Монетизация льгот, достоинства и недостатки

Замена натуральной формы предоставления социальных льгот денежными выплатами (монетизация льгот) находится в центре внимания специалистов, ученых и широкой общественности. При этом, высказываемые оценки носят диаметрально противоположный характер: одни рассматривают такую замену как вполне логичную в контексте развития рыночных отношений, другие - как закамуфлированный обман населения.[130] Проблема действительно сложная.

Во-первых, она имеет значительную социальную составляющую, поскольку затрагивает более чем 40 млн. человек.

Во-вторых, налицо политическая составляющая, так как вопрос замены является предметом поддержки или критики со стороны разных движений и партий, стремящихся использовать возникшую коллизию в своих интересах.

Наконец, немаловажную роль играет экономическая составляющая - выполнение социальных обязательств государства напрямую зависит от его финансовых возможностей

Различия позиций сторонников и противников реформы обусловливаются разными подходами к рассмотрению проблемы: первые руководствуются экономическими соображениями, вторые акцентируют тему социальной справедливости. Слабость позиции сторонников, как нам представляется, связана с чрезмерным вниманием к бюджетным аспектам проблемы, что лишь укрепляет позиции противников реформы.

Монетизация льгот - это компенсация их денежными выплатами. Мотив: государственный и региональные бюджеты, а также отрасли (предприятия), предоставляющие льготные блага, несут большие потери; часть льгот не получают те, кому они предназначены (материальное содержание разворовывается); рыночная экономика должна строиться исключительно на отношениях купли-продажи — никаких натуральных предоставлений.

Приведенные аргументы могут быть приняты лишь отчасти; во всяком случае, они не являются обоснованием монетизации льгот в сегодняшних условиях.

Недавно Госдума наконец приняла закон о льготных выплатах. Более 1000 поправок были внесены депутатами, долго шли дискуссии о всех минусах и плюсах предстоящей реформы, но 3 августа при 226 необходимых для принятия закона голосах документ поддержали 309 депутатов, против -118, воздержались трое.

Печально известный закон № 122 о монетизации льгот вступил в действие с 1 января 2005 года.[131] И сразу же по окончании рождественских каникул, "попавшие на деньги" пенсионеры и иные льготники начали протестовать против замены натуральных льгот (например, бесплатных рецептов) денежными выплатами. Основной болевой точкой закона стала отмена в большинстве регионов бесплатного проезда для пенсионеров.

Чтобы понять, почему события пошли не по заданному сценарию, обратим внимание на следующие моменты:

численность имеющих право на получение социальных льгот и количество самих льгот не совпадают, так как часть населения получает две и более «льготных единиц». С другой стороны, из 44 млн. граждан, обладающих таким правом, реально им пользуются лишь 35 млн., в то время как примерно пятая их часть не может этого сделать, поскольку у нее отсутствует доступ к соответствующим товарам и услугам, (льготы на транспортные услуги есть, а транспорта в месте проживания льготника - нет);

среди льготополучателей самыми массовыми категориями являются ветераны труда (около 20 млн. российских граждан – в основном пожилое население), отмеченные за те или иные заслуги перед страной, те, чья жизнедеятельность ограничена в связи с состоянием здоровья. Средний возраст льготополучателей 62 года, т.е. в 2 раза выше, чем у остального населения;

льготники - в большей части люди пенсионного возраста, т.е. наиболее обездоленные слои населения (что вытекает из сравнения уровня пенсий и прожиточного минимума).

Специалисты еще до введения в действие указанного постановления на основе анализа имеющейся информации говорили, что монетизация чревата существенными негативными последствиями не только для населения, но и для государственного бюджета. После его принятия эти предположения в той или иной степени проявили себя.[132] Кратко остановлюсь на главных предостережениях.

Во-первых, при монетизации льгот соответствующие расходы бюджета придется увеличивать, как минимум, на 1/5 часть, так как численность их получателей возрастет за счет тех, кто до этого ими не пользовался.

Во-вторых, передача финансирования льгот ветеранам труда на региональный уровень повлечет за собой массовый переход их в категорию инвалидов 1 и 11 групп, остающихся за центральными властями, поскольку практически во всех субъектах федерации наблюдается дефицит ресурсов. Число федеральных льготников может возрасти на 7-14 млн. человек, а региональные власти, разумеется, будут этому только способствовать, чтобы уменьшить свои обязательства.

В-третьих, учитывая, что большая часть льготников — пенсионеры, т.е. граждане, имеющие очень скудный источник материального обеспечения, даже малейшее уменьшение денежных компенсаций существующих натуральных льгот перемещает их в группу риска бедности. Следовательно, нельзя противопоставлять программы социальных льгот и преодоления бедности, трансформируя ресурсы, выделяемые для одной, в обеспечение другой (тем более что это противоречит общепринятым нравственным ценностям и этическим нормам).

В-четвертых, если мы не хотим, чтобы общество шло по пути вседозволенности, то уже установленные для конкретного лица льготы нельзя отбирать. Это позволительно только суду. Другое дело - не назначать новые льготы, не определять новых льготников (но пока, как всем известно, численность последних постоянно увеличивается; правда, за счет таких групп, которых власти не хотят «обижать»).[133]

Обращу внимание также на следующее. Компенсационные суммы значительно меньше реального льготного потребления (особенно применительно к ветеранам труда), в противном случае не имело бы смысла их монетизировать. Кроме того, нужно учитывать, что цены на отдельные товары (услуги) меняются в разной мере (как в территориальном, так и во временном срезе). В силу этого периодическая корректировка денежных выплат будет искажать истинные процессы с доходами населения.

Существует еще ряд моментов, которые не учтены в Постановлении №122. В частности, включение равной компенсационной суммы потребления бесплатных медикаментов для всех ветеранов не только неправильно, но и бессмысленно, поскольку у каждого свои конкретные болезни, и он нуждается в специфических лекарствах как относительно дешевых, так и супердорогих. Низкий уровень доходов вынуждает пенсионеров использовать денежные компенсации не всегда по назначению, что фактически лишает их льгот как таковых. Немалая часть ветеранов не сможет воспользоваться санаторным лечением не только по причине недостаточной величины компенсации, но и в связи со своим физическим состоянием.[134]

Как многие считают, замена льгот денежными компенсациями, т.е. их монетизация, - красивая форма их отмены. Причем она значительно увеличит численность населения с доходом ниже или на уровне прожиточного минимума и фактически будет препятствовать решению проблемы борьбы с бедностью. В самом деле, отмена льгот на медикаменты и транспортные расходы потребует корректировки минимальной потребительской корзины, лежащей в основе прожиточного минимума, для увязки ее с неотложными потребностями человека. Это существенно повысит ее стоимость, что в полном соответствии с реальным положением неизбежно расширит «границы» бедности — увеличит численность бедных, особенно среди престарелого населения.[135]

Новый закон вызвал множество споров в обществе. Ходили слухи о полной отмене льгот, на самом деле ничего подобного не произошло, поскольку монетизация - это не отмена, а перевод натуральных льгот для населения в "живые" деньги.

Льготные выплаты в большинстве своем - изобретение начала 1990-х, когда бюджеты всех уровней трещали по швам. Весьма распространенным было такое явление, как натуральный обмен или бартер. Льготы в эпоху экономического кризиса заменили отсутствующие деньги.

В последние два-три года в стране наблюдается не просто стабилизация экономики, но и ее реальный рост, появились дополнительные доходы. К тому же система, при которой заслуженные люди вроде бы и имеют право на какие-то льготы, но не могут их получить, по сути, позорна для государства. Пришло время ее изменить, сломав систему бартера. Так что теперь все, кто имеет право на льготы, если захотят, получат их денежный эквивалент. С принятием данного пакета законопроектов можно говорить даже не о монетизации льгот, а о том, что они, наконец, действительно реализуются в денежных выплатах и "социальном пакете".

Определенной категории льготников - определенные выплаты. Причем деньгами заменяются не все льготы, как думают многие. В соответствии с законом, начиная с 2005 года, часть натуральных льгот, кроме льгот на ЖКХ, переводится в денежную форму. Пункт "Кроме льгот на ЖКХ" является очень важным, потому что он, пожалуй, единственный, которым пользуются все без исключения: и горожане, и жители деревень. Размер и порядок денежных компенсаций будут определяться правительством РФ. И вопреки общему мнению они будут достаточными, чтобы покрыть необходимые расходы.

По настоянию депутатов были сохранены госгарантии по предоставлению социальных услуг чернобыльцам и лицам, проживающим в районах Крайнего Севера. Были учтены вопросы применения районных северных коэффициентов. Как заверил на пресс-конференции депутат Государственной Думы Российской Федерации Виталий Шуба, жители северных районов нашей области не лишатся своих надбавок, они останутся прежними - 1,7 процента.

В Иркутской области на сегодняшний день проживает около двухсот человек, пострадавших на Чернобыльской АЭС. Они будут получать ежемесячно 1700 рублей.

В трудовом законодательстве было сохранено положение о минимальном размере оплаты труда, введена норма о невозможности снижения зарплаты работникам бюджетной сферы ниже уровня, установленного на 31 декабря 2004 года.[136]

Законом оговаривается, что Российская трехсторонняя комиссия будет вырабатывать рекомендации по установлению минимальных размеров оплаты труда, которые будут впоследствии рекомендованы субъектам федерации для определения заработной платы работникам бюджетной сферы.

В документ также была введена норма о так называемом "социальном пакете". В этот пакет стоимостью 450 рублей входит льготный проезд на пригородном железнодорожном транспорте, лекарственное обеспечение и санаторно-курортное лечение. На сегодняшний день средняя стоимость санаторной путевки на 21 день составляет 24 тысячи рублей. Понятное дело, что таких денег у ветерана нет. Но, во-первых, не все пенсионеры пользуются этой льготой. Поэтому таким людям нет смысла терять деньги - каждый год в семейный бюджет будет прибывать по 5400 рублей. Деньги не малые. А во-вторых, предполагается, что с 2005 года этот "социальный пакет" предоставляется всем без исключения льготникам. С 2006 года граждане смогут выбирать либо социальные услуги, либо деньги.

Парламентариям не удалось отстоять свою поправку о финансировании из федерального бюджета денежных компенсаций жертвам политических репрессий. В итоге был найден компромиссный вариант. Денежные выплаты этой категории граждан будут осуществляться из бюджетов субъектов федерации. Вместе с тем из федерального бюджета будет обеспечено софинансирование мер социальной поддержки жертвам политрепрессий путем предоставления бюджетам субъектов РФ субсидий. [137]

В отдельные законы были выведены положения о Героях Советского Союза, РФ и полных кавалерах ордена Славы и ордена Трудовой Славы. Многие ветераны труда недовольны тем, что суммой их выплат станет только "социальный пакет", то есть 450 рублей. Но это не точная информация: выплаты этой категории граждан будут осуществляться из областного бюджета. К счастью, область у нас не бедная, так что будем надеяться, что депутаты Заксобрания не обделят ветеранов труда. Поэтому в наших же интересах выбирать новый состав законотворцев с особой тщательностью. Многие поправки в пользу льготников, внесенные в первоначальный вариант Федерального закона о монетизации льгот, прошли под давлением правящей партии. Так что есть шанс полагать, что они отстоят интересы льготников и на местном уровне.