Роль субъективного и объективного факторов в историческом творчестве

В своих действиях люди исходят из потребностей и мотивов, преследуют определенные цели, руководствуются идеями, т.е. действуют сознательно. Действия индивидов сливаются в поток действий масс, социальных групп, партий, правительств. В ходе общественной жизни возникают и борются прогрессивные и реакционные, передовые и устаревшие, правильные и ложные идеи. Сталкивается множество индивидуальных и групповых, национальных и межгосударственных целей и интересов. Бушует море человеческих страстей — возвышенных и низменных, благородных и отвратительных.

Каждое новое поколение людей, вступая в жизнь, не начинает историю заново, а продолжает то, что сделано их предшественниками. Следовательно, деятельность в определенной мере уже задана объективными условиями, не зависящими от их осознания и воли и обусловливающими в основном характер и способ деятельности людей, направление и формы их социальной активности. К этим условиям относится в первую очередь определенный уровень развития производства и общественных отношений. В этом проявляется объективный фактор истории.

Но каждое новое поколение не просто повторяет то, что делалось их предшественниками, а реализует свои собственные потребности и интересы, осуществляет свои собственные цели. Разнообразная деятельность людей, их живой труд и есть то, что составляет сущность субъективного фактора истории. Субъективный фактор потому и называется так, что раскрывает деятельность субъекта истории, каковым являются массы, социальные группы и отдельные люди.

Таким образом, история предстает как переплетение и взаимодействие двух факторов — субъективного и объективного. Процесс их взаимодействия характеризуется определенной тенденцией, направленностью. Роль субъективного фактора в истории постоянно возрастает, и это всеобщая историческая закономерность. Необходимое условие ее реализации — разумное проявление субъективного фактора на основе правильного и строгого учета объективных закономерностей развития общества. При этом последнее отнюдь не означает фатальной предопределенности — ведь в основе общественной жизни лежит активная практически-преобразующая деятельность людей, которая регулируется их потребностями, сознанием, волей и т.п. Она заключает в себе и порождает различные возможности. Социальный детерминизм вовсе не отрицает свободы воли человека, напротив, он предполагает сознательный выбор мотивов и целей деятельности.

Детерминизм означает, что все события, совершающиеся в мире, происходят при определённых условиях, что вне этих условий они произойти не могут. Исходный принцип детерминизма звучит так: все вещи и события окружающего мира находятся в самых различных связях и отношениях. Вследствие этого детерминизм не сводится только к причинно-следственным связям. Причинный детерминизм приводит к искажённому представлению о человеке как о пассивной игрушке, отданной во власть непреодолимых сил – или природы, или общества[5].

Наиболее последовательный и основательный анализ взаимодействия субъективного и объективного факторов дали К. Маркс и Ф. Энгельс. Знакомство с работами классиков показывает, что они никогда не ставили безусловно развитие «субъективного фактора» в зависимость от «объективных условий», не абсолютизировали роли этих условий в процессе диалектического взаимодействия. К. Маркс пишет: «Материалистическое учение о том, что люди суть продукты обстоятельств и воспитания, что, следовательно, изменившиеся люди суть продукты иных обстоятельств и измененного воспитания, — это учение забывает, что обстоятельства изменяются именно людьми и что воспитатель сам должен быть воспитан»[6]. Объективные «обстоятельства» жизни людей изменяются не сами собой, они изменяются людьми. Эту же мысль высказывал Ф. Энгельс: «Люди сами делают свою историю...».[7] Объективные условия (т.е. совокупность результатов деятельности разнообразных объектов данного исторического субъекта) создают необходимые предпосылки для осуществления какого-либо преобразования, но оно происходит лишь тогда, когда имеется для этого налицо соответствующая общественная сила, выступающая в роли социального субъекта. Именно этот субъект осуществляет историческое действие в соответствии со своими интересами и возможностями. В процессе деятельности он создает новую систему, отвечающую его природе. Марксизму не чуждо признание решающей – в определённых ситуациях – роли субъективного фактора в осуществлении тех или иных преобразований, вплоть до коренных, революционных[8].

В пользу того, что в процессе исторического творчества решающую роль играет субъект исторического творчества, говорит и известный тезис о народе как творце истории. Вместе с тем подобный тезис явно находится в прямом противоречии с тезисом об определяющей роли в общественном развитии объективных условий. Если признать, что эти объективные условия детерминируют, пускай в главном и основном, деятельность народных масс, то последние не могут быть творцами истории, не могут оказывать решающего влияния на протекание исторических событий. Примат объективных условий над субъективным фактором с необходимостью порождает идеологию и психологию социальной пассивности и застоя, неверия в возможность изменения хода тех или иных социальных событий в нужном для субъекта исторического творчества направлении. Если признать, что объективные условия доминируют над развитием субъективного фактора, то творческое начало в деятельности народных масс сводится на нет. Только признание ведущей роли социального субъекта во взаимодействии с социальным объектом позволяет методологически обосновать положение о народе как творце истории.

Примат субъекта над объектом давно замечен и на уровне обыденного сознания. «Человек — хозяин своей судьбы» — говорят в народе. Но если опять-таки признать первенство объективных условий над субъективным фактором, то человек никогда не сможет быть хозяином своей судьбы, он будет в главном и основном зависеть от этих объективных условий. Тогда как на самом деле в реальной жизни, не снимая важности и существенности объективных условий, социальная активность человека как раз в том и заключается, что он старается «сделать обстоятельства человечными» (К. Маркс), т.е. благоприятными для своей жизни[9].

Определяющее воздействие субъекта исторического творчества можно показать на примере проведения социальных революций. Роль субъекта исторического творчества при переходе от одной общественно-экономической формации к другой может играть определенный общественный класс, который выступает в качестве революционной силы. Для того чтобы он успешно смог выполнить свою историческую миссию, необходимо единство субъективных и объективных предпосылок. Однако судьба революции зависит от того, в достаточной ли мере созрел для этого конкретный революционный класс.

«Ошибочно было бы думать, — указывает В. И. Ленин, — что революционные классы всегда обладают достаточной силой для совершения переворота, когда этот переворот вполне назрел в силу условий общественно-экономического развития. Нет, общество человеческое устроено не так разумно и не так «удобно» для передовых элементов. Переворот может назреть, а сил у революционных творцов этого переворота может оказаться недостаточно для его свершения, — тогда общество гниет, и это гниение затягивается иногда на целые десятилетия»[10].

В. И. Ленин отмечает в своих работах, что без объективных изменений («революционной ситуации») революция по общему правилу невозможна, он приводит несколько примеров (60-е гг. XIX в. в Германии, 1859—1861 и 1879—1880 гг. в России), когда объективные предпосылки были налицо, а революций не произошло. Отвечая на вопрос «почему?», В. И. Ленин подчеркивает: «Потому, что не из всякой революционной ситуации возникает революция, а лишь из такой ситуации, когда к перечисленным выше объективным переменам присоединяется субъективная, именно: присоединяется способность революционного класса на революционные массовые действия, достаточно сильные, чтобы сломить (или надломить) старое правительство, которое никогда, даже и в эпоху кризисов, «не «упадет», если его не «уронят»[11].

В. И. Ленин вновь, и совершенно определенно, говорит об определяющем значении субъективного фактора. Он обращает внимание на то, что в социальных революциях роль субъекта исторического творчества может выполнить не любой социальный индивид, а лишь «революционный класс», который способен на сильные массовые действия, чтобы «уронить» правительство господствующего реакционного класса. Этот революционный класс разрушает старую общественно-экономическую систему и создает новую, соответствующую его интересам. И потому каждая историческая эпоха имеет своего специфического субъекта исторического творчества.

Идея глобальных общественных изменений должна опереться на специфический интерес конкретной социальной группы. В противном случае какие-то отдельные индивидуумы могут сколько угодно критиковать существующие общественные условия, протестовать, но всё останется по-старому, потому что нет активной группы, которая организует борьбу и доведёт её до конца.

Таким образом, ситуация исторического творчества предполагает наличие активного субъекта, который познаёт и преобразует социальную действительность в соответствии со своими убеждениями, идеалами и.п. В историческом творчестве сочетаются объективный и субъективный факторы.