Позднейшие зарубежные школы в географии населения

XIX век- от Гумбольдта до Ратцеля

На протяжении первой половины XIX в. в развитии географических знаний лидировало изучение природных явлений и процессов; это было поистине «время Гумбольдта». География населения прозябала в качестве придатка ко все более вырождавшемуся описательному государствоведению; проблемы населения много ярче трактовались в рамках социологии, где их решение часто искали в создании «социальной физики».

Русские географы первой половины XIX в. уделяли населению заметно больше внимания, чем их западные коллеги, и в ряде работ вопросы населения трактовались на много шире, чем это было свойственно камеральной статистике. Определялось это ростом в недрах крепостного хозяйства элементов капитализма, это остро ставило вопрос о путях развития экономики России. Вокруг этого вопроса шла идейная борьба. Защитники крепостничества сталкиваются с носителями прогрессивных социально- экономических взглядов; естественно, что для первых достаточным были данные описательного государствоведения, вторые искали новые пути понимания развития производительных сил страны. И они оказываются в одном политическом лагере с «дворянскими революционерами» - декабристами. Декабристы, а позже Огарев связывают с предлагаемым ими новым политическим устройством России проблему экономического районирования, а районирование- с этническим составом и занятиями населения.

Прогрессивные позиции источников для познания географии России в самой народной жизни в это время занимают и ученые - географы (К. Ф. Герман, П. И. Кеппен и особенно К. И. Арсеньев). У этих ученых был повышенный, далеко выходящий за рамки описательного государствоведения интерес к проблемам населения.

Арсеньеву принадлежат первая попытка систематического исследования географии городов России (1832-1834); здесь особенно акцентировано географическое положение городов в системе водных путей, прослежена динамика их исторического роста. Характерно, что в одной из своих поздних работ Арсеньев высоко оцениваемую им будущность Сибири связывает с перспективами развития ее населения.

Позитивистские социологические теории первой половины XIX в., безраздельно господствовавшие в образованном европейском обществе вплоть до появления первых работ К. Маркса и Ф. Энгельса, получили свое увенчание в известном труде Т. Бокля «История цивилизации в Англии». Взгляды Бокля имели впоследствии очень сильное влияние на трактовку проблем населения географами.

Круг идей, развитых Боклем, стал использоваться географами при истолковании социально- экономических и демографических процессов уже тогда, когда идеи эти уже устарели, когда география могла бы уже опираться при исследовании проблем населения на учение исторического материализма, созданное Марксом и Энгельсом. Боклевы представления в сущности легли в основу немецкой школы антропогеографии, ставшей господствовать в географии населения к началу XX в. создателем этой школы принято считать Ф. Ратцеля.

Становление антропогеографии пришлось на тот период, когда наука уже была обогащена трудами Маркса и Энгельса. Но хотя учение исторического материализма, показав решающую роль способа производства, давало единственно правильный ключ к пониманию места в историческом процессе населения, профессиональная географическая наука прошла фактически мимо этого учения. Широкое использование географами общих методологических указаний и разработок отдельных проблем народонаселения, содержащих в трудах Маркса, Энгельса, а затем Ленина и других марксистов, связано с более поздним временем, и очагом марксистского решения проблем географии населения оказалась наша страна.

Антропогеография свое дальнейшее развитие получила в образе сложившейся в США школы инвайроментализма. Одна из основоположниц этой школы - Э. Симпл декларировала преемственность с немецкой антропогеографией. Наряду с инвайроменталистами, накопившими немало интересных фактических публикаций по географии населения, выделялось и крайне реакционное крыло этой школы, характерным представителем которого был Э. Хантингтон. Всю историю цивилизации и ход распространения ее по Земле он пытался непосредственно вывести из климатических изменений.

Своеобразной «тенью», но одновременно и отрицательной реакцией на детерминизм антропогеографов и их приемников- инвайроменталистов стала так называемая школа «географии человека», возникшая во Франции на рубеже XIX и XX вв. Школа эта, с точки зрения развития географического изучения населения уже потому, что она делает население в его взаимоотношениях с географической средой центральным предметом исследования.

Теория демографического перехода

Демографический переход — исторически быстрое снижение рождаемости и смертности, в результате чего воспроизводство населения сводится к простому замещению поколений. Этот процесс является частью перехода от традиционного общества (для которого характерна высокая рождаемость и высокая смертность) к современному.

Этот термин был впервые введен в научное обращение американским демографом Фрэнком Ноутстейном в 1945 году, хотя сходные идеи высказывались и раньше. Сама концепция демографического перехода приобрела особую популярность позднее, в связи с демографическими изменениями, происшедшими после Второй мировой войны в освободившихся от колониализма странах. В результате значительного снижения смертности (на первых порах главным образом из-за успешных противоэпидемических мероприятий) и сохранения высокого уровня рождаемости в этих странах резко ускорился рост населения, что получило название демографического взрыва. Было выяснено, что аналогичные изменения произошли в основном уже в XIX веке и в ныне экономически развитых странах, но в них резкое ускорение роста населения сопровождалось снижением уровня рождаемости и в конечном счете стабилизацией роста населения. С другой стороны, достаточно быстрое снижение рождаемости наблюдается в настоящее время и в странах Третьего мира, многие из которых (например, Иран) уже достаточно близки к завершению демографического перехода.

В концепции демографического перехода выделяются четыре последовательных этапа в демографической истории человечества. Обозначим коэффициент рождаемости через R(x), коэффициент смертности через S(x), тогда прирост коэффициента рождаемости будет R'(x), а коэффициента смертности будет S'(x).

        ·  На первом этапе обнаруживается меньшее снижение коэффициента рождаемости чем снижение коэффициента смертности (R'(x)>S'(x)), следовательно коэффициент естественного прироста максимален (прирост максимальный). К 1925 г. этап пройден промышленно развитыми странами.

        ·  На втором коэффициент смертности снижается и достигает минимума (S'(x)=0,(min)), в то время как коэффициент рождаемости снижается быстрее коэффициента смертности (R'(x)<S'(x)), что приводит к замедлению прироста населения, а также к демографическому старению населения.

        ·  На третьем коэффициент смертности увеличивается (S(x) растёт) (вследствие демографического старения), а также замедляется снижение коэффициента рождаемости (R'(x) падает). К концу третьего этапа коэффициент рождаемости примерно равен уровню простого воспроизводства, а коэффициент смертности ниже уровня простого воспроизводства. (R(x) ≈ 2.1, S(x) < 2.1, где 2.1 — это уровень простого воспроизводства).

        ·  Наконец, на четвертом этапе коэффициент смертности увеличивается (S(x) растёт), и становится равным коэффициенту рождаемости. (S(x)=R(x)) Процесс демографической стабилизации заканчивается.

В настоящее время развивающиеся страны находятся на 2-3 этапах, развитые — вышли на 4 этап, при этом во многих из них смертность превысила рождаемость и наблюдаются отрицательные показатели естественного прироста населения.

Переход от высоких уровней рождаемости и смертности к низким и получил название демографического перехода. Согласно такой периодизации, экономически развитые страны уже завершили демографический переход, а развивающиеся заканчивают второй и вступают

в третий этап, то есть выходят из состояния демографического взрыва и приближаются к завершению демографического перехода.

В настоящее время процесс демографического перехода завершили Россия, Китай и все развитые страны. В процессе резкого падения рождаемости находятся Египет, Алжир, Мексика, Бразилия, Аргентина, ряд других стран Латинской Америки. В последние годы в Иране, Турции и Тунисе рождаемость снизилась до уровня простого замещения поколений. (см. статданные)

Число стран с уровнем рождаемости, недостаточным для полного замещения поколений, выросло с 13 в 1970 году до 66 в 2002 году. Общая численность населения этих стран достигла 46 % человечества.

Концепция второго демографического перехода

Как попытка дать адекватное теоретическое объяснение современной и будущей ситуации, возникла гипотеза «второго демографического перехода», происходящего в Европе (сходные идеи выдвигаются также в рамках гипотезы о пятой фазе демографического перехода). Авторы концепции второго демографического перехода Р. Лестэр и Д. Ван де Каа доказывают, что современная демографическая ситуация и главная ее особенность — снижение рождаемости ниже уровня, обеспечивающего простое воспроизводство населения — обусловлены принципиально иными причинами по сравнению со снижением рождаемости во время первого демографического перехода (Lesthaeghe, van de Kaa 1986; van de Kaa 1987).

Основная идея, лежащая в основе концепции второго демографического перехода, была заложена в 1986 году. Ван де Каа (van de Kaa 1987) утверждает, что с середины 1970-х годов Европа вступила на новую стадию в ее демографической истории. Он предполагает, что демографический переход XIX столетия необходимо рассматривать как первый переход. «Неожиданные», «запутанные» изменения в демографической ситуации с середины 1960-х годов отметили начало второго демографического перехода. К этому времени уже закончился послевоенный «бэби-бум» и утвердилась долговременная тенденция к дальнейшему снижению рождаемости.