РR в системе местного самоуправления

Местное самоуправление представляет собой неотъемлемую часть гражданского общества[10] и является важнейшей формой народовластия, непосредственно выражающей волю народа и составляющей одну из основ конституционного строя демократического государства. Это предполагает участие граждан в формировании местного самоуправления, ведение активной деятельности в социальной организации города. Но, Владимир Мокрый указывает, что этому препятствует отсутствие у населения традиций самостоятельного и ответственного подхода к решению задач местного значения. Согласно проведенному крупномасштабному социологическому исследованию компанией АйТи и исследовательской группой ЦИРКОН (2004 г.),[11] в последние годы в России происходит активное развитие и становление системы местного самоуправления. Оно показало, что на сегодняшний день заданы лишь общие рамки. Демократическое общество, опираясь на принципы самоуправления в корне отличается от централизованного. Община города берет на себя выполнение части общественных функций.[12] Местное самоуправление не является институтом общественной власти. Избранные представители – члены местного совета отстаивают интересы своих избирателей. Этому требованию должны соответствовать и служащие местного самоуправления.

Комаровский В. С., развивая это направление, говорит, что формирование и устойчивое развитие демократического общества необходимо, чтобы ответственные структуры, и каждый гражданин могли оперативно получать достоверную и объективную информацию по всем интересующим его вопросам жизнедеятельности системы «общество - власть» и свободно обмениваться информацией. В этих условиях трудно переоценить значимость работы ПР-служб в органах государственного и муниципального управления.[13] ПР-службы призваны обеспечивать регулярное предоставление информации о результатах деятельности органов власти, планах и принимаемых решениях, а также реализовывать воспитательно-информационную функцию, направленную на просвещение общественности в сфере ответственности этих органов.

Говоря о науке управления, Крючков Ю. А. отмечает, что в последнее время решение общих социальных проблем затруднено в связи с теоретико-методологической разобщенностью, а также недооценкой социологических, политических и естественнонаучных достижений.[14] Это является серьезным тормозом на пути развития и усовершенствования теории, методологии и практики управления. Объектом науки управления являются самоорганизующиеся и регулируемые процессы, происходящие в социальном динамически развивающемся обществе. Это взаимодействия людей по поводу организации совместной деятельности, выстраивания темпа и структуры жизни, развития и усовершенствования себя как субъектов общественных мнений. Социальная система обладает способностью не только к саморегулированию, но и преобразованию внешней среды в интересах своего самоподдержания и жизнеобеспечения. Этот аспект функционирования системы является объектом исследования теории управления.

Предметом науки социального управления являются как общие, так и частные закономерности, проявляющиеся в сложных динамических системах.[15] Выявление и определение закономерностей взаимодействия социальных систем, условия становления управленческих отношений является непростой задачей. Но, как и всякая проблема, она должна иметь пути решения и решаться. На сегодняшний день специалистами в этой области уже обоснованы и сформулированы такие объективные закономерности как многообразие и альтернативность развития сложных систем, различия между субъектом и объектом управления, существенная роль целого по отношению к части. Под группой частных законов понимаются связи и отношения, объясняющие процессы самоорганизации и регулирования в экономической, политической, духовной, социально-экономической и других общественных подсистемах. Предметом общей системы управления выступает такой важный элемент как самоуправление. Самоуправление свойственно таким социальным системам как индивид, группа, сообщество, общественное объединение или территориально-административная единица.

Оно выступает как способ регулирования и задавания определенных поведенческих рамок для деятельности отдельного человека, группы и как основной принцип функционирования гражданского общества в целом. Со слов В. Э. Гордина, суть завершающей формироваться новой региональной политики,[16] заключается в том, чтобы каждая территория жила и развивалась за счет собственных средств, а управление происходило на основе научной информации. Для получения максимального эффекта управление должно основываться на типологическом учете особенностей индивидов и социальных групп: ценностные ориентации, половозрастные группы, уровень образования, религиозная принадлежность и т.д. Если не учитывать эти конкретные особенности, то управление будет сводиться к общим призывам. Но здесь возникает проблема неподготовленности всей системы к качественному воздействию на аудиторию. Как отмечает ряд авторов теории социального управления,[17] утверждению и развитию самоуправления в нашей стране может способствовать:

во-первых, создание правовых, финансовых и социально-психологических условий для образования и эффективного функционирования органов местного самоуправления, начиная с микрорайона, улицы, дома. Органам власти желательно в короткие сроки уточнить территорию взаимодействия, разработать устав, общие принципы управления и взаимодействия их с населением.

Во-вторых, реальное самоуправление может быть, возможно, только при условии подготовленного персонала.

Многие работники местного самоуправления комплектуются из служащих, не имеющих управленческого образования. Решение этой проблемы состоит в проведении курсов интенсивной подготовки руководителей местных органов управления, общественного самоуправления, всестороннего изучения и обобщения их опыта, стиля и методов работы, а также привлечение в местное управление ПР специалистов непосредственно занимающихся организационной и управленческой деятельностью. В. А. Моисеев считает,[18] что налаживание коммуникативных связей, как в муниципальном, так и в местном управлении крайне важно. Состояние дел в каждом отдельном районе напрямую зависит от степени компетентности и взаимодействия сотрудника с населением, отвечающим за данную территорию.

Изучая законы и принципы самоорганизации и управления В. Н. Ковалев говорит о том, что ПР-специалисты в системе местного самоуправления могут сознательно создавать условия для плодотворного развития той ли иной программы, принимать оптимальные решения, своевременно и эффективно их реализовывать[19]. Анализ общественного мнения, определение объективных тенденций функционирования и развития социальных систем позволит делать прогнозы и реально оценивать ситуацию. По мнению И. А. Василенко[20], решение проблемы сплоченности населения заключается в усилении центростремительных сил, уходе от крайностей т.к. в народных массах наряду с их возрастающей аполитичностью, усиливается инстинкт самосохранения и самовыживания. Необходимо выделить общественную детерминанту целей и задач местного управления. Когда выдвинутая идея отвечает потребностям значительной части общества, она стимулирует самоорганизацию социума, тем самым, ускоряя ход реформ и повышая эффективность проводимых мероприятий. Василенко, опираясь на анализ Смутного времени В. О. Ключевского, обращает внимание на то, что российское государство возрождается и крепнет только тогда, когда тяжкие бедствия заставляют разрозненные политические силы забыть о своих предрассудках и обратиться к неизменным истинам.

А. Шебуняев в своих трудах упоминает, что еще в начале 20 века как гениальную догадку высказал П. И. Новгородцев, а потом доказал М. Вебер, что демократия, как и всякая другая форма правления сильна только тогда, когда над ней стоит справедливость, когда народ помнит, что в мире есть Высшая Воля, будущность религии, перед которой народная воля должна преклониться.[21] По его мнению, в современной России будущее демократии зависит от будущности православия. Автор считает, что нам предстоит заново открыть корни наших общественных институтов, принципов и норм. Православие, как и любая другая мировая религия, обладает высоким политическим потенциалом. А православные архетипы и коды российской политической культуры при условии использования их в политической практики способны сформировать мощные политические мотивации в российском обществе. А. Шебуняев утверждает, что восстановление культурных ценностей православной нормативно-ценностной системы приоритетов в политики раскроет преимущество этой модели перед западным “эталоном” и это должно стать главной задачей политической элиты, которая по настоящему заботится о возрождении страны. Соборное сознание, проникнутое этикой взаимопомощи способно сформировать у личности яркое осознание своей социокультурной идентичности, своей неразделенной принадлежностью к обществу.[22] Это объясняется тем, что сознание русского человека обращено к миру. Русский человек видит удовлетворение своих потребностей и приобретение гармонии для себя через стремление всего общества к идеалу, связанного единой целью. Это должно выразиться вовлеченностью каждого индивида в решение общественно-значимых проблем.

А. Я. Гуревич отмечает,[23] что именно национальная идея как символ собирания и восстановления народной силы дает русскому народу осознание общей связи, вне которой нет будущего, как для нации, так и для общества в целом. Но, включенность граждан в общественную деятельность затрудняется не только разрозненностью между собой, но и по причине недоверия органам власти. Оно в свою очередь порождается не только недостаточно эффективной работой муниципальных советов, но и в постоянных нарушениях обязательств территориальных органов перед населением.

Для возращения доверия ПР-деятельность органов местного самоуправления должна быть продолжением реальных дел местных властей, осуществляться на основе уважения к правде и представлять собой двухстороннюю симметричную модель связей с общественностью с последующим переходом к партнерской модели ПР[24]. Под двухсторонней моделью подразумевается, с одной стороны коммуникационный канал – орган управления, с другой – общественность. В такой ситуации общение происходит на равных. Е. Б. Поканинова, основываясь на примере республики Калмыкия говорит,[25] что при помощи ПР-средств необходимо формировать механизм взаимодействия с гражданами, который будет способствовать демократизации и укреплению начал гражданского общества. По ее словам, решающее значение имеет выбранная стратегия, где главным критерием является - поддержание доверия жителей. В качестве носителей авторитетного мнения должны выступать не политические партии, а организации инвалидов, ветеранов, многодетных матерей и др. Успех же деятельности специалистов по связям с общественностью зависит, прежде всего, от того, насколько точно осознаны закономерности ПР в сфере управления, а также от полноты воспроизводства “идеальной модели” ПР в организационной структуре.

Для формирования эффективного механизма взаимодействия В. А. Моисеев выделяет следующие задачи[26]:

§    установление, поддержание и расширение контактов с населением и организациями;

§    регулярное информирование граждан о принимаемых решениях;

§    регулярное изучение общественного мнения желательно в текущем режиме (социально-политический мониторинг);

§    анализ общественной реакции на действия должностных лиц и органа власти в целом;

§    прогнозирование общественно-политических процессов;

§    обеспечение организации аналитическими разработками;

§     формирование благоприятного имиджа организации.

Местное сообщество обладает собственной социальной сферой,[27] обеспечивающей данный социум реальными и потенциальными возможностями развития и реализации себя, формирует у местного населения необходимые социальные знания, навыки и качества. Но как любой развивающийся механизм общество должно, на что-то опираться и ориентироваться в своем развитии. Согласно А. Д. Кривоносову в нашей стране ПР властных структур не развит на должном уровне. По оценкам ПР-фирм доля государственных заказов составляет всего 3-5%[28] (не считая выборных кампаний).

Такой низкий процент обращений, в первую очередь А. Д. Кривоносов связывает:

во-первых, с тем, что при планировании бюджета страны не учитываются ресурсы на «информационную поддержку»,

во-вторых, неготовностью специализированных ПР-агентств переориентироваться и проводить информационные кампании по пропаганде принимаемых решений в политической сфере.

Учитывая, что с переходом к демократическому государству изменился и сам подход к местному сообществу, О. А. Бударина отмечает появившуюся потребность в выработке новых методов управления, способов активизации населения на решение общественно-значимых проблем[29]. По ее мнению, главной целью управляющих органов теперь является не власть, а управление - регулирование упорядочение социальных, экономических и прочих взаимоотношений людей. К основным функциональным задачам ПР в системе местного управления Бударина относит:

- участие в демократизации государственного управления;

- обеспечение гласности, открытости в работе администрации;

- обеспечение связей с гражданами и их объединениями;

- содействие сотрудничеству с гражданами и их объединениями в разработке и реализации программ и решений;

- содействие реализации законодательства;

- содействие становлению институтов гражданского общества.

Стратегия коммуникации общества и органа управления основывается на принципиально новом понятии - взаимодействие. [30] Такая модель является переходной, что делает ее более значимой для сегодняшней ситуации в России и на местах. Решение социальных проблем, создание оптимальной социальной и социокультурной среды, влияние на социальную реальность всем этим могут заниматься социальные технологии. Моровой опыт свидетельствует,[31] что с помощью социальных технологий можно своевременно решать социальные конфликты, снимать социальное напряжение, предотвращать катастрофы и рисковые ситуации, а также принимать оптимальные управленческие решения.

Сущность социальных технологий, как отмечает Крючков в своей работе «Методология и методы социального проектирования» может быть понята как новейшая система методов выявления скрытого потенциала социальной системы и получение оптимального результата при минимальных управленческих издержках.[32] Возможности использования социальных технологий в различных сферах общественной жизни, в том числе и в управлении социальной сферой безграничны.

Как отмечает ряд исследователей, налаживание коммуникативных связей средствами ПР является достаточно важной задачей в системе местного управления. Постоянное информирование о состоянии дел в тех отраслях, которыми занимается тот или иной сотрудник является залогом эффективности управления.[33] Для того чтобы эффективно управлять общественными процессами, необходимо располагать объективными сведениями о состоянии общества. Для этого необходимо проводить социологические исследования, массовые и выборочные опросы, создать мониторинговую базу данных. ПР-мониторинг в системе управления характеризуется как регулярное, систематическое наблюдение за состоянием общественных настроений и ожиданий, социальных процессов и явлений, с целью их оценки, прогноза, корректирования с помощью обратной связи.

Подобное определение, считает Ленуар, помогает выявить наиболее существенные ожидания общественных масс и установить вероятность свершения того или иного факта, события, конфликта с большей вероятностью, чем, основываясь на ситуативно главенствующем в массовом сознании. [34]

Со слов И. Г. Ясавеева, возможности ПР могут быть использованы в целях конструировании социальных проблем.[35] Это поможет целенаправленно вести информационную деятельность в различного рода ситуациях. Проблемы не существуют, если о них не говорят. В российском обществе политическое внимание, а вслед за ним и внимание СМИ в основном обращено к проблемам терроризма, преступности, употребления наркотиков. Эти проблемы стали общественно значимыми для всей страны, теперь само общество, каждый человек заинтересован в их разрешении. Ясавеев сообщает, что и на местном уровне существуют свои сложные задачи, которые требуют решения. Местное самоуправление не в состоянии решить их без поддержки населения (один в поле не воин). Поэтому власть посредством использования ПР методов должна акцентировать внимание на конкретной проблеме и сделать ее общественно значимой. Боязнь же привлечь внимание общественности к спорным вопросам и недооценка необходимости учиться жить и работать в новом социокультурном режиме рыночных отношений, при котором значительно расширяются сферы влияния общественного мнения и деятельности коммерческих и общественных структур приводит к еще более усугубляющейся ситуации.

Но в нашей стране заставить общество быть социально активным является не простой задачей. По данным, приведенным М. Н. Матюшиным, чуть больше 20% россиян готовы защищать свои права и больше 60%[36] считают, что на нашу власть никак нельзя повлиять. В качестве доказательства выступает отказ населения участвовать в выборах.

Повышение же социальной активности кроется в обеспечении позитивных тенденций развития экономики и духовной сферы.[37] В данном свете становится явным, что традиционные общественные институты не способствуют социальной активности населения. Профессиональные сообщества по социальной коммуникации и социальному управлению как раз могут стать такими социальными институтами.

Лихтенштейн Б. М., Новгородова М. В. предлагают создание общественной сети города.[38] Авторы считают, что такой подход создаст основу для развития местных информационных ресурсов, через систему поддержки частных лиц в создании своих собственных информационных и коммуникационных служб и управлении ими. Такой подход бесспорно должен способствовать налаживанию связей между властью и населением, активизировать общение граждан и подвигнуть их на решение частных и общественных интересов и инициатив.

Со слов Джорджа Сороса, приверженца этой идеи,[39] в России люди устали от накопившихся проблем. Они осознают необходимость творить разумное и делать доброе, вечное, но либо не верят, что в их силах что-либо изменить, либо ждут, пака их позовут сажать деревья, ремонтировать скамейки и т.д.

Механизмом повышения социальной активности может служить:

-   благотворительность и волонтерство, связанное с ответственностью и возникновением вокруг него инфраструктуры;

-   использование государственными ПР-структурами социального проектирования и прогнозирования;

-   выстраивание структуры сотрудничества и партнерства, участие представителей различных элит региона;

-   проведение общественных компаний, когда фирма социальной активности завоевывает все большую популярность;

-   использование технологий социального конструирования местных сообществ, способствующие гармонизации социальных отношений, снятию социальных перенапряжений;

-   регулирование многих частных задач конкретными технологиями, например паблик-рилейшенз, подбор, расстановка и воспитание муниципальных служащих, формирование их имиджа, конструирование управленческой команды;

-   так же используется широкий набор частных способов и методов оптимального использования социально-психологического ресурса. Вот некоторые из них:

- обеспечение, гарантирование социальных перспектив;

- содействие ритмичности жизнедеятельности местного сообщества,

интенсификация социокультурного времени;

- согласование личных и групповых интересов жителей;

- повышение авторитета местной администрации;

- повышение уровня социальной информированности населения.