Природные и географические факторы в истории России

Условия жизни и национальный характер

Взаимодействие человека со средой в процессе производственной деятельности во многом влияет на национальный характер, жизненные ценности, составляющие менталитет народа. В значительной степени он является формой духовного приспособления к среде обитания, способом наделения смыслом привычных, повседневных действий и поступков.

Влияние географической среды многообразно. Главным среди природных факторов зоны расселения восточных славян, предков русских, появившихся в VI веке на территории современной Украины, был ее континентальный характер. Море, с его торговыми путями, связывающими цивилизации, играло в русской истории меньшую роль, чем необъятные, слабо освоенные территории Евразийского материка. Выход России к морю связан в основном с событиями XVIII – XX веков. Колониальной заморской империи, такой, как у Англии русским создать не удалось. Зато они освоили и заселили шестую часть суши от Прибалтики до Дальнего Востока.  Подобной зоны компактного расселения не имеет больше ни один народ в мире.

Это потребовало от русского народа невероятных, героических усилий по колонизации земель, которая составляет своего рода географический «стержень» русской истории. Особенности отдельных этапов колонизации во многом определили специфику исторического развития России.

Общим для территорий, освоенных русскими, является относительное однообразие природных факторов, которое обусловило однотипность хозяйственной деятельности во всех зонах. Это отличало условия деятельности русского народа  от условий деятельности народов западноевропейских стран. В Западной Европе обилие гор и возвышенностей, сильное расчленение местности благоприятствовало специализации хозяйства, способствовало товарообмену между населением гор и долин.

Народы Западной Европы в начале истории европейской цивилизации резко отличались друг от друга по культурному уровню. Часть из них входила в состав Римской империи и заимствовала античную культуру. Принятие древними германцами христианства и латинского языка как языка богословия привело  к превращению последнего в язык межнационального общения в Западной Европе, подталкивало ее народы к активному освоению опыта античной культуры. Результатом этого были малые «Возрождения» VII – XII вв. (каролингское, фридриховское и др.), которые позволили западноевропейцам творчески усвоить культуру Римской империи. У римлян германцы позаимствовали обычай строить каменные города, которые были непреодолимой  преградой на пути новых волн кочевников с Востока. Их нападения, в основном, прекратились к 1000 г.

В России же однообразие ландшафта создавало слабые предпосылки для специализации хозяйства и внутренней торговли, которые возникли довольно поздно. На пути расселения восточных славян почти отсутствовали народы с древней высокой культурой. Контакты с Византийской империей лишь отчасти способствовали развитию древнерусской культуры. Ранний перевод богослужебных книг на славянский язык монахами Кириллом и Мефодием в IX веке сделал необязательным изучение греческого языка, затруднив активное восприятия  и творческую переработку античной культуры. Поэтому «Предвозрождение» европейского типа произошло в России лишь в XV веке. Незнание латинского языка, языка богословия и науки, не давало возможности русским до XVIII века пользоваться культурными ценностями Западной Европы. Наконец, Россия постоянно соприкасалась  со Степью, до XVIII века испытывала угрозу опустошительных нашествий степняков. Все это тормозило ее внутреннее  развитие, исторический прогресс.

Тип хозяйства

Особенности природной среды расселения русских во многом определили их национальный характер и господствующие ценности. Плотность населения Западной Европы, интенсивность обмена, ограниченность природных ресурсов способствовали интенсификации хозяйства, стремлению к нововведениям. Большое пространство зоны расселения, относительно низкая плотность населения создавали в России возможность поддерживать требуемый уровень жизни, вовлекая в хозяйственный оборот естественные богатства земли. В лучшем случаи на новые земли переносились традиционные навыки хозяйствования.  Все это породило у русских привычку к экстенсивному,  потребительскому отношению к природным ресурсам.  Возникла утопия о «неисчерпаемости богатств» родной земли. Главными оказались количественные, а не качественные критерии, число,  а не умение. Противоположные  тенденции в национальном характере развивались в основном в городах и в исторически более поздний период.

Идеал деятельности

На трудовые навыки русского населения серьезно повлияли климатические условия. В Европе колебания температуры в течение года из-за влияния североатлантического течения Гольфстрим составляют  10 – 20 градусов в год. Россия, в том числе европейская ее часть, лежит в зоне действия сибирского антициклона, при котором колебания температуры более значительны – до 35 – 40 градусов в год.

Температура января в Европе в среднем на 10 градусов выше, чем в центре России. Это позволяет заниматься сельским хозяйством, в том числе земледелием, большую часть года, например, разводить зимние сорта овощей. У крестьянина там практически отсутствует мертвый сезон, что приучает его к систематическому труду. Весенний и осенний периоды здесь более продолжительны, чем в России.

В России же глубокое промерзание почвы (40 см в центре страны) и короткая весна, переходящая в жаркое лето, заставляют крестьянина после домашних забот зимней поры быстро переключаться на сельскохозяйственные заботы – пахоту, сев, от скорости проведения которых зависит его благосостояние, в течение всего года. Лето для русского крестьянина – период страды, предельного напряжения сил. Это выработало способность в русском человеке «выложиться», провести огромную работу за короткий срок. Но время страды не велико. Снег в России лежит 5 – 6 месяцев. Поэтому основной формой отношения к работе является отношение неторопливо-пассивное. Эта ситуация отразилась в пословице: «Русский мужик долго запрягает, да быстро едет».

Правда, надо отметить, что отсутствие стремления к высокому качеству труда было связано также с общественными отношениями в России, крепостным трудом. В тех зонах, где его не существовало – на Севере и в Сибири, - ценности постоянного и качественного труда стояли выше, чем в центральной России.

Индивидуализм и коллективизм

Неторопливо-пассивное отношение к труду и жизни выработало у человека другую ценность – терпеливость, ставшую одной из черт национального характера. Лучше «перетерпеть», чем предпринять что-либо, изменить ход жизни. В этом проявляется  не только  недостаток инициативы, но принципиальное нежелание выделяться своей  активностью среди окружающих. Такое поведение оправдывается характером труда и расселением русских крестьян. Освоение лесов, покрывающих большую часть территории страны, вырубка и корчевка деревьев, вспашка земли требовали коллективного труда нескольких семей. Работая в коллективе, люди действовали единообразно, стремясь не выделяться среди других. В этом был свой смысл. Сплоченность коллектива была важнее, чем эффективность деятельности каждого из его членов. Впоследствии в этом же направлении крестьян подталкивало общинное уравнительное землевладение. В результате среди русских слабо развился индивидуализм, заставляющий стремиться к инициативе, повышению эффективности труда и личному обогащению. Его появление связано с более поздними процессами в русском обществе и влиянием европейских ценностей.

Однако тот же коллективизм был основой душевности отношений между людьми, безоглядных проявлений благородства и самопожертвования, широты души русского человека, также являвшейся формой «нерасчетливости».

Ориентация на потребности коллектива воспитывала в русских людей то, что они в большинстве своем оказывались чуждыми мелкому житейскому благоразумию. Идеалом крестьянина было умение во многом отказывать себе ради интересов общего дела. Жизнь воспринималась  как исполнение долга, бесконечное преодоление трудностей. Житейская мудрость учила, что обстоятельства чаще выступают против человека, чем на его стороне. Это сформировало в русском народе такие черты, как упорство и изобретательность в достижении поставленных целей. Исполнение задуманного рассматривалось как редкая удача, дар судьбы, и тогда привычный аскетизм будней сменялся разгулом праздника, на который приглашалось все село. Переход от такого яркого, самобытного типа личности в XVIII веке к более европеизированному (среди образованных слоев населения) воспринимался многими как духовная деградация.

Колонизация земель и этапы истории России

Крепостной или зависимый крестьянин в Европе бежал в город, являвшийся островком демократии и права среди моря феодального своеволия. Больше бежать было некуда, разве что за море. Свободных земель не осталось. В России бежали не в город, а в казаки, откуда «выдачи не было», в раскольники – на окраины, на неосвоенные земли. В результате в Европе получили развитие городские, буржуазные ценности, а в России – общинные, коллективистские. Европеец решал свои проблемы развивая буржуазную расчетливость и своекорыстие, а русский – утверждая уравнительные коллективистские идеалы. На политическом уровне это проявлялось соответственно в буржуазных революциях, в результате которых государство оказалось под контролем гражданского общества, и утверждались ценности либерализма и демократии.

Бегство населения на окраины городов затрудняло развитие городов, обеспечивало до конца XV века в центре и до XIX века на окраинах условия для существования отсталого подсечно-огневого земледелия, основанного на экстенсивной эксплуатации богатств леса и требовавшего огромных свободных территорий (десятки квадратных километров на семью). Высокие урожаи на вновь освоенных участках и практическое отсутствие голодовок, существование права на свободный захват земель в лесу и отсутствие регулярного налогообложения создали у крестьян особый, архаичный, догосударственный идеал вольной жизни, вошедший в народную культуру. В него входили обеспеченность существования, свобода передвижения, формальный характер власти, отсутствие собственности на землю и налогов. Этот идеал постоянно выдвигался как требование в ходе крестьянских воин.

Особенно показателен в этом смысле первый этап колонизации в XI – XIV веках, когда заселялась Восточноевропейская равнина, что было вызвано угрозой с юга от половцев и татар. Следствием этого было «запустение» юго-западных земель, являвшихся ядром Киевской Руси. С бегством крестьян от крепостничества был связан второй этап колонизации в XV – XVII веках, который привел к заселению Поволжья, Урала, Сибири. Он сопровождался уменьшением городского населения и резким замедлением общего прироста населения в Центральной России. На окраинах появился новый слой населения – казачество, живший в условиях господства норм и ценностей догосударственной «военной демократии».

Наименее разрушительным для внутреннего развития страны был третий этап колонизации в XVIII – XIX веках. Однако, осваивая новые территории, русские не могли обеспечить сплочения живших на них народов в единое сообщество. С ростом местного населения усиливались центробежные стремления национальных меньшинств, подрывавшие единство государства.

Колонизация способствовала прерывному, дискретному ходу русской истории. Усиление центральной власти несколько раз сменялось ее ослаблением. Главную роль в этом играла неразрешенность политических проблем. Но было бы неправильным не видеть также связь между первым этапом колонизации и государственной раздробленностью в XII – XV веках, вторым этапом колонизации и Смутным временем начала XVII века, третьим этапом колонизации и распадом единой Российской империи во время гражданской войны в 1918 – 1921 годах.