Государственное управление миграцией населения в России

Миграционная политика России в современных условиях

Осознание демографических проблем Российской Федерации стало повсеместным. В возрастной структуре все меньше становится доля лиц трудоспособного возраста, возрастает количество пенсионеров, в том числе по состоянию здоровья. Миграционные потоки внутри страны не отвечают потребностям развития экономики, некоторым регионам угрожает отток и без того малочисленного населения.

После распада Советского Союза миграционная политика в России проводилась во многом бессистемно и несогласованно, поскольку была непосредственной реакцией на потоки беженцев, появившиеся в результате межнациональных и военных конфликтов. С тех пор характер миграции изменился - она перешла в более спокойную стадию, где миграция обусловлена не ситуационными вызовами, а тенденциями, имеющими долгосрочный характер – состоянием экономической, демографической и региональной политики.

Для реализации миграционной политики как части государственной системы управления в стране создана и на протяжении многих лет действует институциональная структура – Федеральная миграционная служба России, включающая в себя: центральное учреждение с региональными отделениями, персоналом и соответствующим бюджетом; распределение обязанностей между центральными, региональными и местными властями, общественными и неправительственными организациями, занимающимися проблемами мигрантов; информационную систему, включая научно-исследовательское обеспечение; нормативно-правовую базу по вопросам миграции населения, иммиграции и гражданства; механизм контроля над реализацией законодательства и расходованием средств бюджета; технические возможности для осуществления иммиграционного контроля; систему подготовки квалифицированных кадров.[1]

Государство инициирует формирование нормативно-правовой базы и соответствующей стратегии регулирования миграционных процессов. Однако функционирование современной миграционной системы России противоречиво и это стимулирует поиск перспективных направлений и подходов по их разрешению. Сегодня ни в обществе, ни в правительстве нет единства в подходах к государственной миграционной политике. Министерство труда и экономического развития выдвигает повышение мобильности рабочей силы в число приоритетных задач ближайшей перспективы, в то время как силовые ведомства проводят ограничительную миграционную политику, способствуя распространению мигрантофобии.

Так, в «Концепции демографического развития Российской Федерации на период до 2025 года» закреплена комплексность решения демографических задач, к которым наряду с другими отнесена и миграция населения, однако этот документ носит лишь рекомендательный характер.[2]

Отсутствие научно обоснованной государственной миграционной политики в РФ отрицательно сказывается на ситуации в этой сфере в целом. Так, принятые в конце 2006 г. новые законопроекты, либерализовавшие практику привлечения иностранной рабочей силы, серьезно трансформировали миграционную систему и привели к неоднозначным результатам. Введение системы квотирования привлечения иностранной рабочей силы не оправдало себя именно в столичном мегаполисе в связи с низким уровнем проработки системы контроля, вызвало необходимость корректировки количества квот в сторону уменьшения, что неминуемо вызвало увеличение нелегальной составляющей трудовой миграции. Введение в 2010 г. системы сертифицирования привлечения иностранной рабочей силы в частный сектор экономики повлечет немалые проблемы с учетом потока трудовых мигрантов. Однако эти меры были продиктованы потребностями рынка труда и необходимостью легализации большого количества трудовых мигрантов, нелегально трудящихся в частном секторе. Таким образом, рынок труда выступает в роли института косвенного регулирования миграционных процессов.[20, С.62-65]

По мнению Чеснокова А. С. «Анализ проблем институционального оформления миграционной политики – ее сопровождения, разграничения полномочий и функций органов власти, их ведомственного взаимодействия, а также координации усилий на всех уровнях государственной, региональной власти и местного самоуправления – показывает сложность и противоречивость сложившихся подходов по их разрешению».[17, С.101]

Очевидной является слабая координация основных институтов регулирования миграционных процессов – государства, рынка труда и системы контрактных отношений, обусловленная в большей степени неотработанностью технологии их взаимодействия, недостаточностью нормативно-правовой базы и отсутствием четко прописанных и признанных целей и задач государственной миграционной политики.

Социальное проектирование в регулировании миграции населения

Либерализация миграционной практики поставила органы власти и управления перед необходимостью поиска путей и методов превращения миграции населения в фактор развития общества при соблюдении баланса интересов человека и государства.

В этой связи был решен вопрос о применении социального проектирования в сфере миграции населения и использовании целевых комплексных программ как инструмента реализации государственной миграционной политики на основе методологии, разработанной российскими и зарубежными учеными

Именно в долговременной целевой программе «Миграция» были впервые в современной практике сформулированы приоритетные направления миграционной политики России, принципы отношения к вынужденным мигрантам, перечень требований к ее правовому, организационному и финансовому обеспечению. Впоследствии эта программа была модернизирована, создала базу разработки концепции миграционной политики, мер и механизмов ее реализации, однако неизбежно столкнулась с типичной в тот период проблемой недофинансирования и не была реализована в полном объеме. Однако конструктивный потенциал программно-целевого метода регулирования миграционных проблем получил развитие в последующих программных документах как федерального, так и регионального уровней.[17, С.106]

Новым этапом стало принятие Федеральной миграционной программы на 1998-2000 гг., которая задала высокий стандарт не только разработке, но и идеологической проработке, инструментальному сопровождению миграционной политики, содержала графики принятия нормативных правовых актов и финансирования мероприятий для различных категорий мигрантов. Это позволило выполнить все основные задачи данного документа, предоставить жилье 17,2 тыс. чел., пособия – 345 тыс. вынужденных мигрантов, провести медико-психологическую реабилитацию почти 6 тыс. чел., оказать финансовую помощь 29 субъектам Федерации при создании инженерной и социальной инфраструктуры в местах компактного поселения вынужденных переселенцев, не было допущено по иммиграционным причинам более 50 тыс. чел. и депортировано около 40 тыс.

Очередная Федеральная миграционная программа на 2002-2005 гг., по мнению специалистов, была еще более тщательно проработана, т.к. учитывала многие новые тенденции, но наряду с другими аналогичными документами, была отклонена Правительством РФ. И по сей день, миграционные процессы регламентируются Концепцией демографического развития России до 2025 г. и Концепцией миграционной политики России – документом, имеющим лишь рекомендательный характер.[5, С.284]

Социальное проектирование в настоящее время активно применяется в решении миграционных вопросов ряда регионов России в рамках реализации Государственной целевой программы содействия переселению соотечественников. Немаловажно, что в разработке и реализации региональных программ активно принимают участие переселенческие организации и общины, которые порой самостоятельно вырабатывали свои собственные программные документы с опорой на программно-целевой подход. Однако одним из основных недостатков этого метода является дефицит региональных бюджетов и неполное выполнение ими программных обязательств.[6, С.111-114]

Эффективность регулирования миграционных процессов в Москве - одна из актуальных и наиболее сложных задач, решаемых Правительством Москвы, что актуализирует потребность в соответствующей нормативно-правовой базе. Важной вехой в становлении столичной модели регулирования миграционных процессов стали директивные документы, закрепившие программно-целевой подход в качестве основного инструмента управления.

Так, Московская городская целевая миграционная программа на 2008-2010 гг., отличаясь от трех предыдущих, заметно эволюционировала в формулировании задач и принципов регулирования миграции.[3]

Вступление в действие (январь 2007 г.) обновленного миграционного законодательства, упростившего порядок привлечения и трудоустройства иностранных работников, показало, что уведомительный порядок миграционного учета и усиление санкций за нарушение правил, хотя и способствуют сокращению незаконной миграции, но при этом минимизирует права субъектов Федерации в регулировании миграционных процессов, проходящих на их территории, лишает их возможности контролировать численность трудовых мигрантов, получать своевременную информацию о сфере их занятости, условиях проживания и состояния здоровья.

В этой связи стратегической целью упомянутой миграционной программы стал последовательный отказ от привлечения иностранных работников низкой квалификации, задействование отечественных трудовых ресурсов, преодоление демпинга рабочей силы путем радикального повышения уровня оплаты на основе роста производительности труда.

Составной частью столичной модели является План мероприятий города Москвы по оказанию содействия добровольному переселению в регионы Российской Федерации соотечественников, проживающих за рубежом, на 2007-2009 гг., особенность которого заключается в том, что столица, будучи крупнейшим транспортным узлом, активно задействована в этой сфере.

Характерной чертой московской модели регулирования миграционных процессов является традиционно пристальное внимание к санитарно-эпидемиологической ситуации в городе в условиях стихийного характера миграции населения. Новое законодательство оказалось не до конца отработанным и в этой сфере, так действующая схема предусматривает получение разрешения на работу до прохождения медицинского обследования, а 14,5% прибывших в Москву мигрантов оказались инфицированы опасными для окружающих заболеваниями.

Основой московской миграционной модели остается подтвердивший свою эффективность программно-целевой подход, позволяющий решать конкретные задачи в сфере экономики, демографического и социального развития; неуступчивая позиция в отстаивании законных интересов москвичей и всего города в вопросах регулирования миграционных процессов; последовательные шаги по замене трудовых мигрантов-иностранцев на граждан России, прибывающих из других регионов; приоритет в трудоустройстве тем из них, кто намерен остаться в столице на постоянное жительство; гибкое и в целом эффективное взаимодействие с ФМС России и его структурным подразделением в Москве в части совместной подготовки проектов законов и директивных документов.

Можно констатировать, что социальное проектирование, как один из методов в системе государственного управления миграционным поведением населения полностью себя оправдывает, т.к. на основе модернизированной правовой базы регулирования миграционных процессов в России, позволяет достаточно оперативно реагировать на изменения миграционной ситуации. Методологическая и методическая основа применения социального проектирования в этой сфере разработана и может быть применена при восстановлении практики разработки федеральных и региональных среднесрочных миграционных программ.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

Для реализации миграционной политики как части государственной системы управления в стране создана и на протяжении многих лет действует институциональная структура – Федеральная миграционная служба России.

Государство инициирует формирование нормативно-правовой базы и соответствующей стратегии регулирования миграционных процессов. Однако функционирование современной миграционной системы России противоречиво и это стимулирует поиск перспективных направлений и подходов по их разрешению. Сегодня ни в обществе, ни в правительстве нет единства в подходах к государственной миграционной политике.

Очевидной является слабая координация основных институтов регулирования миграционных процессов – государства, рынка труда и системы контрактных отношений, обусловленная в большей степени неотработанностью технологии их взаимодействия, недостаточностью нормативно-правовой базы и отсутствием четко прописанных и признанных целей и задач государственной миграционной политики.

Социальное проектирование в настоящее время активно применяется в решении миграционных вопросов ряда регионов России в рамках реализации Государственной целевой программы содействия переселению соотечественников.

Основой московской миграционной модели остается подтвердивший свою эффективность программно-целевой подход, позволяющий решать конкретные задачи в сфере экономики, демографического и социального развития.

Можно констатировать, что социальное проектирование, как один из методов в системе государственного управления миграционным поведением населения полностью себя оправдывает, т.к. на основе модернизированной правовой базы регулирования миграционных процессов в России, позволяет достаточно оперативно реагировать на изменения миграционной ситуации. Методологическая и методическая основа применения социального проектирования в этой сфере разработана и может быть применена при восстановлении практики разработки федеральных и региональных среднесрочных миграционных программ.