Проблемы арабского мира

Арабским странам в целом пока не удалось преодолеть отставание в технико-экономическом, социальном и культурном развитии от промышленно развитых государств. Более того, средний прирост ВВП на душу населения в реальном выражении в регионе за последнее десятилетие не превышал 1% в год по сравнению с 4% по всем развивающимся странам. При этом темпы прироста ВВП, в том числе и на душу населения, в указанный период были крайне неравномерны.

Отмеченные тенденции отражают, с одной стороны, сильную зависимость экономики арабских стран от ограниченного круга источников дохода, в частности от добычи и экспорта нефти, а также сохранение высоких темпов прироста населения в регионе, с другой. Среднее увеличение численности населения этой группы государств, которое составляет примерно 3,5%, влечет за собой ежегодное расширение трудовых ресурсов на 3,3% по сравнению с темпами прироста этих ресурсов в Африке к югу от Сахары и в Латинской Америке на уровне 2,5% и менее чем 1% в промышленно развитых странах.

Доля лиц моложе 14 лет в рассматриваемой группе государств самая высокая в мире - 38%. 12 млн. чел., или 15% трудоспособного населения, являются безработными. К 2010 г. без принятия соответствующих мер численность лиц, лишенных работы, достигнет 25 млн чел. Некоторые арабские экономисты прогнозируют, что к 2030 г. общее население стран региона увеличится до 514 млн. чел., а 75% населения (около 332 млн чел.) будут находиться в трудоспособном возрасте (от 15 до 64 лет) по сравнению со 138 млн чел. в 1998 г.[25] Поэтому весьма актуальна в арабских странах проблема трудоустройства.

Еще одной не менее, а, возможно, наиболее важной является проблема смены власти на Арабском Востоке. Начиная с середины 1990-х годов, в регионе ускорились процессы смены правящих элит и прихода к власти молодого поколения арабских лидеров. Однако механизм смены власти в Арабском мире остается во многом традиционным и плохо соответствует задачам нового времени. Данное обстоятельство не только чревато возможностью возникновения новых серьезных внутренних кризисов в арабских странах и тормозит процессы демократических преобразований в них, но и существенно затрудняет разрешение прежних конфликтных ситуаций, прежде всего арабо-израильского конфликта.

Действительно, одной из главных проблем, с которой сталкиваются сегодня арабские политические системы, является не столько их возможная нестабильность, сколько незыблемость существующих веками государственных устоев. Арабские лидеры как группа значительно старше руководителей других стран мира. Многие из них находятся на своих постах десятилетиями. Это и президенты Египта Х. Мубарак, Йемена А. Салех, саудовский монарх Фахд, лидер Ливийской Джамахирии М. Каддафи. Это же касается и многих руководителей ключевых министерств и ведомств арабских стран. [26]

В ряде арабских государств положение характеризуется нестабильностью, низким уровнем экономического развития, усилением политической, экономической, социальной, военной и финансовой зависимости. Помимо "внутренних" проблем арабской безопасности, существует и внешняя угроза, которую, по мнению автора, несут сионистские, американские планы, направленные на ослабление арабского мира, установление в нем своего господства, обеспечение доступа к его природным ресурсам, препятствие его успешному развитию, подавление стремления к сохранению национальной самобытности арабской нации.

Чтобы установить причины такого положения, необходимо рассмотреть историю конфликтов арабских стран с другими странами.

Дадим характеристику различных сторон пограничных, региональных, экономических, идеологических конфликтов:

1. Арабо-израильский конфликт представляет собой длительную, изнурительную национально-социальную борьбу в защиту достоинства и будущего арабского народа, включая проблему земель, культуры, идеологии, борьбы против колониализма. Это, несомненно, основной конфликт в регионе.

По причине затянувшегося на более чем полвека арабо-израильского конфликта, роста социально-экономических проблем в большинстве арабских стран, в последние годы все чаще стали звучать нотки ностальгии по идее панарабизма. К сожалению, знамя арабского единства, поднятое в свое время президентом Египта Гамалем Абдель Насером, после его смерти в 1970 г. никто из арабских лидеров так и не смог перенять. Неудовлетворенность жизнью и разочарование в политике нынешних властей вынуждают новые поколения арабов вставать на путь политического ислама - как формы протеста против социальной несправедливости.

Серьезным испытанием на прочность для арабского сообщества стали два кризиса вокруг Ирака - 1990-91 и 2003 годов. Если в первом случае Ирак, оккупировав Кувейт, был агрессором, и участие некоторых арабских стран в военной антииракской операции было с точки зрения международного права вполне логичным, то в 2003 году ситуация оказалась иной. Бездоказательные обвинения США и их союзников в адрес Ирака и последовавшая вслед за этим военная агрессия дали возможность, проследив реакцию арабских стран, сделать выводы относительно будущего арабского сообщества. Так или иначе, оба этих кризиса поставили под сомнение тезис об единстве арабов, замкнутости их рядов перед лицом прямой угрозы.

Ирак 90-х представлял собой большую пробоину в корпусе общеарабского корабля. Жесткие санкции ООН поставили на грань вымирания эту некогда процветавшую арабскую страну на берегах Тигра и Евфрата. Несмотря на помощь зарубежных государств и международных организаций, гуманитарная и экономическая ситуация в Ираке в 90-е гг. XX - начале XXI века продолжала оставаться весьма и весьма тяжелой. Программа ООН "Нефть в обмен на продовольствие" не удовлетворяла всех потребностей иракцев в продуктах питания и медикаментах.

Саддам Хусейн в течение 90-х гг. наращивал свои вооруженные силы, к началу нового столетия ставшие вновь самыми лучшими и по количественным показателям, и по качеству в арабском мире. Было очевидно, что Соединенные Штаты собираются и впредь использовать "иракский повод" для проявления своей мощи и укрепления в регионе позиций, прежде всего военных. США постоянно держал ситуацию вокруг Ирака в состоянии напряжения, не жалея средств для зачастую искусственного нагнетания обстановки. Операция "Лиса в пустыне", проведенная США в декабре 1998 года подтвердила намерения Вашингтона силовым методом подчинить себе режим одиозного Саддама Хусейна.

И, тем не менее, говоря об отношении к Ираку внутри арабского мира и со стороны ведущих европейских стран, следует сказать, что болезненная рана на теле арабского сообщества под названием Ирак к началу XXI века потихоньку стала затягиваться. [27]

2. Межарабские конфликты возникают по различным вопросам и направлениям. Они характеризуются гибкостью, скоротечностью их возникновения и исчезновения. Система не знает союзов, которые не были бы подвержены изменениям. Это один из источников динамичности системы. В этой связи автор раскрывает основные черты конфликтов между арабскими странами:

- Идеологические и политические разногласия — это противоречия по различным аспектам социальных отношений, по вопросам внешней политики по вопросам арабского единства (в степени серьезности подхода к достижению единства), по вопросам отношений с Израилем (подходы к решению конфликта).

- Территориальные разногласия. Например, между Саудовской Аравией, Оманом и Абу Даби; между Кувейтом и Ираком, между Саудовской Аравией и Йеменом, между Египтом и Суданом, Алжиром и Марокко.

Наряду с такими государствами, как Саудовская Аравия, Кувейт и эмираты Персидского залива, о фантастических богатствах которых слагаются легенды, в арабском мире существуют страны с гораздо более скромным достатком и во много раз большим населением, такие, скажем, как Алжир и Египет, вынужденные тратить значительную часть своих нефтяных доходов на импорт продовольствия и предметов первой необходимости, не говоря уже о Судане, значительная часть жителей которого хронически страдает от голова и нищеты. И это в то время, когда многие миллиарды арабских "нефтедолларов" обрастают процентами на счетах западных банков, "рециклированы" в экономику крупнейших мировых держав и служат для нее серьезной финансовой подпоркой и стимулом к дальнейшему развитию и одновременно прочными узами, еще больше привязывающими арабские страны к мировым капиталистическим центрам.

"Никогда еще, - пишет А. Греш в Le Monde diplomatique", -экономические ресурсы в регионе не распределялись столь неравномерно: несколько монархий владеют огромными нефтяными богатствами, в то время как арабский мир все глубже погружается в кризис и нищету". [28]

Столь большая игру дно преодолимая разница в уровнях благосостояния не может не порождать межарабских трений, приобретающих характер подспудно тлеющих конфликтов и мешающих развитию интеграционных процессов в арабском ми ре. В этой связи, как представляется, центробежные силы в межарабских отношениях в обозримом будущем будут преобладать над центростремительными.

Проблемы бедности населения, скудности внутренних ресурсов для экономического роста, ограниченных возможностей получения помощи извне, сохранение во многих странах архаичных хозяйственных структур и систем вкупе с растянувшейся на десятилетия изнуряющей нерешенностью ближневосточного конфликта - все это порождает в современном арабском обществе, несмотря на его страновую многоликость и специфику, настроения пессимизма и безысходности, создает питательную среду для экстремизма левого и правого толка. Неудачи, постигшие многих арабских лидеров, пытавшихся перенести на местную почву, часто без учета национальной специфики, заимствованные за рубежом политические и социально-экономические модели развития, привели к усилению в обществе тяги к традиционалистским ценностям, к поискам своего, особенного исламского пути в современной быстро меняющейся среде, к национальной самоизоляции и отчуждению от внешнего мира, а в крайних формах - к прямому вызову общечеловеческим морально-этическим и нравственным ценностям, которые рассматриваются экстремистами как порождение враждебного исламу Запада. Отмеченные процессы вызвали в последние месяцы осложнения внутриполитической обстановки в таких странах, как Алжир, Египет, Иордания, Тунис и Судан, которые столкнулись с резкой активизацией фундаменталистских сил, выступавших под экстремистскими лозунгами.

3. Конфликты арабских стран с неарабскими — это конфликты между одним или рядом стран арабской системы с неарабской стороной, в основном из-за границ. (Конфликты между Сомали и Эфиопией из-за Огадена; между Ираком и Ираном из-за Шатт эль-Араб; между ОАЭ и Ираном из-за островов Танаб аль-Кубра, Танаб аль-Сутра и Аби Муса; между Сирией и Турцией из-за Александретты).

Пожалуй, 2002-й год стал одним из наиболее удачных с точки зрения сближения позиций арабских стран по актуальным вопросам международных отношений в ближневосточном регионе. Арабские страны выступили единым фронтом по проблеме ближневосточного урегулирования, поддержав мирный план принца Саудовской Аравии Абдаллы, который предусматривал нормализацию отношений арабских стран с Израилем в обмен на возвращение территорий, захваченных в 1967 году. К сожалению, Израиль отверг это предложение, за что был подвергнут суровой критике не только арабской общественностью, но и рядом еврейских общин за рубежом.

2002-й год ознаменовал улучшение отношений Ирака как с некоторыми странами Востока, так и Европы. Так, при посредничестве главы ЛАГ Амра Мусы, были сделаны серьезные шаги по примирению Ирака со странами Персидского Залива, которые ухудшились после войны в Персидском Заливе 1990-1991 гг. На прошедшей в ноябре 2002 г. 35-й Международной торгово-промышленной ярмарке в Багдаде участвовало свыше 1200 фирм и компаний из 49 стран, - показатель близкий к тому какой был до войны в Персидском заливе 1990-91-х гг. Форум проходил на фоне обнадеживающей новости о согласии властей Ирака допустить инспекторов ООН по разоружению в страну. На ярмарку съехались фирмы из многих стран Европы /больше всего из Германии и Франции/, что было воспринято как желание представителей Старого Света как можно скорее вернуться на один из самых перспективных рынков Арабского Востока. Весьма важным событием для Ирака стало то, что активное участие на ярмарке приняли фирмы /свыше 40/ из соседней Саудовской Аравии, - страны, с которой у Ирака были прерваны отношения во время войны в Персидском заливе 1990-91 гг. [29]

Активизация деятельности иностранных фирм в Ираке происходила на фоне явного политического потепления в отношениях между Ираком и его ближайшими соседями. В октябре 2002 г. на границе Ирака с Саудовской Аравией после 12-летнего перерыва был открыт таможенный терминал "Арар", ставший важным пунктом для ввоза в Ирак гуманитарных грузов в рамках программы "Нефть в обмен на продовольствие".

В ноябре 2002 г. участники самой продолжительной войны XX века - ирано-иракской войны 1980-1988 гг. - подписали протокол о сотрудничестве - первый после окончания военных действий. Он предусматривал развитие партнерства двух стран в области транспорта и коммуникаций, нефти и энергетики, промышленности и сельского хозяйства, туризма и трудовых ресурсов. Как заявили стороны по итогам встречи "этот поворотный шаг в двусторонних отношениях отвечает интересам народов Ирака и Ирана". К тому моменту наметилось явное сближение между Багдадом и Тегераном на фоне усилившегося давления на Ирак и Иран со стороны США, чей госдепартамент причислил два этих государства к пресловутой "оси зла".

Потепление отношений осуществлялось и на самом сложном участке для внешней политики Багдада - ирако-кувейтском направлении. Ведь именно с оккупации Ираком этого небольшого эмирата на берегу Персидского Залива и началась война в 1990 году, закончившаяся поражением, а затем и международной изоляцией Ирака. В конце октября 2002 г. Ирак вернул Кувейту государственные архивные документы, вывезенные из эмирата во время той самой войны 1990-1991 годов. Эта акция Багдада была призвана снять одну из основных проблем на пути нормализации отношений между двумя странами.

Помогая Багдаду восстанавливать свой международный имидж и налаживать экономические связи, арабские страны исходили из того, что изолированность такого потенциально сильного регионального игрока как Ирак делала планы по объединению арабов не столь убедительными. Надо сказать, что в большинстве арабских столиц не скрывали своего отрицательного отношения к режиму Саддама Хусейна. Личность иракского диктатора не устраивала умеренные арабские режимы, но в тоже время там понимали, что иметь дело придется именно с этими властями. Все же Ирак с его колоссальным экономическим потенциалом /запасы углеводородного сырья, развитая индустриальная и научно-техническая база и др./ рассматривался как необходимый участник интеграционных процессов в арабском регионе. На одном из межарабских совещаний иракский премьер Тарик Азиз предложил создать единое экономическое пространство между четырьмя арабскими государствами - Ираком, Сирией, Ливаном и Иорданией.

После обвинений США в адрес Ирака по поводу наличия у последнего оружия массового поражения, и начала пропагандистской войны перед вторжением, арабские страны выступили против силового метода смены власти в Багдаде, опасаясь того, что военный исход подорвет достижения арабских стран в области строительства межарабских отношений, и весьма негативно скажется на их экономике. Однако, несмотря на многочисленные народные протесты, призывы арабских лидеров найти политическое решение кризиса, американцы и их союзники совершили военную агрессию в Ираке. Агрессия США и их союзников против режима Саддама Хусейна весной 2003 г., выбила Ирак из общеарабских схем и расчетов по созданию единого экономического пространства.

В регионе Арабского Востока по-прежнему находятся эпицентры вооруженных конфликтов, значительная часть средств правительствами арабских стран тратится на обеспечение национальной безопасности. Согласно данным Арабского валютного фонда, более четверти всех бюджетных расходов в арабских странах используется на закупку вооружений. Так, в 2000 г. 22 государства - члена Лиги арабских государств на военные цели затратили более 27 проц. всех бюджетных ассигнований - 53 млрд. долларов. В то же время на развитие экономики было затрачено в три раза меньше - 17,7 млрд. долларов. Больше всего в арабском мире тратят на военные нужды страны Персидского залива. С 1995 по 2000 гг. страны Залива затратили на приобретение вооружений 173 млрд. долларов - первое место в мире в этой категории расходов.

Однако накопление арабскими странами различных видов оружия способствует скорее не увеличению их /стран/ роли на мировой арене, а росту напряженности в регионе Ближнего Востока и Северной Африке, где число горячих точек за последние полвека едва ли уменьшилось. С другой стороны, такие действия продиктованы желанием арабских стран не отставать от своих реальных и потенциальных противников в деле военного строительства и обеспечения своей национальной безопасности.[30]

В последние годы острой становится проблема водных ресурсов в арабском мире.

Объем водных ресурсов в арабском мире составляет около 371,8 млрд. м. Из них используется 208,8 млрд. м, 3,6% используется в качестве питьевой воды; 3,7% — в промышленности, остальная часть — в сельском хозяйстве; доля водных ресурсов арабских стран различна: на страны Машрика приходится 40,9%, на страны Магриба - 23%; на государства бассейна реки Нил - 31%, на Аравийский полуостров -4,6%. Поверхностные воды составляют основную часть водных ресурсов арабских стран.[31]

В сложившейся ситуации арабские страны говорят о необходимости консолидации усилий для разрешения проблемы нехватки водных ресурсов в регионе. На состоявшейся весной этого года в Каире конференции по проблемам водоснабжения было решено создать Арабский водный совет, который будет заниматься проблемами внедрения новых технологий получения и сбережения пресной воды, поисками новых водных ресурсов, а также борьбой с опустыниванием. На ней же была принята «Каирская декларация об арабских водных ресурсах», определяющая проблемы и пути их решения в снабжении арабского мира водой, 65 процентов которой сейчас поступает из-за рубежа, и выработку общей стратегии в этой области.

Таким образом, основными проблемами арабского мира являются:

1.  Арабо-израильский конфликт и межарабские конфликты.

2.  Экономическая отсталость. Странам арабского мира присущи проблемы бедности населения, скудности внутренних ресурсов для экономического роста, ограниченных возможностей получения помощи извне, сохранение во многих странах архаичных хозяйственных структур.

3.  Сильная зависимость экономик арабских стран от ограниченного круга источников дохода, в частности от добычи и экспорта нефти, а также высокий рост численности населения, способствующий этому.

4.  Проблема обеспечения трудоустройства арабских народов, усиливающаяся демографическими проблемами и рост Ом населения.

5.  Высокий уровень протекционизма, недостаток прозрачности, существенные диспропорции и относительная закрытость экономики.

6.  Стратегический интерес США к нефтяным запасам арабских стран, явное и скрытое давление на руководство государств. Как следствие – проблема обеспечение национальной безопасности, скрытые конфликты.

7.  Проблема водных ресурсов.