Процессы социальной маргинализации современного общества

Возведение социальных барьеров и перегородок, ограничение доступа в другую группу либо замыкание группы в самих себе называется социальной клаузолой. Многочисленные исследования показывают, что социальная мобильность происходит интенсивно в переходных, быстро развивающихся обществах. Стабилизация социальной жизни приводит к снижению темпов социальной мобильности. Чем выше социальный слой, тем труднее в него проникнуть. Тенденция социальной закрытости присуща всем обществам. Социальные перемещения индивидов имеют объективные показатели: занятие новой должности, увеличение доходов, приобретение собственности и т.д. Но изменение объективных показателей в жизни индивидов не означает, что автоматически изменится их социальное положение. Для того, чтобы полностью изменить социальный статус, у индивидов часто возникает проблема вхождения в новую субкультуру группы с более высоким статусом, а также связанная с этим проблема взаимодействия и общения с представителями новой социальной среды. Для преодоления культурного барьера и барьера взаимодействия и общения необходимо изменить прежний образ жизни, сформировать для себя новые образцы типичного статусного поведения, изменить социальное окружение и т.д.

Однако практика показывает, что далеко не всем индивидам удается пройти социокультурный селективный контроль и комфортно освоиться в новой страте. По всем объективным критериям, поднявшись на более высокую ступень, индивид в силу социокультурных обстоятельств остается за дверью, ведущей в новую страту. Но и старую страту он объективно уже покинул. Его новое положение, стремление вести новый образ жизни и т.д. делает его здесь «чужаком». Индивид как бы «провисает» между двумя стратами, между двумя культурами. Аналогичное положение может сложиться и при движении вниз. Потеряв возможность находиться в верхних слоях общества в результате разорения, утраты властных полномочий и других обстоятельств, человек опускается на более низкую ступень в социальной иерархии, но не может адаптироваться к новым условиям жизни, к новому окружению. Этот феномен нахождения индивида или социальной группы на грани двух общностей, как бы между двумя культурами, связанный с социальными перемещениями, называется маргинальностью. (от лат. мerginelis - находящийся на краю, на границе).

Часто маргинализация индивидов возникает в результате горизонтальной мобильности, при миграциях, переездах в другую страну, в другую местность. Маргинальные индивиды, по Парсонсу, обладают рядом характерных черт: беспокойством, агрессивностью, честолюбием, чувствительностью, стесненностью, эгоцентричностью. Маргиналами часто становятся люди, вступающие в межэтнические и межрасовые браки. Маргинализация индивидов - неизбежный элемент социальной мобильности на протяжении всего развития общества. Этот процесс имеет место в период его стабильного существования. Однако в период ломки общественных отношений, в переходные эпохи, когда рушится прежнее социальное устройство, меняется ценностный мир, формируются новые ориентации, образцы и нормы поведения, процесс маргинализации в обществе усиливается. Люди поневоле становятся маргиналами, лишаются устойчивых социальных ориентиров. В этот период можно говорить о маргинальности не только индивидов и образованных ими социальных групп, но и о маргинальности новых правящих элит.

Проблемы социальной мобильности значительно зависят от темпов приватизации собственности, от целевых программ преобразования экономической, политической и социальной жизни общества. Анализ имеющихся данных, опыт, оценки реальностей дают возможность сформулировать тенденции развития социальной структуры.

Во-первых, в современных условиях активизируется социальное расслоение общества, формируются многие крупные социальные общности, слои на уровне классов.

Во-вторых, усиливается социальная мобильность и социальное перемещение в обществе, имеющие и объективные и субъективные причины. К положительным процессам относится значительное возрастание общественной активности населения, вызванное социально-экономическими процессами, выделение социальных ориентиров, однако негативным является углубление расслоения и социальной мобильности в обществе.

 В-третьих, к негативным факторам относится также углубление межнациональных (этнических) противоречий в социальных общностях, слоях, в трудовых коллективах, формирование морально-психологического климата, оказывающего влияние на развертывание мобильности.

Происходит «размывание» социальной структуры общества Украины под воздействием субъективных усилий господствующих в политической жизни социальных сил, интересы которых не совпадают с интересами социальных общностей, слоев, утверждающих и отстаивающих еще обобществление производства и общественные отношения даже на основе многоукладной экономики и товарно-денежных рыночных отношений и т.п.

Особенностью современного состояния проблемы в России (впрочем, как и за рубежом), является отсутствие комплексного подхода, преобладают частно-научные (политологические, культурологические, социологические) исследования (Степанова Н. Е., Попова И. П., Прок В. М., Фролова Н. М.). Это обусловлено тем, что смена общественного строя сопровождается процессом разрушения, переструктуирования, трансформации прежних контуров социального расслоения российского общества. Происходит становление новой социальной структуры, что связано с массовой десоциализацией и ресоциализацией, с потерей самоидентификации и неопределенностью социального статуса, с переходом значительных по объему людских масс из одних социальных групп в другие. Сегодняшнюю ситуацию в российском обществе, по мнению многих ученых (С. Артановского, Е. Рашковского, В. Шапинского, В. Старикова, Н. Степановой, И. Поповой, З. Бабкиной.) вполне можно назвать «маргинальной», поскольку в ее основе – пограничное, промежуточное, переходное положение, в котором оказалось общество и все его элементы в результате разрушения одной и попыток формирования другой социальной системы. В этой связи проблема маргинальности приобретает особое значение и актуальность. А. А. Атоян считает, что маргинализация есть распад социальных связей. Маргиналы – общности, группы и индивиды, чьи связи с социальным целым нарушились, а обязательства общества по отношению к ним не выполняются. При этом рост многочисленных не основных маргинальных групп удваивает саму социальную структуру. Маргинальность есть принадлежность к сфере интерсубъективности и рассматривается как возможность усвоения предметного содержания, форма деятельности (синтез предметности, орудийности и социального общения) и как внутренняя форма культурно-исторического процесса. Вектор направленного развития – демаргинализация, восстановление целого[52].

И. А. Овсянникова рассматривает маргинальность в философском, всеобщем, сущностном присутствии в социальном пространстве как категорию общественно-исторического времени, неотъемлемую категорию человеческого и социального бытия, которая наделяет его способностью эволюционировать и развиваться. Маргинальность понимается как временная текучесть, обуславливающая плюралистичность ее направленности через свободную возможность. Маргинальный уровень сознания является резервом и источником развития человека и общества. Маргинальность, подчеркивает автор, не является феноменом отрицательным, она – отрицающий момент сознания[53]. Н. А. Фролова на основе социологического анализа исследует проблему маргинализации как крайней формы проявления отчуждения, описывает социально-психологический портрет российских маргиналов (к которым отнесены чернорабочие, работники доиндустриального и раннеиндустриального типа, бомжи, нищие, безработные, преступники, инвалиды, молодежь, женщины, старики-пенсионеры), утверждая, что сама по себе маргинализация не есть негатив. Ее нужно рассматривать как источник двух явлений: с одной стороны - деградации и деморализации общества, а с другой - как источник новых социокультурных норм (показатель высокого уровня вертикальной мобильности и, следовательно, положительных социальных изменений). Однако автор подчеркивает, что во втором случае, если процесс маргинализации (как «всего лишь перекомпановки социальной структуры») затягивается, то социальная система распадается с непредсказуемыми последствиями[54].

Особенностями маргинальных процессов в российском обществе являются: парадоксальная бедность, высокий удельный вес криминализированных элементов, падение качественных характеристик населения по трем основным группам индикаторов: здоровье (физическое, психическое, социальное), интеллектуальный потенциал и профессиональная подготовленность, духовно-нравственные ценности и ориентации. Оценивая здоровье населения через характеристики нездоровья, авторы отмечают рост заболеваемости, особенно по болезням социальной этиологии (туберкулез, сифилис, СПИД/ВИЧ, инфекционный гепатит). Прогнозы показывают, что к 2011 г. 8-11% населения будет ВИЧ-инфицировано, а это около 13 млн. человек, преимущественно молодежи. По оценкам международных экспертов, Россия находится на стадии концентрированной эпидемии ВИЧ-инфекции. Четверть ВИЧ-инфицированных составляют женщины в активном репродуктивном возрасте. Это означает, что ВИЧ-инфекция может повлечь за собой прямые демографические потери. Экспоненциально растет наркомания, особенно среди детей в возрасте от 11 до 17 лет. По разным оценкам, численность больных наркоманией достигает 4 млн. человек; ежегодно вследствие употребления наркотиков умирает 70 тыс. человек. По такому показателю, как продолжительность здоровой жизни, Россия занимает 107-е место в мире. Ожидаемая ее продолжительность у мужчин составляет 51,5 года, у женщин – 61,9 года. С 1999 г. отмечается интенсивный рост числа инвалидов (примерно на 1 млн. человек в год). Общая их численность составляла в 2002 г. более 11 млн. человек (7.5% населения); по прогнозам, в 2015 г. она возрастет до 20 млн. (15% населения).

Не менее остро стоит проблема кризиса социальных ценностей и ориентаций, падения нравов и моральных принципов на фоне отсутствия должного правопорядка и повсеместного нарушения законности. В массовом сознании идет процесс размывания нравственных норм, характерных для русской культуры. Все более распространяются прагматизм, ориентация на личную выгоду, типичные для американской модели межличностных отношений и жизненных ориентаций. [55]

Таким образом, изменения уровня и качества жизни населения трансформировались в острейшие социально-экономические проблемы, которые имеют не менее острые демографические следствия. Среди них: катастрофическое снижение доходов и материальной обеспеченности основной части населения; высокая доля бедных при чрезвычайно скудном определении уровня бедности; беспрецедентная поляризация условий жизни; значительные масштабы безработицы и невыплата заработков; деградация социального обеспечения и фактическое разрушение социальной сферы, включая жилищно-коммунальное обслуживание; нарушение динамического стереотипа высшей нервной деятельности у значительной части населения России (что, в свою очередь, вызвало ослабление иммунной защиты, развитие патологических процессов, депрессивных состояний и других психических отклонений); состояние "износа" и "усталости" населения, приводящее к тому, что поколение детей не воспроизводит поколение родителей не только количественно, но и качественно; снижение численность населения по разным оценкам на 700 000 ―1 млн. человек в год при падении рождаемости («русский крест»), разрушение человеческого капитала; распад социальных связей и ослабления социального потенциала, что сравнимо с истощением природы при отсутствии ее восстановления; либеральная политика государства, направленная на поддержание экономического благополучия крупного бизнеса при том, что выживание основной части населения страны фактически в расчет не принимается; в результате разрушается народный потенциал России.

«Маргинальность» как состояние групп и индивидов в ситуации, вынуждающей их под влиянием внешних факторов, связанных с резким социально-экономическим и социокультурным переструктуированием общества в целом, изменять свое социальное положение и приводящей к существенному изменению или утрате прежнего статуса, социальных связей, социальной среды, а также ценностных ориентаций, обусловлена продолжающимся падением всех качественных характеристик населения. Учитывая, что социальная структура современного российского общества характеризуется крайней неустойчивостью, это создает угрозу национальной безопасности.