Открытие, ход и результаты генерального межевания

Подготовительные меры к генеральному межеванию: набор землемеров и инструментов, открытие межевых контор, публикации и пр.; открытие генерального межевания, межевые партии; распространение межевания по губерниям, его продолжительность, число споров, число обмежеванных дач, стоимость межевания; затруднения на окраинах; общий порядок межевания; его результаты; следствия основных начал межевания - полюбовный развод и межевания по дачам.

Одновременно с разработкой и изданием межевых инструкций для предстоящего генерального межевания Межевая Экспедиция принимала меры к тому, чтобы это межевание, согласно воле императрицы, было бы беспрепятственно начато с весны 1766 года. Первой мерой в этом направлении была публикация о вызове на службу к межевым делам всех лиц, желающих и могущих занимать должность землемеров. Оказалось что таких лиц в России имелось довольно много, так что их нужное по штатам число в 101 человек было набрано не более, как в пол года. Одни из них поступили от упраздненных дел Елизаветинского межевания, другие из военной службы по артиллерии и армейский полков, еще часть прямо из учеников академии и других учебных заведений, где преподавалась геодезия. Смотря по их чинам и занятости в межевом деле, которые определялись установленным экзаменам при Межевой Экспедиции и Межевой Канцелярии, она зачислялись в землемеры 1-го или 2-го класса с окладом в 350 или 250 руб. в год.

Вместе с набором землемеров Межевая Экспедиция озаботилась так же приведением в известность и исправность всех имевшихся в ведении прежних межевых учреждениях геодезических инструментов – астролябий, цепей, циркулей, транспортиров и пр. Оказалось, что таких инструментов имелось на лицо, даже больше чем нужно. Так астролябий русской и английской работы было найдено более 1000 штук.

Затем, кроме уже учрежденной в Москве Межевой Канцелярии, для заведывания предстоящим межеванием были открыты весною 1766 г.в Московской губернии, — в Волоколамске и Серпухове, две межевых конторы, я сделано распоряжение о снабжении их деньгами, инструментами, военной командой, сведениями о делах и планах прежний межеваний и пр.

Наконец было опубликовано по церквям Московской губернии о начатии межевания, а 13-го июня 1766 года оно действительно было начато от земель г. Москвы, в присутствии членов Межевой Канцелярии, тремя землемерными партиями, а именно: капитаном Кочюковым за Тверскими воротами, капитаном Крузе за Сухаревой башней и капитаном Постельниковым за Серпуховскими воротами у Донского монастыря. В последующие дни межевание постепенно открывалось другими партиями, в других местах Московских губерний,, частью под ведением Волоколамской Волоколамской и Серпуховской межевых контор. Всех партий было пущено на межевание 42, причем в каждой из них было по 2 землемера- старший (1 класса) и младший ( 2 класса), по 3 канцелярских служителя и по 8 человек солдат с унтер-офицером. Кроме жалования, землемеры на межевании получали суточные деньги (рационы) и по 50 руб. на расходы в каждую партию.

В первое лето производства генерального межевания, т.е. с июня по ноябрь 1766г., в Московской губернии уже было обмежевано 1398 дач (при императрице Елизавете с 1755 по 1762 по инструкции межевщикам было окончательно обмежевано только 43 дачи.) В 1769г. Межевание Московской губернии уже было окончено, а освободившиеся с него межевые партии и средства были переведены частью на межевание Владимирской губернии, а часть в Слободскую губернию, где уже ранее того было предпринято межевание на особых началах в виду множества земельных споров и отсутствия в крае писцовых дач. Вновь открытая там Слободская Межевая Контора, в г. Харькове, должна была производить межевание уже по общей межевой инструкции.

Затем межевание, с переводом межевых контор из города в город, постепенно переносились из других губерний, и к концу царствования Екатерины 2, т.е. к 1796 году, уже было окончательно обмежевано 22 губернии: Московская, Владимирская, Олопецкая, Псковская, Новгородская, Тверская, Вологодская, Тульская, Рязанская, Тамбовская, Пензенская, Воронежская, Харьковская, Смоленская, Могилевская, полоцкая, Нижегородская, Ярославская, Костромская, Калужская, Орловская и Курская. Заканчивались межевания губерний С.-Петербургской и Казанской.

В 22-х окончательно обмежеванных губерниях было найдено более 165 тыс. дач с количеством земли около 141 миллиона десятин. Наибольшее число дачь-16 тас, найдено в губерниях Новгородской, Псковской, Тверской и Костромской, наименьшее - от 1400 до 1800 в губерниях Могилевской, Полоцкой, Воронежской и Олонецкой. Продолжительнее всех, в течении 17 лет, межевались губерния Новгородская, быстрее всех -2 года, обмежевана губерния Могилевская. Наибольшее число споров было в губерниях Воронежской, Курской, Тамбовской, Орловской и Тверской- по одному спору на 5-7 случаев дел; наименьшее - в губернии Олонецкой, по одному спору на 60 случаев дел. Средняя цифра споров на все число межевых дел составила 1/11 часть.

Стоимость генерального межевания за 30 лет его производства при императрице Екатерине выразилась цифрой в 5,400 тыс.руб., что дало на каждую обмежеванную десятину около 4 коп., а на каждую дачу около 31,5 руб. Из этой суммы около 2,5 миллионов рублей были покрыты. Главным образом, пошлинами, взятыми с владельцев обмежеванных земель за приложение печатей к их планам. Остальная сумма 2,900 тыс.руб отнесена на счет казны.

В следующие царствования государей Павла 1, Александра 1 и Николая 1 генеральное межевание было производимо и закончено последовательно в губерниях Казанской, Симбирской, Новгородской, Вятской, Саратовской, в Крыму, Оренбургской и Пермской губерниях. В последних двух губерниях оно закончено в 1842г., но затем в Премской губернии оно вновь возникло уже в 1877 г. Для обмежевания некоторых необмежеванных местностей, где и продолжалось до 1888 года. Губерния Астраханская, начатая межеванием в 1838г., межевалась до 1861г., причем там было найдено всего 207 дач с количеством земли беолее 18 миллионов десятин. Теперь число обмежеванных дачь в Астраханской губернии увеличилось до 300, а необмежеванный в не1й остались калмыцкие и киргизские степи – до 10 млн. десятин.

Из перечисленных губерний продолжительно межевалась губерния Симбирская – 21 года и Крым – всего 13 лет. По большей части для жевания названных губерний в них открывались особые межевые конторы, однако губерния Астраханская, небольшая часть Пермской и шенкурсий уезд Архангельской губ. Межеваны под ведением Межевой канцелярии.

Всего, в общем результате генерального межевания, с 1765 и до конца 80-х годов 19 века, когда это межевание уже нигде в России не производилось, оказалось в Архиве Межевой Канцелярии 195, 375 планов на выдачи, общей площадью около 272-х миллионов десятин.

Сравнительная медленность генерального межевания в губерниях Оренбургской, Пермской, Вятской, Симбирской и Новороссийской объясняется не столько их обширностью и малонаселенностью, сколько особенностями их землевладения, не предусмотренными межевой инструкцией 1766 года. Так в губерниях Симбирской, Саратовской, Оренбургской и Вятской генеральное межевание встретилось с пастбищами кочующих орд, с дорогами для возки соли и прогона скота, с городами без установленных выгонов, с многочисленными неустроенными наделами казенных крестьян. В Вятской губ., кроемее того, пришлось иметь дело с обширными корабельными лесами. В Пермской губернии встретилось много горных и иных заводов, соляных промыслов, корабельных лесов, заводских крестьян, инородцев и помещиков, владеющих землями по особым привилегиям. В Новороссийской губ. встретились плавни- особый вид лугов, хутора, земли калмыков, земли, розданные под различные условия и пр. Все это не было предусмотрено межевой инструкцией 1766г., не имело в ней определений и требовало новых правил межевания, которые могли быть изданы и применены только после выяснения всех обстоятельств и условий этих видов землевладения.

Таким образом, доходя до местностей, не под прямым действием поместной системы и администрации Московского государства 17 в. И сталкиваясь здесь с иными условиями поземельных владений, не предусмотренными межевою инструкцией, генеральное межевание естественно замедлялось в росте, не будучи в силах успешно захватывать несвойственную ему почву. В некоторых местностях, как напр. В восточных губерниях и в Новороссии, где условия поземельных владений, по крайней мере, в главных чертах, были те же, что и в центральной России, успех генерального межевание еще мог подвинуть путем надлежащих исправлений и дополнений общей межевой инструкции. Напротив того, в местностях, где историческое происхождение и условия поземельных владений не подходили под определения межевой инструкции, составленной в виду бывших поместных и вотчинных дач, писцовых межеваний, их документов, податной системы по ревизским душам и на основании и предыдущих законов о поземельных владениях, там генеральное межевание, в его чистом виде, необходимо должно было погаснуть, чтобы уступить мест о иным видам межевания, свойственным местности.

Можно сказать, что вместе с окончанием в 40-х годах генерального межевания в губерниях Пермской и Оренбургской, оно вовсе прекратилось в России в его чистом виде екатерининского установления. Все остальные местности Империи, в число которых входят почти все окраины государства, или вовсе остались не межеванными, или межевались уже под действием иных правил и иных учреждений, чем то было предначертано Екатериной. К местностям, межеванным по особым правилам, принадлежать: Бессарабия, Черниговская и Полтавская губернии, Закавказский край и земли казачьих войск – Донского, Кубанского, Терского, Оренбургского, Астраханского, Сибирского, Забайкальского и Амурского. Вовсе немежеванными остались Западный и Юго-западный край, большая часть Архангельской губернии, Туркестан и вся Сибирь. Царство Польское, Северо-Западный край и Финляндия, по политическим условиям своего существования, также не могли быть межеваны по русским межевым законам. Во всех этих местностях, еще не межеванных генерально, за исключением Финляндии, русское правительство предпринимало и предпринимает межевания только некоторых поземельных владений, напр., земель государственных крестьян.

Согласно правил межевых инструкций 1766 г., общий порядок генерального межевания был таков. После публикаций по церквам об открытии межевания в той или иной губернии землемерные партии учрежденной там межевой конторы располагались по уездам и начинали свои действия с отбора от поверенных города и от смежных владельцев отводимых сказок, в которых давалась подписка о справедливых отводах земель, о законном поведении на межах, а в особенности о названии смежных дач и фамилиях их владельцев. Сделав затем вызов повестками к известному сроку и месту указанных в отводных сказках владельцев, землемеры по полюбовному разводу явившихся на межу лиц обходили инструментально- астролябиями и цепями, окружную межу городской дачи, ведя при этом описание своих действий в форме полевой записки и делая на полюбовных границах межевые знаки-столбы, межевые ямы и межники указанного размера и формы. Обойдя межи городской дачи, они приступали к обмежеванию дач, смежных с городскими землями, так называемые дачи первого циркуля, затем дач, смежных с дачами первого циркуля, что давало второй круг дач, или дачи 2 циркуля и т.д., пока не обмежевался весь уезд. При этом каждый раз землемеры брали отводные сказки от межуемых владельцев для определения названий смежных дач и фамилий их владельцев, которых надлежало вызывать к межеванию; при работах землемеры вели по дням межевания полевые записки и ставили на полюбовных межах указанные межевые знаки. Вместе с теми они составляли планы и межевые книги на обмежеванные дачи, предлагали их к подписи владельцам и отсылали вместе с делопроизводством на свидетельство и утверждение межевой конторы.

Кроме того, они описывали экономическое состояние дач в так называемых экономических примечаниях, а в заключение обмежевания уезда составляли уездный план в масштабе 500 саж. В дюйме. За меридианы, по которым надлежало составлять планы генерального межевания, бил принят магнитный меридиан времени открытия этого межевания в Московской губернии, т.е. магнитный меридиан города Москвы в 1766 году июня 13 дня.

В случае споров в границах землемеры только исследовали на месте, путем осмотра, измерения и опроса понятых и владельцев, все обстоятельства споров, описывали их в полевых записках и на спорных планах и, затем, отсылали спорное производство в межевую контору на разрешение споров. В межевых конторах, а по апелляциям- в Межевой Канцелярии споры разрешались по крепостям спорщиков и по исследованиям землемера споров на месте, во всем согласно правил межевой инструкции 25 мая 1766 года.

Таким образом везде, где проходило генеральное межевание, за ним оставалась непрерывная сеть меж, означенных на мете прочными межевыми знаками и описанных в полевых журналах, в планах и в межевых книгах, посредством длин в саженях граничных линий и градусной меры их румбических и астролябических углов. С этих пор все споры, возникающие о границах обмежеванных земель, должны были разрешаться единственно по выданным планам и межевым книгам, изыскивая по ним только ту границу, которая была утверждена при генеральном межевании.

Кроме того, в окончательном результате генерального межевания на пространстве большей части Европейской России оказались устроенными, путем нарезки указанных наделов, многие поземельные владельцы, не имевшие до того не только утвержденных границ своим землям, но и законодательного определения их прав на земли. К таким владельцам принадлежали: церкви, монастыри, архиерейские дома, городские общества, пильная и мукомольные мельницы, заводы, фабрики, однодворцы, ямщики, казенные крестьяне и прочее. Дороги и бечевники с этих пор так же получили свое законодательное и материальное определение, а все права угодий в чужих дачах были приведены в известность, устроены в подземельных отношениях владельцев, а во многих случаях даже совершенно уничтожены, как отношения невыгодные ни в целях сельского хозяйства, ни в целях спокойного владения землями.

В целях дальнейшего изложения истории межевания здесь необходимо будет остановиться несколько подробнее на двух на двух важнейших началах генерального межевания – на полюбовном разводе и на межевании по дачам, с тем, чтобы показать, как отразились эти начала на дальнейшем судьбе межевания.

Полюбовный развод, как основное начало генерального межевания, был введен взамен прежней поверки прав на владение по документам каждого. Разумеется, что с таковыми изменениями основных начал в межевании должны были значительно измениться и те следствия, которыми характеризуется прежнее и новое межевание.

При существовании поверки прав на владение земли межевались не только в отношении их границ и размеров, но и в отношении их принадлежности.

Напротив того, при способе полюбовного развода, производимого только наличными владельцами и безо всякого рассмотрения их крепостей, земли только примежевываются к названиям селений и пустошей, но не к именам их владельцев. В первом случае, т.е. при поверке прав на владение, межевание является д5ействием, служащим к определению не только границ, пространства, состава и местоположения межуемых земель, но и к укреплению прав собственности на земли. Здесь его документы являются столько же межевыми, сколько и крепостными. Во втором случае, т.е. при полюбовном межевании, земли определяются только в смысле размеров и пределов тех территориальных единиц, которая характеризуется названием дачи или названием селений и пустошей, но не в смысле принадлежности этих селений и пустошей тем владельцам, которые были при межевании.

Отсюда вытекает то важное положение межевой инструкции, что планы и межевые книги генерального межевания не служат доказательством принадлежности спорного селения или пустоши тому владельцу, за которым по межеванию они написаны; они доказывают несомненно и непоколебимо только границы, пространство и местоположение всех тех земель, урочищ и угодий, «к какому селению или пустоши были примежеваны»

Что касается следствий второго основного начала генерального межевания – межевания по дачам, то предварительно надо заметить, что по межевой инструкции под дачами понимались земли одного или многих владельцев, составляющих неразобщенный округ селения или пустоши определенного названия. Кроме того, понятие о даче выводилось также из исторических условий ее происхождения. В этом смысле под дачею понималось то пространство земли, которое первоначально было пожаловано или иначе приобретались на основании письменных документов – жалованных грамот и крепостей разных наименований, да кроме того при прежних писцовых межеваниях они описывались в писцовых, отказных, межевых и других книгах, то, следовательно, каждая дача определялась еще и письменными документами, в которых ее размеры, положение, составы и границы были описаны с большей или меньшей точностью и подробностью.

Однако при генеральном межевании для определения первоначальных размеров межуемых дач приходилось прибегать к писцовым книгам и крепостям лишь в том случае, когда владельцы дач спорили о их пределах и не могли одинаково указывать их размеры и границы. В остальных же наиболее многочисленных случаях, т.е. при наличности полюбовного развода, размеры и границы межуемых дач определялись исключительно по полюбовному разводу, сколько бы земель и под какими бы их названиями владельцы не отводили в состав дач. В силу этого могло случиться так, что вместо границы первоначальной дачи оказывались утвержденными не только совершенно новые, измененные через мену, окружая ее границы, но и вся она могла оказаться раздробленной на участки, принадлежащие разным ее владельцам, как показанным, так и непоказанным в прежн6их писцовых и иных документов. Одним словом, при одновременном приложении к генеральному межеванию начала полюбовного развода и начала межевания по дачам нередко выходило так, что не размеры и пределы дач подводились под содержание определяющих их документов, а сами документы переделывались сообразно действительному состоянию владений.

Отсюда следует, во что документы генерального межевания во многих случаях уже не могли быть сходны с прежними писцовыми межевыми документами на дачи и во 2х что дачи, принадлежащие нескольким владельцам, как например, дачи общая чрезполосная, после генерального межевания могли одинаково оказаться как раздробленными на отдельные участки, так и не раздробленными, смотря по спорам и по желанию их владельцев. И то и другое обстоятельство было предусмотрено межевой инструкцией и разрешалось в ней следующие положения:

1) что планы и межевые книги генерального межевания отменяют и погашают документы прежних межеваний, т.е. писцовые книги,

2) что разнопоместные владельцы, дачи которых будут обведены только окружными межами, остаются в прежних поземельных отношениях, сообразно их правами и писцовых документам, впредь до будущих специальных межеваний, производимых по просьбе и на счете самих владельцев.