Освоение ресурсов российского Арктического шельфа

Состояние и перспективы освоения Арктического шельфа

В настоящее время с освоением Мирового океана связывают решение четырех основных проблем, имеющих первостепенное значение для дальнейшего развития общества: увеличение добычи минерального сырья, использование энергии океана, обеспечение продуктами питания и размещение населения. Шельф, как самая доступная часть Мирового океана, служит зоной активной деятельности человека по освоению минеральных, биологических и химических ресурсов за пределами суши.

Существуют следующие основные направления использования континентального шельфа:

1. освоение шельфа как источника нефти и газа;

2. освоение шельфа как источника твердых полезных ископаемых;

3. освоение шельфа как источника биологических ресурсов;

4. освоение шельфа как источника энергии;

5. использование шельфа для размещения на нем гражданских и промышленных объектов.

Среди указанных направлений достаточно большой интерес в настоящее время представляет шельф как источник нефти и газа. Установлено, что общая нефтегазоносная площадь континентального шельфа составляет около 13 млн. км2, а суммарные запасы нефти – около 100 млрд. т.

Ощущая нехватку энергетических ресурсов, многие страны мира ведут поисковые и добычные работы в пределах морских акваторий. В начале 70-х гг. XX века 21 государство добывало нефть и газ в океанах и морях, 46 стран проводили геофизические и буровые работы, 5 стран готовились к ним. В начале 90-х гг. поиском морских месторождений и их разработкой занималось уже более 100 государств. В настоящее время освоение ресурсов шельфа, несмотря на сложные природно-климатические условия морского поиска, непрерывно продолжается. Разведка месторождений осложняется штормовыми ветрами, наличием мощной толщи воды, волн, сильных течений и айсбергов. Все это увеличивает затраты на поиск и добычу морских углеводородов.

Тем не менее, добыча нефти в море неуклонно растет, составляя в среднем 32 % общемировой, так как потенциальные ресурсы нефти и газа в акваториях Мирового океана превосходят их запасы на суше почти в 3 раза. [1]

Правовые и экономические проблемы освоения природных ресурсов Арктического шельфа

Арктика - зона соприкосновения интересов целого ряда стран. Проблема не только и не столько в наличии здесь интересов различных стран, сколько в наличии различных подходов к реализации целей и интересов. К сожалению, многие вопросы и проблемы использования Арктического шельфа, а также осуществления в его пределах различных видов промышленной деятельности (не говоря уже о военном и прочих неэкономических направлениях деятельности) не урегулированы на международном и межгосударственном уровне. Эти группы проблем формируют сложную и многоаспектную картину действительности.

Возникает вполне резонный вопрос — насколько обоснованны "грезы" и насколько сложна действительность с точки зрения реализации тех ожиданий и надежд, которые возлагаются на освоение ресурсов Арктического бассейна?

Здесь выделим проблемы на межгосударственном и на внутригосударственном уровнях.

Первый блок проблем в последнее время чрезвычайно активно обсуждается в русле определения суверенных прав той или иной страны на определенную часть шельфа северных морей. Страны стремятся к подтверждению (заявлению) своих прав на ту или иную часть территории Арктики. Другое направление работ в рамках данного блока связано с формированием взаимосогласованных подходов к освоению минеральных ресурсов в арктических регионах.

Как представляется, в данном "соревновании" инициатив выиграет та страна, которая сможет:

 -    предложить взаимоприемлемый (для всех стран) режим освоения и использования ресурсов Арктики;

 -    успешно реализовать пилотные проекты, которые зададут уровень и сформируют взгляд мировой общественности на подходы к осуществлению арктических проектов;

 -    развить знания и технологии, обеспечивающие реализацию подобных проектов.

Современный мир ушел от подхода к реализации новых проектов в новых экстремальных условиях по принципу "любой ценой". Несмотря на сохранение внимания к проблемам территориального разделения зон и акваторий, в мире начинают доминировать несколько иные тенденции, суть которых — формирование эффективного процесса освоения и использования ресурсов Арктического шельфа. Это включает:

 -    научные исследования;

 -    разработку новых технологий и формирование новых системных подходов к решению проблем освоения ресурсов шельфа;

 -    реализацию проектов в области изучения, поиска и оценки ресурсного потенциала на базе междисциплинарного подхода;

 -    развитие форм широкой кооперации и сотрудничества.

Чтобы действовать в данном направлении, страна — участница процесса освоения нефтегазовых ресурсов должна иметь:

 -    эффективную систему недропользования как на суше, так и на шельфе;

 -    работающую интеграционную систему "наука—технология—производство;

 -    ясные и целенаправленные приоритеты в данной области.

Именно поэтому второй блок проблем во многом связан с формированием подходов к работе на шельфе и к освоению нефтегазовых ресурсов.

К сожалению, приходится констатировать, что Россия по целому ряду требований, которые являются доминирующими, отстает от дня сегодняшнего. Необходимо быстрее пройти затянувшийся организационный период и стать активным участником общемировых процессов. Только лидирующие позиции позволят нам реализовать те "грезы" и амбициозные идеи, которые высказываются политиками самого разного уровня. Акцент на территориальные споры и аспекты (несмотря на всю их важность) не позволяет обеспечить нам продвижение в данном направлении.

Проблема освоения ресурсов Арктики, в том числе нефтегазовых, — это сложная, комплексная, многоаспектная проблема, рассматривать которую необходимо в контексте тесной взаимосвязи международных и внутренних вопросов.[2]

По данным Министерства природных ресурсов РФ потенциал арктического шельфа в российском секторе составляет примерно 90 млрд. тонн условного топлива.

Принимая во внимание, что, по прогнозам специалистов, к 2015 г. будут практически исчерпаны рентабельные запасы нефти и газа на суше, исключительно важным для мира, и для России в частности, является арктический шельф. Только одно Штокмановское месторождение, находящееся в северо-восточной части арктического шельфа, содержит столько газа, сколько все месторождения Норвегии. При этом в Баренцевоморском шельфе выявлены пять новых месторождений нефти. Помимо проблем освоения ресурсов Арктики, связанных с ее весьма суровой природой, полное и эффективное освоение арктического шельфа невозможно без четкого обозначения экономических границ российской части Арктики, в частности, внешней границы арктического шельфа. Нерешенность этой проблемы ведет к интернационализации Арктики, в частности к интернационализации Северного морского пути, контролируемого Россией. США, Германия и Япония уже заявили о необходимости применения к Северному Ледовитому океану общих принципов Конвенции ООН по морскому праву, в том числе на разработку природных ресурсов Арктики.[3]

Проблема защиты интересов Российской Федерации в Мировом океане, включая прибрежную зону, осложнилась. МИД РФ не проявляет достаточной активности в отношении определения границ.

Смущает нечеткость позиции МИДа в вопросе территориальных претензий Норвегии на участке шельфа именуемого российскими геологами "поднятием Федынского". На этом участке, по прогнозам специалистов, запасы газа аналогичны крупнейшему Штокмановскому месторождению, а нефти- запасам Тимано- Печорской провинции.[4]

Основной вопрос, до конца не разрешенный в международном праве, состоит в определении границ северных владений приарктических государств. Россия впервые заявила о своих правах на арктический сектор в 1916 году нотой министерства иностранных дел Российской империи, в которой российское правительство известило всесоюзные и нейтральные державы, что указанные в ноте острова составляют неразрывную часть Российской империи. В 1924 году на ратификации советским правительством принадлежности Союза ССР островов в Северном Ледовитом океане были подтверждены положения ноты 1916 года. В 1926 году постановлением Президиума ЦИК СССР об объявлении территории Союза ССР земель и островов, расположенных в Северном Ледовитом океане, окончательно закреплены на национальном уровне границы российского сектора Арктики.

Определение границ Арктики в приарктических странах различно. Например, Канада определила свою арктическую область, как территорию, включающую водосборный бассейн территории реки Юкон, все земли севернее 60 градуса северной широты и область прибрежных зон Гудзонова залива и залива Джеймса. Арктическая область Дании — это Фарерские острова и Гренландия. Исландия определяет всю территорию страны, как входящую в арктическую область. Норвегия не имеет юридического формального определения своих арктических территорий, но считается, что в арктическую зону входят районы Норвежского моря и севернее 65 градуса северной широты. Соединенные Штаты Америки определяют как арктическую всю территорию к северу от полярного круга и всю территорию к северу и западу от границы, формируемой реками Паракупайн, Юкон и Кускоквим. Все смежные моря, включая Северный Ледовитый океан и море Бофорта, Берингово и Чукотское моря, а также цепь Алеутских островов.

На сегодняшний день существуют неурегулированные вопросы с Норвегией о западной морской границе. Часть из них решалась в соглашении между правительством СССР и Королевским норвежским правительством о морской границе между СССР и Норвегией, заключенном в городе Осло 15 февраля 1957 года. Однако не находят разрешения усиливающиеся проблемы, связанные с активизацией деятельности Норвегии по пересмотру Парижского договора 1920 года и наличием в связи с этим препятствий для осуществления экономической деятельности российских организаций на архипелаге Шпицберген и в зоне вокруг него, включая рыбопромысловые работы.

Для международного признания российской Арктики кроме научного обоснования необходимо вести активную деятельность в данном регионе, иначе со стороны промышленно-развитых неарктических стран могут возникнуть определенные претензии к российскому сектору, на котором страна и сама не работает и другим не дает.[5]