Формирование мирового рынка железной руды

Стандартная экономическая схема черной металлургии предполагает размещение производства вблизи источников сырья, с целью уменьшения транспортных издержек. Поэтому средневековые европейские страны, обладавшие богатыми ресурсами железной руды, являлись крупными экспортерами железа. К середине XVII века одним из главных экспортеров высококачественного металла в страны Западной Европы была Швеция. Надо отметить, что торговля железными рудами практически отсутствовала. Высокие транспортные издержки делали их транспортировку экономически неоправданной вплоть до XX века. Эти факторы определяли географическое положение сталеплавильного производства вблизи месторождений железной руды. Наличие месторождений железной руды во многом определило экономическое превосходство Германии, Англии, Франции над остальными европейскими странами. Черная металлургия являлась типично сырьевой отраслью с тяготением к источникам сырья, что определяло ее географичность и упрощало анализ. Подобная территориальная структура существовала вплоть до 1970-х гг.

Сейчас объем мирового экспорта железной руды составляет около 45% объема добычи. Причем средняя длина перевозок на тонну руды превышает 5600 морских миль. Доля транспортных издержек в стоимости руды доходит до 70%. Надо отметить, что основные страны-импортеры (страны Западной Европы, Япония) железной руды, являются также основными импортерами энергоресурсов и коксующегося угля. Эти страны также являются крупнейшими экспортерами стальной продукции. С другой стороны многие страны-экспортеры железорудного сырья и каменного угля практически не развивают свои сталеплавильные мощности, наращивая экспорт сырьевых ресурсов.

Что стало причиной формирования подобного территориального разрыва между производством железной руды и выплавкой стали? Черная металлургия по-прежнему остается географичной отраслью промышленности, но факторы, определяющие географию отрасли, изменились. На наш взгляд территориальный разрыв между сталеплавильной и железорудной отраслями, стал не столько следствием конкурентной борьбы через снижение производственных и транспортных издержек, что окончательно вывело в лидеры Австралию и Бразилию, сколько следствием появления централизованного рынка железорудного сырья и исторически сформировавшихся рыночных механизмов, определяющих отношения между производителями и потребителями железной руды. Несомненно, снижение транспортных издержек оказало огромное значение на развитие отрасли, однако на географию современной торговли железорудным сырьем такие факторы, как географическое положение, производственные и транспортные издержки, и даже, богатство месторождений оказывают гораздо меньшее влияние, чем раньше.

Россия является одним из крупнейших участников мировой торговли стальной продукцией. В результате экономических реформ начала 90-х, сформировался существенный разрыв цен на внутреннем и внешнем рынках страны. Сейчас черные металлы являются одним из основных экспортных товаров России. Это был единственный способ выжить для громадного металлургического комплекса оставшегося после СССР. Однако Россия испытывает серьезное противодействие со стороны иностранных компаний производителей стальной продукции. Уже в 1997 году против России проводилось около 40 антидемпинговых расследований, из них 34 - против металлургических предприятий. Это приводит к серьезному ослаблению российских производителей металлопродукции на мировом рынке. Сейчас против России действует более 90 ограничительных квот, большинство из которых касается именно продукции металлургического комплекса. Антидемпинговые разбирательства против России ведутся в 46 странах мира. В настоящий момент многие отечественные производители стали пытаются заменить часть экспортного рынка растущим национальным рынком. Тем не менее, размер этого рынка пока недостаточно велик.

Россия обладает крупнейшими в мире подтвержденными запасами железной руды (16,9% мировых). С учетом современного состояния рынка стали, положения России на этом рынке, и тенденции перемещения сталелитейных мощностей в развивающиеся страны, интересным представляется потенциал России в качестве экспортера железорудного сырья на мировой рынок. Целью этой главы является анализ мирового рынка железной руды, конкурентных преимуществ основных стран-экспортеров и изучение возможностей применения их опыта для России.

Датой начала формирования мирового рынка железной руды можно считать 1892 год, когда в Соединенных Штатах Америки была начата разработка богатейшего месторождения железных руд Месаби (среднее содержание железа около 62%) в штате Миннесота. Это привело к резкому падению цен на железную руду на национальном рынке (с $5-6 за тонну до $2-3). За 1890-е гг. цена упала на 60%. Доля Миннесоты в производстве железной руды в США выросла с 6% в 1890 г. до 51% в 1905 г. Доля железной руды в стоимости стальной продукции (в США) в это время составляла 44% (58% стоимости сырья). Резкое снижение цен привело к резкому росту экспорта продуктов обрабатывающей отрасли из США (на 90% за 1895-1900 гг.), их доля в экспорте страны также увеличилась с 20% до 50%, причем основной рост пришелся на продукцию черной металлургии. За 1890-1913гг. стоимость экспорта продукции этой отрасли выросла с $25,5 млн. до $304,6 млн. Основным конкурентом США в то время была Англия. Стоимость экспорта стальной продукции в Западную Европу всего за пять лет (1895 - 1900 гг.) выросла с $8,5 млн. до $45,8 млн., причем почти половина экспортных поставок приходилось на Англию. Конкурентоспособность английской сталеплавильной промышленности оказалась под угрозой. Если в период с 1895 по 1913 гг. производство железной руды в США выросло почти в 4 раза, то в Англии рост едва превысил 25%. Удар был особенно силен в 1912 году, когда сталеплавильная промышленность Англии практически остановилась на два месяца из-за забастовки железнодорожников и угольщиков. Открытие месторождения Месаби оказало экономический эффект на рыночные цены, равный 30-ти летнему периоду улучшения производительности в черной металлургии.

Все это вынудило Англию искать источники железорудного сырья вне пределов страны, в результате, к 1913 году Англия импортировала уже около 43% потребляемой железной руды (во второй половине XIX века эта доля не превышала 5%), преимущественно из Испании. Надо отметить, что железная руда из Миннесоты практически не экспортировалась, более того, южные штаты преимущественно потребляли руду, импортированную из Кубы. Это произошло не столько вследствие высоких транспортных издержек, сколько вследствие концентрации месторождений железных руд Миннесоты в руках корпорации U.S.Steel, которая в период с 1984 по 1907 год скупила около 75% всех месторождений штата. Кроме того, компания установила контроль над железнодорожной сетью и транспортной системой Великих Озер. Расследование об антиконкурентной практике компании U.S.Steel показало, что цены на железную руду устанавливались в основном путем соглашений между заинтересованными сторонами, а не в результате конкуренции производителей. Прибыль железорудных шахт превышала 33%. Тем не менее, подобная система просуществовала до начала 1980-х гг. Вышеописанные события не привели к формированию централизованного рынка железной руды, более того конкуренции на этом рынке еще не наблюдалось, что, наверное, было и невозможно из-за высоких транспортных издержек. Однако конкуренция на мировом рынке стали, подвигла крупные сталеплавильные компании на поиски более дешевого железорудного сырья.

Надо отметить, что интерес к удаленным железорудным месторождениям многие развитые страны начали проявлять еще в начале века. Так, например, Бельгия, Франция, США и Великобритания скупили многие месторождения в штате Минас-Жерайс в Бразилии еще в 1891 году, однако первая экспортная поставка железной руды была осуществлена этой страной лишь в 1930 году. Толчком к развитию грузопотоков железной руды на большие расстояния стало несколько факторов. Во-первых, развитие железнодорожного и морского транспорта привело к снижению транспортных издержек (морские суда водоизмещением более 60 тыс.т. и скоростью выше 50 км/час появились лишь в начале века). Во-вторых, рост экономики стран Западной Европы после второй мировой войны требовал огромного количества стали. Развитие торговли продуктами железорудной отрасли в Азиатском регионе связано в первую очередь с экономическим подъемом Японии в 60-х гг. Тем не менее, фактор географического положения сталеплавильных мощностей и месторождений железной руды все еще играл определяющее значение. Конкуренция добывающих компаний была минимальна. Свидетельством этому является сохранение высокого уровня добычи небогатых и тяжелых в разработке месторождений железной руды во многих странах Западной Европы. Так, например, Франция еще в 1980 году производила около 30 млн.т. железной руды. Несмотря на истощение богатых железом месторождений, в США (штат Миннесота) продолжалась добыча бедных таконитовых руд (среднее содержание железа в рудах этого штата упало к 1965 году до 27%, к 1980 - до 20%). Важным фактором развития торговли являлось также снижение стоимости железной руды в стоимости конечной продукции до 10%.

Около 98% производимой железной руды используется для производства стали. Поэтому спрос на железную руду определяется спросом на сталь. К формированию централизованного мирового рынка железной руды в нынешнем его виде стал крах рынка стали начала 80-х гг. Фактически этот кризис произошел в результате объявленного странами ОПЕК нефтяного эмбарго, повлекшего за собой резкий рост цен на энергоносители и глобальный экономический кризис.

В конце 70-х в мире существовало четыре основных центра производства стали: Азиатский (Япония, Южная Корея и Тайвань), Западно-Европейский (Германия, Франция, Великобритания) и два центра в Северной Америке (канадско-американский в районе Великих Озер и американский - на восточном побережье США). Также двумя крупнейшими сталеплавильными центрами являлись СССР и Китай, но в силу сложившегося в этих странах государственного строя, они были относительно слабо вовлечены мировую торговлю. Большинство этих стран являлись крупнейшими импортерами нефти и нефтяной кризис оказал самое разрушительное действие на их экономику. В результате нефтяного кризиса, произошел общеэкономический спад, потребление стали снизилось. В период с 1979 по 1982 год ее производство упало на 20%.

В 1980 году основные объемы добычи железной руды (около 80%) приходились на 8 стран (без СССР и Китая). Также довольно существенные объемы железной руды добывали Либерия - 17,4 и Венесуэла - 16,1. Добыча в остальных странах не превышала 10 млн.т. Большая часть железной руды добываемой в Северной Америке и Европе транспортировалась на небольшие расстояния (около нескольких сотен км.). Железная руда, добываемая в районе Великих Озер в США, отправлялась только в металлургический центр этого же района. Французская железная руда использовалась только во Франции. Шведская - преимущественно в Северной Европе. Канадская железная руда из восточной части страны отправлялась в металлургические центры на востоке США и в районе Великих озер, а также в Северную Европу. Оставшиеся четыре производителя отправляли железную руду на гораздо большие расстояния. Индия сбывала железную руду преимущественно в Азии. Основная часть бразильской железной руды сбывалась в Европе, тем не менее, Бразилия значительную часть добытой железной руды сбывала и на азиатских рынках. Австралия основную долю добычи отправляла на азиатские рынки, хотя продавала свою руду и в Европе. ЮАР также сбывала железную руду в обоих этих регионах.

Надо отметить, что кризис в сталеплавильной промышленности относился в основном к странам Атлантического региона. Производство стали в период с 1979 по 1982 год сократилось в пяти странах Атлантического региона - США, Канаде, Германии, Франции и Великобритании, на эти страны пришлось 90% мирового падения производства. Напротив, производство стали в Тихоокеанском регионе сократилось незначительно, и затем вновь начало быстро расти. Таким образом, наибольшие проблемы возникли у железорудных шахт стран Атлантического региона.

После краха рынка стали в начале 80-х, во время начавшегося периода пост кризисного роста цены, на железную руду взлетели до рекордного уровня в 1982 году, что повлекло увеличение объемов производства железорудного сырья. Однако уже в этом году стало ясно, что кризис сталеплавильной промышленности Северной Америки и Западной Европы носит более затяжной характер. Сложившаяся ситуация уже сама по себе отрицательно влияла на национальных производителей железной руды этих регионов.

Для североамериканской ценовой системы ситуация усложнялась тем, что уже в 1980 году доля железорудных окатышей в общем количестве производимых железных руд составляла для США 93%, для Канады - 53%. Между тем при спаде производства большинство сталеплавильных компаний старается использовать вместо кусковой руды и окатышей железорудную мелочь. Этот продукт обходится дешевле, а наращивание производительности печей в условиях спада производства не имеет смысла. В результате кризиса добывающие компании накопили довольно большие запасы продукции, которые и выплеснули на рынок в период 1981-1982 гг. (в основном Австралия, Бразилия и Венесуэла). В это же время произошел очередной спад в производстве стали в странах Северной Америки и Западной Европы. В совокупности эти факторы привели к ужесточению конкуренции между железорудными шахтами в обоих регионах. Для американских шахт итоги этой борьбы оказались трагичными. В 1982 году производство железной руды в США сократилось по сравнению с 1981 годом с 73,4 млн.т. до 36 млн.т. Путем потрясающего роста производительности труда, снижения заработной платы и тарифов на электроэнергию, проталкивания налоговых послаблений и уменьшения эксплуатационных расходов кризис удалось преодолеть. В итоге железорудные шахты США снизили свое производство на 1/3, были вынуждены сократить издержки на 30% и снизить цены на 42%. Доля шахт принадлежащих сталеплавильным компаниям упала с 75% до 63%.

Фактически, крах рынка стали повлек за собой усиление конкуренции на рынке железной руды, в Западной Европе Франция за 1980-е гг. практически свернула добычу железной руды. Цены на железную руду падали до конца 80-х годов. От производителей железной руды потребовались огромные усилия, чтобы выжить в таких условиях. В Канаде, Швеции и США рост производительности труда в отрасли за 80-е превысил 100%, в то время как в 70-х она оставалась неизменной. В ЮАР производительность труда за 80-е увеличилась на 50%.

Во многом благодаря росту производительности труда этим странам и удалось сохранить свое положение на рынке железной руды. Французская железорудная отрасль находилась в упадке задолго до кризиса начала 70-х. Дело в том, что содержание железа во французской руде (31,4%) было в два раза меньше, чем у остальных крупнейших производителей (61,7%). В Германии и Великобритании месторождения были близки по качеству к французским, но обе страны, по существу свернули данную отрасль в 60-х. Вряд ли Франция могла как-либо противостоять кризису. Хотя, например, в США добыча бедных железом таконитовых руд (содержание железа в этих рудах ниже чем во французской) продолжается до сих пор. Итогом этих процессов стала централизация мирового рынка железной руды, формирование единой системы образования цен и усиление конкуренции.

За рассмотренный период резко вырос экспорт железных руд из Австралии и Бразилии доля этих стран в мировом экспорте железной руды увеличилась к 1995 году до 62%.