Публикации источников по истории Первой Камчатской экспедиции

После первых сообщений о плаваниях Беринга во время Первой Камчатской экспедиции его имя стало известным не только в России, но и в Европе. Безвестный ранее пастор из рода Берингов, тоже Витус, издал в 1749 г. родословную своей семьи.

Исследования и публикации источников по истории Первой Камчатской экспедиции в XVIII-XIX вв.

Интерес к итогам Камчатских экспедиций был очень большой, о чем свидетельствует, например, переписка иностранных ученых с Петербургской академией наук [Материалы для истории..., 1890, С.599]. Но, несмотря на это, открытия Камчатских экспедиций долго оставались закрытыми, и за границу попадали лишь случайные известия.

Карты, вахтенные журналы и некоторые другие материалы Камчатских экспедиций хранились в Кабинете императрицы в строгом секрете до 1752 г.. В течение этого времени исследователи имели в своем распоряжении лишь некоторые второстепенные источники о плаваниях Беринга, на основании которых невозможно было дать объективную оценку Камчатских экспедиций.

Плавание участников Первой Камчатской экспедиции в 1728 г. изучалось, как было сказано, по Итоговой карте 1729 г. и отчету Беринга. О результатах плавания пакетбота «Св. Петр» в 1741 г. к побережьям Америки были известны только рапорт С. Вакселя и описания плавания, составленные С. Вакселем и Г. Стеллером. На основании этих неполных материалов в то время было составлено много неправильных описаний плаваний Беринга во время Камчатских экспедиций. Эти работы оказали большое влияние на выработку неверного, отрицательного представления о плаваниях кораблей «Св. Гавриил» и «Св. Петр» и самом начальнике экспедиции В. Беринге.

В 1752 г. произошло событие, которое заставило русское правительство опубликовать некоторые ранее не публиковавшиеся сведения о Камчатских экспедициях.

В 1752 г. в Париже вышла книга Ж. Н. Делиля «Explication de la carte des nouvelles decouvertes au nord de la mer du Sud» с приложением самой карты. Работа Делиля — его доклад в Парижской академии наук 8 апреля 1750 г. о последних английских попытках (Артура Доббса и капитана Миддльтона) найти Северо-Западный проход из Атлантического океана в Тихий и об экспедиции адмирала Варфоломея де Фонте, который будто бы совершил плавание из Перу для открытия Северо-Западного прохода между Атлантическим, Южным и «Татарским морем». Приложенная к докладу карта была издана в сентябре 1752 г. в измененной редакции. В ноябре 1752 г. она была переиздана с новыми изменениями; в этом своем виде она перепечатана в трудах Г. Р. Вагнера (1937) и А. В. Ефимова.

Как эти две карты, так и некоторые другие (Г. Делиля, Драге) были перепечатаны в следующем, 1753 г. в атласе Ж. Н. Делиля (1753).

О русских открытиях в книге Ж. Н. Делиля сказано мало, причем история Второй Камчатской экспедиции сильно искажена. По словам Ж. Делиля, поводом к ее посылке была составленная им карта. Затем он пишет, что Беринг погиб на острове, не доплыв до берегов северо-западной Америки, которую посетили Чириков и брат Ж. Н. Делиля Делиль де ля Кройер. Зато Ж. Делиль уделил большое внимание полученному им в 1739 г. из Лондона вымышленному сообщению о плавании адмирала де Фонте. Последний якобы видел у берегов северо-западной Америки заливы и устья рек. Плывя по этим рекам, будто можно достигнуть Гудзонова залива, чем разрешается задача отыскания водного пути между Атлантическим и Тихим океанами.

Это сообщение было использовано Ж. Делилем при составлении карты. На этой карте, изображающей Северо-Восток Азии и Северо-Запад Америки, показаны маршруты плавания адмирала де Фонте и кораблей Второй Камчатской экспедиции. Берег Америки простирается на северо-запад и далее на запад вдоль берега Азиатского материка. Аляска, показанная против п-ова Чукотский, названа «Земля, виденная Шпанбергом в 1728 г.» Примерно в 15° к востоку от Камчатки показан большой остров с надписью: «Берега, виденные Чириковым и Делилем в сентябре 1741 г.».

Работа Делиля привлекла к себе в Европе внимание и была переведена на немецкий и английский языки. Сообщение Ж. Н. Делиля было использовано Ф. Б. Бюашем, «первым географом короля Франции», который увидел в нем подтверждение своих идей о том, что горы, опоясывая земной шар, пересекают моря, из чего следует, что Азия и Америка должны быть соединены перешейком или мелководным морем. Бюаш составил карту, на которой вместо большого острова к востоку от Камчатки, показанного на карте Ж. Н. Делиля, изобразил часть Американского материка в виде большого выступа (Вuache, 1753). В 1752 г. Бюаш представил свою карту в Парижскую академию наук и опубликовал ее в 1753 г. Петербургская академия наук в том же 1752 г. получила, видимо, непосредственно от Ж. Делиля его труд и карту. Тогда же был сделан русский перевод этого труда. В Академии наук стали принимать меры к опровержению работы Делиля. Это было поручено Г. Ф. Миллеру. В 1753 г. он опубликовал статью на французском языке, в которой было немало выпадов против Делиля и его покойного брата Людовика. Статья вызвала за границей «критические замечания», и ее автор вынужден был вернуться к этой теме в другой, более солидной по размерам и форме работе. В Академии наук под руководством Г. Ф. Миллера начались работы по составлению карты русских открытии в Тихом океане. В 1754 г Миллер закончил сводную карту русских исследовании в Сибири и Тихом океане на французском языке. Она вышла в том же году. Карта называлась: «nouveiie carte des decouvertes faites par des vaisseaux Russien aux cotes inconnues de l Fmerique Septentrionale avec les pais adjacents…». Один из вариантов этой карты был опубликован А. В. Ефимовым в 1949 г.

На академической карте 1754 г. вместо приближающегося к действительности изображению тихоокеанских островов какое можно встретить на Генеральной карте Морской академии 1746 г. (см. рис. 4), нанесены ни на что не похожие, не существующие в Тихом океане архипелаги и столь же фантастическое в виде груши очертание Чукотского полуострова. Карта 1754 г. была переработана Миллером и с незначительными поправками издана Академией наук в 1758 г. на русском и иностранных языках.

В составлении карт 1754 и 1758 гг. принимал участие адъюнкт Географического департамента И. Ф. Трускотт, который подготовил карту к изданию на русском языке под названием: «Карта, представляющая изобретения российскими мореплавателями на северной части Америки с около лежащими местами учиненныя. Сочинена при Импер. Академии наук титулярным советником Иваном Трускоттом». Карта 1758 г. (рис. 5), опубликована В. Ф. Гнучевой [1940]. Эта карта была составлена как итог всех тех русских открытий, о которых шла речь выше и которые на ней в какой-то степени нашли картографическое отображение. Карта Миллера 1758 г. подводила итоги русским географическим открытиям в Тихом океане, на берегах Азии и Америки до 1743 г.

В 1773 г. Академия наук выпустила переработанную карту 1754-1758 гг., на которой выступ северо-западной Америки, простирающийся к Камчатке, не показан, но между Командорскими островами и Беринговым проливом изображены несуществующие архипелаги. Для составления этой карты была использована карта 1758 г.. Карта 1773 г. также опубликована в работе В. Ф. Гнучевой [1940].

Все перечисленные недостатки, имеющиеся на итоговых академических картах, отсутствуют на итоговых картах, составленных в Морской академии (см. рис. 4).

Некоторые сведения из Морской академии все же попали к Г. Ф. Миллеру и нашли свое отражение на академических картах. Поэтому хотя академические карты и были не вполне совершенны, но тем не менее они представляют большой интерес для науки.

После того как работа над картами была закончена, их создатель Г. Ф. Миллер приступил к продолжению своего труда по описанию Первой и Второй Камчатских экспедиций, который должен был служить описанием к карте 1754-1758 гг. - «memoire», о котором сказано в названии карты [Медушевская, 1954, С.98; Гольденберг, 1976, С.54].

Работа Г. Миллера вышла в свет в 1758 г. на немецком языке (Мiller, 1758) и в том же году появилась на русском языке [Миллер, 1758]. Труд Миллера вскоре был переведен на английский (1761) и французский (1766) языки.

В своей работе Миллер при описании Камчатских экспедиций осветил и плавания Беринга на боте «Св. Гавриил» и пакетботе «Св. Петр». Г. Ф. Миллер использовал отчет Беринга и Итоговую карту 1729 г. В числе источников, использованных им для описания плавания Беринга в 1728-1729 гг., автор указывает только на «Рапорт капитана Беринга».

Не имея основных документов о плаваниях бота «Св. Гавриил» в 1728-1729 гг., Миллер не дал полного его описания. И не случайно В. Н. Берх не был удовлетворен его работой [Берх, 1823]. С этой оценкой В. Н. Берха следует согласиться.

Несмотря на недостатки, работа Миллера имела большое значение. Это было первое научное описание Камчатских экспедиций. Благодаря работе Миллера и его картам 1754-1758 гг. частично был восстановлен приоритет русских исследователей в изучении северной части Тихого океана. Но неточности этих карт свидетельствуют прежде всего об узости источниковой базы — Миллеру и Академии наук несомненно остались неизвестны вахтенный журнал бота «Св. Гавриил» и генеральные карты Морской академии 1746 г. (см. рис. 4), дающие более точные контуры морских северных и восточных берегов Российской империи.

Труд Миллера и его карты 1754-1758 гг. не остались незамеченными. Известные географы и картографы того времени - Ж. Н. Делиль, Ф. Н. Бюаш, Ж. Б. Д'Анвиль и другие приняли живое участие в обсуждении трудов и карты Миллера.

Однако неточности, имевшиеся в работе и картах Миллера, сказались позднее. Швейцарский географ Самуил Энгель в 1765 г. опубликовал работу, в которой подробно разбирает географические известия и карты, находящиеся в труде Миллера, и приходит к выводу, что он о многом умалчивает, а на своих Картах дает неправильное изображение берегов Азии. Книга его содержала немало догадок и соображений о том, что русским сочинениям о Севере и Северо-Востоке Азии верить ни в коем случае нельзя. Книга С. Энгеля вызвала возражения ряда иностранных ученых. Петербургская академия наук осталась в стороне от этой дискуссии. В. Робертсон писал в 1777 г., что земли, посещенные Берингом и Чириковым в 1741 г. при их плавании на восток, были не Америкой, а продолжением цепи островов.

О плаваниях Беринга на боте «Св. Гавриил» и пакетботе «Св. Петр» в XVIII в. много писалось на родине знаменитого мореплавателя — в Дании. После смерти родителей В. Беринг написал письмо к тетке с распоряжением о передаче всего наследства, оставшегося от его родителей своему родному городу Хорсенс для учреждения дома бедных. В письме Беринг описал и свое плавание 1728 г. в Северный Ледовитый океан. В 1756 г. это письмо было опубликовано в Копенгагене.

Интересную и увлекательную книгу о плаваниях Витуса Беринга во время Камчатских экспедиций написал выдающийся публицист и популяризатор научных открытии М. Халлагер. К сожалению, автор не имел в своем распоряжении основных документов о плаваниях Беринга и использовал источники, опубликованные в печати (Нallager, 1784).

О Камчатских экспедициях в конце XVIII в первой половине XIX в. писали Г. А. Сарычев, Ф. П. Врангель, А. С. Полонский и др. Ценные сведения по истории экспедиции приведены И. П Пекарским, а также в сборниках материалов по истории отечественной флота и Академии наук. Но обобщающих монографических исследований проблемы создано не было (Пекарский, 1862; Полонский, 1850; Материалы для истории русского флота, 1880, ч. 8; 1882, ч. 9; Материалы для истории Академии наук, 1890, т. 6).

В XIX в. усилиями главным образом морских историков В. Н. Берха, Ф. П. Литке, А. П. Соколова, В. В. Вахтина были составлены довольно подробные описания действий Камчатских экспедиций, введены в научный оборот новые документальные материалы, приведены доказательства достоверности ряда географических открытий, сделанных Берингом и его сподвижниками.

Достаточно подробное описание плавании Беринга во время Первой Камчатской экспедиции составил историк военно-морского флота В. Н. Берх. Аргументировано используя ранее неизвестные документы Первой Камчатской экспедиции, Берх выступил против несправедливой оценки результатов ее работы и высоко оценил заслуги Беринга. Работа Берха используется исследователями и в наши дни.

Отдельные интересные факты о плавании экспедиции Беринга в 1728 г. содержатся в работе Ф. П. Литке [1835]. Знаменитый русский мореплаватель, командир шлюпа «Сенявин», в 1826 г. плавал по тому же самому маршруту, по которому сто лет назад проходил его предшественник Беринг. Капитан Литке имел копию вахтенного журнала и Итоговую карту Первой Камчатской экспедиции. С помощью этих документов он выявил ряд ранее неизвестных географических открытий Беринга, о которых нет сведений в работах Г. Ф. Миллера.

К сожалению, большинство этих открытий Литке не используются исследователями, которые занимаются описанием плаваний Беринга в 1728-1729 гг.

Ценный источник сведений о плаваниях Беринга — работы русских мореплавателей конца XVIII-XIX вв., которые, плавая после Беринга по его маршруту, проверяли и уточняли открытия, сделанные им. К числу таких мореплавателей относятся Г. А. Сарычев, И. Ф. Крузенштерн, Ю. Ф. Лисянский, В. М. Головнин, О. Е. Коцебу, Ф. П. Литке, С. О. Макаров и др.

Все они, плавая в северной части Тихого океана, имели извлечения из вахтенных журналов судов, на которых плавал Беринг, а также другие источники, с помощью которых проверяли достоверность открытий, сделанных русскими моряками во время Камчатских экспедиций. Плавания русских мореплавателей показаны на карте «Важнейшие русские экспедиции в Тихом океане до середины XIX века» [Морской атлас, 1953, л. 2в, г, д]. Знаменитые мореплаватели подтверждают великие географические открытия, сделанные Берингом в 1728-1729 гг. и 1741-1742 гг.

Из зарубежной литературы XIX в. хочется отметить работу датчанина П. Лауридсена. Петер Лауридсен — талантливый писатель и известный ученый, имеющий хорошую историко-географическую подготовку, горячий патриот Дании. Он длительное время собирал архивные материалы о Камчатских экспедициях Беринга. П. Лауридсен написал книгу «Vitus Bering og be russiske Opdagelsesrejser fra 1725-1743» (Lauridsen, 1885), которая была опубликована в Копенгагене в 1885 г. на датском языке, а затем переведена на многие другие языки. В работе Лауридсена дается высокая оценка деятельности Беринга и результатов Камчатских экспедиций.

В конце XIX в. историей плаваний Беринга занимался американский исследователь У. Долл, который в своей работе «Аляска и ее ресурсы» (Doll, 1870) указывает, что Беринг во время плаваний 1728-1729 гг. открыл только один остров Св. Лаврентия, а в 1741 г. - мысы Св. Ильи и Гермогена, острова Шумагина и Беринга. Не зная источников и документов о плаваниях Беринга, не изучив работ русских исследователей, Долл дал отрицательную оценку результатам плаваний Беринга и допустил незаслуженные обвинения и даже грубые выпады в его адрес.

Как видим, в дореволюционной историографии обобщающих монографических исследований по этой проблеме не было создано. Более того, вплоть до 40-х гг. XX в., по меткому свидетельству А. И. Андреева, работ, где были бы использованы все эти новые (архивные) материалы, не появлялось, а «новое» по истории экспедиций Беринга было в значительной мере повторением того, что было известно ранее, до издания новых материалов [Андреев, 1943, С.24].

Исследования и публикации источников по истории Первой Камчатской экспедиции в XX вв.

Труды советских ученых А. И. Алексеева, А. И. Андреева, М. И. Белова, Л. С. Берга, В. И. Грекова, Л. А. Гольденберга, В. А. Дивина, А. В. Ефимова, М. О. Косвена, Е. Г. Кушнарева, Д. М. Лебедева, В. М. Пасецкого и многих других представляют собой содержательные исследования по этому вопросу, в них опубликовано большое количество карт и архивных документов.

История Камчатских экспедиций проанализирована в работе Л. С. Берга «Открытие Камчатки и экспедиции Беринга» (первое издание вышло в 1924 г., последнее - в 1946). Высокую оценку этой работе дал А. И. Андреев: «Труд Л. С. Берга остается лучшим научно-популярным сочинением из всех посвященных экспедициям Беринга и особенно его второй экспедиции».

А. В. Ефимов в 1947 г. оценивал появление третьего издания книги Л. С. Берга как необходимое пособие для всякого кто хотел бы познакомиться с историей Камчатских экспедиций.

Работа Л. С. Берга написана с использованием только печатной литературы. В ней показаны значительные научные результаты Камчатских экспедиций в области изучения этнографии, фауны и флоры и др.. Дано описание природы и населения тех земель, которые открыл Беринг и его сподвижники; собраны достоверные сведения об этих землях. Работа Л. С. Берга сохраняет свое справочное значение и до наших дней.

Отдельным вопросам деятельности Камчатских экспедиций, в большей или меньшей степени касающихся плаваний Беринга, в предвоенные годы были посвящены работы А. И. Андреева. Он стал заниматься материалами по истории географических открытий с конца 30-х гг., и уже в 1939 г. вышла в свет его книга «Очерки по истории источниковедения Сибири XVII века». После этого Андреев написал ряд статей, по преимуществу источниковедческого характера, об истории открытий в XVIII в. Эти статьи были опубликованы в посмертном издании его книги «Очерки по источниковедению Сибири» [вып. 2, 1965].

Вышедший в 1941 г. сборник документов «Экспедиция Беринга» под редакцией А. А. Покровского еще раз показал, что в наших архивах хранится большое количество источников о плаваниях Беринга, которые дают много ценных сведений. Благодаря публикации «Экспедиции Беринга» значительно расширился для изучения круг важных исторических источников. В сборнике опубликован краткий отчет Беринга о Первой Камчатской экспедиции (1725-1730 гг.) и ряд других документов о плаваниях бота «Св. Гавриил» в 1728-1729 гг.

Ряд важных вопросов Первой и Второй Камчатских экспедиций отражены в труде А. В. Ефимова «Из истории великих русских географических открытий» [первое издание - 1947 г., последнее - 1971 г.]. Автором собран ценный картографический материал, в том числе из ЦГВИА, ЦГАДА, рукописных изданий Государственной публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде, Библиотеки Академии наук СССР и др.

Биографические очерки о В. И. Беринге, А. И. Чирикове и других участниках Камчатских экспедиций имеются в сборнике «Русские мореплаватели» [1953].

В 60-х гг. советская историография пополнилась работами, имеющими важное значение для понимания результатов Камчатских экспедиций.

Крупным и содержательным исследованием, значительная часть которого посвящена Камчатским экспедициям, явилась монография В. И. Грекова «Очерки из истории русских географических исследований в 1725-1765 гг.» [1960]. После работы Берга [1946] это - наиболее крупное сочинение, в котором подробно описаны оба плавания Беринга. В своей работе Греков использовал обширную литературу и много источников о Камчатских экспедициях. Автор критически рассмотрел русскую и зарубежную литературу вопроса, множество новых архивных источников, свежо и оригинально интерпретировал ряд узловых аспектов проблемы. Многие работы М. И. Белова имеют непосредственное отношение к нашему исследованию. Он ввел в научный оборот ценные старинные картографические произведения; кроме того, ему принадлежит большая заслуга в правильном освещении сложных и порою запутанных вопросов приоритета русских географических открытий в Северном Ледовитом и Тихом океанах. Белов М. И. написал ряд работ, в которых касается отдельных вопросов Камчатских экспедиций: «О составлении Генеральной карты Второй Камчатской экспедиции 1746 г.» [1954]; «История открытия и освоения Северного морского пути» [Тт. 1, 3, 4, 1956—1969]; «Дания и Витус Беринг», - В кн.: «Путешествия и географические открытия в XV — XIX вв.» и др.

Многие работы А. И. Алексеева посвящены деятельности Первой и Второй Камчатских экспедиций и плаваниям Беринга во время этих экспедиций. В работах «Колумбы Русские» [1966], «Сыны отважные России», «Судьба Русской Америки» [1975] автор касается плавания Беринга 1728-1729 гг.. В других его трудах мы находим ответы на вопросы, косвенно связанные с темой публикуемой работы, например в книгах: «Охотск — колыбель русского Тихоокеанского флота» [1958], «Адмирал Нагаев» [1959], «Ф. П. Литке» [1976].

В монографии Е. Г. Кушнарева обстоятельно освещено современное состояние изученности деятельности Первой Камчатской экспедиции. В книге изложены цели, поставленные перед экспедицией, историческая обстановка в России того периода; подробно описана вся пятилетняя деятельность Первой Камчатской экспедиции.

Наличие в советской научной литературе большого количества ценных работ, в которых дается объективная оценка Камчатским экспедициям, позволяет с должным основанием считать, что советские ученые внесли основной вклад в изучение плаваний Беринга в 1728-1729 гг.

Существует обширная и зарубежная историография по рассматриваемой проблеме. Высокую оценку русским географическим открытиям дает редактор труда «Открытие и исследование Земли» Вальтер Кремер [Кramer, 1967]. В этой книге, изданной в ГДР, использованы и новые советские исследования о плаваниях Беринга и его сподвижников во время Камчатских экспедиции.

В начале XX в. во Франции была опубликована статья А. Иснар в которой рассказывалось о судьбе привезенных из России Ж. Н Делилем, возглавлявшим Географический департамент Петербург академии наук коллекции карт и документов, среди которых были и копии Итоговой карты 1729 г. (Isnart, 1915). Французские историки X. Омон (Omont е. о., 1917) и Х. Фруадево (Froidevauх, 1920) опубликовали результаты своей работы с письмами Ж. Н. Делиля. В них имеется и описание Первой Камчатской экспедиции.

В XX в. вышел ряд книг Ф. А. Голдера, основанных на русских источниках. Голдер работал в русских архивах, изучая документы, касающиеся истории Аляски с 1725 г. (начало Первой Камчатской экспедиции) по 1867 г. (продажа Русской Америки царским правительством). Он написал несколько работ и о плаваниях Беринга. В работе «Исследования русских в Тихом океане 1850» (Gоdег, 1914) им рассмотрены плавания Беринга во время обеих экспедиций, При описании плавания бота «Св. Гавриил» Голдер использовал отчет Беринга от 10 февраля 1730 г., описание этого плавания составленное Миллером в 1758 г., карту, изданную Академией наук в 1773 г.. Однако Голдер не использовал работу Берха, а также архивные документы о плавании Беринга в 1728-1729 гг. (вахтенный журнал, карту Беринга и Чаплина 1729 г., карты плавания бота «Св. Гавриил», составленные Нагаевым и Берхом и др.).

Без этих источников полной картины открытий Беринга в 1728 г. Голдер нарисовать не смог. Описывая плавание бота «Св. Гавриил», он говорит лишь о том, что Беринг открыл мысы Св. Фаддея и Чукотский, заливы Св. Креста и Преображения, острова Св. Лаврентия и Диомида.

Описание плавания Беринга в 1729 г у Голдера свелось к переходу из Петропавловской гавани в Охотск. Плавание бота «Св Гавриил» в 1729 г. Голдер считает безрезультатным на том основании, что Беринг не достиг земли, которую якобы искал (Gоldег 1914). В своем описании плаваний Беринга во время Первой Камчатской экспедиции Голдер остался на уровне исследователей XVIII в.

В другой книге Голдер опубликовал большой перечень документов, хранящихся в разных городах России во многих архивах. В этом перечне имеются и материалы о Камчатских экспедициях, помещенные под заголовком «Карitan-Коmаndor Bering» (Gоldег, 1917).

В числе разных источников в работе Голдера имеются такие, которые создают неверные представления о Камчатских экспедициях - их подготовке, результатах, о роли Беринга и других руководителей экспедиции. Так, например, перечисляются источники (о них уже говорилось выше), составляющие доносы на Беринга, Чирикова и других руководителей Камчатских экспедиции (Gоldег, 1917). Какие либо комментарии автора о несовершенстве указанных источников в книге отсутствуют. В то же время в числе перечисленных материалов не называется ряд важных документов, на основании которых зарубежные ученые смогли бы представить полную картину плаваний Первой Камчатской экспедиции: шканечный (вахтенный) журнал бота «Св. Гавриил»; карты, составленные в Морской академии; карта Беринга и Чаплина 1729 г. и др.

Работа Ф. А. Голдера в настоящее время устарела. Со времени ее выхода в свет советскими учеными опубликовано много новых документов, на основании которых меняются прежние взгляды на результаты плаваний Беринга во время Первой и Второй Камчатских экспедиций. Однако многие зарубежные ученые в наше время, говоря о документах по Камчатским экспедициям в советских архивах, продолжают ссылаться на указанную выше работу Голдера (1917).

В большом двухтомном сочинении Ф. А. Голдера «Bering΄s voyages...» (Gоldег, 1922, 1925) основное внимание сосредоточено на описании плаваний Беринга в 1741 г.; плавание бота «Св. Гавриил» во время Первой Камчатской экспедиции автор не описывает. Описание этого плавания он составил в 1914 г. и, поскольку никаких новых сведений в его распоряжении не было, ограничился в этом вопросе публикацией некоторых источников о плавании Беринга в 1728 г.: указа Петра I от 23 декабря 1724 г. о назначении Первой Камчатской экспедиции и отчета Беринга от 10 февраля 1730 г.. Эти источники, уже использованные Голдером в его работе (Gоldег, 1914), ничего нового не добавили к сказанному им ранее.

В своей работе Голдер дал неправильное объяснение соотношения морского и гражданского счета времени (Gоldег, 1922). Ошибка, допущенная Голдером, привела к пересмотру дат географических открытий, сделанных моряками в XVIII в. Путаница в литературе, созданная Голдером в переводе морских суток в гражданские, продолжалась до тех пор, пока М. И. Белов не внес ясность в этот вопрос [Белов, 1969].

Со времени выхода в свет работ Ф. Голдера в иностранной исторической и географической литературе использование имеющихся в архивах материалов о плаваниях Беринга по-прежнему остается неудовлетворительным. Зарубежные историки и географы за довоенный период почти не увеличили количество использованных документов о Камчатских экспедициях по сравнению с тем, которыми пользовался Голдер, собиравший в прошлом архивные материалы. А. В. Ефимов в 1950 г. отмечал, что на Западе за последние два десятка лет не появилось работ по истории русских географических открытий, основанных на русских источниках.

В довоенный период за рубежом вышел ряд работ о русских открытиях в северной части Тихого океана, переведенных на русский язык, в которых результатам плаваний Беринга давалась необъективная оценка. Так, французский географ К. Валло в своей книге «Общая география морей» (1933 г.) заслуги в открытиях и исследованиях северной части Тихого океана приписывает только английским и французским мореплавателям.

Много книг, статей о Первой и Второй Камчатских экспедициях было создано в Дании в связи с 250-летием (1931 г.) со дня рождения В. И. Беринга. Они были написаны исключительно на основе печатного материала. Так, известный исследователь К И Расмуссен написал в 1931 г. книгу о большом значении плаваний экспедиций Беринга для человечества, для науки. Г. Хатт дал высокую оценку Первой и Второй Камчатским экспедициям.

В конце 30-х гг. в Дании развернулась широкая подготовка к 200-летию со дня смерти Беринга (1941 г.). В этой связи вышел в свет ряд новых работ о нем, в которых результатам Камчатских экспедиций и деятельности их начальника давалась высокая оценка. Была опубликована биография знаменитого мореплавателя, написанная И. Петерсеном (Реtеrsеn. 1941). Деятельность Беринга как начальника Камчатских экспедиций, командира кораблей «Св. Гавриил» и «Св. Петр» освещена на основании опубликованных источников, без архивных материалов. При описании юности Беринга автор использовал большой архивный материал. Петерсен хорошо изучил и правильно описал историческое положение России в конце XVII первой половине XVIII в. С большой симпатией относится автор к русскому народу. Он справедливо пишет, что Беринг был энергичным, талантливым руководителем, хорошо подготовленным в области навигации, астрономии, картографии и других морских наук. Беринг в книге Петерсена не чувствует себя обособленно от «глубокого могучего моря, моря русского народа» - это герой, который в свершении своего великого подвига очень многим обязан русскому народу; преданно служивший своей второй родине, он понимал и ценил своих сподвижников и, выбрав однажды свой путь, «даже среди опасностей и ужасов никогда не раскаивался в этом».

13 мая 1942 г. в Копенгагене, на родине Витуса Беринга, состоялся юбилейный вечер, организованный датским Королевским географическим обществом и Государственным радио, где с речами о Беринге выступали великий датский физик Н. Х. Бор, профессор Н. Нильсен и ряд других представителей датской интеллигенции (впоследствии эти речи были опубликованы). Выступавшие не только подметили огромное общечеловеческое и научное значение подвига Беринга, но и высоко оценили (проф. Н Нильсен) его верность долгу, которая «стала национальным символом» (Nilsen, 1942). Нельзя не отметить, что подчеркивание авторами, писавшими в период фашистской оккупации Дании, верной службы Беринга России требовало известного гражданского мужества.

Много писалось за рубежом о плаваниях Беринга в 1728-1729 гг. и в послевоенный период. При этом результатам Камчатских экспедиций не всегда давалась объективная оценка.

Американские исследователи Г. Б. Коллинз, А. Г. Кларк в работе «Алеутские острова: их население и естественная история» описывают и плавания Беринга в 1728—1729 гг. При этом, искажая действительность, они указывают, что Беринг во время этих плаваний открыл всего один остров – о. Св. Лаврентия (Соllins, Сlark,1945).

Канадский историк Д. Б. Бребнер в книге «Исследование Северной Америки, 1492-1806 гг.» при описании плаваний Беринга опирается на два несовершенных источника: тенденциозный доклад Ж. Н. Делиля 1750 г. и устаревшую работу Г. Ф. Миллера (Вrebner, 1955).

Нельзя согласиться с мнением американского исследователя А. Шилза, который в работе «Приобретение Аляски» также утверждает, что Беринг в 1728 г. сделал только одно географическое открытие – открыл о. Святого Лаврентия (Shiels, 1967).

На аналогичных позициях стоит и английский исследователь М. Шервуд. В работе «Аляска и ее история» он несправедливо пишет, что Беринг в 1728 г., отправившись в плавание якобы на двух судах, открыл всего лишь о. Святого Лаврентия. Плавание бота «Св. Гавриил» в 1729 г. этот автор считает совершенно безрезультатным (Sheerwood, 1967).

Итогам плаваний Беринга в зарубежной литературе 70-х гг. прошлого столетия не всегда давалась объективная оценка. Исследование Г. Пауля «Эпоха великих открытий» (Раul, Неrrmann, 1974), посвященное истории великих географических открытий, начинается с плавания Дж. Кука; русская научная литература по этой проблеме и сами открытия, совершенные русскими, полностью игнорируются. В обширной библиографии книги не указано ни одной русской или советской работы о плаваниях отечественных мореплавателей; среди 42 карт нет ни одной, показывающей открытия русских в северной части Тихого океана.

Вместе с тем можно назвать ряд работ зарубежных историков и географов, в которых объективно освещена деятельность Камчатских экспедиций. К их числу относятся книги американских историков географических знаний С. Томпкинса и Ц. Хэллея. В каждой из них русскому периоду отводится примерно половина книги (у С. Томпкинса - 175 с., у Ц. Хэллея - 183). Книга профессора университета штата Оклахома Томпкинса представляет собой исследование, основанное на изучении обширного опубликованного материала, в том числе и на русском языке. Автор книги объективно описывает плавания Беринга (Тоmpkins, 1945).

Книга профессора Аляскинского университета Хэллея (Нulleу, 1953) слабо использует архивные материалы. Американский исторический журнал Расific Historical в 1954 г. в рецензии на книгу Хэллея отмечал, что автор недостаточно работал в архивах и что его книга ограничивается обзором уже известных материалов по Русской Америке. Хэллей объективно описывает плавания Беринга во время Камчатских экспедиции в главе «Berrings voyages and discovery of Alaska». Из числа зарубежных работ 70-х гг. XX столетия, в которых дается правильная оценка результатов плавании Беринга, следует отметить книгу американских исследователей У. П. Гамминга, С. И. Гиллера, Д. Б. Куинна и Г. Уилльямса «Исследование Северной Америки в 1630-1776 гг.» (The exploration of Nort America, 1974).

В конце 70-х гг. вышла новая американская монография, посвященная плаваниям Беринга. Она была опубликована издательством университета штата Вашингтон. Автор книги, известный калифорнийский историк Раймонд Фишер, который по праву считается одним из лучших американских знатоков истории освоения русскими Сибири и Дальнего Востока, вплоть до северо-запада Америки. Книга получила высокую оценку и производит весьма хорошее впечатление (Fisher, 1977).

Международное сотрудничество в деле совместного изучения истории географических исследований Тихого океана нашло отражение в издании Американского географического общества «The Pacific Basin» (1967) под редакцией Германа Р. Фриис. В этом сборнике русские географические открытия в Тихом океане, в том числе и открытия Беринга, представлены главой 10 «Geographic Exploration by the Russians», которая написана Д. М. Лебедевым и В. И. Грековым.

После плаваний Беринга в 1728 и 1741 гг., в тех же местах проходили маршруты Дж. Кука, Дж. Ванкувера, Дж. Лаперуза и др., которым в работах зарубежных исследователей незаслуженно приписывается ряд открытий, сделанных русскими мореплавателями.

Однако сам Дж. Кук был иного мнения о своих заслугах в открытии и освоении северной части Тихого океана и сделал все возможное, чтобы определить, какие же земли открыл Беринг во время Камчатских экспедиций. Лучше это ему удалось в отношении географических открытий Беринга в 1728 г., так как Дж. Кук располагал хорошей информацией. Географические открытия Беринга во время Второй Камчатской экспедиции Кук выявил не полностью, так как не имел необходимых источников. Работа Кука, в которой английский мореплаватель подтверждает приоритет Беринга во многих географических открытиях в северной части Тихого океана, в большей своей части не использована исследователями для анализа плаваний Беринга.

В связи с изложенным необходимо четко установить, какими сведениями Кук располагал о русских открытиях, следуя по маршруту, проложенному Берингом, что английский мореплаватель «открыл» вторично и что ему удалось установить нового; какие открытия Беринга Кук подтвердил.

Известно, что Кук руководил тремя экспедициями. Его дневники впервые были изданы в Лондоне в 1784-1785 гг. [Сооk, Кing, 1784-1785] и с тех пор неоднократно переиздавались. Последний раз труды Кука были изданы в 1955, 1967 гг. в четырех томах под редакцией Дж. Биглехола.

Описания Куком третьей экспедиции 1776-1780 гг. во время которой он плавал в северной части Тихого океана, а также всех остальных его экспедиций неоднократно переводились на русский язык, последний раз в 1971 г. [Кук, 1971]. Издатель первого выпуска дневников Кука виндзорский каноник Дж. Дуглас «отредактировал» дневники Кука по своему произволу. Это издание Кука было переведено на русский язык И. Л. Голенищевым-Кутузовым, издано в 1805-1810 гг.

Дж. Биглехол исправил неточности, допущенные в первом издании. Его работа переведена на русский язык Я. М. Светом в 1971 г.. Однако на современной карте мира сохранились названия первого издания трудов Кука. Поэтому в работе над темой, нужно использовать оба издания дневников Кука на русском языке. Дж. Биглехол, подготовивший последнее издание журналов Кука и других участников экспедиций, написал вступительную статью, в которой дал анализ открытий, сделанных русскими мореплавателями в северной части Тихого океана в период, предшествующий плаваниям Кука. В этой статье Биглехол недостаточно освещает открытия, сделанные Берингом, Чириковым и другими русскими мореплавателями.

Английский мореплаватель Дж. Кук в 1778 г. плавал вдоль северо-восточного побережья Азии в тех же местах, которые 50 лет до него открыл Беринг. Во время плавания в разных местах Берингова и Чукотского морей от Петропавловска до м. Сердце-Камень экспедиция Кука проверила положение мысов, бухт, заливов и т.п., а также точность картографирования побережья, открытого русскими моряками. Можно предполагать, что во время того плавания Кук имел в своем распоряжении (в числе других источников о плавании Беринга 1728 г.) – копии вахтенного журнала бота «Св. Гавриил» и Итоговой карты Первой Камчатской экспедиции 1729 г.. Во всяком случае, ту совершенно точную информацию, которой располагал Кук о плавании Беринга, можно получить только из вахтенного журнала бота «Св. Гавриил» и Итоговой карты 1729 г.

В 1778 г., следуя вдоль северо-восточного побережья Азии, которое было открыто и положено на карту Берингом еще в 1728 г., а затем осваивалось русскими в течение 50 лет, экспедиция Кука не нашла никаких новых земель, еще не открытых и не положенных на карту русскими людьми. Английские мореплаватели во время плавания на огромном пространстве в 1264 мили от Петропавловска до м. Дежнева не сделали ни одного географического открытия.

Однако Дж. Кук своим плаванием вдоль северо-восточного побережья Азии внес большой вклад в географическую науку. К началу своего плавания в Тихом океане в 1776-1780 гг. он был известен как знаменитый мореплаватель, а географические открытия Беринга, как известно, были поставлены под сомнение. Корабли экспедиции Кука были первыми экспедиционными судами, которые плавали после Беринга и проверяли достоверность русских географических открытий. В этом отношении Кук проделал огромную работу и подтвердил правильность всех географических открытий, которые осуществил Беринг [Кук, 1971, С.377]. Английский мореплаватель выразил удивление, что Беринг с такими несовершенными средствами кораблевождения сумел с большой точностью определять местоположение судна и правильно наносил открываемые земли на карту [Кук. 1971, С.378]. После плавания Кука в 1778 г. сомнений относительно достоверности географических открытий, совершенных экспедицией Беринга, стало значительно меньше.