Развитие ветеринарии в период перевода животноводства на промышленную основу

Важным событием в развитии ветеринарной службы стало утверждение Советом Министров Союза ССР 22 декабря 1967 года нового Ветеринарного устава СССР (постановление № 1142). Это было сделано потому, что с момента утверждения предыдущего Ветеринарного устава СССР (1951 г.) в стране, в сельском хозяйстве и организации ветеринарного дела произошли значительные изменения. За это время был принят ряд правительственных постановлений по ветеринарной службе, в которых отмечалось об улучшении ветеринарного дела и усилении государственного ветеринарного контроля. Вместе с этим необходимо отметить, что за последние годы расширены функции ветеринарной службы, на нее возложены обязанности обслуживания рыбохозяйственных водоемов и проведение профилактики и мер борьбы с болезнями рыб и пчел, а также контроль за недопущением накопления ядохимикатов и пестицидов в сельскохозяйственной продукции и ряд других мер. В Уставе были начертаны основы организации ветеринарного дела в государстве, обеспечивающие успешное развитие животноводства, а также определены организационные принципы построения ветеринарной службы.

 Правительство СССР и БССР, заботясь о медицинском обеспечении народа, об удовлетворении населения продуктами питания, наряду с другими плановыми мероприятиями принимало меры по организации ветеринарной службы, постоянному развитию ветеринарного дела как в организационном, так и в научном отношениях, обеспечению его высококвалифицированными кадрами и материально-техническими ресурсами. Метко охарактеризовал значение ветеринарии того периода академик К. И. Скрябин, когда сказал: «Ветеринарии должна принадлежать огромнейшая роль в том смысле, что она своей работой дает дополнительные ресурсы для питания всего человечества. Ветеринария является по существу не только дисциплиной животноводческого профиля, но и комплексной биолого-ветеринарно-медицинской наукой, изучающей все патогенетические процессы в аспекте сравнительной и даже эволюционной патологии». И далее, что ее роль «…широка, глубока… ценна в творческом и экономическом отношениях». Из года в год ветеринарная служба Белорусской республики значительно крепла, увеличивалась количественно, обогащалась достижениями науки и передовой практики, получала на вооружение первоклассную технику и оборудование, а также высокоэффективные медикаменты и биопрепараты. Если в 1968 году в республике работало 2313 ветеринарных врачей и 5646 ветфельдшеров, то в 1976 году их насчитывалось соответственно 3845 и 6731. Увеличилось и количество ветеринарных специалистов, работающих в колхозах. В 1968 году в колхозах БССР работало 145 ветеринарных врачей и 1109 ветфельдшеров, или в среднем один специалист на два колхоза. В 1976 году в колхозах имелось 653 ветеринарных врача и 1802 ветфельдшера, что в среднем составило по три человека на два колхоза.

Рост количества ветеринарных специалистов в колхозах позволил перейти на организацию участковых ветеринарных лечебниц за счет упразднения ветеринарных участков. В 1968 году в республике имелось только 7 участковых ветеринарных лечебниц, а в 1976 году их уже насчитывалось 233, и к концу 1980 года все ветеринарные участки были реорганизованы в участковые ветлечебницы. Число ветеринарных врачей и фельдшеров в СССР к началу одиннадцатой пятилетки достигло 300 тыс. человек. Служба располагала производственной базой, состоящей из 33 тыс. лечебно-профилактических, диагностических и ветеринарно-санитарных учреждений и организаций государственной ветеринарной сети. Кадры ветеринарных специалистов готовил 51 вуз и 179 средних специальных учебных заведений. Было открыто 5 новых ветеринарных факультетов, а прием студентов на ветфаки доведен до 9,6 тыс. в 1981 году против 3,5 тыс. в 1965-м году. Если в 7-й пятилетке в среднем в год выпускалось 3,2 тыс. ветврачей и 7,6 тыс. ветфельдшеров, то в 1981 году выпущено соответственно 7,5 тыс. и 14,5 тыс. специалистов. Особое внимание уделено обеспечению кадрами ветспециалистов колхозов, совхозов, животноводческих комплексов, птицефабрик, а также госветсети, т. е. специалистов, занятых непосредственно обслуживанием животноводства.

Численность ветспециалистов в хозяйствах возросла в 2,5 раза, а в ветеринарных учреждениях – почти на 20 %. Был значительно расширен контингент ветеринарных работников, повышавших свою квалификацию. На трех основных факультетах усовершенствования врачей (Москва, Ленинград, Казань) за пятилетку повышали квалификацию 8-9 тыс. ветврачей, а всего по стране 18-19 тыс. по различным профилям и специальностям, в том числе специалисты животноводческих комплексов и птицефабрик. Для лиц, оканчивающих ветинституты и направляемых на работу по специальности на комплексы, птицефабрики, в диагностические лаборатории, была введена стажировка сроком до 6 мес. в научно-исследовательских институтах, вузах и лабораториях. Аппарат Главка ветеринарии провел значительную работу по решению материально-правовых вопросов ветеринарной службы, в частности, по переводу ветеринарных работников на новые условия оплаты труда (1972 г.), предусматривающее повышение их должностных окладов в среднем на 20-25 %, по улучшению системы их премирования и т. д. По инициативе руководства Главка ветеринарии Министерством были разработаны и внесены в директивные органы проекты ряда постановлений, направленных на улучшение ветеринарного дела.

Были приняты постановления: Совета Министров СССР «О мерах по улучшению ветеринарно-санитарного состояния животноводства и развитию биологической промышленности» (1970); ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 1 июня 1978 года «О мерах по улучшению ветеринарного обслуживания животноводства», утвержденные июньским (1978 г.) Пленумом ЦК КПСС. В этом постановлении изложены меры по развитию материально-технической базы ветеринарной службы, биологической промышленности и предприятий Союзглавзооветснабпрома, обеспечению эффективной профилактики заболеваний животных, повышению ответственности руководителей и специалистов сельскохозяйственных органов, колхозов, совхозов, предприятий, перерабатывающих продукцию животноводства, за соблюдение надлежащего ветеринарно-санитарного состояния хозяйств и охраны их от заноса инфекционных болезней. В практическом плане руководящая и законодательная функция Главного управления ветеринарии на протяжении последних лет была сосредоточена на совершенствовании основных документов ветеринарного законодательства, прежде всего на разработке ветеринарно-санитарных правил для специализированных хозяйств промышленного типа – комплексов по производству говядины, свинины, молока, по выращиванию телок, а также птицефабрик, звероводческих и кролиководческих хозяйств, пчелоферм и др.; пересмотре инструкций и наставлений, методических указаний по лабораторной диагностике болезней животных.

В 1972-1981 годах выпущено 3 тома сборника «Ветеринарное законодательство» под общей редакцией А. Д. Третьякова, а 4-й том – в 1988 году. В целях повышения ветеринарной грамотности населения и работников животноводческих комплексов и ферм министерство, его Главное управление ветеринарии и Главное управление сельскохозяйственной науки и пропаганды провели определенную работу по изданию плакатов, листовок и популярных брошюр по вопросам борьбы с болезнями животных, передовому опыту ветеринарной работы и определенным достижениям ветеринарной науки. За 1966-1980 годы на ВДНХ СССР проведено 170 семинаров и конференций, в которых участвовало около 30 тыс. ветспециалистов, 68 тематических выставок и смотров; выпущено 247 листовок и проспектов. По заказу Минсельхоза изготовлено более 30 научно-популярных кинофильмов по вопросам ветеринарии. За эти годы только издательством «Колос» издано более 420 книг по ветеринарии. Издательством «Советская энциклопедия» в 1968-1976 годах выпущены «Ветеринарная энциклопедия» в 6 томах (гл. редактор К. И. Скрябин), а в 1981 году «Ветеринарный энциклопедический словарь» (гл. редактор В. П. Шишков).

Большую воспитательную и профессиональную пропаганду, направленную на мобилизацию ветеринарных работников на совершенствование ветеринарного обслуживания животноводства, на внедрение достижений науки и передового опыта в производство проводил журнал «Ветеринария», являющийся органом Министерства сельского хозяйства СССР. Название журнала со времени его издания менялось: в 1924 году – «Практическая ветеринария и коневодство», в 1928-1933-м годах – «Практическая ветеринария», в 1932-1940 годах – «Советская ветеринария». Эпизоотическую обстановку в стране за 8-10-ю пятилетки характеризует неуклонное уменьшение заболеваемости животных инфекционными болезнями. Уменьшается также падеж животных от заразных болезней. За 10-ю пятилетку в сравнении с 7-й заболеваемость заразными болезнями животных (четырех видов) сократилось на 76,6 %, в том числе крупного рогатого скота на 76,6 %, мелкого рогатого скота – на 78,3 %, свиней – на 74,4 % и лошадей – на 88,1 %. Падеж животных (4 видов) от заразных болезней сократился в 10-й пятилетке по сравнению с 7-й пятилеткой на 70,7 %. Многие болезни, представлявшие 20-25 лет назад большую опасность для животноводства, были сведены к минимуму, с регистрацией в виде единичных случаев и не имеющие тенденции к распространению. Общее снижение заболеваний животных заразными болезнями являлось результатом улучшения ветеринарно-санитарного состояния ферм, повышения уровня профилактических мероприятий и охраны хозяйств от заноса возбудителей инфекционных болезней, а также усиления помощи ветеринарной службе со стороны партийных, советских и сельскохозяйственных органов, руководителей колхозов и совхозов, повышения ответственности работников животноводства за выполнение ветеринарно-санитарных правил.

Большое значение имело увеличение объема диагностических исследований и профилактических обработок животных, который достиг в среднем 6,5-7,0 млрд. головообработок в год. За этот период внедрены в практику: методы комплексной (одновременной) иммунизации свиней против нескольких инфекционных болезней; схема мероприятий по борьбе с лейкозом; режим вакцинации свиней против лептоспироза; метод диагностики чумы свиней с помощью иммунофлуоресценции; усовершенствованный препарат (вакцина) против стригущего лишая крупного рогатого скота; аллерген бруцеллин для диагностики инфекционной болезни овец, вызываемой бруцеллой овис, а также методы борьбы с этой болезнью; лабораторный метод диагностики инфекционного бронхита и респираторного микоплазмоза птиц; трехвалентная вакцина против ящура, вызываемого вирусом трех типов; диагностические препараты для проведения экспресс-диагностики ряда вирусных и бактериальных болезней животных; новые вакцины против ряда инфекционных болезней птиц; методы аэрозольной иммунизации животных и много других методов и средств против заразных болезней животных.

За разработку и внедрение в практику препарата ТФ-130, что позволило во много раз сократить заболеваемость крупного рогатого скота стригущим лишаем, группе ученых (руководитель академик ВАСХНИЛ А. Х. Саркисов) и руководителей ветеринарной службы в 1973 году присуждена Государственная премия СССР. Если в 1970 году количество заболевших этой болезнью крупного рогатого скота составило 41,1 % к общему числу животных этого вида, болевших всеми заразными болезнями, то в 1973 году (со времени применения нового препарата) процент снизился до 15,8, в 1975 году – до 5,4, а в 1976 году – до 2,3. Значительное уменьшение заболеваемости животных достигнуто и по ряду гельминтозов, чему способствовало внедрение в практику многих новых ангельминтиков и схем оздоровительных мер. За разработку и внедрение биологических основ профилактики гельминтозов группа ученых была удостоена Государственной премии СССР за 1977 год. Однако в отдельных зонах эпизоотическая обстановка по заболеванию животных заразными болезнями потребовала разработки комплекса планов оздоровительных мероприятий с целью форсирования ликвидации этих болезней. Учитывая, что в борьбе с инфекционными болезнями существенное значение имеет увеличение производства биологических препаратов, Главное управление ветеринарии совместно с Главбиопромом принимало необходимые меры в этом направлении.

За годы 10-й пятилетки по сравнению с 9-й выпуск жидких препаратов увеличился на 8,7 %, сухих – на 84,2 %. В системе Всесоюзного государственного научно-контрольного института ветпрепаратов в 1976-80 годах было создано 8 зональных научно-контрольных лабораторий, ведущих систематическую проверку изготавливаемых на места всевозможных лечебно-профилактических и стимулирующих препаратов, применяемых в животноводстве и ветеринарии. Развитие рыбоводства и повышение роли государственного ветеринарного надзора в этой отрасли потребовали проведения ряда организационных мер. В ветеринарных отделениях министерств сельского хозяйства союзных республик были установлены должности специалистов по болезням рыб, а в областных и республиканских ветеринарных лабораториях отделы болезней рыб. В соответствии с приказом Минсельхоза СССР от 28 июля 1978 года № 212 «О мерах по улучшению ветеринарного обслуживания животноводства» организованы в зонах развитого прудового рыбоводства ветеринарные ихтиопатологические станции. Специальная ихтиопатологическая служба создана и в системе Минрыбхоза СССР. В ней было занято около 500 специалистов. Ветеринарные органы проводили также определенную работу, направленную на предупреждение незаразных болезней животных, на лучшее сохранение поголовья скота в колхозах и совхозах.

Главное управление ветеринарии Минсельхоза СССР с участием научно-исследовательских учреждений и кафедр ветеринарных вузов разработало и издало ряд рекомендаций и инструктивных материалов по профилактике незаразных болезней животных (ветеринарные правила при воспроизводстве сельскохозяйственных животных, система ветеринарно-санитарных мероприятий по предупреждению болезней молодняка раннего возраста, гинекологических болезней и маститов у коров и др.). Большое внимание уделялось внедрению системы диспансеризации (общей и гинекологической) коров и исследованию состояния обмена веществ, разработке новых и усовершенствованию существующих методов дифференциальной диагностики болезней молодняка, использованию более эффективных препаратов, способствующих повышению общей резистентности организма, стимулирующих рост и развитие молодняка. Возрастающую роль в разработке проблем неинфекционной патологии животных начал играть Всесоюзный научно-исследовательский институт незаразных болезней животных (Воронеж).

В соответствии с постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 1 июня 1978 года местные сельскохозяйственные органы обязывались обеспечить совершенствование организации всей работы по борьбе с заболеваниями животных, повышение качества и эффективности лечебно-профилактических мероприятий, широкое внедрение в практику животноводства достижений науки и техники, передового опыта и научной организации труда. Этой же цели отвечали меры по строительству в колхозах, совхозах и животноводческих комплексах необходимых помещений для ветеринарных лечебниц, амбулаторий, аптек. Определенные меры осуществлялись с целью сокращения яловости и маточного поголовья (коров) и увеличения приплода молодняка. Положительно сказалось на эффективности этих мероприятий введение в штат районных ветеринарных станций должностей ветврачей-гинекологов. Специалисты данного профиля имелись и в некоторых крупных животноводческих хозяйствах.

Придавая исключительно большое значение развитию лабораторного дела, сельскохозяйственные и ветеринарные органы принимали меры к расширению сети лабораторий, обеспечению их кадрами квалифицированных специалистов, современным оборудованием и новейшими приборами, внедрению в практику наиболее точных методов исследований. К началу 80-х годов численность ветеринарных лабораторий увеличилась до 2669 (рост 38 %). Особенно возросло количество районных лабораторий – до 2056 (рост на 71,1 %). Осуществлялись меры по усилению методического руководства работой ветеринарных лабораторий страны со стороны Центральной ветеринарной лаборатории Главного управления ветеринарии Министерства сельского хозяйства СССР. Объем диагностических исследований, прежде всего плановых, проводимых ветеринарными лабораториями, с каждым годом возрастал. В 1983 году было выполнено 345,7 млн. различных лабораторных исследований, или на 56 % больше, чем в 1975 году.

В результате улучшения санитарного режима на молочных фермах и усиления ветеринарного надзора повысились санитарные качества молока, реализуемого колхозами и совхозами многих областей, краев и республик. Принятые конкретные организационные меры способствовали лучшему обеспечению животноводства дезинфицирующими средствами; на снабжение принят ряд новых дезосредств; разрабатывались новые, усовершенствованные установки, в том числе и аэрозольные для дезинфекции помещений; широко внедрялась хозрасчетная форма организации дезинфекционных мероприятий. В мероприятиях Главного управления ветеринарии и других ветеринарных органов, в том числе ветеринарных органов Минмясомолпрома и Центросоюза, в 10-й и 11-й пятилетках предусматривалось усиление работы по дальнейшему значительному улучшению ветеринарно-санитарного состояния предприятий мясной промышленности, а также по усовершенствованию производственного ветеринарного контроля на мясокомбинатах, бойнях и других убойных предприятиях. Большую работу проводила ветеринарная служба в целях улучшения качества животноводческого сырья, в частности, кожевенного, по обеспечению поступления на кожевенные предприятия сырья, благополучного по сибирской язве, а также не пораженного подкожным оводом. Пораженность крупного рогатого скота гиподерматозом в целом по стране была снижена с 23,1 % в 1965 году до 0,7 % в 1983 году, а кожевенного сырья соответственно с 14,8 % до 2,6 %.

В начале 80-х годов Главветупр поставил задачу: при росте перевозок железнодорожным транспортом животноводческих грузов всех видов обеспечить недопущение транспортировки неблагополучных в ветеринарном отношении животных, продуктов и сырья. Это достигалось путем совершенствования организации и уровня Госветнадзора на транспорте, непосредственно подчиненного Главку ветеринарии, повышенная ответственность работников транспортной ветслужбы. В связи со значительным увеличением импорта и экспорта животных, продуктов и сырья животного происхождения, а также ввиду неблагополучия многих стран мира по особо опасным болезням животных был решен ряд организационных вопросов улучшения ветеринарного надзора и осуществления ветеринарно-санитарных мероприятий на государственной границе. Совместно с Министерством морского флота, гражданской авиации и путей сообщения разработаны необходимые мероприятия по техническому обеспечению санации транспортных средств, используемых для перевозки импортируемых животных, а также погрузочно-разгрузочных площадок на пограничных станциях.

Взятый в стране курс на строительство крупных животноводческих ферм и комплексов промышленного типа с высокой концентрацией животных успешно осуществлялся. Процессы укрупнения и концентрации животноводства нашли широкое распространение во всех областях БССР. В 1977 году в колхозах и совхозах функционировало свыше 500 крупных молочных комплексов, 102 комплекса и фермы по откорму крупного рогатого скота на 1-6 тысяч и более голов скота, 44 комплекса по производству свинины на 6-24 тысячи каждый. Как правило, на этих комплексах в 2-2,5 раза выше производительность труда, в 1,5-2 раза ниже себестоимость продукции. На комплексе совхоза-комбината «Мир» Барановичского района откармливалось ежегодно 10 тысяч голов крупного рогатого скота при среднесуточных привесах свыше одного килограмма. На центнер привеса затрачивалось 3,8 чел.-часа, расходовалось 5,5 ц кормовых единиц. Себестоимость центнера говядины составляла 100-105 рублей. Успешно начал функционировать Борисовский свиноводческий комплекс с ежегодным откормом 108 тысяч свиней. Большие сдвиги в этом направлении произошли в птицеводстве. Если в 1962 году птицеводством занималось около 1,5 тысячи хозяйств, которые производили 125 млн. штук яиц, то в 1973 году эта отрасль была сконцентрирована на 187 птицефабриках и хозяйствах, которые производили 990 млн. штук яиц, или почти в 8 раз больше. За 11 лет птицефабрики и птицесовхозы увеличили производство яиц почти в 9 раз.

Благодаря лучшему планированию противоэпизоотических мероприятий и хорошей организации их выполнения, в республике отмечалось постепенное снижение заболеваемости животных заразными болезнями. В 1978 году по сравнению с 1968 годом количество неблагополучных пунктов по заразным болезням животных в Беларуси сократилось в 2 раза и число заболевших животных – в 2,1 раза. Количество павших животных соответственно уменьшилось на 1153 головы. Все это положительно сказалось на росте поголовья животных и увеличении производства продуктов животноводства в республике, которая интенсивно развивалась до середины 80-х годов. С середины 80-х годов по инициативе нового руководства в СССР начался период экономических и социальных преобразований. Перестройка, затрагивающая интересы различных социальных слоев и групп, проходила весьма болезненно. Расчеты на быстрое вхождение страны в рыночные отношения не оправдались. Все это привело к резкому снижению дисциплины, благосостояния народа, ослаблению исполнительной власти и общего порядка в стране, обострению межнациональных отношений, быстро нарастающей инфляции, процессы которой породили многие негативные экономические и социальные явления.

Развивался общий структурный кризис общества, государственный бюджет испытывал резкий дефицит, распадались налаженные десятилетиями хозяйственные связи, значительно упали реальные доходы большинства населения. Эти проблемы коснулись и БССР, хотя в целом показатели экономики в эти годы были более стабильными относительно других республик Союза ССР. 26 апреля 1986 года на 4-ом энергоблоке Чернобыльской атомной электростанции произошел тепловой взрыв. Выброс паров, насыщенных радионуклеидами, поднялся на высоту 1-1,5 км и с воздушными течениями радиоактивные вещества (йод-131, плутоний, стронций, цезий –137 и др.) в виде осадков обусловили радиоактивное загрязнение ряда районов Гомельской и Могилевской областей, некоторые районы Киевской, Житомирской областей УССР и Брянской области РСФСР. Вынос радиоактивности из реактора продолжался более 10 дней, в результате чего радиоактивному загрязнению в виде обширных или локальных территориальных «пятен» подверглись и другие районы БССР. Это была тяжелейшая техногенная катастрофа за всю историю человечества. 23 % территории республики оказались радиоактивно загрязненными. Здесь проживала пятая часть населения (около 2,1 млн. человек). Из хозяйственного оборота было выведено 20 % сельхозугодий и почти 15 % лесов.

Как оказалось, коллективы предприятий, организаций, учреждений к такой катастрофе были совершенно не готовы. Это касалось биологической, медицинской и физической наук. Большинство профессионалов-врачей, физиков, химиков и т.п. оказались плохо подготовленными к аварийной ситуации, не способными принимать правильные решения. Избранный в 1989 году Верховный Совет БССР принял долгосрочную программу ликвидации последствий аварии на 1990-1995 годы. Было построено 18 тысяч квартир для переселенцев, куда были размещены люди с территорий, где уровень загрязнения превышал 40 кюри на квадратный километр и началось отселение с территорий с загрязнением в 15-40 кюри. Нужно было решить проблему с остававшимися в 30-километровой от ЧАЭС зоне и на прилегающих территориях сельхозживотными, готовой животноводческой продукцией, имеющейся в холодильниках и хладокомбинатах, судьбу мясокомбинатов, убойных пунктов, транспортировки животноводческих и других грузов, дезинфекции транспортных средств и т.п. Но для осуществления экстренных, оперативных и плановых мероприятий резко недоставало необходимого количества дозиметров, конкретных нормативов допустимой загрязненности биологических объектов радионуклидами. К тому же длительный период были неясными границы территорий, где выпали радиоактивные осадки.

Ветспециалисты совместно с другими службами провели миллионы исследований дозиметрического, спектрометрического, радиометрического характера для получения всеобъемлющей информации об обстановке и профилактике радиационно-зависимых заболеваний людей и животных. Ветспециалисты принимали зачастую рискованные решения в вопросах, касающихся животных и продукции в опасной зоне. Активно использовался так называемый «вахтовый метод» ветеринарного обслуживания территорий с высокой степенью радиоактивного загрязнения. Десятки ветспециалистов, как и тысячи советских людей, бесстрашно выступивших на борьбу с чернобыльской бедой, получили сверхнормативную дозу облучения, но выполнили свой профессиональный долг до конца, обеспечив минимально возможные потери в животноводстве загрязненных территорий. В короткий период в республиканских, областных, городских районных лабораториях, на перерабатывающих предприятиях, других подразделениях были созданы радиологические отделы (службы), введена система усиленного тройного радиационного контроля. В течение 10-12 дней после аварии в республике было подготовлено (в числе других специалистов) более 500 ветврачей для проведения надлежащих радиационных исследований и контроля за продукцией животноводства и кормами.

Глубокие перемены, происходившие в СССР с апреля 1985 года по перестройке хозяйственного механизма, созданию эффективной и гибкой системы управления предъявляли новые требования к организационным структурам управления ветеринарной службы. В газетах и журналах обсуждались проблемы, имеющие значение для повышения эффективности народного хозяйства и здравоохранения. Одно из первых мест среди этих проблем занимает сельское хозяйство, в частности животноводство, по-прежнему не обеспечивающее нужд населения. Печать была полна сообщений об аренде, бригадном подряде, семейных фермах. В газетах и журналах нередко можно было встретить и положительные примеры успехов в животноводческой практике. На фоне этого в превалирующем большинстве публикуемых материалов деятельность ветеринарной службы освещалась лишь тенденциозно или замалчивалась вообще. Достаточно указать на статью С. Чугуева «За тремя треугольными печатями» («Известия» № 276 за 02.10.1989 г), в которой говорилось о ежегодных потерях 10 млн. голов молодняка «из-за несовершенства ветеринарной службы». Таких примеров было множество. Чтобы понять, в каком положении находилась ветеринария в конце 80-х начале 90-х годов, необходимо последить историю вопроса.

Задачи ветеринарии в СССР были многогранными. Они охватывали не только профилактику болезни и лечение сельскохозяйственных животных, но и ветеринарную экспертизу продукции животноводства, вопросы охраны окружающей среды, лечения экзотических животных, птиц, рыб, насекомых и многие другие. Реализация указанных задач обеспечивала защиту здоровья животных и человека. На уровне развития современной науки именно этим измерялся вклад ветеринарии в экономику и общественное здравоохранение. Ветеринария страны обеспечивала контроль за эпизоотической ситуацией, положительное воздействие на здоровье продуктивных животных, предотвращение значительной доли заболеваемости людей зооантропонозами. Все это оказалось возможным благодаря не только известным успехам науки, подготовки кадров в ветеринарных учебных заведениях, но и определенному энтузиазму представителей профессии. Включение ветеринарного персонала в производственные функции хозяйств и предприятий было оправдано. Оно повлекло за собой увеличение потребности в кадрах специалистов и расширении сети ветеринарных учебных заведений.

Однако вместе с тем привело к непосредственному подчинению ветеринарного персонала руководителям хозяйств, предприятий и органам агропрома, что не могло не сказаться на контрольных и рекомендательных функциях ветеринарной службы. Последствия такого положения приводили к коллективной безответственности и неправильному использованию ветеринарных специалистов, отвлечению их на любые работы, помимо противоэпизоотических, лечебных, ветеринарно-санитарных и т.д. Отсюда и попытки объяснить потери скота несуществующей патологией и неверными действиями ветеринарного персонала. Это было характерной чертой времени, когда велись поиски «крайнего». Привело такое положение и к тому, что ветеринарное образование потеряло привлекательность в связи с глубоким разрывом между декларируемыми официальными документами правами ветеринарных специалистов и их реальным служебным бесправием. В ветеринарные институты идут далеко не лучшие выпускники средних учебных заведений. Заочное ветеринарное образование резко снизило уровень подготовленности специалистов. Правовая незащищенность ветеринарных врачей и фельдшеров привела к текучести кадров, переходу их в другие отрасли народного хозяйства.

Этому процессу в немалой степени способствовали моральная и материальная неудовлетворенность, невозможность реализовать профессиональный потенциал в условиях полной подчиненности хозяйствам и их руководителям. Негативные тенденции затронули и ветеринарное образование, вузовскую науку. Располагая более чем 50 ветеринарными факультетами и ветеринарными отделениями, СССР продолжал наращивать выпуск ветеринарных врачей. Число ветеринарных специалистов с высшим образованием в СССР было почти в 2 раза больше, чем в США. При этом численность сельскохозяйственных животных в США и СССР была примерно одинакова. Многие проблемы решались в интересах местного престижа и количественных показателей, исходящих из нелепых нормативов ветеринарного обслуживания и штатного расписания, что в свою очередь снижало престиж ветеринарной службы, обесценивая потенциал компетентности специалистов. Не в лучшем положении оказалась и ветеринарная наука, несмотря на известные успехи, достигнутые ею. Рост числа научных учреждений не являлся свидетельством эффективности науки, ее вклада в практическую ветеринарию. Успехов и достижений могло быть больше, если бы финансирование научных разработок соответствовало возможному их вкладу в практику. Но существующее положение с финансированием научных учреждений по ветеринарии далеко не обеспечивало оснащения их на современном уровне.

Не выдерживало сравнения положение с развитыми странами, где вложения в науку были в 10 раз выше. В институтах СССР фонд заработной платы составлял от 30 до 40 % из более чем скромного их бюджета. Уже простое перечисление проблем свидетельствовало о насущной необходимости перестройки ветеринарного дела в стране в конце 80-х – начале 90-х годов. Главное управление ветеринарии при Государственной комиссии Совета Министров СССР по продовольствию и закупкам активно добивалось перестройки ветеринарного дела. Оно считало, что хозяйственный расчет и самофинансирование способны обеспечить производственный потенциал хозяйств и предприятий, их самостоятельное развитие. Но воспроизводство животных, их содержание и кормление должно быть делом животноводов, зоотехников. В этих условиях ветеринарный персонал должен быть освобожден от не свойственных ему функций, что дало бы возможность ветеринарным врачам сосредоточиться на вопросах профилактики болезни, лечения животных, функциях контроля при переработке скота и птицы и других не менее важных вопросах. Таким образом было бы обеспечено повышение уровня ветеринарной помощи и тем самым возрастание положительного влияния ветеринарии на здоровье и продуктивность животных, контроль за качеством продукции, увеличение вклада ветеринарии в общественное здравоохранение.

Речь шла о том, что, начиная от уровня административного района и до союзных органов, ветеринарная служба должна быть выделена в самостоятельную систему, структурные подразделения которой имеют подчиненность по вертикали. Это должно было решительно изменить правовое положение специалистов, привести к повышению профессионального мастерства. Рекомендации ветеринарного врача могли бы обеспечить возможность сохранения здоровья животных. Лечебные мероприятия, профилактика болезней, законодательный контроль во всех сферах приложения сил ветеринарной службы положили бы конец коллективной безответственности, попыткам перенести вину за бесхозяйственность и нерадивость на инфекции и ветеринарный персонал. Ветеринарным специалистам не пришлось бы выступать оппонентами эпидемиологической службы, защищая сознательные и бессознательные действия хозяйственных руководителей. Все стало бы на свои места, как и должно быть в нормальных условиях. Планировалось, что, наряду с перестройкой структурной, административной необходима и экономическая перестройка ветеринарии. За исключением противоэпизоотической защиты от инфекций, представляющих особую опасность для животных и людей, и некоторых контрольных функций, все остальные виды работ должны были стать платными. Это в свою очередь повысило бы престижность профессии и, что не менее важно, благосостояние ветеринарного персонала. Не случайно в таких странах, как Великобритания, Франция, ФРГ, США, и многих других ветеринарные врачи входят в первую десятку специальностей по оплате труда, а профессия ветеринарного врача является одной из самых престижных.

Все эти меры должны были привести к коренному пересмотру ветеринарного законодательства, прежде всего Ветеринарного Устава СССР, как документа, не соответствующего изменившимся условиям. Перечисленными вопросами не ограничивались проблемы ветеринарии. Но когда заходила речь о перестройке ветеринарии в высоких инстанциях сила инерции была большой и это сказывалось на позициях не только руководителей ведомства, но и на взглядах многих специалистов. Однако необходимость перестройки назревала и это понимали многие. Но осуществлению планов помешал в сущности неожиданный развал СССР и создание Содружества Независимых Государств. В конце 80-х годов животноводство Беларуси являлось одной из ведущих отраслей сельскохозяйственного производства. На его долю приходилось около 60 % валовой и 80 % товарной продукции. Наряду с мелкими животноводческими фермами, в республике действовали промышленные комплексы по производству говядины мощностью от 3 до 15 тысяч и по производству свинины мощностью от 12 до 108 тысяч животных. В результате ежегодно на промышленной основе получали свыше 165 тысяч тонн говядины и 223 тыс. тонн свинины.

Внедряя в производство новые, более эффективные методы профилактики и борьбы с болезнями животных ветеринарная служба Беларуси обеспечила устойчивое благополучие по подавляющему большинству болезней, в том числе и таких опасных, как сибирская язва, бруцеллез, ящур, чума свиней и другие, наносивших в недалеком прошлом огромный экономический ущерб животноводству. Ветслужбой осуществлялась активная биологическая защита животных против более 60 инфекционных болезней. Так, против сибирской язвы вакцинировалось свыше 7 млн. животных, восприимчивых к этой болезни, в том числе практически все поголовье крупного рогатого скота общественного и личного пользования. Такая же работа проводилась по профилактике ящура. Ежегодно около 8 млн. свиней и 38 млн. голов птицы прививались против чумы. У 4 млн. голов крупного и мелкого рогатого скота, свиней исследовалась кровь на лейкоз, бруцеллез и т.п. Благодаря использованию рациональных средств и методов в республике целый ряд болезней был сведен до минимума и уже практически не приносил ущерба животноводству (трихофития телят, рожа и болезнь Ауески свиней, гиподерматоз крупного рогатого скота, диктиокаулез телят, аскаридоз свиней).

 Однако оставались и проблемные вопросы – это демадекоз крупного рогатого скота, а также инфекционные болезни, специфичные для промышленных комплексов: полисерозит поросят, гемофилезная пневмония, вирусные пневмоэнтериты, колибактериоз, пастереллез, сальмонеллез, которые наносили немалый экономический ущерб хозяйствам республики. На борьбу с туберкулезом крупного рогатого скота Совет Министров Белорусской ССР и Госагропром БССР с 1987 по 1989 год выделили более 18 млн. рублей, а также необходимые материально-технические средства. Их в первую очередь использовали на оздоровление неблагополучных по туберкулезу ферм экономически слабых хозяйств. Главным управлением ветеринарии Госагропрома БССР в 1988 году был разработан и предложен как одна из мер порядок применения экономических санкций к длительно (более 1,5 лет) неблагополучным по туберкулезу хозяйствам за продажу ими государству туберкулезного скота для убоя и молока от больных коров. Если хозяйство не оздоравливалось от туберкулеза свыше 1,5 лет с момента наложения карантина, то оплату за весь сдаваемый на убой скот производили на одну категорию ниже фактической его цены, а продаваемое молоко и сливки оценивали как несортовые и насчитывали в план заготовок хозяйству и району.

Руководители и главные специалисты таких хозяйств (ветврачи, зоотехники, агрономы и другие) лишались премиальных и различных доплат по итогам года на 50 %. Такие же экономические санкции предусматривались и к работникам мясных и молочных перерабатывающих предприятий: директорам мясокомбинатов, начальникам ОПВК и др., не обеспечившим беспрепятственную приемку на убой больного скота в установленные сроки, руководителям молокозаводов, допустившим нарушение режима пастеризации обрата и молока из неблагополучных хозяйств. Разницу выплат за продукцию по действующим закупочным ценам, включая дифференцированные надбавки и доплаты, и фактической выручкой за продукцию от больного скота, мясокомбинаты и молокозаводы перечисляли в централизованный фонд развития производства, науки и техники агропромышленного комитета области с использованием этих средств в первую очередь для закупки скота в оздоровляемые от туберкулеза хозяйства.

Эти меры нашли полную поддержку у руководства агропромышленным комплексом республики и были введены с 1 января 1989 года. Они существенно изменили традиционный подход некоторых руководителей хозяйств, районов, а также ветеринарных специалистов к проблеме туберкулеза крупного рогатого скота. В конце 80-х – начале 90-х годов в республике значительно активизировалась работа по борьбе с лейкозом крупного рогатого скота. В штате отделов по диагностике и борьбе с лейкозом в республиканской и областных ветлабораториях было введено по 5 ветврачей из числа самых опытных специалистов-эпизоотологов, на которых возлагалась ответственность за правильную организацию всего комплекса мероприятий по профилактике и ликвидации этой болезни. В 1989 году республике впервые было выделено нужное количество диагностических средств, что позволило ветеринарной службе обследовать серологически по РИД все маточное поголовье, а также молодняк с 6-месячного возраста.

В Беларуси был накоплен немалый положительный опыт по лечению и профилактике незаразных болезней животных. Проведение на должном уровне комплекса ветеринарно-санитарных и организационно-хозяйственных мероприятий позволило в 1989 году в сравнении с 1988-м сократить падеж крупного рогатого скота на 18, овец на 21 %. Экономические потери от падежа и гибели животных снизились по республике более чем на 600 тысяч рублей. Естественно, все это требовало немалых средств. Зато окупаемость таких мероприятий была несомненной. Так, анализ, проведенный в белорусском НИИ экспериментальной ветеринарии, показал, что на противоэпизоотические мероприятия только по 14 основным инфекционным болезням крупного рогатого скота и свиней (туберкулез, ящур, сибирская язва, чума и рожа свиней, сальмонеллез, пастереллез и др.) затрачивалось 10,1 млн. рублей в год. Однако экономический эффект при этом достигал 114,3 млн. рублей, или на 1 рубль затрат получено 11,3 рубля предотвращенного ущерба. Экономическая эффективность ветеринарных мероприятий против заразных и незаразных болезней в среднем на одно хозяйство составило на 1 рубль затрат 5,15 рубля предотвращенных потерь. Однако не все зависело от ветеринарных служб, их высокого профессионального уровня, эрудиции и глубокого знания отрасли. Профилактика и борьба с болезнями животных осложнялась низким уровнем материально-технического снабжения ветслужбы как в целом по стране, так и в республике. Недостаточное количество в кормах микроэлементов, витаминов и других биологически активных веществ вынуждало ветспециалистов проводить массовые обработки животных посредством инъекций, аэрозолей и других приемов, а также широко использовать химические средства и антибиотики, что не могло не влиять на качество мясной и молочной продукции.

С середины 80-х годов количество лечебно-профилактических обработок за период выращивания до сдачи на мясокомбинат выросло на каждую голову в 5-6 раз. Учитывая это обстоятельство, ветеринарные специалисты республики взяли направление на применение преимущественно таких препаратов, которые бы не нарушали иммунобиологический статус животных и не действовали бы отрицательно на их продукцию. В этих целях увеличивались объемы производства и применения новых лечебно-диетических препаратов, таких, как ветглюкосалан, лерс, колибактерин, регидрольтан, стартин, а также известных и испытанных – АБК, ПАБК, ацидофилин, сенная палочка и т.п. Практические врачи успешно использовали при желудочно-кишечных болезнях молодняка животных всевозможные лекарственные формы из лекарственных трав, известных в народной медицине, одновременно полностью отказавшись или значительно сократив применение антибиотиков не только посредством инъекций, но и с кормом. Профилактика болезней направлялась в большей степени в русло улучшения условий содержания животных, совершенствования технологических процессов на комплексах и фермах. В республике широко применяли метод выращивания телят в индивидуальных домиках-профилакториях на открытом воздухе.

Таких домиков в хозяйствах имелось свыше 70 тысяч, в них в течение 1989 года выращено около 420 тысяч телят. Это дало возможность снизить потери от падежа молодняка крупного рогатого скота на 413 тысяч рублей. Все хозяйства, где нарушались технологические и ветеринарно-санитарные требования содержания и кормления животных, были взяты под особый контроль ветеринарной службой. В зимне-стойловый период ветеринарные лаборатории наладили повсеместный систематический контроль за обменными процессами в организме животных. Для этого в каждом хозяйстве были выделены группы животных, у которых периодически проводили биохимическое исследование крови, и ежемесячное обследование коров на маститы. В целях профилактики отравлений животных был значительно усилен ветеринарный контроль за санитарным качеством кормов. Все эти меры позволили сократить бесконтрольное применение различных медикаментозных средств, далеко не безразличных для качества продуктов питания. Такой подход в вопросах лечения и профилактики болезней животных был характерен для большинства ветспециалистов Гродненской области, где ветеринарные специалисты добились значительных успехов в создании устойчивого благополучия хозяйств по туберкулезу крупного рогатого скота и другим болезням. Целеустремленная работа по усовершенствованию ветеринарного обслуживания животных, повышению эффективности мероприятий за счет внедрения новых и передовых методов проводилась в Витебской и других областях. Неоценимую помощь производству оказывали ученые Витебского ветинститута и Белорусского научно-исследовательского института