Совершенствование социальных технологий в сфере социального туризма

Традиционная российская система социальной защиты была ориентирована на предоставлении льгот, дотаций, пособий за определенные заслуги отдельным категориям населения, что соответствовало официальной идеологии. Проблема помощи нуждающимся и смягчения бедности наиболее остро обозначилась с началом рыночных реформ. Однако сохранение традиционных подходов и так называемое «плоское» распределение социальной помощи без различий между бедными и теми, кого нельзя отнести к этой категории, незначительный размер социальных пособий, проявились в ограниченности предоставляемой помощи, вследствие чего преобладающая часть малообеспеченных ее вообще не получала.

Свидетельством распределения социальных дотаций и льгот без связи с реальной нуждаемостью и как временное решение проблемы могут служить данные выборочных обследований получателей по десятипроцентным группам населения в 2002 г. . На долю получателей первой децильной группы с наименьшими располагаемыми ресурсами приходится всего 6,4%, тогда как на десятую децильную группу с наибольшими располагаемыми доходами – 12,8% от объема перечисленных льгот и дотаций. Следует отметить, что процентная доля социальной помощи, получаемой нижней децильной группой населения составляла в Польше 20%, в Венгрии и Болгарии – 27%, в Эстонии – 35%.

Особенно показательно в отношении несправедливости распределения дотаций и льгот на оплату отдыха, когда на долю первой децильной группы населения приходится 2,0%, а десятой (наиболее высокодоходной) децильной группы – 25% от объема соответствующих выплат.

Отсутствие объективного учета действительных интересов и потребностей различных групп населения проявляется в просчетах при структурировании субъектов социальной политики и определении приоритетов в комплексе практических мер по ее реализации. Особенно это важно для тех видов социальной помощи, где социальные выплаты и льготы имеют преимущественно нестраховой характер, в т.ч. оплата отдыха, содержание детей в детских дошкольных учреждениях и др.

Все более насущными становятся, по нашему мнению, задачи создания современных социальных технологий, направленных на преодоление социального неравенства и социальной несправедливости. Современное понимание социальной справедливости связывается в основном с распределительной справедливость, которая не может быть реализована без внешнего вмешательства. Реализуя справедливость, как естественное право человека на удовлетворение своих социальных потребностей в приемлемом уровне жизни, социальной защите и минимальных социальных благах, государство берет на себя реализацию этой функции, осуществляя насильственное перераспределение. В связи с этим, возникает необходимость создания социальных технологий, позволяющих достаточно полно и эффективно выполнять перераспределительные процессы.

Социальные технологии, как представляется, должны включать методические подходы к анализу социально-экономических ситуаций и решению социальных проблем, а также разработку комплекса мер по их практической реализации.

Преобладающая часть социально значимых благ являются благами совместного потребления с избирательностью, альтернативностью использования. Избирательность в практическом аспекте означает необходимость использования социально-экономических критериев отбора, которые позволяют адекватно оценить сложившуюся ситуацию, соразмерить социальные затраты и социальные выгоды.

Российская практика отбора нуждающихся в услугах социального туризма, как представляется, складывается по двум основным направлениям: на работе:

во-первых, с учреждениями, специализирующимися на социальном обслуживании отдельных категорий граждан (детские дома, школы-интернаты, учреждения социального обслуживания престарелых и инвалидов и т.п.);

во-вторых, с нуждающимися семьями либо отдельными лицами через систему государственного социальной защиты.

Если процедура отбора осуществляется специализированными учреждениями социальной защиты, контингент подопечных лиц которых довольно однороден, то формирование групп потенциальных потребителей (туристов) идет по каким-либо конкретным признакам: «по интересам», по возрасту, по медицинским показаниям и др.

При работе с нуждающимися семьями или отдельными лицами перед органами государственного социального обеспечения встает проблема поиска дополнительных критериев отбора, поскольку, количество заявлений о потребности в социальных услугах значительно превышает выделяемое число путевок.

Поскольку потребности в организованном отдыхе, санаторно-курортном оздоровлении, туризме не относятся к первым жизненно важным потребностям, ресурсы на них выделяются по остаточному принципу, то и практика отбора нуждающихся строится в зависимости от их активности и настойчивости. Отсутствие обоснованных методических подходов к определению приоритетов нуждаемости ведет к случайному распределению, несправедливому предоставлению льгот. Тем не менее представляется важным изучение отечественного и зарубежного опыта оценки нуждаемости в социальной защите населения.

Решение неотложных социальных проблем и выработка новых подходов в социальной политике в нашей стране происходили параллельно с экономическими реформами. Начиная с 1992 г. осуществлялась адресная социальная поддержка семей с несовершеннолетними детьми, основывавшаяся на учете особенностей различных групп населения и типов семей (многодетные, неполные и т.п.). Впоследствии для усиления адресности социальной поддержки семей с детьми федеральным законодательством был введен учет доходов семьи при предоставлении права на пособие. Одновременно изменились организация и порядок выплаты пособий, начиная с 1997 г. субъекты Федерации получили право передавать функции назначения и выплаты пособий от предприятий, учреждений, организаций территориальным органам социальной защиты населения.

Бесперспективность попыток решить социальные проблемы путем увеличения финансирования, необходимость повышения эффективности программ социальной помощи и социальных расходов, стремление усилить обоснованность предоставления социальных льгот и пособий, поиск возможностей создания заинтересованности конкретного человека в защите от многих социальных рисков потребовали уточнения принципов социальной политики. В ее основу были заложены такие принципы как признание семьи, а не отдельного гражданина в качестве основного объекта социального помощи; постепенный переход к адресным компенсациям нуждающимся; укрепление государственных гарантий, в т.ч. на федеральном уровне, с тем чтобы социальные услуги, предоставляемые населению в пределах установленных норм, оплачивались своевременно и в полном объеме; перевод социальной защиты обеспеченных семей преимущественно на страховую основу.

Перемены, произошедшие в России в течение переходного периода, отрицательно сказались на средних показателях уровня жизни населения и социальных стандартах, вследствие чего официальный уровень бедности к началу 1999 г. достиг рекордной величины – 38%. Хотя центральное место нуждающихся в социальной поддержке занимали семьи с несовершеннолетними детьми и пенсионеры, однако анализ бедности в России свидетельствовал о том, что ни одна группа или категория не может быть выделена в качестве приоритетного субъекта социальной политики, но при этом ни одна группа нуждающихся не может быть оставлена без внимания.

В целях адресности и рационального использования бюджетных средств был принят Федеральный закон «О государственной социальной помощи», который установил правовые и организационные основы оказания государственной социальной помощи малоимущим слоям или малоимущим одиноко проживающим гражданам. Для совершенствования условия реализации принципа адресности социальной помощи предусмотрены посредством федерального законодательства правовые нормы по учету различных видов доходов, при этом будут варьироваться в региональном разрезе, в зависимости от бюджетных возможностей территорий, уровня жизни и занятости населения, методические подходы по их обеспечению. Необходимость региональной дифференциации подтверждается при сопоставлении таких социально-экономических показателей регионов, как индекс потребительских цен на товары и услуги, стоимость фиксированного набора потребительских товаров и услуг, стоимость минимального набора продуктов питания, динамика реальных доходов населения, которые показывают значительные отклонения от среднероссийских показателей.

Стремление в полной мере реализовать адресную направленность социальной защиты на региональном уровне столкнулось с серьезными методологическими трудностями установления социально-экономических критериев отбора наиболее нуждающейся части населения. Применение в качестве критерия душевого дохода ниже прожиточного минимума осложнялось нерегулярностью выплат всех видов денежных доходов, а также сокрытием истинной величины доходов населением.

Материалы выборочных наблюдений и обследований бюджетов домашних хозяйств свидетельствуют о том, что четвертая часть населения России имеет денежные доходы ниже величины прожиточного минимума (табл. 25). Наибольшую долю малообеспеченных среди населения соответствующей демографической группы имеют дети в возрасте от 7 до 16 лет (32,6% в 2002 г.), молодежь в возрасте до 31 года – 26,2%, женщины в возрасте от 31 до 55 лет – 28,4%. Распределение общей численности граждан с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума показывает, что основные тяготы бедности приходятся на детей в возрасте от 7 до 16 лет и молодежь в возрасте до 31 года (суммарно 40,3% в 2002 г.), и на женщин в возрасте от 31 года и старше (суммарно 31,5%).

Основными категориями малообеспеченного населения являются по данным за 2002 г. городские жители – 62,7% от общей численности малообеспеченного населения, работающие по найму – 42,8%, что объясняется низким уровнем оплаты труда и нерегулярностью ее выплат, пенсионеры неработающие и по старости – 27,0%.

Экспериментальная апробация этой методики показала, что при использовании показателя потенциальных потребительских расходов для оценки степени нуждаемости семей, многие домохозяйства, имеющие официальные душевые доходы (зарплату в формальном секторе экономики, пенсии, стипендии, социальные пособия), величина которых не превышает прожиточного минимума, не являются бедными по показателю потенциальных потребительских расходов. Поскольку возникла вероятность обращения за пособием всех тех, чьи официальные душевые доходы ниже прожиточного минимума, то практически половина семей получила бы отказ по показателю потребительских расходов. Поэтому в балльную методику введен показатель административной границы бедности на уровне ниже прожиточного минимума, например, в Волгоградской области в ходе эксперимента он был установлен в размере половины прожиточного минимума.

Заявитель, по данной методике, мог получить отказ в назначении пособия по двум причинам: во-первых, отказывают всей семье, если ее душевые потенциальные потребительские расходы больше прожиточного минимума; во-вторых, хотя объектом социальной защиты является семья в целом, причем она расчетно имеет право на пособие, из числа получателей могут быть исключены отдельные ее члены, в т.ч. трудоспособные неработающие лица (за исключением зарегистрированных безработных, матерей, имеющих детей в возрасте до 3 лет, лиц, осуществляющих уход за инвалидами 1 группы и престарелыми старше 80 лет). В экспериментальных условиях оба эти фактора показали высокую значимость в силу таких причин, как теневая занятость, скрытая безработица и т.п. Особенно это характерно для сельских жителей, т.к. проживание в сельской местности ведет к дооценке потенциальных потребительских расходов, а, следовательно, снижает вероятность назначения пособия. Оценка результатов пилотной программы привела к необходимости обоснования дифференцированных показателей потенциальных потребительских расходов для городских и сельских жителей.

Применение балльной методики и, в частности, ее основного критерия душевых доходов ниже административной границы бедности, выявило в качестве новых получателей социальной помощи ранее не имевших права на это пособие, во-первых, «новых бедных» (т.е. семьи, состоящие из трудоспособной супружеской пары и 1–2 детей); во-вторых, в традиционно бедных семьях отмечено расширение круга получателей пособия за счет трудоспособных взрослых членов семей в силу низкого уровня зарплаты и нерегулярности ее выплаты, детей в возрасте до 16 лет, школьников 16–18 лет.

Применение балльной методики показало, что среди многообразия учитываемых при назначении пособия факторов, наличие детей в семье имеет решающее значение. Повышение уровня административной границы бедности дает двоякий результат: с одной стороны, увеличивается количество семей, у которых должны быть приняты документы к рассмотрению, с другой стороны, возрастает число отказов как из-за разности величины потенциальных потребительских расходов и прожиточного минимума, так и из-за ограниченности ресурсов на выплату пособий. Кроме того, с ростом уровня административной границы изменяется контингент получателей пособий. Так, при повышении уровня административной границы до 60% право претендовать на пособие получают такие традиционно бедные категории городских семей, как многодетные, неполные, супруги-пенсионеры), до 70–80% – многодетные и неполные семьи.

Балльная методика в целом вполне эффективна для практического применения и оценки нуждаемости семей в социальной защите, связанной с первыми жизненными потребностями в питании, одежде, жилье. Она позволяет выравнивать социально-экономическое положение семей, находящихся в сложных жизненных ситуациях. Предоставление социальной помощи по критериям балльной методики позволяет малообеспеченным семьям выжить. Однако она не предназначена для нивелирования качественных условий жизни, не затрагивает проблемы обеспечения минимально необходимого уровня гарантий в таких сферах, как культура, физическая культура и спорт, туризм и санаторно-курортное обслуживание, также входящих в перечень государственных минимальных социальных стандартов.

Обобщение опыта разработки социальных технологий позволяет обосновать наиболее основные методические подходы к отбору и определению нуждающихся в услугах социального туризма. Поскольку потребность в организованном туризме не входит в круг первых жизненных потребностей, то социальная помощь на эти цели должна предоставляться на заявительной основе семьям, в которых душевой доход не достигает уровня прожиточного минимума. Представляется целесообразным два варианта социальной помощи: во-первых, денежный, когда выплаты предназначаются для возмещения транспортных, экскурсионных расходов, приобретения билетов на культурно-развлекательные мероприятия (театральные спектакли, концерты, спортивные зрелища и т.п.); во-вторых, «натуральный» – предусматривающий предоставление туров группам или отдельным потребителям. Отбор нуждающихся в услугах санаторно-курортного характера должен учитывать преимущественно медицинские показания, тогда как собственно туристские услуги должны предоставляться с учетом возрастных особенностей. Во втором варианте целесообразно приоритетным считать семьи с несовершеннолетними детьми (многодетные, неполные семьи).

Прямое обеспечение адресной доступности социальной поддержки и защиты путем администрирования создает определенные «провалы», которые выражаются в локализации потребления отдельными не всегда самыми нуждающимися категориями населения, усиливает бюрократизацию и сопровождается ростом административных издержек, ведет к диспропорциям в соотношении спроса и предложения социальных услуг.

Одно из направлений модернизации системы социальной защиты д.э.н. Калашников С.В. связывает с «заявительным механизмом оказания социальной помощи», смысл которого состоит в том, что «социальные выплаты не навязываются, а предоставляются только тем, кто их просит и в них нуждается».

Заявительный принцип социальной помощи положительно зарекомендовал себя в ряде развитых стран. Так например, в Германии обратившийся за помощью обязан предоставить сведения о своих доходах и доходах ближайших родственников, а также супруга, а также об имеющихся в семье сбережениях и имуществе. Это предусмотрено Федеральным Кодексом Германии (1962 г.), в котором указано, что социальная помощь предназначена как для поддержания нормальных условий жизни, соответствующих нормальному человеческому достоинству, так и в экстремальных ситуациях, но при этом человек обязан и сам позаботиться о себе. Заявитель заполняет достаточно сложную анкету, сведения которой документально подтверждаются и проверяются социальной службой. Оказываемая в результате помощь является действительно адресной и эффективной.

Представляется, что заявительный принцип предоставления социальной помощи в виде услуг социального туризма должен стать основным, поскольку тогда отбор нуждающихся приобретает адресный характер и позволит эффективно использовать имеющиеся ресурсы.

Таким образом, семьи, среднедушевой доход в которых не достиг прожиточного минимума и обеспечивает удовлетворение лишь первых жизненных потребностей, на основе заявительного принципа получают возможность подняться на качественно новую ступень в условиях жизни и преодолеть социальную изоляцию. Вместе с тем, расширяется доступность услуг социального туризма, усиливается их адресность, более полно реализуются государственные минимальные социальные стандарты.