Психологические проблемы одомашнивания животных

Психология домашних животных – это важнейшая, но еще не написанная глава зоопсихологии. Поэтому сейчас мы можем понять содержание процесса одомашнивания только в самом общем его виде, По замечательной мысли Л, Фейербаха, он состоит в том, что «нечто человеческое становится предметом для животного». Или, иначе говоря, человеческое приобретает смысл для животного. Именно это – стойкость сдвига инстинктивных смыслов, а вовсе не приобретаемые новые навыки и не простое развитие тех или иных функций и даже не изменение строения деятельности в целом, существенно отличает одомашненное животное. Поэтому, даже одомашненное животное остается животным. И люди, как более высшие существа, обязаны защищать животных, тем более, если они используют их в достижении собственных целей[10].

По оценке Всемирного общества защиты животных, благополучным можно назвать состояние животного, используемого человеком, при котором оно находится в хорошей физической и психологической форме, здорово и не страдает. Животное не должно испытывать страх и тревогу, вызванных обращением с ним. Не должны подавляться естественные потребности животного, например, помещать свинью в узкие станки для свиноматок, где нельзя повернуться, что приводит к неестественному стереотипу – грызению перегородок.

Используемая во многих странах система оценки благосостояния одомашненных животных. Была разработана в Великобритании Советом по охране сельскохозяйственных животных в 1977 году. Пять свобод включают:

 -    свободу от голода и жажды;

 -    свободу от дискомфорта;

 -    свободу от боли, травм или болезни;

 -    свободу от страха и стресса

 -    свободу естественного поведения.

И все это связано с тем, что домашнее животное беспомощно без человека. И это вовсе не потому, что оно физически слабее, чем его дикие сородичи или что его органы чувств притупились, но потому, что многие предметы природной среды перестали для него существовать; их заменил человек и созданный им мир человеческих предметов. Так отличие всякой деятельности животных состоит в том, что она является деятельностью инстинктивной. Пользуясь этим термином, хотим сказать только то, что деятельность животного может существовать лишь по отношению к предмету жизненной, биологической потребности или, точнее, по отношению к воздействующим свойствам, вещам или их соотношениям (ситуациям), которые для животного приобретают биологический смысл[11]. Поэтому всякое изменение деятельности животных выражает собой лишь изменение фактического воздействия, побуждающего данную деятельность, а не самого отношения животных.

Если у животного не существует инстинктивного отношения к данной вещи или к данному воздействующему свойству, то в этом случае и сама вещь как бы не существует для животного.

Таким образом, если инстинкты одомашненных животных перенесены на предметный мир человека, то он просто не сможет существовать в другой среде – в частности дикой – так как она для него просто не существует. Итак, проблема восприятия окружающей среды, является одной из психологических проблем одомашнивания животных, поскольку приручив животное, мы поменяли направленности его инстинктов и, следовательно, несем ответственность за его существование в нашем мире. А это значит, что мы должны гарантировать соблюдение всех свобод животных для того, чтобы его состояние было благополучным.

К сожалению, в современных источниках часто приходится сталкиваться с информацией о жестоком обращении с животными. Это большая проблема для современного человечества. Такое отношение к животным говорит о низком уровне развития нравственности и неуважительном отношении к нашей истории. Ведь именно одомашненным животным человек обязан своим настоящим положением в плане развития цивилизации.

Еще одной важной психологической проблемой одомашнивания животных является изменение их естественного поведения в неестественных условиях содержания. Так, например, условия содержания норки и лисицы на зверофермах, абсолютно не соответствуют их естественному поведению или биологии. Неудивительно, что животные не способны это выдержать. Такие условия приводит к стереотипному поведению особи, нанесению телесных повреждений, убийству потомства и каннибализму[12].

Стереотипное поведение (или стереотипы) может быть описано как «повторные, аномальные модели поведения, проявляющиеся без видимой цели или назначения, которые характерны для животных при содержании в неволе, психически больных людей или инвалидов; а также субъектов, находящихся под действием психотропных сильнодействующих наркотических веществ». Примерами стереотипного поведения можно считать покачивание головы у медведей и слонов в зоопарках; жевание решеток клетки свиньями, содержащимися в неволе; раскачивание взад-вперед у госпитализированных больных.

Нижеследующая информация, касающаяся условий содержания животных на меховых фермах, получена из различных источников, в большой мере из недавнего обзора научной литературы, который выполнили доктор Нимон (Nimon) и профессор Брум (Broom) из Информационного центра по благополучию животных в Кембриджском университете (University of Cambridge’s Animal Welfare information Centre).

К последствиям содержания животных в неволе можно отнести следующие поведенческие отклонения. Среди норок на зверофермах широко распространено стереотипное поведение, также имеет место нанесение телесных повреждений (укусы шкуры и хвоста). Виепкема (Wiepkema) заявляет, что 10-20 % норок, содержащихся на фермах, повреждают себе шкуру и хвост. У многих норок стереотипное поведение развито очень сильно. Согласно исследованию де Жонга (de Jonge), у 70% животных в той или иной степени проявлялось стереотипное поведение, а 50% вели себя аномально четверть всего периода бодрствования. Еще в одном исследовании Билдсо (Bildsoe) и другие ученые выяснили, что стереотипы составляют 15,8% активного поведения.

Таким образом, мы видим, что процесс одомашнивания животных связан с проблемой стереотипного поведения в условиях невольного содержания и это поведение отличается от поведения особей, обитающих в естественной среде, а значит, животное испытывает стресс.

Так в 1983 году профессор Брум заявил, что «возникновение длительного стереотипного поведения указывает на неблагоприятные условия… это верный признак того, что животное испытывает стресс. Если стереотипное поведение проявляется у 10 % животных в бодрствующем состоянии, или если оно провоцирует телесные повреждения, то можно утверждать, что условия чрезвычайно неблагоприятны для жизнедеятельности животного». Это говорит о том, что процесс одомашнивания неизменно связан со стрессом у животных, что влияет на благополучие их содержания[13].

Заслуживают внимания важные научные споры, касающиеся причины и времени возникновения стереотипов. Некоторые исследователи связывают неадекватное поведение животных скорее с питанием, которое не соответствует требованиям, чем с качеством места проживания. Однако, это маловероятно, так как стереотипное поведение, вызванное неправильным питанием, встречается даже у очень молодых особей. Более того, из-за времени возникновения некоторых стереотипов (например, кручение головой) и их проявлений возникает мысль, что они связаны с попытками животного спастись из клетки. Это означает, что клетка не отвечает потребностям животного.

Уровень стереотипного поведения бывает разным у каждого животного, он зависит от фермы и от времени года, но, согласно Нимону и Бруму, «являются неотъемлемой особенностью поведения норки на звероферме».

Подобное аномальное поведение не наблюдается у диких норок, у норок в зоопарках, а также в лабораторных условиях с обогащенной средой. Это сильный козырь тех, кто утверждает, что условия на стандартных фермах не отвечают потребностям норок и должны быть улучшены для блага животных. Нимон и Брум делают вывод, что «высокий уровень стереотипов и их распространенность среди животных на зверофермах, а также большой процент животных, жующих мех, свидетельствуют о плохом состоянии здоровья норок».

Правительство Нидерландов обратилось к профессору Виепкеме с просьбой дать рекомендации, касающиеся благополучия норок и лисиц на зверофермах. Он считает, что возникновение стереотипного поведения связано с режимом питания. Ученый признал, что стереотипы могут иметь место «на всех зверофермах, когда животное содержится отдельно от других особей, – в таком случае аномальное поведение может наблюдаться в течение 20% времени». Для того, чтобы частично решить проблему, Виепкема предложил различные методы, которые включали обеспечение укрытий, отмену нормированного кормления перед брачным периодом, создание больших клеток с платформами для содержания групп животных, а также смену приоритетов. То есть, он предлагал стремиться не к плодовитости особей и качеству шкур, а «к любознательности и спокойствию» животных.

Виепкема сделал вывод, что разведение норок на фермах вполне допустимо с позиции здоровья животных, хотя проблемы с обеспечением нормальной жизнедеятельности животных были и будут, и полностью их разрешить, по его мнению, не представляется возможным. Ученый утверждает, что «норки, несомненно, подверглись некоторому одомашниванию. Они обладают большинством характеристик домашних животных, они не пугливы, любознательны, иногда становятся ручными, также они растут и воспроизводят потомство без каких-либо серьезных пробле В целом, норки, содержащиеся на фермах, могут считаться домашними животными».

В своих советах он указывал, что вода для плавания и рыбалки «желательна, но не абсолютно необходима». Также он указывает, что на зверофермах нет проблем с размножением норок, и что случаи инфантицида «крайне редки» – это говорит о том, что «норки не испытывают хронического стресса». Еще он говорит, что норки не кажутся нервными, вместо этого проявляют поразительную любознательность и интерес ко всему новому. Однако, он все-таки добавил, что не все норки ведут себя именно так – «некоторые прячутся, иные визжат» при виде посетителей.

Целый ряд ученых из разных стран в докладе, составленном Франком Вассенбергом (Frank Wassenberg) из голландской зоозащитной организации “Bont voor Dieren”, подвергла критике все те рекомендации по поводу норок, которые Виепкема дал голландскому парламенту.71

Доктор Джорджия Мэйсон (Georgia Mason) опровергла заявление Виепкемы о том, что вода для плавания не нужна норкам (по его словам, норкам очень трудно найти доступ к воде). Доктор Мэйсон проводила тесты на предпочтение, которые показали, что любой ценой пытаются добраться до ванны с водой. В следующем разделе приведены подробности этого исследования[14].

Ученые подвергли критике вывод Виепкемы об одомашнивании. Доктор де Кок Бунинг (de Cock Buning) из Лейденского университета (Leiden University) сказал: «Чтобы потребности, присущие тому или иному биологическому виду, удовлетворялись, в политических рекомендациях следует придерживаться принципа «лучше избыток, чем недостаток» (в случае отсутствия точных этологических сведений). В данном случае этот принцип означает, что, пока не получено веских доказательств одомашнивания норки, люди должны исходит из того, что, животному нужно много пространства». Два других эксперта, Данстоун и доктор Громмерс (Grommers), профессор указывают, что любознательность не имеет никакого отношения к одомашниванию. Доктор ван Эрденбург из Университета Утрехта (University of Utrecht) добавил следующее: «Тот факт, что большинство норок, даже в какой-то мере ручных, при приближении человека убегают, свидетельствует против их прирученности».

Утверждения Виепкемы о стереотипах и его идея о том, что при селекции особое внимание следует обращать на спокойное поведение, также подверглись критике. Вассенберг подвел следующий итог: «даже у тех животных, которые относятся к «спокойным» линиям, наблюдается стереотипное поведение в течение длительного времени (10-30%). Генетическая селекция не ослабляет такие стереотипы как кусание хвоста и клетки. Наконец, нет данных о том, испытывают ли «спокойные» животные внутреннее спокойствие».

Таким образом, на примере исследований одомашнивания диких норок, мы увидели, что основной психологической проблемой одомашнивания является стресс, испытываемый животными в «неестественных» условиях обитания. В результате него у животных появляются стереотипы поведения, наносящие им вред и свидетельствующие об их напряженном состоянии, что противоречит пяти основным свободам, провозглашенным для животных.

По этому поводу высказался Профессор Доктор Громмерс, Университет Утрехта ( Grommers, University of Utrecht): «Вывод может быть только один: лисицы и норки не подходят для содержания в клетках, более того, их вообще нельзя содержать в неволе. Страдания этих животных не сопоставимы с целью, ради которой они выращиваются в неволе, тем более, что существуют превосходные альтернативы натуральным мехам».

Эта цитата, на наш взгляд отображает основную психологическую проблему одомашнивания животных – его целесообразность. Ведь если нет надобности мучить животных только ради получения меховых изделий, то стоит ли вообще подвергать их таким стрессам? Пушных животных, которые живут в дикой природе, жестоко убивают. В неволе они содержатся в ужасных для них условиях. В наши дни мех не является необходимым условием для выживания, как в далеком прошлом при холодном климате. Жестокость с одной лишь целью – украсить себя или продемонстрировать богатство – не имеет моральных оправданий.