Проблемы интеграции в арабском мире

Процесс глобализации дал в конце 90-х г.г. новый импульс интеграционным тенденциям во всем арабском мире. Доминирование здесь промышленно-развитых стран вызывает озабоченность у арабов, которые воспринимают проявления глобализма как процветание экономических гигантов, превращающих развивающиеся страны в объект экономической оккупации.

Наибольшую активность в развитии процесса экономической интеграции арабских стран проявляют сегодня Сирия и Египет. К этому их во многом подтолкнула политика ЕС и США, направленная на объединение Средиземноморья, а так же действия США по созданию Нового Ближнего Востока в составе Турции, Израиля с подключением к ним арабских стран после окончательного урегулирования арабо-израильского конфликта, что в Сирии оценивается как попытки внешних сил расколоть арабский мир, поставить его в еще большую экономическую и финансовую зависимость от Запада «Противостоять столь незавидной исторической перспективе, считают арабы, можно лишь укреплением региональной экономической интеграции, которая должна способствовать включению арабских стран в процесс глобализации и одновременно быть средством обеспечения выживаемости арабского единства»[43].

Сирийское руководство считает, что экономическая интеграция в арабском мире является прогрессивным средством отстаивания арабских интересов, способствующим развитию арабского мира и призванным помочь им успешнее адаптироваться к вызовам глобализации.

«Экономический блок арабских стран, полагают сирийцы, должен быть одним из крупнейших в мире, ибо для этого существуют все необходимые предпосылки: территориальные (10% земли на двух континентах), демографические, природные ресурсы (здесь сосредоточено 64% мировых запасов нефти и 22% природного газа), финансовые (на Западе размещено, по экспертным оценкам, свыше 700 млрд. ам. долл.). К тому же Ближний Восток является стратегически важным в природно-географическом и военно-политическом отношении».[44]

Экономическое сближение арабских стран на уровне создания Арабского общего рынка представляется арабам средством защиты от негативных последствий глобализации.

В ХХI в. арабский мир вступил с весьма непростым багажом. Действие объективных закономерностей поступательного развития, глобализация мировых процессов подталкивают арабские страны к объединению, порождают интеграционные тенденции. В настоящее время они получили свое воплощение в созданных субрегиональных организациях - Лиги арабских государств, Совете сотрудничества арабских государств Персидского залива, Союзе арабского Магриба, Совете арабского сотрудничества, охватывающих подавляющую часть населения арабских государств. Однако интеграция не пустила глубоких корней и продолжает действовать скорее как тенденция. Многочисленные планы, программы, соглашения сохраняют декларативный характер, медленно воплощаясь в конкретные дела. Происходит это потому, что центростремительные силы здесь уравновешиваются центробежными. Арабский мир по-прежнему отягощен грузом не получивших разрешения проблем, сохраняется резкий разрыв в уровне экономического развития, его разделяют политические противоречия, борьба за лидерство, амбициозные притязания политических руководителей. Все это мешает развитию интеграционных процессов.

Арабский регион, раскинувшийся от Атлантического до Индийского океана, и насчитывающий около 300 млн. жителей, идет к объединению неторопливыми шагами. Примеры Союза Сотрудничества арабских государств Персидского Залива и Союза Арабского Магриба, несмотря на противоположные результаты их деятельности, показывают, что сегодня это происходит путем создания субрегиональных организаций внутри арабского сообщества.

По причине затянувшегося на более чем полвека арабо-израильского конфликта, роста социально-экономических проблем в большинстве арабских стран, в последние годы все чаще стали звучать нотки ностальгии по идее панарабизма. К сожалению, знамя арабского единства, поднятое в свое время президентом Египта Гамалем Абдель Насером, после его смерти в 1970 г. никто из арабских лидеров так и не смог перенять. Неудовлетворенность жизнью и разочарование в политике нынешних властей вынуждают новые поколения арабов вставать на путь политического ислама - как формы протеста против социальной несправедливости.

Серьезным испытанием на прочность для арабского сообщества стали два кризиса вокруг Ирака - 1990-91 и 2003 годов. Если в первом случае Ирак, оккупировав Кувейт, был агрессором, и участие некоторых арабских стран в военной антииракской операции было с точки зрения международного права вполне логичным, то в 2003 году ситуация оказалась иной. Бездоказательные обвинения США и их союзников в адрес Ирака и последовавшая вслед за этим военная агрессия дали возможность, проследив реакцию арабских стран, сделать выводы относительно будущего арабского сообщества. Так или иначе, оба этих кризиса поставили под сомнение тезис об единстве арабов, сплоченности их рядов перед лицом прямой угрозы.

Ирак 90-х представлял собой большую пробоину в корпусе общеарабского корабля. Жесткие санкции ООН поставили на грань вымирания эту некогда процветавшую арабскую страну на берегах Тигра и Евфрата. Несмотря на помощь зарубежных государств и международных организаций, гуманитарная и экономическая ситуация в Ираке в 90-е гг. XX - начале XXI века продолжала оставаться весьма и весьма тяжелой. Программа ООН "Нефть в обмен на продовольствие" не удовлетворяла всех потребностей иракцев в продуктах питания и медикаментах.

Саддам Хусейн в течение 90-х гг. наращивал свои вооруженные силы, к началу нового столетия ставшие в арабском мире вновь самыми лучшими и по количественным показателям, и по качеству. Было очевидно, что Соединенные Штаты собираются и впредь использовать "иракский повод" для проявления своей мощи и укрепления в регионе позиций, прежде всего военных. США постоянно держал ситуацию вокруг Ирака в состоянии напряжения, не жалея средств для зачастую искусственного нагнетания обстановки. Операция "Лиса в пустыне", проведенная США в декабре 1998 года подтвердила намерения Вашингтона силовым методом подчинить себе режим одиозного Саддама Хусейна.

И, тем не менее, говоря об отношении к Ираку внутри арабского мира и со стороны ведущих европейских стран, следует сказать, что болезненная рана на теле арабского сообщества под названием Ирак к началу XXI века потихоньку стала затягиваться.

Пожалуй, 2002-й год стал одним из наиболее удачных с точки зрения сближения позиций арабских стран по актуальным вопросам международных отношений в ближневосточном регионе. Арабские страны выступили единым фронтом по проблеме ближневосточного урегулирования, поддержав мирный план принца Саудовской Аравии Абдаллы, который предусматривал нормализацию отношений арабских стран с Израилем в обмен на возвращение территорий, захваченных в 1967 году. К сожалению, Израиль отверг это предложение, за что был подвергнут суровой критике не только арабской общественностью, но и рядом еврейских общин за рубежом.

2002-й год ознаменовал улучшение отношений Ирака как с некоторыми странами Востока, так и Европы. Так, при посредничестве главы ЛАГ Амра Мусы, были сделаны серьезные шаги по примирению Ирака со странами Персидского Залива, которые ухудшились после войны в Персидском Заливе 1990-1991 гг. На прошедшей в ноябре 2002 г. 35-й Международной торгово-промышленной ярмарке в Багдаде участвовало свыше 1200 фирм и компаний из 49 стран, - показатель близкий к тому какой был до войны в Персидском заливе 1990-91-х гг. Форум проходил на фоне обнадеживающей новости о согласии властей Ирака допустить инспекторов ООН по разоружению в страну. На ярмарку съехались фирмы из многих стран Европы /больше всего из Германии и Франции/, что было воспринято как желание представителей Старого Света как можно скорее вернуться на один из самых перспективных рынков Арабского Востока. Весьма важным событием для Ирака стало то, что активное участие на ярмарке приняли фирмы /свыше 40/ из соседней Саудовской Аравии, - страны, с которой у Ирака были прерваны отношения во время войны в Персидском заливе 1990-91 гг.

Активизация деятельности иностранных фирм в Ираке происходила на фоне явного политического потепления в отношениях между Ираком и его ближайшими соседями. В октябре 2002 г. на границе Ирака с Саудовской Аравией после 12-летнего перерыва был открыт таможенный терминал "Арар", ставший важным пунктом для ввоза в Ирак гуманитарных грузов в рамках программы "Нефть в обмен на продовольствие".

В ноябре 2002 г. участники самой продолжительной войны XX века - ирано-иракской войны 1980-1988 гг. - подписали протокол о сотрудничестве - первый после окончания военных действий. Он предусматривал развитие партнерства двух стран в области транспорта и коммуникаций, нефти и энергетики, промышленности и сельского хозяйства, туризма и трудовых ресурсов. Как заявили стороны по итогам встречи "этот поворотный шаг в двусторонних отношениях отвечает интересам народов Ирака и Ирана". К тому моменту наметилось явное сближение между Багдадом и Тегераном на фоне усилившегося давления на Ирак и Иран со стороны США, чей госдепартамент причислил два этих государства к пресловутой "оси зла".

Потепление отношений осуществлялось и на самом сложном участке для внешней политики Багдада - ирако-кувейтском направлении. Ведь именно с оккупации Ираком этого небольшого эмирата на берегу Персидского Залива и началась война в 1990 году, закончившаяся поражением, а затем и международной изоляцией Ирака. В конце октября 2002 г. Ирак вернул Кувейту государственные архивные документы, вывезенные из эмирата во время той самой войны 1990-1991 годов. Эта акция Багдада была призвана снять одну из основных проблем на пути нормализации отношений между двумя странами.

Помогая Багдаду восстанавливать свой международный имидж и налаживать экономические связи, арабские страны исходили из того, что изолированность такого потенциально сильного регионального игрока как Ирак делала планы по объединению арабов не столь убедительными. Надо сказать, что в большинстве арабских столиц не скрывали своего отрицательного отношения к режиму Саддама Хусейна. Личность иракского диктатора не устраивала умеренные арабские режимы, но в тоже время там понимали, что иметь дело придется именно с этими властями. Все же Ирак с его колоссальным экономическим потенциалом /запасы углеводородного сырья, развитая индустриальная и научно-техническая база и др./ рассматривался как необходимый участник интеграционных процессов в арабском регионе. На одном из межарабских совещаний иракский премьер Тарик Азиз предложил создать единое экономическое пространство между четырьмя арабскими государствами - Ираком, Сирией, Ливаном и Иорданией.

После обвинений США в адрес Ирака по поводу наличия у последнего оружия массового поражения, и начала пропагандистской войны перед вторжением, арабские страны выступили против силового метода смены власти в Багдаде, опасаясь того, что военный исход подорвет достижения арабских стран в области строительства межарабских отношений, и весьма негативно скажется на их экономике. Однако, несмотря на многочисленные народные протесты, призывы арабских лидеров найти политическое решение кризиса, американцы и их союзники совершили военную агрессию в Ираке. Агрессия США и их союзников против режима Саддама Хусейна весной 2003 г., выбила Ирак из общеарабских схем и расчетов по созданию единого экономического пространства.

Возвращение Ирака в начале XXI века к тесному сотрудничеству с арабскими странами было болезненно встречено противниками межарабской интеграции. С постепенным ренессансом международного положения Ирака в начале XXI века обозначилась реальная перспектива создания сильной региональной оси Дамаск-Тегеран-Багдад, что, безусловно, не могло не вызвать негативной реакции в Вашингтоне, который желал бы видеть в этих столицах более лояльные ему власти, а не центры арабо-мусульманского возрождения и единства.

Как показали последующие события, именно на эти три государства, которые вполне могли бы стать объединительным ядром на Ближнем и Среднем Востоке, обрушили свой удар Соединенные Штаты. Маятник американской угрозы раскачивается в регионе с угрожающей силой. Оккупировав Ирак, США начали нападки на соседние с Ираком Сирию и Иран, стремясь создать у них под боком очаг напряженности и тем самым оказывать прямое давление на официальные власти.

В своих выступлениях представители американских властей стараются обвинить эти страны, используя любой предлог. Реальная же причина - их отказ от американского видения "нового Ближнего Востока". Речь идет, прежде всего, о Сирии, которая как считают в Вашингтоне, представляет угрозу для ближайшего союзника США - Израиля. Дамаск демонстративно проводит независимый, патриотичный курс, открыто противодействуя американской гегемонии в арабском регионе. Кроме того, власти Сирии проявляют твердость в вопросе о возращении Израилем оккупированных в 1967 г. Голанских высот и поддерживают палестинскую интифаду. Поэтому почти ни у кого не вызвало особого удивления, когда в ноябре 2003 г. сенат США проголосовал за введение широких санкций против Дамаска.

Так или иначе, то, что случилось в Ираке, и нынешняя ситуация в регионе Ближнего Востока вызывают серьезные опасения у тех, кто рассчитывал на скорое оформление прочного межарабского союза. Арабские страны весьма болезненно переживают военный исход кризиса вокруг Ирака. Он свидетельствовал о слабости арабского сообщества, о расколе в его рядах и неспособности повлиять на нежелательный для большинства арабских стран ход развития событий в регионе.

Очевидно, что США и Израиль не заинтересованы в создании арабской коалиции, способной проводить единую, независимую политику в регионе. Тесный союз Сирии и Ливана они стремятся представить как навязанное Дамаском военное и политическое присутствие на территории соседнего арабского государства. Во второй половине 2003 г. усилились нападки на Иран, налаживающий с ведущими арабскими странами тесные отношения. Объектом инсинуаций стала ядерная программа Тегерана, которая, по мнению Вашингтона, "угрожает всему миру". Ну а тот факт, что у Израиля имеется свыше 200 ядерных боеголовок, нацеленных практически во все части арабо-мусульманского мира, Соединенными Штатами, разумеется, в расчет не принимается.

Надо сказать, что сначала арабский мир в целом положительно отреагировал на приход в 2001 году к власти в Белом доме республиканцев. Арабы надеялись, что новая администрация отойдет от произраильской позиции, станет нейтральным посредником, будет смотреть на региональный конфликт с точки зрения "права и справедливости". Однако вскоре выяснилось, что администрация Буша-младшего не собирается менять внешнеполитической линии своих предшественников по отношению в ближневосточному региону. США по-прежнему поддерживают еврейское государство и выступают за такое решение арабо-израильского конфликта, какое устроило бы Израиль. Превалирование "ястребиных тенденции" в президентской администрации привело к тому, что на Арабском Востоке взоры американских гегемонистов-неоконсерваторов устремились на Ирак. Госдеп стал с завидной регулярность повторять, что не сомневается в необходимости поддерживать и активизировать режим международных санкций, чтобы Ирак не смог вновь угрожать региону.

США рассматривают Ближний Восток как зону своих жизненно важных интересов, а с другой стороны именно в этом регионе на сегодняшний день наиболее сильны антиамериканские настроения. Доктрина "силовой демократии" Вашингтона, которая, по мнению ее авторов, должна опираться на альянс прозападных арабских правителей, встречает протест большей части населения в арабском мире. За годы арабо-израильского противостояния и постепенного укрепления позиций Соединенных Штатов в регионе среди населения арабских стран накопился большой багаж неприязни к США, который вряд ли уменьшится в обозримом будущем. Вызов, брошенный в адрес ряда арабских стран, общественное мнение в регионе воспринимает как вызов арабо-мусульманской цивилизации, самой исламской концепции, ее системе ценностей. Именно поэтому заигрывание той или иной арабской страны с США получает весьма негативную оценку в тех арабских странах, где политика Вашингтона расценивается как враждебная и губительная для арабо-мусульманского мира.

В последние годы в большинстве арабских столиц все громче стали звучать голоса сомнения относительно эффективности существующих форм межарабского взаимодействия. Стрелы критики были выпущены, в частности, в адрес ЛАГ. Египет, претендующий на лидерство в арабском мире, выступил со своим пакетом предложений по реформированию этой крупнейшей межарабской организации. Было предложено создать в рамках ЛАГ Совет Безопасности. Египетские предложения рассматривают "превентивную дипломатию" в качестве "наиболее предпочтительного средства предотвращения арабо-арабских кризисных ситуаций", а для урегулирования арабо-арабских кризисов и противостояний предлагается создать "арабский трибунал справедливости". В египетском проекте реформирования ЛАГ подтверждается "важность арабской экономической интеграции", которая позволит вывести арабскую систему из кризиса. Проект предусматривает также осуществление совместных экономических проектов, как залог более тесного взаимодействия арабских стран.

Египет, имея в виду и солидный политический вес, и выгодное географическое положение стремится стать крупнейшим центром силы в Арабском мире. Еще одним свидетельством весомой роли Египта стало избрание на пост генерального секретаря ЛАГ министра иностранных дел АРЕ Амра Мусы, произошедшее на 25-м общеарабском саммите в Аммане в марте 2001 г. Он стал пятым египтянином из шести на должности генерального секретаря ЛАГ со времени ее основания в 1945 г.

Приоритетной задачей для арабских стран является создание собственного экономического сообщества. В арабских странах понимают, что лишь создав свой общий рынок можно противостоять вызовам глобализации. Процессы глобализации и интеграции, сопровождаемые снятием всевозможных ограничений и повсеместным взаимопроникновением экономических субъектов, для арабских стран сулят больше проблем, нежели выгод. Неразвитость промышленного сектора, структура экспорта, привязанность к нефтяной и газовой "игле" делают экономики арабских стран менее гибкими перед лицом транснациональных корпораций. Существует реальная опасность установления однополюсного мирового экономического порядка, который приведет к маргинализации Ближнего Востока в случае, если арабы не сплотятся экономически. Об этом все чаще говорят арабские лидеры с трибун саммитов и конференций.

Выступая на заседании Экономического и социального совета Лиги арабских государств  в Дамаске в октябре 2000 г., президент Сирии Башар Асад подчеркнул необходимость хозяйственной интеграции членов этой организации. По его мнению, она будет способствовать преодолению последствий процесса глобализации мировой экономики. Учреждение зоны свободной торговли в регионе, свободное перемещение капиталов, товаров и трудовых ресурсов, постепенное унифицирование таможенных тарифов, являются важными шагами на пути осуществления экономической стратегии ЛАГ. Появившийся в конце XX века проект большой зоны свободной торговли охватывает 14 из 22 арабских государств, в которых проживают 180 млн. человек. На сегодняшний день наглядным примером интенсивного развития в арабском регионе может служить экономика ОАЭ. За 2000 г. ОАЭ заключили соглашения о льготном налогообложении и тарифах, поощрении взаимных инвестиций и торговом обмене с Египтом, Иорданией, Ливаном, Сирией и Тунисом.

На современном этапе развитию интеграционных процессов препятствует ряд факторов. Среди основных стоит выделить: различный уровень экономического развития в арабских странах, наличие горячих точек в регионе, дезинтеграционные процессы внутри- и внешнеполитического характера.

Как было сказано в докладе Союза Арабских банков, "спасение арабов в образовании единого экономического организма".[45] Для этого необходима реализация целого комплекса мер, таких как модернизация банковского сектора, универсализация торговых и тарифных законодательств. Также отмечалась настоятельная необходимость консолидации финансовых ресурсов арабских стран перед "глобальным натиском". Согласно данным этой организации, совокупный арабский банковский капитал в 1999 г. достиг 619,7 млрд. долларов.

Для того чтобы Арабский Восток быстро и динамично развивался, имеется все необходимое: богатые природные ресурсы /свыше 60 проц. мировых запасов нефти и 25 проц. - газа/, дешевая рабочая сила и свободные капиталы, которые хотя по большей части и хранятся в зарубежных банках, но могут послужить претворению в жизнь межарабских экономических проектов. Перед правительствами арабских государств стоит задача коренной модернизации и реформирования экономики, банковского сектора, сферы услуг, создания современной инфраструктуры, обновления законодательной базы, что позволит привлечь инвестиции не только из арабских стран, но и из-за его пределов.

Участие одних арабских стран в широкомасштабных проектах на территории другой арабской страны позволяет создать базу для реального взаимодействия арабов на международной арене. Весьма важными с точки зрения развития межарабских экономических связей представляются проекты в области наиболее развитых секторов экономики - в частности, поставок углеводородного сырья, осуществление которых активно ведется и в начале XXI века. В июле 2003 г начал функционировать межарабский газопровод, по которому газ из Египта пошел сначала в Иорданию, Сирию, Ливан, а в дальнейшем предполагается расширить этот проект на Кипр, Турцию и некоторые другие страны Европы. Помимо решения насущных задач в области энергетики, он позволит привлечь в регион солидные иностранные инвестиции. Это самый масштабный межарабский проект за последние годы. На Арабском Востоке нет недостатка в эпитетах в его адрес, но чаще сами арабы называют его "важнейшим проектом межарабского сотрудничества, который значительно повышает экономические возможности арабов и устремлен в будущее".

Как уже было сказано, в недрах земли в арабских странах сосредоточены большие запасы углеводородного сырья, что в условиях роста цен на основные энергоносители, /прежде всего, нефть и газ/ безусловно, служит залогом стабильных поступлений в экономику этих стран. Вместе с тем, основной задачей остается вопрос эффективного распределения доходов от природной ренты. Очевидно, будущее арабской интеграции во многом зависит от того, насколько успешно будут решены ключевые проблемы: бедности, экономической дифференциации внутри самого арабского мира, создание конкурентоспособной промышленности. Мешают и серьезные политические разногласия, как внутреннего характера, так и приносимые извне.

Учитывая то, что в регионе Арабского Востока по-прежнему находятся эпицентры вооруженных конфликтов, значительная часть средств правительствами арабских стран тратится на обеспечение национальной безопасности. Согласно данным Арабского валютного фонда, более четверти всех бюджетных расходов в арабских странах используется на закупку вооружений. Так, в 2000 г. 22 государства - члена Лиги арабских государств на военные цели затратили более 27 проц. всех бюджетных ассигнований - 53 млрд. долларов. В то же время на развитие экономики было затрачено в три раза меньше - 17,7 млрд. долларов. Больше всего в арабском мире тратят на военные нужды страны Персидского залива. С 1995 по 2000 гг. страны Залива затратили на приобретение вооружений 173 млрд. долларов - первое место в мире в этой категории расходов.

Однако накопление арабскими странами различных видов оружия способствует скорее не увеличению их /стран/ роли на мировой арене, а росту напряженности в регионе Ближнего Востока и Северной Африке, где число горячих точек за последние полвека едва ли уменьшилось. С другой стороны, такие действия продиктованы желанием арабских стран не отставать от своих реальных и потенциальных противников в деле военного строительства и обеспечения своей национальной безопасности.

В XXI век Арабский Восток вошел с большим багажом достижений и надеждами на будущее. В его активе - разрыв с колониальным прошлым, создание основ государственности, а для некоторых стран - выбор пути развития, долгосрочной стратегии. По всей видимости, интеграция в арабском мире будет происходить на блоковой основе, что в свою очередь будет обусловлено с одной стороны географическим фактором, а с другой - примерно схожим уровнем развития объединяющихся стран.

К числу факторов, оказывающих негативное влияние на процессы интеграции в арабском мире можно отнести следующие:

1. Сильное внешнее давление США, Израиля.

2. Поляризация арабского мира на богатых и бедных

3. Исторические особенности арабского мира.

Нефть.

Государства-экспортеры нефти из числа развивающихся государств обычно демонстрируют очень плохие результаты в построении демократических обществ. Большие доходы от продажи нефти заинтересовывают правящие режимы лишь в одном: в сохранении своей власти, которая обеспечивает контроль над этими средствами. Нефтяная рента распределяется между гражданами страны, что делает их лояльными к правящему режиму. Патерналистская структура отношений власти и населения затрудняет становление гражданского общества. Известно, что если граждане страны платят значительные налоги, которые идут на содержание власти, они рано или поздно начинают требовать от власти отчета в ее деятельности. В результате, не работают два принципа: "Нет налогообложения без представительства во власти" и "Нет представительства во власти без налогообложения". [46]

Уровень дохода.

Очень низок уровень доходов населения в арабских государствах, не обладающих значительными запасами нефти. Нищета населения, озабоченного лишь физическим выживанием, всегда и везде препятствует становлению демократии.

Специфика арабского государства.

Большинство современных арабских государств были созданы искусственно (во многих случаях даже их государственные границы были установлены европейскими колонизаторами) и управляются произвольно - главную роль играет не закон, а личность лидера. Это неизбежно приводит к уменьшению легитимности и суверенности арабских государств.

Кроме того, жители арабских государств считают себя частью единой арабской нации. Их "привязка" к определенному государству намного ниже, чем у жителей большинства иных государств мира (за исключением центральной Африки). Идеалы панарабизма и панисламизма ослабляют авторитет и значение местных властей.

Арабо-израильский конфликт.

Арабские государства выступили против существования еврейского государства и начали ряд войн, ставивших целью уничтожение Израиля. Поражения арабских армий привели к тому, что в арабских государствах восторжествовали идеи создания военных режимов и государств, сконцентрированных прежде всего на обеспечении собственной безопасности. В результате, в арабском мире появилось множество диктаторов.

География.

Арабский мир расположен в геополитически важном регионе. Кроме того, здесь находится более половины всех мировых запасов нефти. Ближний Восток в 19-20 веках был объектом европейского колониализма. Столкновения между арабскими государствами и колониальными силами за контроль над нефтяными запасами часто приводили к военным интервенциям западных держав. Это, а также продолжающиеся региональные трения, не способствует построению демократии.

Долговременная поддержка Западом "дружественных тиранов" на Ближнем Востоке. Этот феномен появился во время Холодной войны и служил причиной систематического ослабления демократических сил. Однако и после окончания Холодной войны, страх перед международным терроризмом привел к тому, что Запад продолжает поддерживать "дружественные" авторитарные режимы. Администрация США призывает к демократизации Ближнего Востока, в тоже время, толерантно относится к диктаторам, которые поддерживают Соединенные Штаты в войне с терроризмом.

Исламизм.

За последние десятилетия выросло влияние исламистских движений, которые стали оппозицией ближневосточным автократиям. Арабские диктаторские режимы, сталкивающиеся с растущей оппозицией в лице собственного населения, регулярно шантажируют Запад тем, что победа исламистов будет означать возникновение новых угроз для мировой стабильности. В результате, страны Запада опасаются оказывать дополнительное давление на арабских правителей.

Ни одно из 18 арабских государств не может квалифицироваться как демократическое. Демократические институты были успешно созданы в неарабских мусульманских государствах - Турции, Индонезии, Малайзии, частично в Пакистане, Бангладеш и даже Иране. Однако в последние годы демократические реформы проводились в Иордании, Кувейте, Марокко и Йемене.

Ни в одной арабской стране высшие органы власти не избираются населением в ходе честных выборов. Законодательные органы власти, как правило, обладают намного меньшими полномочиями, чем исполнительная власть. Политические партии, за исключением правящих, как правило очень слабы и не представляют реальной оппозиции существующей власти. Значительная часть населения арабских стран вообще лишена избирательных прав. Женщины составляют более 50% населения этих государств, однако они занимают не более 3% мест в законодательных органах власти. Во многих государствах они полностью лишены права голоса.

Таким образом, процесс глобализации дал в конце 90-х г.г. новый импульс интеграционным тенденциям в арабском мире. Наибольшую активность в развитии процесса экономической интеграции арабских стран проявляют сегодня Сирия и Египет. Экономическое сближение арабских стран на уровне создания Арабского общего рынка представляется арабам средством защиты от негативных последствий глобализации.

Действие объективных закономерностей поступательного развития, глобализация мировых процессов подталкивают арабские страны к объединению, порождают интеграционные тенденции. В настоящее время они получили свое воплощение в созданных региональных и субрегиональных организациях - Лиги арабских государств, Совете сотрудничества арабских государств Персидского залива, Союзе арабского Магриба, Совете арабского сотрудничества, охватывающих подавляющую часть населения арабских государств.

Однако интеграция не пустила глубоких корней и продолжает действовать скорее как тенденция. Многочисленные планы, программы, соглашения сохраняют декларативный характер, медленно воплощаясь в конкретные дела. Происходит это потому, что центростремительные силы здесь уравновешиваются центробежными.

Арабский мир по-прежнему отягощен грузом не получивших разрешения проблем, сохраняется резкий разрыв в уровне экономического развития, его разделяют политические противоречия, борьба за лидерство, амбициозные притязания политических руководителей. Все это мешает развитию интеграционных процессов.

Можно выделить благоприятные предпосылки интеграционных процессов в арабском мире. К ним относятся: общность истории, языка, культуры, богатые природные ресурсы.

Негативными факторами, мешающим развитию интеграционных процессов в арабском мире, являются: поляризация, авторитарность режима, сырьевая однобокость, интересы и давление США, арабо-израильский конфликт, оккупация Ирака.

Некоторая сбалансированность, равновесие делает это положению устойчивым. Вследствие этого интеграционные процессы в арабском мире протекают медленно.