Кризис в пенсионном обеспечении 1995–2001 годы

Проблемы в пенсионном обеспечении все более усугублялись, стали хроническими, к середине 1990-х годов не замечать их системный характер было все труднее – впервые остро встал вопрос о пенсионной реформе.

В рамках действовавшей пенсионной системы для устранения дефицита бюджета ПФР существовали две потенциальные возможности. Первая – увеличить доходы, повышая отчисления. Однако уже в то время общая налоговая нагрузка на производителей достигла роковой черты, за которой она становится тормозом экономического роста. Вторая – снизить расходы ПФР, сокращая численность пенсионеров, то есть, отказываясь от выплаты досрочных пенсий или повысив пенсионный возраст [15].

Была и еще одна возможность – пересмотреть основополагающие принципы пенсионного обеспечения. Для этого требовалось признать, что кризис в пенсионной системе, который уже перешел в открытую фазу, вызван не только внешними экономическими факторами, но и внутренними проблемами самой системы. Однако в середине 1990-х годов правительство и большинство экспертов по пенсионным вопросам [15] признавали только временный характер проблем, но не кризис системы.

Первым правительственным документом в этой области стала Концепция реформы пенсионного обеспечения в РФ, утвержденная 7 августа 1995 года [15]. В ней были определены основные цели реформы: достижение финансовой стабильности пенсионной системы, реализация прав граждан на пенсионное обеспечение, устойчивое его развитие на основе государственного пенсионного страхования и бюджетного финансирования, совершенствование управления пенсионным обеспечением и его адаптация к рыночным отношениям, рационализация и оптимизация условий предоставления и размеров пенсий. Причинами кризисных явлений в пенсионной системе были названы сужение ее финансовой базы и инфляция. Сохранялась универсальность пенсионного обеспечения, которое охватывало все население, включая неформально занятых и не работавших.

В Концепции предусматривалось создание трехуровневой системы пенсионного обеспечения.

Первый уровень – базовая (социальная) пенсия, которая должна предоставляться всем гражданам независимо от основания назначения пенсии и трудового стажа, назначаться в твердых размерах с учетом прожиточного минимума пенсионера, выплачивается только неработающим пенсионерам.

Второй уровень – трудовая (страховая) пенсия. Предстояло привести в соответствие условия предоставления и размер пенсии с объемом участия каждого конкретного лица, выражаемым в продолжительности социального (пенсионного) страхования [15] и величине уплаченных взносов. При разработке документа учли практику невыплат зарплаты и неформальных отношений в сфере оплаты труда в 1990-е годы: для достижения сбалансированности пенсионной системы предлагалось перейти от расчета пенсии на основе трудового стажа и начисленной зарплаты к расчету на основе страхового стажа и заработка, с которого уплачивались взносы.

Третий уровень – негосударственная пенсия, которая рассматривалась как дополнительная по отношению к первым двум и была возможна в форме профессиональных пенсионных систем отдельных организаций, отраслей или территорий, а также в форме личного пенсионного накопления граждан в негосударственных пенсионных фондах или страховых компаниях. Налогообложение этого уровня планировалось организовать по принципу EET [15], когда взносы и доходы от инвестирования освобождаются от налога, а пенсии, напротив, облагаются. Мысль о необходимости развития негосударственного пенсионного обеспечения как дополнительного источника доходов пенсионеров впервые прозвучала именно в этой Концепции.

Негосударственные пенсионные фонды (НПФ) появились в России благодаря Указу Президента РФ «О негосударственных пенсионных фондах» от 16 сентября 1992 года № 1077. НПФ могли создаваться только в форме некоммерческих организаций, размещая активы с помощью управляющих компаний. Несмотря на то, что необходимость развития дополнительного частного пенсионного обеспечения признавалась в посланиях Президента РФ Федеральному Собранию в 1994 и 1995 годах, до 1998 года их деятельность регулировалась только на основании данного указа. Закон «О негосударственных пенсионных фондах» № 75-ФЗ вступил в силу лишь в мае 1998 года – накануне кризиса. В нем было немало нечетких формулировок, некоторые определения не соответствовали гражданскому законодательству, при этом отсутствовали ключевые вопросы, например основания для выплаты пенсий и процедура удовлетворения требований к НПФ в случае его ликвидации.

Основные причины слабого развития частного пенсионного страхования:

· несовершенство и противоречивость правовой базы;

· недружественное к дополнительному пенсионному обеспечению налоговое законодательство; низкие доходы населения;

· недоверие к частным финансовым организациям; ограниченность финансовых инструментов.

По данным опроса Независимого института социальной политики, в 2007 году 43% респондентов трудоспособных возрастов не могли стать клиентами НПФ из-за недостатка денег [15]. Кроме того, реальная доходность обязательных пенсионных накоплений остается невысокой. Доходность по дополнительному негосударственному пенсионному обеспечению была выше, чем в обязательной системе, но уступала альтернативным источникам вложения средств. Неудивительно, что треть опрошенных в 2007 году лиц трудоспособных возрастов не стали клиентами НПФ, потому что опасались, что их пенсионные накопления обесценятся.

Таким образом, несмотря на то, что в предкризисные 2000-е годы негосударственное пенсионное обеспечение в России переживало подъем, дополнительное пенсионное обеспечение не заняло весомого места в пенсионной системе. Масштабы частных пенсионных накоплений в экономике страны также остаются более чем умеренными.

Решение проблемы низкого пенсионного возраста виделось в постепенном реформировании льготных по возрасту пенсий и досрочных пенсий за работу в особых условиях труда и районах Крайнего Севера. После 2010 года предполагалось начать постепенное повышение пенсионного возраста, а до этого стимулировать добровольный более поздний выход на пенсию за счет дополнительного повышения пенсии тем, кто отложил обращение за ней, и ограничения размера пенсий работавших пенсионеров.

Концепция заложила создание персонифицированного учета, что сыграло важную роль в улучшении качества управления пенсионной системой. Кроме того, внедрялась весьма умеренная индексация пенсионных выплат – по инфляции, а также (только страховые пенсии) – по росту заработной платы в стране, с которой уплачивались взносы в пенсионную систему. В перспективе предполагалось увеличить страховые взносы работников, доведя их до паритетного соотношения со взносами работодателей.

Обсуждение последующих вариантов пенсионной реформы в России невозможно без анализа того, что происходило в пенсионной системе в 1995–1997 годах, поскольку события тех лет определили появление принципиально новых реформаторских подходов.

Сокращение реальных размеров пенсий под влиянием возросшей в конце 1994 года – начале 1995 года инфляции совпало с подготовкой к празднованию 50-летия Победы в Великой Отечественной войне. В течение 1995 года руководство страны старалось удержать средний размер пенсии на уровне прожиточного минимума пенсионера, провело пять индексаций пенсий и два повышения компенсационной выплаты. Дополнительно были введены компенсации к пенсиям ветеранов войны.

Темпы роста компенсационных выплат начали постепенно обгонять темпы индексаций, но средств ПФР не хватало для поддержания уровня жизни пенсионеров. Поэтому весной 1996 года была введена компенсационная выплата в размере, обратно пропорциональном величине получаемой пенсии. Те, кто имел минимальную пенсию, получили компенсацию 150 тыс. рублей (почти в 2,5 раза превосходившую минимальную пенсию), пенсионеры с максимальными пенсиями – 85 тыс. рублей (менее 2/3 размера их пенсий) [15]. Это привело к сокращению и до этого не высокой дифференциации размеров пенсий и еще большему отрыву их от прошлых заработков.