Прогнозирование миграционных процессов

В наиболее узком понимании миграция — это совокупность безвозвратных межпоселенных передвижений населения, связанных с переменой места жительства, т. е. переселение.

Эксперты ООН выделяют пять категорий мигрантов:

1) иностранцы, допущенные в страну въезда для получения образования и обучения;

2) мигранты, въезжающие на работу;

3) мигранты, въезжающие по линии объединения семей, создание новых семей;

4) мигранты, въезжающие на постоянное поселение;

5) иностранцы, допущенные в страну въезда из гуманитарных соображений (беженцы, лица, ищущие убежища, и др.). [8, 135 – 136].

Особенности развития миграционной ситуации в Российской Федерации в последнее десятилетие обусловлены политическими и социально-экономическими переменами, имевшими место на всем постсоветском пространстве после распада СССР.

Миграционная ситуация в России позволяет определить приоритеты миграционной политики, сосредоточить усилия федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации на:

1. Предупреждении, предотвращении и минимизации негативных последствий стимулированных миграционных потоков.

2. Адаптации и интеграции мигрантов на новом месте жительства.

3. Пресечении незаконной миграции.

4. Обеспечении регулирования внешнетрудовой миграции, социальной защиты трудящихся мигрантов.

5. Оптимизации размещения населения и трудовых ресурсов посредством социально-экономических миграций.

6. Добровольном возвращении мигрантов (внутренних перемещенных лиц, беженцев и лиц, ищущих убежище) [9, 183].

В процессе прогнозирования миграционных процессов используются различные методы.

Очевидно, что вопросы миграционной политики — одни из наиболее значимых для обеспечения национальной безопасности, поддержания оптимального баланса трудовых ресурсов, поддержки устойчивого экономического роста. В частности, не имея четкого представления о потоках внутренней и внешней миграции, невозможно планировать развитие социальной инфраструктуры, ситуацию на региональных рынках труда. Прогнозы межрегиональной и внешней миграции на среднесрочную и долгосрочную перспективу необходимы для:

- создания условий для легального привлечения в Россию квалифицированных трудовых ресурсов,

- совершенствования миграционного учета иностранных граждан,

- противодействия нелегальной миграции,

- разработки комплекса мер по поддержке внутренней трудовой миграции [8, 168].

Специалистами ЦЭФИР разработан усовершенствованная модифицированная гравитационная модель внутренних и внешних миграционных потоков. Модель была впервые построена на основе данных за 1993–2003 гг. для 90 регионов и стран. Модель позволяет оценить поток мигрантов для каждой пары регионов России за любой год вплоть до 2025 на основании прогноза прямой и обратной миграции между этой парой за предыдущий год, а также на данных демографии и социально-экономического положения в данном и прошлом годах.

Согласно этой модели, миграция между двумя регионами находится в прямой пропорциональной зависимости от размеров регионов (включая численность населения) и в обратной пропорциональной зависимости от расстояния между ними. Однако миграция также зависит от целого ряда демографических и социально-экономических показателей. Факторами притяжения, на микроэкономическом уровне будут хорошие возможности поиска работы и высокий доход, высокий уровень предоставления общественных благ. Соответственно, к факторам отталкивания можно отнести отсутствие стабильной высокооплачиваемой работы, трудности в поиске новой работы, низкий уровень доходов населения, низкое качество образования и уровня предоставления общественных благ. Важную роль играют климатические, культурные и другие условия.

Поскольку переселения приводят к изменению в размещении населения, прогноз миграций — необходимая составная часть прогнозов численности населения по регионам страны, городской и сельской местности.

Миграции оказывают большое влияние на структуру населения, так как разные его группы участвуют в них неодинаково. Исследователи миграции отмечают, что наиболее часто переселяются молодые люди в возрасте до 30 лет, одинокие или семейные, но без детей. Семьи с детьми и особенно пожилые люди переселяются реже.

Поэтому миграция деформирует возрастные структуры в местах притока и оттока населения в противоположных направлениях. В местах притока население «омолаживается», так как в нем увеличивается доля молодежи, в местах оттока, наоборот, молодежи становится меньше, а пожилых больше, население стареет. Ясно, что в «молодом» и «старом» населении будут сильно различаться уровни рождаемости, смертности и естественного прироста в расчете на 1000 жителей. Таким образом, прогноз миграций необходим и для большей точности прогнозов воспроизводства, и для определения общей численности населения [27, 61].

Прогноз миграций исключительно важен для народного хозяйства. Экономическое значение миграций определяется главным образом тем, что с помощью миграций перераспределяются трудовые ресурсы между районами страны, между городом и селом. Благодаря миграциям различия в обеспечении хозяйства рабочей силой по разным территориям могут быть существенно сглажены.

Велики различия в миграционной подвижности между регионами. В большинстве случаев на территориях с низким естественным приростом отмечается высокая подвижность населения, а на территориях с высоким уровнем естественного прироста подвижность населения невысока. Эти различия затрудняют обеспечение хозяйства отдельных районов трудовыми ресурсами. Наиболее мобильно сельское население в РСФСР, Белоруссии, наименее мобильно — в Средней Азии. Сельские жители РСФСР охотно переезжают в города любых районов страны, а в Средней Азии они предпочитают жить на селе и даже в города своей республики переезжают неохотно. В то время как население, а следовательно, и трудовые ресурсы «смещаются» в южные республики, рабочие места по-прежнему сосредоточиваются преимущественно в РСФСР и на России. В 1960—1970 гг. на РСФСР пришлось 53,0% прироста численности рабочих и служащих страны, на Россию — 20,0%; в 1970— 1982 гг. — соответственно 49,0 и 16,6. Сдвиги, как видим, небольшие.

В миграциях различают потоки (прибывших, выбывших) и их результат — миграционный прирост (или сальдо миграции), т. е. разницу между числом прибывших на данную территорию и числом выбывших. Потоки миграции и миграционный прирост формируются под воздействием разных причин, поэтому методы их прогнозирования тоже разные. Мы остановимся только на проблемах прогноза миграционного прироста, обусловленного межрайонной миграцией. По отношению к потокам миграционный прирост составляет обычно небольшую величину, но именно его величина и направленность— главный индикатор соответствия миграционных процессов требованиям народного хозяйства.

Как мы уже говорили, реалистичный прогноз миграций, основывающийся на знании закономерностей этого процесса, крайне важен как для того, чтобы успешно управлять миграциями, так и для оценки возможности увеличить численность трудовых ресурсов в районах с низким их приростом.

Было бы большой смелостью утверждать, что наука знает, как сделать такой прогноз. Однако поиск идет непрерывно, и многие принципиально важные положения уже выяснены. Преодолены и схематичные, оторванные от действительности взгляды на прогнозирование и управление миграциями.

В условиях высокой обеспеченности хозяйства трудовыми ресурсами прогноз миграций не имел принципиального значения для планирования. Поэтому он разрабатывался по принципу «будет так, как надо». В соответствии с этим главное внимание уделялось определению потребностей того или иного региона в трудовых ресурсах. По каждому региону составлялся баланс трудовых ресурсов, т. е. потребность в них сопоставлялась с наличием. Разница между необходимыми и наличными трудовыми ресурсами и представляла собой прогноз перераспределения населения. Предполагалось, что недостаток трудовых ресурсов в одном регионе будет легко восполнен за счет избытка их в другом. Приходилось следить только за тем, чтобы плюсы и минусы региональных балансов были уравновешены в масштабе страны. По существу этим утверждался принцип, что размещение производства не зависит от расселения и что миграции всецело определяются интересами производства.

Первые же работы по анализу современных миграционных процессов показали, что это не так. Многочисленные исследования, проведенные затем по большинству республик и районов, а также перепись 1970 г. подтвердили этот вывод. В 60-х годах люди переселялись в южные и западные районы страны, обеспеченные в то время трудовыми ресурсами, — на Северный Кавказ, в центральные районы России, на Россию, в Среднюю Азию.

Такое несоответствие направлений миграции народнохозяйственным целям пробудило большой интерес к исследованию ее причин и механизма. Эта проблема привлекла внимание ученых разного профиля — социологов, демографов, экономистов, географов, этнографов. Были проведены обстоятельные исследования миграционного поведения сельского населения — уровня, мотивов и факторов мобильности, достижения людьми поставленных при переселении целей в зависимости от уровня образования, квалификации, социальной принадлежности и материальной обеспеченности.

Было также изучено, как связаны направления перераспределения населения с территориальными различиями в уровне жизни и с размещением рабочих мест. В результате исследователи пришли к выводу, что перераспределение населения по территории в решающей степени определяется региональными различиями условий жизни и мало зависит от трудообеспеченности хозяйства регионов. Многочисленные корреляционные модели миграции, построенные применительно к этому времени, показали, что теснее всего ее результаты связаны с различными элементами условий жизни.

В значительной мере благодаря этим исследованиям были приняты важные хозяйственные решения по выравниванию уровня жизни в разных районах страны, в частности введены районные коэффициенты к заработной плате, а также повышена оплата труда в восточных районах, северных и пустынных местностях.

Казалось бы, путь к управлению и прогнозированию миграций был открыт, оставалось только найти методы реальной оценки возможностей общества по выравниванию условий жизни.

Однако картина миграций за 1970 г. выявила ограниченность и неполноту такой схемы. В этот период перераспределение населения по территории обнаружило тесную связь с размещением производства.

В межрайонном перераспределении населения страны произошли разительные изменения. Направления его поменялись почти на противоположные: переместились полюса притяжения и оттока мигрантов, изменились значения миграционного прироста, изменилась и роль отдельных экономических районов в общем балансе миграций. Это хорошо представлено данными табл. 1, в которой показан удельный вес различных экономико-географических зон среди всех регионов с притоком и соответственно с оттоком населения [27, 67].

В начале 70-х годов произошел качественный перелом в направлениях межрайонного перераспределения: стал уменьшаться приток населения на Юг и увеличиваться поток мигрантов на Восток и в Центр.

Научно обоснованное предвидение параметров развития населения как производителя и потребителя материальных благ и услуг, разработка демографического прогноза является предпосылкой формирования государственной социально-экономической стратегии. Демографическое прогнозирование включает два этапа:

Расчет перспективных показателей рождаемости, смертности и миграций.

Собственно исчисление прогнозной численности и половозрастной структуры населения.

Каждый вариант прогноза демографического развития представляет собой специфическую комбинацию вариантов прогнозов миграций населения, рождаемости и смертности. Будущая численность населения России и его состав в первую очередь будет зависеть от масштабов миграционных процессов. Итак, прогноз миграций населения, определение будущих величин миграционных показателей является важным компонентом демографического прогноза.

В России накоплен значительный опыт прогнозирования демографического развития, разработаны научно обоснованные методические подходы к оценке перспективных параметров рождаемости и смертности. Вместе с тем при прогнозировании миграций отечественные исследователи обычно ограничивались определением общего сальдо миграций населения в прогнозном периоде (методом экспертных оценок или экстраполяции) с следующей разбивкой его по возрастным группам. Необходимо применять принципиально отличительной методики прогнозирования миграций, построенной на оценке перспективных параметров прибытия и убытия, а также половозрастной структуры мигрантов в зависимости от типа и географического направления перемещений [29, 18].

Разработка достоверных прогнозов миграций населения - намного более сложная задача по сравнению с прогнозированием параметров естественного движения населения. Если естественное воспроизводство представляет собой саморазвитие отдельно взятого населения, то миграция является результатом взаимодействия двух территориально разобщенных совокупностей людей. Поэтому будущие масштабы и направленность внешних миграций в России зависят не только от внутригосударственных, но и от внешних по отношению к России факторов. В сегодняшних условиях едва ли не единственным выходом остается опора на метод экспертных оценок как основное средство прогнозирования масштабов миграционных процессов.

Соответственно прогноз миграций заранее будет менее точным, чем прогноз рождаемости и смертности. Это обусловлено, во-первых, относительно невысокой инерционностью миграционных процессов (изменение социально-экономических тенденций на показателях миграций населения отображается довольно быстро, тогда как процессы естественного движения реагируют на смену внешних условий с определенным лагом), во-вторых, недостаточной точностью исходных данных (проблемы учета миграций существуют даже в наиболее богатых странах с высокоразвитой статистикой). Следует осознавать, что достичь при прогнозировании миграций такого же уровня точности, как и при прогнозировании естественного движения, невозможно.

Основными тенденциями миграций населения в России в период между последней переписью населения бывшего СССР (1989 год) и первой переписью населения независимой России (2002 год) стали:

- снижение общего уровня мобильности населения;

- уменьшение интенсивности миграционных связей с бывшими республиками СССР;

- расширение контактов со странами "старого" зарубежья: становление потока постоянной эмиграции из России в страны Европы, Америки и Израиль (сначала представителей отдельных этнических групп - евреев, немцев, греков, венгров, чехов и др., со временем - украинцев и русских), а также ротация учебных мигрантов из развивающихся стран (возвращение на родину выходцев из соответствующих стран, закончивших обучение в вузах нашей страны, и замена их новыми контингентами);

- обретение миграциями более "семейного" характера - уменьшение доли молодежи и увеличение удельного веса лиц среднего возраста среди мигрантов, прежде всего среди внешних;

- значительный миграционный прирост населения страны на рубеже 1980-1990-х годов, сменившийся продолжительным периодом превышения убытия над прибытием (более чем на 100 тысяч человек ежегодно), начиная с 1994 года [27, 219].

В начале ХХІ столетия в России произошло уменьшение величины модуля отрицательного сальдо миграций до -7,6 тысячи человек в 2004 году и переход к положительному миграционному балансу в 2005 году. Причем положительные сдвиги состоялись главным образом за счет индивидуальных миграций, в то время как баланс семейной миграции остается отрицательным. Так, в 2004 году при коэффициенте сальдо миграций всего населения -0,16‰ сальдо миграций возрастной группы 17-18 лет составило +0,14‰, тогда как в группе детей в возрасте 0-14 лет этот показатель равнялся -0,23‰, а в группе их родителей (23-34 года) - -0,40‰.

Конечным результатом прогнозирования миграций является получение величин миграционного прироста (уменьшения) каждой половозрастной группы населения России за каждый год прогнозного периода. Однако, при формировании гипотез перспективного развития миграционных процессов следует помнить, что общее сальдо миграций населения (определенной половозрастной группы) - всего лишь математическая разница двух значимых величин - численности прибывших и количества выбывших, и само по себе имеет ограниченную смысловую нагрузку. Поэтому корректный расчет прогнозных величин сальдо миграций населения требует проведения оценки масштабов отдельно прибытия и убытия как промежуточного звена прогнозирования. В этом состоит особенность данного методического подхода к прогнозированию миграционных процессов, отличающего его от большинства попыток прогнозирования миграций, осуществленных в России.

Собственно прогнозирование миграций населения включает три этапа. Первым этапом является оценка будущих объемов прибытия и убытия, а также распределения мигрирующих по географическим направлениям. Конечно, проведение прогнозной оценки миграционных связей России с каждой отдельно взятой страной мира не является рациональным и повышает вероятность ошибок, которые при наложении одна на одну могут привести к ошибочным результатам прогнозных величин сальдо миграций населения. Поэтому прогнозирование масштабов межтерриториальных потоков миграций населения целесообразно осуществлять в разрезе небольшого количества групп стран, выделенных по таким социально-экономическим и геополитическим признакам, как географическое положение, ментальные признаки населения, история и особенности развития миграционных контактов с Украиной и т.п. Группирование стран должно опираться на такой основополагающий принцип: отличия между соответствующими характеристиками стран внутри каждой группы должны быть меньшими, чем между разными группами стран.

Очевидно, что первым шагом к такой группировке стран является различение так называемого нового и старого зарубежья - продолжительное пребывание в составе единого государства еще не один десяток лет будет влиять на ход миграционных процессов сильнее, чем действие любых других геополитических факторов. В пределах бывшего СССР целесообразно отдельно рассматривать Россию как основного миграционного партнера России по абсолютным масштабам как прибытия, так и убытия. Все остальные бывшие республики Союза следует разбить на западные (Беларусь, Молдова и страны Балтии) и южные (Закавказье и Центральная Азия). Такое различение учитывает не только географическое положение, но и особенности образа жизни населения соответствующих стран, степень близости менталитета их жителей к ментальности жителей России, и является отображением глобального деления мира на Запад и Восток.

Аналогично все регионы Земного шара за пределами бывшего СССР наиболее целесообразно разделить на т.н. территорию европейского заселения (ТЕЗ) и группу стран Востока. ТЕЗ включает Западную и Центральную Европу, Северную и Южную Америку, Австралию, Новую Зеландию и Израиль, к группе Восточных стран принадлежат страны Азии (кроме бывших республик СССР и Израиля), Африки и Океании.

Ключевые элементы прогноза - характер развития миграционных контактов с той или другой группой стран (тенденция увеличения или уменьшения объема миграционного потока, ускорение или замедление темпов), максимальный (или минимальный) годовой объем потока, год достижения этого уровня и т.п., определяются методом экспертных оценок. Расчет конкретных числовых величин показателей миграций на протяжении прогнозного периода осуществляется с помощью методов экстраполяции, интерполяции и аналогового. Интерполяция применяется для определения объема того или другого миграционного потока за каждый год периода, в случае если объем потока в конце периода и тенденция развития процесса на протяжении данного периода определенные методом экспертных оценок.

Вторым этапом прогноза является оценка перспективной структуры мигрантов. К сожалению, государственная статистика не предоставляет информации о распределении мигрантов по полу и возрасту в зависимости от страны происхождения (назначения), возрастная структура имеется лишь для контингентов прибывших (выбывших) из групп стран нового и старого зарубежья. Анализ внешних миграций в России показал, что потоки иммиграции в нашу страну из бывших республик СССР, эмиграции в страны СНГ и Балтии и эмиграции за пределы бывшего Советского Союза характеризуются почти идентичным распределением мигрантов по полу и возрасту. Особую половозрастную структуру имеет лишь незначительный по масштабам миграционный поток прибывших из-за пределов бывшего СССР. Это объясняется спецификой формирования данного потока миграций - более половины от общего количества прибывших из стран старого зарубежья составляют учебные мигранты, дипломатические представители, бизнесмены и т.п., то есть те контингенты лиц, которые среди относительно большого количества межгосударственных (в пределах бывшего СССР) мигрантов и эмигрантов за пределы бывшего Союза просто теряются.

Учитывая эти различия в возрастной структуре мигрантов разных потоков, при переходе от прогнозирования объемов внешних миграций населения России к оценке перспективной структуры мигрантов, контингент выбывших можно рассматривать вместе, а что касается прибывших, то прогнозирование половозрастной структуры прибывших из нового и старого зарубежья необходимо производить отдельно [27, 223].

Кроме того, следует иметь в виду, что при определенных условиях в перспективе возможно становление потоков миграции, которые в современной России почти не представлены. Речь идет, во-первых, о второй волне возвращения в Россию представителей ранее депортированных народов и о переселении в нашу страну граждан афро-азиатских стран. В условиях демографического кризиса привлечение иммигрантов из Азии и Африки становится единственным источником замедления депопуляции и поддержания приемлемого соотношения между численностью наиболее экономически продуктивных возрастных групп и лиц преклонного возраста. Этот поток неминуемо породит обратный поток возвращения в страны происхождения переселенцев, не прижившихся в России.

Итак, если прогнозирование объемов внешних миграций населения осуществляется в разрезе пяти географических направлений, то при прогнозной оценке половозрастной структуры мигрирующих в системе обмена населением между РФ и другими странами мира целесообразно выделять шесть качественно особых компонентов: поток прибытия населения из стран нового зарубежья (без учета репатриации ранее депортированных народов); поток прибытия населения из стран ТЕЗ и учебных мигрантов из афро-азиатских стран: поток убытия населения из России; репатриация ранее депортированных народов; иммиграция в Россию граждан афро-азиатских стран; возвратная миграция переселенцев.

Первые три компонента существуют на современном этапе, три последние сформируются при определенных условиях. Перспективное распределение внешних мигрантов по полу и возрасту зависит от соотношения этих компонентов в структуре миграционного оборота. Половозрастная структура прибывших и выбывших рассчитывается в отдельности по этим компонентам. Половозрастная структура иммигрантов из развивающихся стран определяется по аналогии со структурой подобных миграционных потоков в других регионах Земного шара. При этом возрастная структура прибывших и выбывших в прогнозном периоде согласовываются между собою соответственно развитию возвратных миграционных потоков.

Итоговое сальдо внешних мигрантов по каждой половозрастной группе рассчитывается как разница между суммой прибывших соответствующего пола и возраста по всем видам миграционных потоков и суммой всех выбывших данной половозрастной группы.

Третий этап прогноза - исчисление сальдо миграций по году рождения. Необходимость таких подсчетов вызвана тем, что применение метода передвижки возрастных групп предусматривает учет численности возрастных контингентов населения (в т.ч. мигрантов) по количеству полных лет на начало года. Лица, осуществляющие миграционные перемещения, могут на момент переезда как иметь тот же самый возраст, что и по состоянию на начало года, так и пребывать в возрасте, на 1 год старшем - в зависимости от того до или после своего дня рождения в данном году они мигрируют.

Анализ особенностей распределения мигрантов по возрасту и году рождения показывает, что около 45% мигрантов переезжают до своего дня рождения в данном году, то есть имеют тот же возраст на начало года, что и на момент переезда, и соответственно 55% - мигрируют после дня рождения и на момент переезда находятся в том же возрасте, что и на конец года. В разные годы и для разных возрастных групп имеют место отклонения от этого соотношения, однако, в целом оно является постоянным (отличия не превышают допустимую величину погрешности прогноза).

Прогноз миграций обычно разрабатывается в нескольких вариантах в соответствии с возможными сценариями социально-экономического развития России и возможными изменениями в государственной социально-демографической политике. Собственно одна из задач демографического прогнозирования - оценка влияния тех или иных макроэкономических и геополитических факторов на изменения численности и состава населения. Ниже изложены результаты варианта прогноза миграций до 2050 года, осуществление которого возможно при условии закрепления положительных социально-экономических тенденций последних лет, а также реализации положений проекта Стратегии демографического развития России на 2006-2015 годы.

Основные гипотезы, положенные в основу расчета данного варианта прогноза миграций такие:

- прекращение уменьшения интенсивности контактов со странами бывшего СССР (поскольку эта интенсивность достигла чрезвычайно низкого уровня, дальнейшее ее снижение маловероятно);

- положительный миграционный баланс в обмене населением с этими странами соответственно тенденциям последних лет;

- вторая волна репатриации представителей ранее депортированных народов (которая по масштабам, безусловно, будет значительно меньшей, чем поток, имевший место на рубеже 1980-1990-х годов);

- снижение интенсивности постоянной эмиграции в страны ТЕЗ: во-первых, из-за исчерпания этнической составляющей этого потока, во-вторых, вследствие смягчения действия факторов, стимулирующих отъезд, в-третьих, благодаря расширению возможностей осуществления возвратной трудовой миграции в эти страны без изменения местожительства;

- некоторое увеличение объемов прибытия из стран Европы и Америки в Россию вследствие возрастания количества представительств зарубежных компаний, совместных предприятий с экономически развитыми странами;

- становление и развитие потока иммиграции в Россию ограниченных контингентов выходцев из развивающихся стран;

- усиление "индивидуальной" составляющей миграций (более семейный характер миграционных перемещений обычно присущ периодам экономического кризиса) [27, 226].

При условии реализации названных гипотез постепенно увеличится поток прибытия населения из государств СНГ (до 50 тысяч человек в год, т.е. до уровня 1998-1999 годов), а также из других европейских стран бывшего СССР (до 10-11 тысяч человек ежегодно т.е. до уровня 1997 года), обратные потоки на протяжении 2006-2025 годов стабилизируются, а во второй половине прогнозного периода будут медленно возрастать. В 2006-2015 годах резко увеличится миграционный прирост в обмене населением между Россией и странами Закавказья и Центральной Азии за счет второй волны возвращения представителей ранее депортированных народов. Положительный миграционный баланс с этим регионом сохранится и после завершения репатриации, хотя величина сальдо миграций заметно снизится.

Количество выбывших в страны ТЕЗ до конца прогнозного периода уменьшится вдвое по сравнению с 2004 годом, обратный поток возрастет в 1,7 раз. В результате соотношение количества выбывших из России в страны ТЕЗ и прибывших из этого региона будет составлять 7:3 (ныне - 6:1). Количество прибывших из афро-азиатского региона постепенно будет возрастать, стабилизировавшись во второй половине прогнозного периода на уровне 47-53 тысяч человек в год. Обратный поток будет в 4,5-5 раз меньшим, около 40% выезжающих в развивающиеся страны, будут составлять учебные мигранты, закончившие обучение в России, остальные - переселенцы, не закрепившиеся на новом месте.

Сальдо миграций населения России постепенно будет возрастать, достигнув максимума в +80 тысяч человек в год в конце 2020-х годов, в последние годы прогнозного периода миграционный прирост составит +60-63 тысячи человек ежегодно. Его величина во второй половине прогнозного периода приблизительно на 2/3 будет обеспечиваться за счет афро-азиатских стран (таблица. 1). В структуре мигрантов заметно возрастет доля молодежи и соответственно уменьшатся удельные веса детей и лиц среднего и старшего возраста (рисунок. 1).

Таблица 1 - Сальдо миграций населения России с различными регионами мира в 2004-2050 годах (тысяч человек, 2004 год - фактические данные, 2007-2050 годы - прогноз)

2004 2007 2010 2025 2040 2050
Итого -7,6 11,9 27,8 75,6 67,9 61,6
Украина -5,4 -2,7 0,6 18 11,3 10,9
Беларусь, Молдова, Балтия 2,8 3,2 3,6 8,1 6,6 4,1
Закавказье и Центральная Азия 6,7 19,4 29,5 9,7 13,9 13
Территория европейского заселения -12,9 -12,2 -12,2 -8,6 -4,9 -2,7
Афро-азиатский регион 1,3 4,1 6,3 48,4 41 36,2

Примечание. Сумма показателей сальдо миграций по пяти географических направлениях может не совпадать с итоговым показателем за счет округления исходных данных.

Возрастная структура внешних мигрантов в 2004 году и прогноз на 2050 г

Рисунок 1 - Возрастная структура внешних мигрантов в 2004 году (фактические данные) и в 2050 году (прогноз)