Новые концепции региональной экономики

В трудах основоположников региональной экономики регион выступал как сосредоточение природных ресурсов и населения, производства и потребления товаров, сферы обслуживания и не рассматривался как субъект экономических отношений, носитель особых экономических интересов. В современных теориях регион исследуется как многофункциональная и многоаспектная система. Наибольшее распространение получили четыре парадигмы (парадигма – исходная концептуальная схема) региона: регион – квазигосударство, регион – квазикорпорация, регион – рынок (рыночный ареал), регион – социум.

Регион как квазигосударство (квази - лат. как будто бы, мнимый, не настоящий) представляет собой относительно обособленную подсистему государства и национальной экономики. Во многих странах такие регионы аккумулируют все больше функций и финансовых ресурсов, ранее принадлежавших центру (процессы децентрализации и федерализации),

Одна из главных функций региональной власти – регулирование экономики региона. Взаимодействие общегосударственных (федеральных) и региональных властей, а также разные формы межрегиональных экономических отношений (например, в рамках межрегиональных ассоциаций экономического взаимодействия) обеспечивают функционирование региональных экономик в системе национальной экономики.

Регион как квазикорпорация – это крупный субъект собственности (региональной и муниципальной) и экономической деятельности. В таком качестве регионы становятся участниками конкурентной борьбы на рынках товаров, услуг, капитала (примерами могут служить защита торговой марки местных продуктов, соревнование за более высокий инвестиционный рейтинг и т.п.). Регион как экономический субъект взаимодействует с национальными и транснациональными корпорациями. Размещение штаб-квартир и филиалов корпорации, их механизмы ценообразования, распределения рабочих мест и заказов, трансфертов доходов, уплаты налогов оказывают сильное влияние на экономическое положение регионов. В не меньшей степени, чем современная корпорация регионы обладают значительным ресурсным потенциалом для саморазвития. Расширение экономической самостоятельности регионов (путем передачи экономических прав от центра - одно из главных направлений рыночных реформ.

Подход к региону как рынку, имеющему определенные границы (ареал), акцентируют внимание на общих условиях экономической деятельности (предпринимательский климат) и особенностях региональных рынках различных товаров и услуг, труда, кредитно-финансовых ресурсов, информации, знаний и т.д. Исследование в рамках данного подхода выделяют в особое направление – региональное регионоведение.

Указанные три парадигмы в теории региона включают проблему соотношения рыночного саморегулирования, государственного регулирования и социального контроля. Среди ученых-регионалистов редко встречаются приверженцы крайних позиций: или полностью рыночная экономики (крайний либерализм), или централизованно управляемая экономика. Множество теоретических оттенков умещается на платформе «социальное рыночное хозяйство», поэтому в теориях экономического региона значительное внимание уделяется преодолению фиаско рынка, принципам развития нерыночной сферы, производству и использованию нерыночных благ, регулированию естественных монополий, защите от негативных последствий частнопредпринимательской деятельности и т.д.

Подход к региону как социуму (общность людей, живущих на определенной территории) выдвигает на первый план воспроизводство социальной жизни (населения и трудовых ресурсов, образования, здравоохранения, культуры, окружающей среды и т.д.) и развитие системы расселения. Изучение ведется в разрезе социальных групп с их особыми функциями и интересами. Данный подход шире экономического. Он включает культурные, образовательные, медицинские, социально-психологические, политические и другие аспекты жизни регионального социума, синтезу которых региональная наука с самого начала уделяет большое внимание.

В теории региональной экономики развиваются и другие специализированные подходы, например, регион рассматривается как подсистема информационного общества или как непосредственный участник интернационализации и глобализации экономики.

Теории развития региона опираются на достижения макроэкономики, микроэкономики, институциональной экономики и других направлений современной экономической науки.

Сходство региона и национальной экономики определяет возможности применения для региона макроэкономических теорий (неоклассических, некокейнсианских и др.), особенно тех, которые ставят во главу угла производственные факторы, производство, занятость, доходы. Теории региональной макроэкономики больше соответствуют парадигме «регион как квазигосударство». Такое применение боле адекватно для однородных (гомогенных) регионов.

Микроэкономические теории целесообразно привлекать тогда, когда представление региона как точки или однородного пространства недостаточно и необходимо принимать во внимание внутренние различия (узловой или поляризованный регион). Теория и методология микроэконмического анализа больше соответствуют парадигмам «регион как квазикорпорация» и «регион как рынок».

Эволюция теории региона отражает повышение роли нематериальных целей и факторов экономического развития, возможности междисциплинарных знаний и перехода региона на модель устойчивого эколого-социо-экономического развития

Естественно-историческая концепция территориальной организации.

В. В. Анненков

В последние десятилетия как в отечественной, так и в зарубежной литературе всё чаще встречается термин “территориальная организация” . Б. С. Хорев уже отмечал неоднозначное употребление этого термина. Спустя полтора десятилетия после статьи А. Т. Хрущева он еще нередко используется как синоним термина “размещение”. Если же не касаться путаницы в терминологии, то следует выделить два различных взаимодополняющих подхода к использованию этого термина — естественноисторический, рассматривающий территориальную организацию как реально существующее образование, и конструктивный, направленный на совершенствование управления реальной территориальной организацией.

В советской экономической географии понятие территориальной организации разрабатывается преимущественно в конструктивном смысле. Это направление отразилось, например, в книге Б. С. Хорева. Многое сделано в изучении частных аспектов территориальной организации как реально существующего образования. Однако в естественноисторическом подходе дифференциация значительно обгоняет интеграцию. Актуальной задачей нашей науки мы считаем разработку единой естественноисторической концепции территориальной организации.

Автору задавали вопрос: почему Вы говорите о территориальной организации, не упоминая ее материального субстрата? Действительно, понятие территориальной организации обычно встречается в сочетании с понятиями промышленности или промышленного производства, сельскохозяйственного производства, производства в целом, народного хозяйства, производительных сил, общества. Перечень можно было бы продолжить, однако и так во всех словосочетаниях просматривается тенденция дифференциации знания, разработки частных и более общих аспектов территориальной организации, не исчерпывающих, однако, всех возможных применений этого фундаментального понятия. Предназначение же единой концепции территориальной организации — интегральное. Наиболее полно такое предназначение может быть реализовано, если удастся выявить закономерности строения, функционирования и исторического развития территориальной организации как сложной иерархической совокупности взаимодействий между разнородными объектами в географической оболочке Земли. В какой-то мере такой задаче отвечает словосочетание “территориальная организация общества и природы”. Однако в нем акцент сделан на взаимодействие общества и природы, тогда как должны учитываться и взаимодействия внутри этих главных составляющих географической оболочки. В свете сказанного мы считаем правомерной попытку исследовать территориальную организацию во всех ее многообразных аспектах, не ограничивая на определенном этапе постановку задачи указанием на тот или иной частный субстрат организации.

Ниже изложены предварительные результаты разработки понятийного аппарата естественноисторической концепции территориальной организации, а также моделирования последней. При разработке концепция использовался структурно-генетический метод, рассматривающий строение территориальной организации в свете ее истории. Этот метод основан на обобщении в системе понятий и в модели содержательных выводов, накопленных исторической географией, страноведением и многими другими ветвями географии и смежных наук. Следует подчеркнуть, что предлагаемая на обсуждение концепция имеет характер рабочей гипотезы, нуждающейся в эмпирической и концептуальной проверке.

Исходные понятия.

На поверхности Земли постоянно действуют и тесно переплетаются два различных типа процессов. Один из них — объектная дифференциация, которая выражается в появлении на тех или иных участках земной поверхности новых объектов, обладающих особыми закономерностями строения и развития, или же в переходе уже существовавших объектов в новые состояния. Объектная дифференциация вызывает географическую интеграцию различных объектов, т. е. установление между ними сложных систем взаимодействий, обеспечивающих их сохранение или воспроизводство в ходе взаимосвязанного функционирования — постоянного обмена веществом, энергией, информацией. Понятие “географическая интеграция” отражает и акцент на взаимодействия, и определенный спектр их пространственных масштабов (от локального до глобального), и изменчивость комплексов взаимодействий от места к месту, их территориальность.

Структурно-генетические исследования помогают выделить две стороны географической интеграции — экологическую и адвективную. Обе стороны тесно взаимосвязаны через конкретные объекты, функционирующие и развивающиеся в системах как экологических, так и адвективных взаимодействий. Термин “экологический” применяется здесь не в биологическом, а в более широком общенаучном смысле. Экологические взаимодействия связывают повседневным обменом комплекс разнородных объектов в той или иной местности {экологический комплекс). При этом вещество, энергия, информация трансформируются, переходят из одного состояния в другое.

Экологическая форма, вероятно, преобладает в географической интеграции объектов неживой и живой природы и на ранних ступенях развития общества. Но уже на этом отрезке эволюции известна и адвективная форма географической интеграции, связанная с распространением тех или иных объектов по земному шару и становлением адвективных систем взаимодействий однородных объектов, находящихся в разных экологических комплексах. Особую роль адвективные взаимодействия, особенно территориальное кооперирование труда вследствие его специализации в различных местностях, приобретают в развитии объектов социальной природы после промышленной революции. В адвективных системах происходит перенос материальных форм из одних экологических комплексов в другие без изменения этих форм.

В целом экологические взаимодействия между разнородными объектами на локальном уровне и адвективные взаимодействия между однородными объектами в разномасштабных системах — от районных до глобальных — взаимно дополняют друг друга.

Экологическая и адвективная формы географической интеграции известны давно и являются предметом исследования различных ветвей географии и других наук. Нередко их называют “вертикальными” и “горизонтальными” связями, однако эти термины не отражают существа двух типов взаимодействий и характерны для описательного моделирования географической интеграции. Их формальность показывает аналогия с параллелями и меридианами, которые тоже можно было бы назвать горизонтальными и вертикальными линиями (на картографических моделях), однако никто их так не называет. В географических работах 50—60-х годов встречались также термины “формальные” и “функциональные” (3), отражающие близкие к экологическим и адвективным взаимодействиям, но не совпадающие с ними целиком, понятия.

Представление о географической интеграции и об экологической и адвективной ее сторонах позволяет подойти к определению территориальной организации как проявлению географической интеграции, ее результату на определенном историческом срезе. Под территориальной организацией понимается реально существующая иерархичная изменчивая в пространстве и во времени совокупность экологических и адвективных взаимодействий в ландшафтной сфере Земли. Это определение включает, как частные случаи, представления о территориальной организации определенных объектов (“отраслевые” ветви географии) и разномасштабных территориальных образований (региональные ветви физической, экономической и политической географии).

Рассмотрим теперь понятия, необходимые для исследования строения и функционирования территориальной организации.

Первичной ячейкой территориальной организации принимается экологический комплекс. Его территориальные границы определяются на основе изучения особого для различных типов экологических комплексов механизма взаимодействий; выявление реально существующих экологических комплексов на местности представляет собой специальную научную проблему. Типологию экологических комплексов еще предстоит разрабатывать, переосмысливая с позиций естественноисторической концепции территориальной организации огромный материал об экологических взаимодействиях, накопленный географией и смежными науками. В качестве примера можно указать на природные экологические комплексы, функционирующие по естественным законам, и социально-природные комплексы, в функционировании которых переплетаются природные и общественные закономерности. В классе социально-природных комплексов выделяются сельские и городские с различными механизмами функционирования и развития в разных социально-экономических формациях.

Экологические комплексы объединяются адвективными взаимодействиями в адвективные системы различной природы и территориального масштаба. По своей природе адвективные системы подразделяются прежде всего на естественные и социальные. Что касается подразделения по. масштабам, то взаимодействия различной природы формируют различные иерархии адвективных систем. Исследования иерархий различной природы и особенно выявление объективных рангов в каждой иерархии представляет еще недостаточно разработанное направление изучения территориальной организации.

К строению территориальной организации относятся также такие вопросы, как а) роль отдельных объектов (агентов) в экологических комплексах, б) роль отдельных экологических комплексов в той или иной системе адвективных связей, в) состав и иерархии адвективных взаимодействий, г) относительная роль различных видов экологических и адвективных взаимодействий в территориальной организации. Перечисленные частные проблемы связываются через исследования динамики территориальной организации.

Модель территориальной организации,

А— общая модель территориальной организации; Б — подмодель социально-культурных связей; В— подмодель иерархии экономических связей. N — природа, Е — хозяйство, Р — население, S — социальный строй, С — духовная культура.

.1, 2, 3...п— экологические комплексы: U — городские, R — сельские, W — природные.

В изучении функционирования как экологических, так и адвективных систем необходимо раскрытие механизмов территориальной адаптации и формирования территориальных структур. В самом общем виде цикл территориальной адаптации понимается следующим образом. Он “включается” изменением состояния существующих объектов или появлением новых, что порождает новые взаимодействия и противоречия. Разрешение противоречий происходит через цепные реакции адаптации, которые распространяются на ряд объектов, взаимодействующих на некоторой территории. В этом ряду различаются ведущие и зависимые агенты и взаимодействия. Импульсы от ведущих к зависимым объектам меняют состояния последних вплоть до коренной перестройки отдельных их свойств и даже полного исчезновения в данном месте объектов, не выдержавших территориальной адаптации. В результате территориальной адаптации формируются устойчивые территориальные структуры взаимодействий. Такие структуры остаются какое-то время в состоянии равновесия, пока эволюция агентов не положит начало новому циклу территориальной адаптации.

Для территориальной организации характерны географичность и историчность, т. е. изменчивость строения и функционирования в пространстве и времени. В научных школах, основанных на кантианской методологии, сложилась традиция раздельного изучения этих аспектов, которая преодолевается на основе диалектико-материалистической методологии путем разработки представлений о пространственно-временных структурах объекта и их последовательной смене в его истории. Для слитного исследования пространственных и временных аспектов развития территориальной организации необходимо возрождение исторической географии, разработка ее методического аппарата на уровне современной науки. Одним из первых шагов на этом пути должна стать историческая типология территориальной организации.

До сих пор в изложении мы стремились к возможно более общей формулировке представлений о территориальной организации, что позволило бы использовать выделенные категории в самых различных ветвях географии и смежных наук. Но постановка проблемы развития и задачи исторической типологии как отражения этого развития требуют уточнения, о каких материальных объектах пойдет речь. Экономико-географическая подготовка позволила нам выдвинуть гипотезу развития только социально-экономических аспектов территориальной организации (1, 2). Физико-географические аспекты развития территориальной организации нуждаются в специальном исследовании.

Моделирование территориальной организации общества и природы. Модель, изображенная на рисунке, имеет значительный потенциал для описания изменчивости территориальной организации в пространстве, отчасти и во времени.

Представим себе профиль на географической карте, проходящий через ряд экологических комплексов - 1, 2, 3...n. В каждом из них сосуществуют разнородные объекты (они показаны на рисунке различными латинскими буквами), вступающие между собой в экологические взаимодействия (на рисунке А показаны вертикальными линиями). Горизонтальные линии на рисунке отражают адвективные взаимодействия между экологическими комплексами, расположенными по избранному профилю. Помещенные на рисунке подмодели иерархии социально-культурных (Б) и экономических (В) связей отражают то принципиальное положение, что в каждом из видов адвективных взаимодействий складывается особая иерархия, которая должна исследоваться и показываться на графической модели особо.

Нижняя строка на общей модели показывает дифференциацию экологических комплексов по их индивидуальным (1, 2, 3... п) особенностям, а также по основным типам — природные, сельские, городские (возможна и более детальная классификация). Знак степени у символа городского комплекса показывает верхний уровень в иерархии адвективных взаимодействий, на который выходят связи данного города (например, степени 1—10 для мезорегионального уровня, 11—20 для макрорегионального, 21—30 для глобального).

В модели нашла также отражение неодинаковая значимость различных агентов в экологических комплексах, различных экологических комплексов в адвективных системах. Векторы указывают направления преобладающих воздействий (от ведущих к зависимым агентам и комплексам). Следуя направлению векторов, можно обнаружить цепные реакции, захватывающие как адвективные, так и экологические взаимодействия. Например, антропогенные изменения природы в экологическом комплексе 6R через цепочку преобладающих воздействий оказываются зависимыми от тенденций развития хозяйства в комплексе 4U.

С помощью цифровых индексов под буквенными символами агентов территориальной организации показана дифференциация их состояний от места к месту, обусловленная различным генезисом (адаптация к условиям “своего” экологического комплекса или к адвективным воздействиям другого комплекса).

Наряду со структурными особенностями территориальной организации по избранному профилю, модель передает и сосуществование на одном историческом срезе различных исторических типов территориальной организации. Исторические типы различаются составом и относительным значением различных видов взаимодействий, что можно видеть при сравнении левой и правой частей рисунка.

Дальнейшее совершенствование модели и содержательная разработка естественноисторической концепции территориальной организации требуют усилий многих ветвей географии и смежных наук.