Проблема разоружения и конверсии

Человечество тратит на вооружение огромные средства. Так, с 1950 по 1987 гг. общемировые военные расходы составили около 19 трлн. долларов (в постоянных ценах). Реальная цифра военных расходов СССР составила в 1989 году 77,3 млрд. руб., но Международный институт стратегических исследований в Лондоне привел другую цифру – 200 – 220 млрд. руб., или 43 – 48% всех расходов (459 млрд. руб.) госбюджета 1989 года. США ежегодно расходуют на эти цели около 300 млрд. долл.

Доля военных расходов в валовом национальном продукте составляет: в США – менее 6%, в ФРГ – около 3%, в Японии – 1%, в СССР – до 17%. Число занятых в военной промышленности достигает: в США – 3,35 млн. человек, в ФРГ – 290 тыс. человек, в Швеции – 28 тыс. человек, в СССР – 4,8 млн. человек.

Новое политическое мышление, утвердившееся на мировой арене, остро поставило проблему перехода от экономики вооружения к экономике разоружения, или проблему конверсии военного производства. Что же такое конверсия? Конверсию можно определить как последовательный перевод ресурсов, производственных мощностей и людей из военной в гражданскую сферу.

Однако на пути конверсии существуют экономические и социальные барьеры. Уже два столетия специалисты спорят, является ли военное производство движущей силой или тормозом развития экономики. Долгие годы создавалось мнение о том, что средства, вложенные в военно-промышленный комплекс, стимулируют экономику, поскольку являются стабилизатором рыночного спроса, обеспечивают загруженность производственных мощностей, создают рабочие места, стимулируют научно-технический прогресс. Однако в последние годы появляется все больше исследований, подтверждающих, что военные расходы тормозят экономическое и технологическое развитие. По мнению американских ученых, такие расходы носят инфляционный характер, так как заработная плата работников оборонных предприятий, ведя к росту потребительского спроса, не способствует расширению предложения товаров и услуг, военное производство отвлекает сырье и технических специалистов от гражданских отраслей. Существование же монополизма военно-промышленного комплекса и гарантированный рынок сбыта снижают производительность труда, повышают издержки производства по сравнению с гражданскими отраслями.

Опровергается сегодня и утверждение, что конверсия вызовет рост безработицы, что крайне важно, поскольку в США, например, около 6,5 млн. человек имеют работу и доходы благодаря заказам Пентагона. Вместе с членами семей это составит почти 20 млн. человек. Между тем многочисленные исследования экономистов показывают: на создание одного рабочего места в военном производстве требуется больше (по некоторым подсчетам в 4 раза) капитальных вложений, чем в гражданском производстве. Так, каждые 10 млрд. долл. создают на 40 тыс. рабочих мест меньше в военном производстве, чем, если бы эти деньги были направлены в гражданские отрасли. Или 1 млрд. долл., израсходованных Пентагоном, приводит к появлению примерно 48 тыс. рабочих мест, а затраченные в сфере здравоохранения – 76 тыс., в системе образования – 100 тыс.

Безусловно, нельзя отрицать, что разработка военной техники привела к появлению технологических новшеств в авиации и других областях жизни общества. Однако, по данным ООН, в мирных целях используется не более 1/5 исследований в военной технике. Если же учесть, что этими разработками, дающими эффективность лишь на 20%, занято 40% всех ученых и инженеров, то становится очевидным, что военные программы становятся тормозом научно-технического прогресса человечества.

Переключение ресурсов на мирные цели отвечает жизненным интересам всех государств. Достаточно сказать, что использование лишь 1/10 части мировых военных расходов на решение глобальных проблем, организация совместных международных действий в этой сфере положили бы конец массовому голоду, неграмотности, болезням, позволили бы преодолеть нищету и отсталость сотен миллионов людей, предотвратить экологическую катастрофу на Земле. Средств, которые сегодня расходуются в мире на военные цели лишь в течение одного дня, хватило бы для финансирования десятилетней программы обеспечения чистой питьевой водой большей части населения планеты.

Проведение конверсии вызывает необходимость решения ряда проблем. Конверсия связана со структурной перестройкой экономики. Со сложностями структурной перестройки экономики многие страны сталкиваются постоянно, меняя устаревшую продукцию на выпуск новых товаров. Перевод же предприятий на выпуск гражданской продукции потребует, как считают специалисты многих стран, правительственной помощи по типу помощи фирмам, где происходит крупная модернизация производства. В России предлагается создать государственный инвестиционный банк конверсии и соответствующие инновационные банки, которые бы финансировали перепрофилирование предприятий и социальные программы для работников данных предприятий,

Не менее важной является проблема повышения экономической эффективности военной промышленности. Привилегии в снабжении сырьем и материалами, завышенные издержки производства, гарантированный сбыт продукции, высокий уровень монополизации приводят к получению неоправданно высокой прибыли в этих отраслях и к снижению конкурентоспособности на коммерческом рынке. Снижение уровня привилегий оборонных предприятий, которое началось в ряде западных стран, является важным условием их выживания в рыночной экономике. Подготовке конверсии способствует и процесс диверсификации, увеличение доли гражданского производства в деятельности оборонных предприятий. Это достигается посредством приобретения новых компаний, имеющих опыт работы в гражданских отраслях, и направлением расходов на НИОКР в невоенные области. В России предполагается формирование в районах с высокой концентрацией конверсируемых военных производств технополисов и технологических парков с привлечением специалистов и капиталов из других стран.

Крайне важен экономический аспект разоружения. Так, по взаимному соглашению, Россия должна уничтожить 2,5 тыс. ядерных боеголовок, США – 500; Пентагону придется избавиться от 8 тыс. ядерных боезапасов тактического оружия, нам – от 16 тыс. и т. д. Американцам для уничтожения только около 4 тыс. боеголовок в течение семи лет потребуется израсходовать примерно 300 млн. долл. в год. Для нас это бремя будет намного тяжелее. Перспектива «решительного разоружения вскрыла проблему, которую не готовы решать сегодня ни США, ни Россия. Речь идет о дорогостоящих материалах, которые в перспективе могут стать неисчерпаемыми источниками энергии. В настоящее время нет технологии превращения высокообогащенного урана в топливо для АЭС, термоядерный же синтез – это далекое будущее. Значит, потребуются хранилища этого материала. По экспертным оценкам, России необходимо иметь пять специальных складов для хранения расщепляющихся материалов. Ориентировочная стоимость каждого – 500 млн. долл. Программа ликвидации отравляющих веществ предполагает расход в несколько миллиардов рублей (по ценам 1991 г.). Для уничтожения тысяч танков, орудий, бронетехники потребуется не менее 80 млрд. руб. Все это вызывает неоднозначные оценки конверсии во всех государствах, имеющих военное производство. В США, например, среди негативных аспектов конверсии на первое место выдвигают необходимость перехода около 600 тыс. квалифицированных специалистов в производство с более низким уровнем технологии.

Вряд ли правомерна оценка ВПК только как «пожирателя» хозяйственных ресурсов. Доля гражданской продукции на оборонных предприятиях достаточно высока. Так, в 1990 г. удельный вес выпуска отдельных товаров

ВПК составил:

станки – 15%;

установки для добычи нефти и газа 32,4%;

трамваи – 86,4%;

плиты бытовые электрические – 72,2%;

вычислительная техника – 85%;

алюминиевый прокат – 93%;

радиоприемники, телевизоры, видеомагнитофоны, швейные машинки, фотоаппараты – 100%;

холодильники – 92,7%.

Все это говорит о больших возможностях использования научно-производственного потенциала ВПК.

Как считают специалисты, многие предприятия оборонной промышленности не пригодны для массового изготовления простых и дешевых изделий, поэтому технологические характеристики гражданских изделий должны быть идентичны характеристикам конверсируемого производства. Это позволило бы сохранить научный и производственный потенциал, иметь минимальные затраты на организацию производства новых изделий, получить достаточную рентабельность. При проведении конверсии райке важно правильно определить специализацию оборонных предприятий, что позволит выпускать конкурентоспособную продукцию.