Регулирование рынка труда в Швеции

Регулирование рынка труда не было введено вплоть до начала 70-х годов, а активная политика на рынке труда в более широком масштабе начала проводиться только лишь с конца 70-х годов, хотя концепция такой политики была разработана уже в 50-х годах. Государственные сбережения и предложения кредитов начали играть важную роль лишь с середины 60-х годов, во многом благодаря созданию государственных пенсионных фондов. Централизация в государственном секторе стала заметной вследствие вынужденного объединения 2000 муниципалитетов в 280, которое происходило с середины 50-х годов по 1975 год. Кроме того, от муниципалитетов все чаще требовалось улучшать как качество, так и количество предоставляемых услуг в соответствии со стандартами, определяемыми центральным правительством. Несмотря на то, что уже с 50-х годов установление заработной платы стало высокоцентрализованным, вплоть до конца 60-х годов, этот механизм с трудом использовался для смягчения дифференциации заработной платы, из-за так называемой политики "солидарности в заработной плате". Попытки перераспределить доходы с помощью постепенного увеличения высоких предельных налоговых ставок увенчались налоговой реформой 1971 года. В частном секторе централизация началась лишь после Второй мировой войны и происходила постепенно, зачастую поощряемая правительством. Взаимоотношения между представителями капитала (работодателями) и труда (наемными работниками) в Швеции часто описываются как высококооперативные, т.е. ориентированные на достижение согласия. Эта кооперация напоминает Сальтсьебаденское соглашение сторонников централизма 1938 года между Шведской федерацией профсоюзов и Шведской федерацией работодателей. Оно было направлено на мирное разрешение конфликтов, чтобы избежать государственного вмешательства в процессы на рынке труда.

Часто считается, что такое сотрудничество способствовало относительно низкому уровню забастовок и локаутов после Второй мировой войны.

Само по себе данное сотрудничество лишь с большой натяжкой можно рассматривать как проявление "корпоративности". Правительство практически не участвовало в этих процессах, если не считать "морального убеждения" и спорадических (хотя и не очень успешных) попыток осуществлять базирующуюся на налогах политику доходов. Однако, как и в некоторых других странах Западной Европы, в Швеции можно найти и чистые примеры корпоративности, если под этим понимать формализованное (административное) сотрудничество между частными организациями и государством. Например, многие "группы давления", отчасти как наследие Второй мировой войны, представлены в различных административных и судебных управлениях. Более того, разнообразные независимые организации, традиционно являвшиеся важным элементом гражданского общества, после Второй мировой войны постепенно становились финансово зависимыми от государства и его административных ведомств. Примерами могут служить - профсоюзы, организации арендаторов, культурные и образовательные организации, политические партии и средства массовой информации.

Профессиональные союзы подверглись самому сильному политическому и административному воздействию. В то же время они получили от государства существенные привилегии. В начале 70-х годов профсоюзы добились успеха в проталкивании выгодного им трудового законодательства, после того как они не получили желаемого в ходе централизованных переговоров с работодателями. Главным объяснением этого обстоятельства является их альянс с доминировавшей СДРП, которая находилась у власти большую часть времени, начиная с 1932 года. Таким образом, профсоюзы Швеции ведут активную борьбу на два фронта и нередко добиваются существенных успехов, максимально используя предоставленные им конституцией и правительством права. Амбиции профсоюзов в захвате власти достигли пика во второй половине 70-х годов, когда они предложили создать контролируемые ими финансируемые за счет налогов "фонды рабочих, получающих заработную плату", предназначенные для того, чтобы принять руководство над большей частью собственности шведских корпораций на рынке капиталов.

В дополнение к властным амбициям профсоюзы мотивировали свои предложения стремлением не допустить резкого обогащения акционеров высокопроизводительных фирм в соответствии с принципом солидарности в установлении заработной платы, который, как полагали, удержит рост заработной платы в таких фирмах. В более общем виде эти предложения могут рассматриваться как одностороннее аннулирование подразумевавшегося "договора о сотрудничестве" между трудом и капиталом. Это внесло вклад в отчетливое ухудшение отношений между Федерацией профсоюзов и Федерацией работодателей в конце 70-х и начале 80-х годов. Впрочем, априори можно было заранее сказать, что иначе-то и быть не могло. Кто же добровольно в одностороннем порядке будет отказываться от своих привилегий. Особенно отчетливо это можно было наблюдать в период перестройки прав собственности в нашей стране в 90-е годы.

После горячих споров и значительных колебаний со стороны Социал-демократической рабочей партии смягченный вариант "фондов рабочих, получающих заработную плату", увязанный с общей государственной пенсионной системой, был принят в 1993 году, но затем эти фонды были ликвидированы несоциалистическим правительством в 1994 году. Ухудшению отношений между профсоюзами и ассоциациями работодателей способствовали также идеологические нападки, начавшиеся в начале 80-х годов, когда позиция Федерации работодателей сместилась в направлении большей ориентации на принципы свободного рынка. Ярче всего это ухудшение проявилось в усилившихся спорах между профсоюзами и ассоциациями работодателей относительно того, какие формы установления оплаты труда следует использовать, какой должна быть структура относительной заработной платы и, если серьезно говорить о более фундаментальных вещах, то - какой должна быть роль государства в обществе. Все это означает, что представление о Швеции как о стране с высоким уровнем согласия между профсоюзами, ассоциациями работодателей и правительством в действительности нельзя считать точным, особенно с середины 70-х годов. Правильнее было бы сказать, что после Второй мировой войны доминировал альянс между СДП и профсоюзами, входившими в Федерацию профсоюзов, хотя довольно часто возникали весьма существенные трения и разногласия внутри этого альянса.

Однако наиболее характерной чертой шведского государства благоденствия и благосостояния является то, что социальные услуги - такие, как уход за детьми или поддержка престарелых, обеспечиваются в основном за счет государства (фактически муниципалитетами или региональными властями), а не за счет семей или частного сектора, как в большинстве развитых стран. Это различие проявляется в том, что финансируемое за счет налогов потребление "социальных" услуг, в начале 90-х годов составляло в Швеции около 20% от ВНП по сравнению с 10% в среднем по ЕС. Во многом благодаря щедрой политике в области благосостояния совокупные расходы государственного сектора колебались с конца 70-х годов в интервале 60-70% ВНП. Для европейских стран ОЭСР данный показатель не превышал 45-50%. Из этих расходов на трансферты обычно приходилось 35-40 процентных пунктов и на государственное потребление 27-30%. Если выплаты измеряются как нетто-величина, т.е. из них вычитается подоходный налог, уплачиваемый получателями социальных пособий, то совокупные расходы государственного сектора как доля в ВВП в Швеции в начале 90-х годов были на 10% ниже, чем те же показатели, измеренные в валовых величинах. В нетто-измерении расходы государственного сектора в Швеции были примерно на том же уровне, что и в Бельгии, Дании и Нидерландах и в других странах.

Другим способом иллюстрации роли государственных расходов в Швеции является сравнение числа граждан, которые финансируются за счет налогов, с теми, кто финансируется рынком. В первую группу входят те, кто либо работает в государственном секторе (за исключением коммунальных служб и муниципальных корпораций), либо живет в основном за счет различных типов трансфертных платежей. В то время как в 1960 г. соотношение между этими двумя группами составляло 0,38, в 1990 г. оно достигло 1,51, а в 1995 году - 1,83.

По международным стандартам это очень высокое значение. Следует сказать также, что относительно раннее старение населения Швеции и резкое увеличение участия женщин в труде усилили фактор давления на правительство в направлении увеличения пенсий, субсидирования обеспечения престарелых и детей. Сильное влияние на политику правительства, которое оказывают организованные "группы власти", отражающие корпоративную структуру общества, является другим объяснением огромной экспансии расходов государственного сектора.

Данные исследований, сопоставляющих показатели различных стран, показывают, что подготовка и рассмотрение бюджета в Швеции вплоть до бюджетной реформы в середине 90-х годов велись более небрежно, чем в других развитых странах [1]. Однако, возможно, лучше всего резкую экспансию расходов государственного сектора можно объяснить тем, что конкурирующие политические партии предполагали приобрести популярность среди электората и различных "групп власти", в то время как негативные воздействия этого процесса на национальную экономику не были вполне очевидны.

Одним из показателей того, что мероприятия по созданию государства благосостояния и связанные с ними налоги способствовали сжатому распределению располагаемого дохода, служит то, что данное распределение является значительно более сжатым, чем распределение факторных доходов. Более того, домашние хозяйства (включая пенсионеров) с располагаемым доходом ниже уровня бедности, рассчитанного традиционным способом, т.е. составляющего 40-50% среднего дохода, соответствуют только одной пятой такого же показателя, рассчитанного на основе дохода до выплаты социальных трансфертов. Другим показателем важности перераспределений в государстве всеобщего благосостояния является тот факт, что распределение факторных доходов не расширялось в тот период, когда системы налогообложения и выплат стали более прогрессивными, т.е. в 60-е и 70-е годы.

На самом деле, распределение факторных доходов также стало более сжатым. Среди исследователей этой области существует единое мнение, что выравнивание факторных доходов было результатом как рыночных сил (особенно увеличения предложения хорошо образованной рабочей силы), так и политики солидарности в установлении заработной платы, проводимой шведскими профсоюзами. Так политика смогла частично повлиять на выравнивание доходов, поскольку проводилась в условиях централизованного установления заработной платы. В действительности эту систему следовало бы охарактеризовать как "многоэтажное" установление заработной платы - с последовательными торгами по заработной плате на централизованном, отраслевом уровнях и на уровне предприятий. Попытки профсоюзных представителей, вовлеченных в переговоры по зарплате на централизованном уровне, уменьшить различия в размере заработной платы оставались более или менее безуспешными вследствие последовательных торгов на более низких уровнях.