 гг. выплавка чугуна в России (в границах того времени) увеличилась с 527 до 2934 тыс. т. в год, а удельный вес ее в мировой выплавке чугуна возрос до 7,2%, и она заняла четвертое место в мире. При этом Урал с его сильными пережитками крепостничества уступил место Югу, развивающемуся на капиталистических началах с значительным притоком иностранных капиталов.

Рационализация производства осуществлялась крайне медленными темпами и не могла преодолеть полностью технической отсталости уральской промышленности. Главной преградой на этом пути была частная собственность. Так, рудные богатства горы Благодати до революции были поделены между несколькими владельцами. Каждый из них выбирал руду повыгоднее и подешевле, а менее качественные руды попадали в отвалы. Последние настолько разрослись, что не давали возможности вести добычу новых руд. Однако строительство обогатительной фабрики не сулило горнозаводчикам больших прибылей, да и сговориться они толком не могли. Только в 1916 г. были сделаны первые попытки в разрешении этого вопроса.

Развитие черной металлургии в XX веке

В течение первого десятилетия XX в. рост черной металлургии России замедлился вследствие экономических кризисов, а отчасти в связи с образованием монополий в горно-заводской промышленности России, политика которых привела к разорению слабых предприятий, закрытию десятков заводов, к сокращению производственной мощности черной металлургии.

Производство чугуна, стали  и проката в 1913 г. характеризовалось следующими данными (табл.1).

Таблица 1

Территория

Производство, тыс. т.

 

чугуна

стали

проката

в границах царской России

4635

4878

4039

в границах СССР до 17 сентября 1939 г.

4216

4231

3506

в границах СССР после 17 сентября 1939 г.

4216

4357

3594

По производству черных металлов Россия занимала перед первой мировой войной пятое место в мире. Производство чугуна в России на душу населения было меньше, чем в США в 11 раз, в Германии в 8 раз и в Англии в 6 раз. Уровень производства металла не соответствовал размерам страны, количеству ее населения и богатейшим природным ресурсам.

Отставание русской металлургии от развития металлургии в других странах было вызвано наличием в России огромной резервной армии труда, безграничным предложением дешевой рабочей силы, вследствие чего капиталистам было невыгодно механизировать производственные процессы в черной металлургии. Поэтому, иностранные капиталисты при строительстве металлургических заводов на Юге России хотя и ориентировались на зарубежные  технические достижения, однако механизацию применяли лишь в тех случаях, когда ручной труд был недостаточен для обслуживания производственных процессов.  К тому же уральская металлургия сохранялась как древесно-угольная, с ее малыми доменными печами и малой производительностью заводов. Свыше 70% доменных печей имели полезный объем до 300 куб. м.  Мартеновские печи были малого тоннажа (в среднем 25-30 т) и работали большей частью на низкокалорийном топливе. Средняя годовая производительность заводов чугуна составляла около 60 тыс. т, доменной печи 24,5 тыс. т. чугуна, мартеновской печи – 14,3 тыс. т. стали, прокатного стана – около 12 тыс. т. проката. Крупнейшие заводы Юга выплавляли лишь 200-400 тыс. т. чугуна в год.

Низкий уровень производства в черной металлургии России особенно очевиден, если учесть, что к началу шестой пятилетки среднегодовая выплавка чугуна на 1 доменную печь в СССР была в 13 раз, а выплавка стали на 1 мартеновскую печь – почти в 6 раз выше, чем в 1913 г. Низкая выплавка чугуна на 1 доменную печь в 1913 г. объясняется нет только малыми размерами, но и плохим их использованием (коэффициент использования полезного объема составлял в 1913 г. – 2,3, т.е. почти в 3 раза хуже, чем в 1955 г.). Примерно то же относится и к производству стали.

Качественной стали производилось всего несколько десятков тысяч тонн (главным образом, углеродистой стали). Потребность в специальных сталях удовлетворялась почти целиком импортом. Выплавка стали в электрических печах только начиналась (1913 г. – 3,5 тыс. т.) Из ферросплавов выплавляли только доменные – ферромарганец, зеркальный чугун, низкопроцентный ферросилиций. Производство электроферросплавов в незначительных количествах началось на Урале лишь перед самой войной.

Условия труда на заводах черной металлургии в дореволюционной России были крайне тяжелыми. разгрузка сырья и топлива на складах, загрузка доменных печей, уборка чугуна и шлака, пробивка и забивка чугунных и шлаковых леток, разделка сортировка металлического лома, подача твердой шихты и завалка ее в сталеплавильные печи, подготовка канав для разливки стали в слитки, обслуживание нагревательных печей и прокатных станов – все это требовало тяжелого физического труда.

Первая мировая война еще более ухудшила условия работы на заводах черной металлургии, так как подготовка к войне и ее проведение отвлекала силы и средства, необходимые для капитальных ремонтов оборудования, а также вследствие оторванности России от стран Западной Европы, снабжавших русские металлургические заводы основным оборудованием.

Большой ущерб металлургии был нанесен также мобилизацией в армию квалифицированных рабочих в первый год войны. Отрицательное влияние на металлургию оказала общая хозяйственная разруха в связи с затянувшейся войной, особенно разруха на железнодорожном транспорте, сокращение добычи топлива и продовольственный кризис. Вследствие этих причин выплавка чугуна после начала войны заметно снизилась, а в производстве стали и проката наблюдалось чередование небольших подъемов и глубоких спадов (табл. 2).

Таблица 2

Годы

Производство, тыс. т.

 

чугуна

стали

проката

стальных труб

1913

4216

4231

3509

77,7

1914

4137

4466

3648

87,3

1915

3764

4120

3266

68,2

1916

3804

4276

3377

77,8

1917

2964

3080

2446

56,3

Октябрьская революция открыла для России новые пути социального переустройства и экономического прогресса. Однако в первые годы Советской власти в связи с сопротивлением внешних и внутренних реакционных сил, гражданской войной, блокадой и интервенцией положение всей промышленности, и особенно черной металлургии было тяжелым, так как вооруженная борьба захватила основные металлургические районы страны – Юг и Урал. Вновь создаваемый аппарат не имел опыта в руководстве хозяйством, в стране наступил продовольственный кризис.

Уровень производства черных металлов в первые годы Советской власти характеризуется следующими цифрами.

Таблица 1

Годы

Выпуск черных металлов, тыс. т.

 

чугуна

стали

проката

стальных труб

1918

597

402

357

8,2

1919

117

199

179

4,1

1920

116

194

147

-

1921

117

220

165

-

Следует отметить, что падение производства черных металлов было неравномерным в разных металлургических районах, что видно из следующих данных за 1920 г. (в % от 1913 г. по району):

Районы

Чугун

Сталь

Прокат

Юг

0,5

1,6

1,8

Центр и Северо-Запад

18,1

5,3

3,6

Урал и Приуралье

9,0

13,0

12,9

Наибольшее падение производства было на Юге. Это объясняется тем, что на Юге шахты и рудники были затоплены, железнодорожный транспорт парализован. Металлургия Центра и Урала, работающая на древесном топливе, с примитивными способами добычи железной руды и при широком использовании гужевого транспорта в 20-е годы зависела главным образом от выделения для заводов продовольственных и фуражных ресурсов. Таким образом, после окончания гражданской войны  и интервенции приходилось начинать восстановление черной металлургии от неслыханно низкого уровня, значительно отстающего от уровня всей крупной промышленности, продукция которой в 1920 г.  составляла 13,8% от 1913 г.

Низкий уровень промышленности, особенно черной металлургии, являющейся основой промышленного развития, требовал принятия срочных и эффективных мер для восстановления всего разрушенного хозяйства страны.

Развитие Урала после Октябрьской революции имело свои особенности и трудности, обусловленные его исторической эволюцией.

На протяжении периода с 1917-1925 гг. Урал являлся основной базой, снабжающей страну черным металлом.

Горнозаводчики Урала с первых после революционных дней выступали против всех мероприятий Советской власти. В результате саботажа в конце 1917 - начале 1918 г. на Урале сложилось чрезвычайно тяжелое положение.

В конце января 1918 года была принята «Инструкция по организации управления национализированными заводами Урала», в которой предусматривалось, что все бывшие казенные и национализированные – бывшие частные – заводы образуют один областной трест «как организацию производства» и один синдикат «как организацию продажи и сбыта». III областной съезд Советов рабочих и солдатских депутатов утвердил деловые советы как обязательный образец для управления всеми национализированными заводами Урала. 

К концу февраля 1918 г. в руки пролетарской власти на Урале перешли 8 горнозаводских округов (36 предприятий черной металлургии) и бывшие казенные металлургические заводы Урала. Накануне первой мировой войны эти заводы производили 39,6 млн. пуд. чугуна и 24,6 млн. пуд. проката, или соответственно 70 и 65% общеуральского производства.

С февраля 1918 г. происходят изменения в условиях национализации уральской промышленности. Организация действенного контроля на заводах и появление нового, общественного сектора в промышленности в значительной мере парализовали саботаж горнозаводчиков Урала, что привело к значительному изменению форм и методов национализации промышленности на Урале.

К апрелю 1918 года в ведении Областного правления национализированных предприятий Урала находилось 13 бывших казенных и 53 бывших частных, национализированных заводов металлургической промышленности Урала (всего 66 заводов). Не были национализированы еще 34 завода. Процесс национализации закончился к августу 1918 г.

Следующей важной задачей явилось формирование аппарата управления промышленностью. В 1918 г. основными органами управления промышленностью на Урале были Областное правление национализированных предприятий Урала и деловые советы округов и заводов.

К компетенции Областного правления относились организация управления и руководство производством, координирование деятельности округов и заводов.

Правление определяло объем производства, устанавливало виды производимой продукции, изыскивало источники финансирования, регулировало сбыт. Областное правление получило право утверждать составы деловых советов.

Деловые советы заводов избирались на общезаводских собраниях. Было установлено общее соотношение членов этих органов управления: 2/3 от рабочих и 1/3 от служащих и инженерно-технического персонала.

Новые органы управления стали проводить планомерную работу по преодолению разрухи, демобилизации промышленности.

Первоначальное отсутствие средств мешало осуществлению этих задач. В конце 1917 года Совнарком принял решение о порядке финансирования Уральского района. Открываемой вновь Екатеринбургской конторе немедленно выделялись значительные средства до 500 млн. руб. Эти ассигнования дали уральским областным органам известные оборотные средства. Органы Советской власти были вынуждены финансировать в это время и ненационализированные предприятия.

Несмотря на принятые меры, финансовое положение Урала было довольно тяжелым. В январе 1918 года уральская промышленность получила только 31% требуемых средств.

Помимо получения средств от государства использовались и внутренние ресурсы: практиковался залог металлов и продажа изделий на рынке. а иногда – обложение местной буржуазии налогом.

Финансирование национализированных предприятий Урала должно было обеспечить демобилизацию промышленности и перестройку ее на производство мирной продукции. Особые трудности возникали при демобилизации металлообрабатывающих заводов. За годы  войны количество рабочих на этих заводах значительно увеличилось и демобилизация промышленности в значительной степени должна была учитывать необходимость предотвращения безработицы.

К концу марта 1918 года производство вооружения прекратилось почти на всех заводах, правда, на этой стадии демобилизация ограничивалась простым закрытием цехов. В конце апреля на некоторых заводах рассматривалась возможность выпуска оборудования для железных дорог. Важную роль в демобилизации промышленности играло обслуживание нужд сельского хозяйства.

Наряду с переоборудованием старых заводов ставились задачи по организации новых производств. Областная конференция фабзавкомов приняла решения о строительстве новых заводов.

Плодотворная работа по восстановлению и организации деятельности металлургических заводов Урала стала приносить некоторые результаты. Конечно, невозможно было преодолеть влияние разрухи за несколько месяцев.

Непосредственными причинами некоторого сокращения металлургического производства явились недостаток горючего, уменьшение количества доставляемых на заводы материалов и др.

Уменьшение выплавки чугуна отразилось на производстве стали и прокатных изделий. На состояние прокатного производства существенное влияние оказывала также и перестройка его на мирные виды продукции.

Огромный ущерб нанесла деятельность белогвардейцев рабочим кадрам уральской металлургии. Тысячи из них стали жертвами колчаковцев. Часть рабочих ушла  с производства. При отступлении белые угнали с собой большую часть инженерно-технического персонала и других квалифицированных работников различных специальностей.

При отступлении колчаковцы портили и увозили с собой оборудование, части машин, станков и т.п. Они затопляли угольные шахты, рудники, выводили из строя насосы и т.д.

Общая сумма ущерба, причиненного крупной промышленности Урала оценивалось более чем в 80 млн. золотых рублей, причем более половины составляли убытки заводов черной металлургии.

По размерам выплавки чугуна Урал был отброшен  к уровню 70-х годов 18 века. Почти такое же положение сложилось и в производстве стали и проката. Характерным явлением того времени стал хронический простой оборудования, сокращение его производительности.

Эксплуатация большинства заводов в этих тяжелых условиях заставила поставить по новому вопросы организации производства.

Предусматривался переход уральской металлургии на минеральное топливо.

В 1920 году когда металлургия Украины еще только возобновляла свою деятельность, Урал стал основной базой производства черного металла в Республике.

К началу 1922 года перед промышленностью страны была поставлена задача завершить комплекс первоначальных преобразований, который складывался при проведении нэпа. Переход к трестовской форме организации и на начала хозрасчета, участие промышленности в овладении и регулировании рынком и денежным обращением являлись важнейшими звеньями перестройки промышленности на основании принципов НЭПа.

В 1920-1921 гг. выполнение планов восстановления металлургического производства затруднялось из-за отсутствия топлива, сырья и продовольствия, то с 1922 г. наметился в этом деле определенный перелом. Восстановительные работы прежде всего проводились на наиболее сохранившихся предприятиях. Отсутствие в стране производства металлургического оборудования заставило идти на крайние меры и перебрасывать с одних заводов (намеченных к ликвидации, а также с заводов, пуск которых намечался позднее) на другие не только материалы, но и оборудование – воздуховики, котлы, краны, станки, электромоторы. В подобной обстановке трудно было думать о повышении технического уровня восстанавливаемых заводов, однако по мере возможности капитальные ремонты агрегатов сопровождались отдельными техническими усовершенствованиями. Так, некоторые доменные и мартеновские печи перестраивались на больший объем и тоннаж, улучшались профили доменных печей.

Реконструкция действующих заводов способствовала быстрому увеличению производства при минимальных капитальных затратах, а также снижению издержек производства и себестоимости металла на старых заводах.

Основные  пути реконструкции южной металлургии были определены в постановлении ЦК ВКП(б) о «Югостали» (август 1929 г.); они сводились к следующему:

1. полное использование старого, пригодного для работы оборудования;

2. отбор лучших действующих заводов для ускорения их развития;

3. восстановление топливной и сырьевой базы, рациональная подготовка плавильных материалов.

Это постановление охватывало все стороны плана развития металлургии на Юге страны – разработку проектов реконструкции заводов, обеспечение сырьем, организацию производства, снижение себестоимости продукции, жилищно-бытовые вопросы и вопросы охраны труда.

Получение в годы первой пятилетки качественной стали в электрических печах было трудно осуществить в условиях острого дефицита электроэнергии, а освоение массового производства качественной стали в основных мартеновских печах требовало много времени, тогда как  развивающиеся новые отрасли машиностроения, в частности автотракторная, авиационная и оборонная промышленность, требовали увеличения выпуска специальной стали.

Запроектированные в 1927-1928 гг. заводы находились на уровне лучших заводов Западной Европы, но сильно отставали от последних достижений американской техники. Так, например, Магнитогорский завод должен был строиться на мощность 660 тыс. т. чугуна в год, Кузнецкий  - 330 тыс. т. Отсталость этих проектов ясна хотя бы из того, что в конце 70-х  одна доменная печь Магнитогорского завода давала примерно столько чугуна, сколько должен был давать весь этот завод по его первоначальному проекту.

Удельный вес новых заводов в продукции черной металлургии в 1932 г. Составил 23,4%. Строительство таких заводов, как «Азовсталь», Ново-Тульский и Ново-Липецкий доменные заводы, трубопрокатный завод в Никополе было дополнительно включено в первый пятилетний план после его утверждения.

Согласно второму пятилетнему плану народного хозяйства СССР на 1933-1937 гг. металлургия должна была увеличить выплавку чугуна за пятилетие в 2,6 раза (16 млн. т.), стали – в 2,9 раза (17 млн. т.) и производство проката – в 3 раза (13 млн. т.).

Задания второго пятилетнего плана по производству стали и проката были выполнены (по стали  - с превышением 4%). Выплавка чугуна была ниже на 1,5 млн. т, в связи с широким использованием металлического лома и установлением более целесообразных соотношений между производством стали и чугуна.

На  основе обновления производственного аппарата черной металлургии и успешного освоения новой техники производства были достигнуты значительные сдвиги в области производительности труда. Так, если за первое пятилетие производительность труда в черной металлургии возросла в среднем по сравнению с 1927-1928 гг. на 34,5%, то за второе пятилетие она увеличилась почти в 2,3 раза (на 126,3%).

По техническому уровню черная металлургия СССР вышла на передовые позиции в мире, а по размерам производства чугуна, стали и проката она заняла третье место (после США и Германии).

За три года третьей пятилетки выплавка чугуна и стали увеличилась только на 3%, тогда как за пять лет она должна была возрасти на 52% по чугуну и на 58% по стали.

Следует так же отметить снижение качества работы заводов черной металлургии в 1938-1939 гг. вследствие ослабления технического руководства.

В период войны огромное значение имел ускоренный подъем производства металла на Востоке.

К началу войны в восточных районах Советского Союза уже имелась черная металлургия, превосходящая по своей мощности всю металлургию царской России и совершенно несопоставимая с последней по своему техническому уровню и качеству продукции.

В марте 1946 г. был принят закон о пятилетнем плане восстановления и развития народного хозяйства Союза ССР на 1946-1950 гг., согласно которому вся промышленность СССР должна быть восстановлена и должна превзойти уровень 1940 г. Эта задача была успешно выполнена, в том числе и по черной металлургии. Довоенный уровень выплавки чугуна был восстановлен за 4 года, а стали – за 3 года. Вместе с работами, выполненными еще в период войны, весь восстановительный период в черной металлургии занял всего лишь 5-6 лет, тогда как после первой мировой и гражданской войн он продолжался 8 лет.

Сравнение показателей производства металла в 1950 г. с заданиями третьего пятилетнего плана на 1942 г. показывает, что война затормозила развитие черной металлургии СССР на восемь лет.

За годы четвертой пятилетки, в соответствии с директивами четвертого пятилетнего плана, были выполнены большие геологоразведочные работы, с целью расширения сырьевой базы черной металлургии, особенно в восточных районах.

Планом четвертой пятилетки предусматривалось дальнейшее развитие черной металлургии на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке, в том числе увеличение мощности Магнитогорского, Ново-Тагильского и Челябинского заводов, завершение строительства завода природнолегированного металла в Орске.

Директивами XIX съезда партии было предусмотрено увеличение производства за пятое пятилетие: по чугуну – на 76%, по стали – на 62% и по прокату – на 64%. Планом было предусмотрено опережение прироста выплавки чугуна в связи с использованием ресурсов военного металлолома и создавшимися за предшествующий период чрезмерным разрывом между выплавкой чугуна и выплавкой стали.

Такой путь увеличения мощности черной металлургии достигается с меньшими затратами и сроками строительства.

В строй действующих предприятий вступил Череповецкий завод и Орско-Халиловский комбинат. В конце пятилетки вступил в действие первые агрегаты Грузинского металлургического завода и трубного завода в Азербайджане.

План пятого пятилетия был выполнен с превышением по стали и прокату при невыполнении при недовыполнении на 0,5 млн. т. по чугуну. Рост производства чугуна сдерживался значительным отставанием капитального строительства и некоторым ухудшением качества сырых материалов (по содержанию железа).

В шестом пятилетии черной металлургии СССР значительно увеличило производство металла и довело выплавку чугуна примерно до 53 млн. т., стали до 68, 3 млн. т. и проката до 52,7 млн. т.