Социальная работа с семьей в ситуации развода

Первые сведения о фактах ухода мужа от жены или жены от мужа относятся к первобытнообщинному строю [4, c. 63]. С. Я. Вольфсон называет племена ирокезов, кондов и др., у которых в данный период право расторжения брака принадлежало исключительно жене. Хотя фактический производитель ребенка мог быть известен, он не считался его отцом, и в случае расторжения брака все дети следовали за матерью. Автор также отмечает, что в Египте, например в брачных договорах фиксировалось право жены расторгнуть брак, если она возненавидит своего супруга или полюбит другого, заранее устанавливались высокие штрафы за проступки со стороны мужа, а женщине предоставлялось абсолютное право распоряжаться принесенным в дом имуществом, а также оставлять семью [4, с. 63].

В рабовладельческом обществе разводы представляли собой естественную реакцию на порабощенное положение женщины, хотя государство пыталось сдержать распад патриархальной семьи путем жестоких репрессий.

В период феодализма в христианских странах развод становится сложной и редкой процедурой. Интересно, что в этот период в католических странах измена не считалась достаточной причиной для расторжения брака. Последствием супружеского предательства феодалы делают не развод, а материальную компенсацию, так как считалось, что измена жены — это нарушение права собственности и требует имущественного возвращения пострадавшему [4, с. 85].

Что касается нашей страны, то развод в языческой Руси проходил свободно. Вопрос о нравственно-этической оценке явления встает на повестку дня после Крещения Руси. Формируется двойственное отношение к разводу. С одной стороны, принятие христианства большинством населения означало обязательное признание святости и нерушимости церковного брака, в связи с чем даже само желание кого-то из супругов расторгнуть брачные узы должно было рассматриваться как отклонение от нормы. Закладываются основы отрицательного отношения общества к разводу, появляются запреты на возможность расторжения брака в законодательстве и первые карающие санкции со стороны церкви и государства по отношению к разведенным, масштабы явления уменьшаются. С другой стороны, в отличие от католической православная церковь признавала возможность развода: на Руси, хотя и формально, существовали поводы к прекращению брака (основным являлось прелюбодеяние, так как на расторжение брачных уз в случае измены указывает Евангелие). Некоторое время даже после Крещения Руси допускался развод по обоюдному согласию супругов. [8, с. 107].

С началом образования Российского централизованного государства и вплоть до воцарения Петра I негативное отношение к разводу как к явлению девиантному, «Богопротивному» усиливается. Усложняется процедура расторжения брака, а развод по обоюдному согласию запрещается законом. Это связанно прежде всего с проникновением в массовое сознание и светское законодательство христианского догмата о святости и нерушимости брака. С этого момента его расторжение возбраняется не только церковью, но и государством.

Переход к капитализму внес коррективы в брачно-семейные отношения. Общественное мнение о разводах изменяется, семейное и бракоразводное право совершенствуется. При изучении отношения российской общественности к разводу в период Империи (1672 —1917 гг.) может показаться, что оно стало более лояльным. Расширилось число допустимых поводов к разводу [8, с. 58].

Несмотря на то, что поводы к расторжению брака в законах оговаривались, процент официальных разводов в дореволюционной России был низким. Среди высших слоев общества было, правда, много разводов: если вопрос о повторном браке не стоял, супруги заменяли юридический развод разъездом. Но в широких массах населения брак считался нерушимым. Более того, принято говорить о патриархальной семье как образце устойчивости.

Таким образом, прочность института брака и, как следствие, негативное отношение к разводу в мире в целом и в дореволюционной России, в частности, укреплялись и поддерживались объединенными усилиями церкви и государства, социальными и национальными запретами, общественным мнением и предрассудками. Единичные факты разводов рассматривались скорее как исключение из общего, незыблемого правила о нерушимости брака [8, с. 74].

Революционные изменения в сфере расторжения брака происходят в XX в. после октября 1917 г. В Советской России впервые в мире был юридически закреплен развод по требованию любой из сторон в браке. Однако реакция общества как на семью нового типа, так и на возможность свободного развода была противоречивой и непримиримой.

Под влиянием событий, происходящих в СССР, а также в результате достижений феминистского движения многие страны ввели в свои законодательства право развода. В результате число разводов в среднем по ряду стран только в период с 1900 по 1924 г. увеличилось на 160% [4, с. 136].

В конце XX— начале XXI в, проблема роста расторгнутых браков особенно остра. При этом уровень разводимости в том или ином государстве находится под сильным влиянием существующего в нем брачно-семейного законодательства, сложившегося опять же не без влияния религиозных догматов и этнических особенностей. Именно его специфика и характер вносимых в него изменений затрудняют сопоставление разводимости между странами.

Сегодня отношение к разводу с одной стороны очень лояльное: право на развод в большинстве стран узаконено; реальных препятствий для расторжения брака в принципе нет (или мало); процедура ведения бракоразводных дел и решения спорных вопросов отработана; сам развод из явления в прошлом запретного, исключительного трансформировался и стал массовым; большое количество неполных семей с детьми и повторные браки обыденны; вступая в брак, многие будущие супруги изначально допускают, что в случае неудач в семейной жизни разведутся, и т. д. Но с другой стороны в современном социуме продолжают существовать стереотипы (и, как правило, негативные) в отношении разведенных и их семей, которые порождают озлобленность к тем, кто вправе рассчитывать на помощь государства и общества, препятствуют установлению контактов между специалистами социальных служб и разведенными по инициативе последних, затрудняют адаптацию супругов и детей к пост разводному периоду. В некоторых сферах общества (например, в политике) человеку, имеющему статус разведенного, труднее добиться успеха в карьере. И, наконец, не менее важно, признавая «нормальность» и допустимость развода как явления, мало кто хочет, чтобы он коснулся его семьи. Эти и другие моменты во многом опровергают мнение о естественности, «нормальности» и окончательном закреплении явления в культуре [14, с. 93].

Отечественный опыт социальной работы (профессиональной и непрофессиональной в СССР) – может значительно повысить возможности решения проблем семьи в ситуации развода в современной России [10, с. 19].

Во-первых, на высоком уровне велась научно-исследовательская работа по изучению явления. Сотни теоретико-прикладных разработок, защищенных кандидатских и докторских, диссертаций, организация многочисленных круглых столов семинаров, районных, городских, республиканских, всесоюзных конференций по проблемам устойчивости семьи — тому подтверждение [10, с. 19].

Во-вторых, действовала достаточно отлаженная система профилактики разводов. Среди превентивных мероприятий особо выделялись:

1)  выпуск обширной литературы по проблемам семьи и брака;

2)  разработка и внедрение учебных пособий, брошюр, циклов лекций по вопросам брачно-семейных отношений для школ, техникумов и вузов;

3)  создание условий для выбора брачного партнера (через расширение числа клубов, бюро знакомств, для желающих вступить в брак; через организацию специальных форм отдыха, рассчитанных на не состоящих в браке людей, соблюдая оптимальное соотношение полов в группе; через увеличение сети мест неформального общения);

4)  меры по улучшению жилищных условий молодых семей (например, организация молодежных жилищных кооперативов со сниженным процентом первого взноса; строительство молодежных жилых комплексов (первые в Свердловске, Калининграде, Казани); предоставление молодоженам права на получение комнат в коммунальных квартирах из так называемого пустующего жилого фонда и др.;

5)  меры экономической помощи молодой семье, например, беспроцентное кредитование (хотя и было закреплено в законодательстве, на практике реализовывалось слабо), предоставление широких возможностей для работы по совместительству;

6) действия по улучшению здоровья населения (спортивно-оздоровительные, профилактические, санитарно-гигиенические мероприятия; поддержание высокого уровня бесплатного медицинского обслуживания и т. д.) [10, с. 20].

В-третьих, была отработана процедура ведения бракоразводных дел. С целью повышения ее качества постоянно совершенствовалось законодательство о браке и семье, которое основывалось на следующих принципах: единобрачие, добровольность брака, свобода брака и развода, гражданский характер брака и развода. Спецификой брачно-семейного законодательства в СССР было отсутствие формальных оснований для развода: суду предоставлялась свобода в оценке положений, создавших бракоразводную ситуацию. В Основах законодательства о браке и семье республиканских семейных кодексах были четко oписаны порядок и условия вступления в брак; права и обязанности супругов и их несовершеннолетних детей; нормы регулирования личных и имущественных отношений, возникших в семье между супругами, между родителями и детьми и между другими членами семьи; порядок и условия расторжения брака, разрешения споров в ходе бракоразводного процесса. Особое внимание в СССР уделялось вынесению в судебном порядке оптимального решения по вопросу о месте жительства ребенка после развода. В качестве единственной модели опеки была принята одиночная. Хотя принцип равенства родителей составлял одно из основных положений законодательства о браке и семье, ребенок как правило передавался матери [10, с. 21].

В-четвертых, Советское государство предлагало различные способы решения проблем семей с детьми в пост разводный период. В частности действовала надежная система oплаты труда, компенсаций, пособий, взыскания алиментов. В результате вопрос о материальном обеспечении семьи разведенной матери решался как правило положительно. В арсенал средств ее социальной защиты входили также действия по облегчению домашнего труда (например, через расширение сферы обслуживания семьи). Значительные усилия государства были направлены и на облегчение воспитания детей: были широко развиты формы вне семейного ухода за детьми (ясли, детские группы продленного дня в школах), что позволяло разведенным матерям успешно сочетать родительские и профессиональные роли. Наконец, разведенная женщина с ребенком имела право пользоваться определенными льготами: неполный рабочий день (не нашло должного применения), льготное получение жилья (привело к росту фиктивных разводов) и т. д.

В-пятых, нельзя не отметить и положительный опыт организации в СССР многих служб и организаций, ориентированных на помощь семье и отдельным ее членам в трудной жизненной ситуации (службы семьи, брачно-семейные консультации, службы планирования семьи, клубы молодой семьи и др.) [10, с. 21].

Система государственных мер по предупреждению и минимизации негативных последствий разводов помимо перечисленных достоинств имела, несомненно, и недостатки:

а) подготовка молодежи к семейной жизни не всегда была системной и последовательной; содержание лекционных занятий по вопросам брачно-семейных отношений в образовательных учреждениях и на предприятиях часто сводилось просто к рассуждениям о дружбе и любви, а сами занятия проводились скорее формально, нежели качественно;

б) ощущалась нехватка квалифицированных специалистов, способных грамотно организовать подобную работу;

в) многие методы работы так или иначе нарушали права человека (например, публичные «проработки» на партийных или профсоюзных собраниях тех мужей (жен), которые по «непонятным коллективу» причинам намеревались уйти из семьи);

г) несмотря на постоянное совершенствование законодательства о браке и семье, о социальной защите, в документах присутствовала идея о собственной вине разведенных в своих проблемах (например, разведенная женщина (мужчина) с ребенком не могла пользоваться теми же льготами (жилищными, связанными с трудоустройством), что и одинокая мать);

д) мероприятия по профилактике разводов и социальной защите семьи в пост разводный период финансировались исключительно из госбюджета, причем система распределения фондов социального обеспечения была в значительной степени бюрократической и безадресной и др. [10, с. 21].

Таким образом, развод как социокультурное явление в различные периоды человеческой истории имел разные характеристики. Восприятие его общественным мнением на каждом этапе различалось: имело место и однозначно негативное, и лояльное отношение. Характер реакции определяли социокультурные, религиозные, национальные установки конкретной группы, класса, общности. Именно реакция социального окружения главным образом детерминировала масштабы явления: на одних этапах он был массовым, на других – имели место единичные случаи. Инициатором развода могла выступать любая сторона, в том числе и социальное окружение семьи. Безусловно элементы негативного отношения к разводу сохраняются во многом благодаря вековым традициям восприятия его как девиации, передачи из поколения в поколение представлений о многих трудностях в жизни членов разведенной семьи, обнародованию результатов передовых исследований в области социологии, психологии, педагогики, медицины, подтверждающих данные о его негативных последствиях для супругов, детей, общества [10, с. 25].

Подводя итоги необходимо отметить не совсем приятный факт – развод был, есть и будет. Это говорит о том, что необходимо проводить работу по снижению высокого коэффициента разводимости в обществе, применяя советский опыт работы с разведенными семьями и их детьми с учетом его минусов.