Психологические истоки институционального человека

Выделили существование гедонистической модели человека как одну из важнейших причин недовольства Веблена существующим в то время статусом экономической науки. Критикуя её, Веблен говорил, что современная ему психология, подкреплённая антропологическими исследованиями, иначе трактует человеческую природу. На вопрос «как конкретно?» нам поможет ответить труд другого видного представителя американского институционализма Уэсли Клэра Митчелла, под названием «Рациональность экономической деятельности».

Значительную часть своей работы У. Митчелл посвящает обзору книги замечательного психолога того времени Уильяма Макдугалла «An introduction to social psychology», которая предназначалась специально для студентов, изучающих общественные науки. В книге У. Макдугалл хотел представить этим студентам «минимальное знание о психологической доктрине, которая является обязательной частью их аналитического аппарата». Причина такого стремления – желание помочь всем представителям общественных наук в построении целостной и верной концепции человеческой природы, которая позволила бы придать этим наукам эволюционный характер. Именно эволюционное направление Макдугалл считал наиболее естественным и единственно правильным направлением развития научной мысли.

У. Митчелл начинает свою статью с тезиса о том, что лишь немногие экономисты утруждали себя изучением психологии, хотя определённые психологические концепции всегда фигурировали среди научных предпосылок. Они, говорит Митчелл, «усвоили практику формулирования для самих себя «нескольких принципов человеческой природы», подтвержденных прошлым опытом, которые могли бы послужить определенным исследовательским целям».

Причём эти принципы часто являются ошибочными: «Многие выводы экономистов-классиков, - утверждает мистер Макдугалл, - противоречили фактам именно потому, что были порождены этими ошибочными психологическими предпосылками» [цит. по 24, с. 81]. Одной из таких ошибочных предпосылок является, например, утверждение о том, что человек — «это рационально мыслящее существо, которое всегда ищет выгоду для себя, полагаясь на разум, или руководствуется в своей деятельности просвещенным эгоизмом; как правило, все это еще сочеталось с … психологическим гедонизмом …, то есть выгода отождествлялась с удовольствием» [цит. по 24, с. 81]. В этом важнейшем утверждении неоклассики кроются, по мнению мистера Макдугалла, сразу несколько ошибочных предпосылок. Первая заключается в том, что «степень рациональности человека очень низка, а по большей части люди поступают довольно неразумно, выбирая довольно необдуманный образ поведения», вторая – в психологическом гедонизме. По мнению У. Макдугалла эта доктрина настолько устарела, что он даже счёл ненужным приводить её критику. Здесь взгляды автора учебника совпадают с мнением Веблена.

Вместо такой гедонистической концепции американский психолог предлагает другой, современный подход, объясняющий природу человека. Он утверждает, что не удовольствия и страдания являются источником деятельности, но инстинкты: «Инстинктивные побуждения предопределяют цели любой деятельности и играют роль движущей для всей психической деятельности. И весь сложный мыслительный аппарат наиболее высокоразвитого разума является лишь средством достижения этих целей, лишь инструментом, посредством которого эти побуждения ищут удовлетворения» [цит. по 24, с. 82]. Инстинкты Макгугалл определяет как «наследственную или врожденную психофизическую склонность, заставляющую своего владельца воспринимать и обращать внимание на цели определенного рода, переживать эмоциональное возбуждение определенного свойства при восприятии соответствующих объектов и действовать в отношении этих объектов определенным образом, или, по крайней мере, ощущать побуждения к совершению действий определенного рода».

Инстинкт включает себя три части: афферентную, соответствующую познавательному аспекту психологического процесса, центральную, соответствующую эмоциональному аспекту, и эфферентную, соответствующую волевому аспекту [24, с. 82]. Центральная, эмоциональная часть предполагается неизменной, общей для всех индивидов, в отличие от двух других. Это определяет то, что, по мнению Макдугалла, именно на эмоциональном аспекте разума должно быть сосредоточено внимание исследователя.

Но экономистов, конечно, больше всего интересует, какая роль в новейшей психологической теории отводится удовольствиям и страданиям. Эта роль очень скромна, она состоит в видоизменении инстинктивных процессов со стороны их длительности: удовольствие имеет свойство поддерживать и продлевать любой вид деятельности, страдание – сокращать.

В противовес этим гедонистическим посылкам Макдугалл в процессе формирования человеческой деятельности придаёт большое значение привычкам. В формировании привычек в полной мере проявляется указанное выше свойство удовольствия, ведь, по мнению психолога, они происходят из тех инстинктивных действий, которые сопровождаются удовольствием.

Своей теорией Макдугалл показывает, что нельзя свести жизнь общества к простой сумме деятельности эгоистичных гедонистов. По его мнению, истоки любой сложной деятельности лежат в инстинктах и других склонностях, общих для всех людей и укоренившихся ещё в поведении далёких предков.