Социальная теория К. Маркса и русский марксизм, легальный марксизм

Истоки и основные положения марксизма.

Карл Маркс и Фридрих Энгельс – основоположники «научного социализма» или марксизма. Марксизм представляет собой продукт длительного интеллектуального развития Европы. Его основатели стремились систематизировать достижения разных школ философской, экономической и общественно-политической мысли. В. И. Ленин говорил о трех источниках марксизма: немецкой классической философии с диалектикой Гегеля и материализмом Фейербаха, английской классической политической экономии (Смит и Рикардо) и утопическом социализме. Были и другие влияния – политический опыт революционных движений, начиная с Французской революции, достижения в области естественных наук и социальных исследований. К. Маркс, творил в эпоху расцвета позитивизма и верил в безграничные возможности науки. Но он не сводил задачу научного анализа и объяснению сущего, пониманию его разумности, как один из учителей, Гегель. Маркс, как все революционеры, стремился к общественному переустройству.

В «Тезисах о Фейербахе» (1845г.) Маркс пишет: философы лишь объясняют мир, задача состоит в том, чтобы его изменить». [2]

Основа марксизма – материалистическая интерпретация истории, исторический материализм.

Что экономическое положение и экономические интересы влияют на политические учреждения, политическую борьбу, а также представления людей было замечено очень давно. Еще Платон отмечал, что всякое государство делится на две партии – богатых и бедных. Тем не менее, считалось, что разум, мнения и страсти людей являются движением исторического развития. Само по себе экономическое положение, как правило, объяснялось свойствами людей – трудолюбием или ленью, умом или глупостью и т.п. Правда, Т. Мор увидел в частной собственности основу всех социальных неурядиц. Руссо отмечал различное противоречие между естественным и общественным неравенством, а Прудок, объявивший собственность кражей, прекрасно сознавал при этом, что она представляет собой основу современного общества.

Маркс, следуя догадкам критиков частной собственности, пытался проникнуть в тайну имущественного неравенства и общественных противоречий. Он полагал, что в их основе лежит система производства, отношения, в которые люди вступают в процессе производства, или производственные отношения. Тип этих отношений объективно обусловлен, предопределен уровнем развития производственных сил, т. е. средств производства (природные богатства и орудия труда). Производственные отношения или способ производства, определяют весь строй жизни общества и его развитие. По отношению к способу производства иные аспекты жизни общества выступают как производные, как следствие, как надстройка над экономическим базисом.

Эта оригинальная идея изложена в «Немецкой идеологии», в «Манифесте Коммунистической партии», тщательно разработана с экономической и исторической точки зрения в «Капитале» и других сочинениях, но наиболее лаконичное и обобщенное выражение она нашла в предисловии к работе К. Маркса «К критике политической идеологии».

«В общественном производстве своей жизни, - говорится там, - люди вступают в определенные, необходимые, от их воли, не зависящие отношения – производственные отношения, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производственных сил. Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышаются юридическая и политическая настройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания. Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще». [3]

Концепция классовых интересов, классовый подход по всем явлениям общественной жизни.

Но Маркс и Энгельс – не сторонники слепого экономического детерминизма. Для них экономические законы – лишь почва, на которой идет социальная жизнь. Общества создает дополнительные факторы и возможности для смены способов производства. Все известные нам до сих пор способы производства были построены на социальном неравенстве и эксплуатации. Их основа – разрыв между трудом и собственностью на средства производства. Труженик ими не располагает, он должен идти к собственнику, а тот присваивает себе часть продукта труда. При рабовладельческом и феодальном хозяйстве это делается путем прямого (внеэкономического) принуждения – рабы, крепостные лично не свободны, их заставляют работать на господ. При капитализме рабочей свободен, но его гонит на фабрику голод, а капиталист присваивает себе часть его труда в форме прибавочной стоимости, т.е. оплачивает его труд не полностью.

По мнению Маркса, главное место в надстройке занимает государство, являющееся инструментом правящего класса для стремления своего господства. По мере изменения производственных отношений изменяется и характер государства. Внутренняя структура любого государства определяется степенью развития производительных сил. Новые производственные силы обязательно сопровождаются развитием разделения труда. Кроме того, все стадии этого развития могут рассматриваться как типы и формы собственности:

1. Эдем. Первобытнообщинный строй. Производства еще нет. Люди занимаются охотой и рыболовством, выращивают домашних животных. Разделение труда крайне примитивно, как правило, на уровне разделения труда внутри семьи.

2. Рабство. Сюда Маркс относит рабовладельческую и феодальную формации. Зародыши рабства были уже в Эдеме, однако своей «чистой» формы они достигают только с ростом населения, общества усложняются, взаимодействие между племенами приобретает форму торговли или войны. В «Немецкой идеологии» Маркс пишет о том, что поначалу в сложных племенных общинах, возникшее в результате объединения нескольких племен, сохраняются традиционные формы общинной собственности, которые существуют наряду с частной собственностью, которая поначалу возникает как аномалия, а в конечном счете вытесняют общинные традиции. При феодализме, который является системой производства, основанной на земельной собственности, государство контролировалось земельной аристократией. Все люди разделены на владеющих и не владеющих землей.

3. При капитализме основная форма собственности – капиталистическая. Появляется класс торговцев, капитализм и означает победу этого нового класса, который часто называют средним классом, или буржуазией. При капитализме, когда капитал имеет большое значение, чем земля, обладающий капиталом класс капиталистов контролирует государство.

4. Еще одна форма собственности – социалистическая. Социалистическая революция может произойти, полагал Маркс, когда рабочие осознают свою власть над работодателями. Если буржуазную революцию можно охарактеризовать как победу буржуазии над феодальными землевладельцами, то социалистическая революция – победа рабочих над буржуазией.

Но коль это так, в лице пролетариата возникает класс, заинтересованный в том, чтобы покончить с капитализмом.

Концепция классовых интересов, классовый подход ко всем явлениям общественной жизни, представления об истории и современном состоянии как непрерывной череде классовых противоречий и конфликтов – второй важнейший вклад марксизма.

Представления о путях развития, вытекающие из исторического материализма и классического подхода, впервые были изложены в четкой и локальной форме в «Манифесте Коммунистической партии». «Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма».[4]

История всех обществ – это история классовой борьбы. Исполнительная власть современных государств – это комитет по ведению общих дел буржуазии. Буржуазия готовит себе могильщика в лице пролетариата, ее падение и победа пролетариата неизбежны.

Пролетариат использует свое политическое государство, чтобы вырвать у буржуазии шаг за шагом весь капитал, централизовать все орудия производства в руках государства, увеличить сумму производительных сил. И финал: «Пролетариям нечего терять, кроме своих целей, приобретут же они весь мир. Пролетарии всех стран, соединяйтесь» [5]

«Маркс не открыл существование классов, но наполнил это понятие четким экономическим содержанием и широко оперировал им для подтверждения неизбежности перехода к социализму. В письме к Вейдемейеру 1852 год он так определил свой вклад в развитие представлений о классах: «То, что я делал нового, состояло в доказательстве следующего:

а) что существование классов связано лишь с определенными историческими фазами развития производства.

б) что классовая борьба необходимо ведет к диктатуре пролетариата.

в) что эта диктатура сама составляет лишь переход к уничтожению всяких классов и к обществу без классов». [6]

Смена общественного строя происходит путем революции. Ее основная задача – завоевание власти. «Каждый стремящейся к господству класс, - пишет Маркс и Энгельс в «Немецкой идеологии», - даже если его господство обусловливает, как это имеет место у пролетариата, уничтожение всей старой общественной формы и господства вообще – должен, прежде всего завоевать себе политическую власть». [7]

Революции, как правило, приобретают насильственные формы. В «манифесте Коммунистической партии» говорится, что пролетариат основывает свое господство путем насильственного ниспровержения буржуазии. Метод восстания не абсолютизировался. И Маркс, и Энгельс полагали, что все возможности осуществления революции мирным путем должны быть использованы пролетарием. Режим демократической республики, рассматривали круга избирателей, создавали для этого предпосылки. В 1872 года Маркс сказал, что в Англии и США революция могла бы произойти путем, скорее всего голосование, чем насилия. Однако революционное насилие не только не исключалось, но и рассматривалось как типичная и наиболее вероятная для многих стран форма прихода рабочего класса к власти. В «Анти-Дюринг» Энгельс, напоминая, что насилие играет в истории не только отрицательную, но еще и революционную роль, что по словам Маркса, оно является повивальной бабкой всякого старого общества, когда оно беременно новым, добавляет, что пролетариату, может быть, придется прибегнуть именно к такому насилию.

Марксу и Энгельсу представлялось, что социалистическая революция должна победить одновременно во всех основных капиталистических странах. Отсюда лозунг: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». При этом, возможно, несколько недооценивалось национальная специфика формирования революционной ситуации.

Цель революции – уничтожение эксплуатации человека человеком, построение бесклассового общества, изжившего частную собственность, подъем производства, культуры и благосостояния класс. Эти задачи общественные, классовые. С ними тесно связаны человеческие измерение коммунизма – расцвет личности, ее гармоническое существование в обществе. В коммунистическом обществе, говорится в «Манифесте», свободное развитие каждого является условием свободного развитие всех.

Коммунизм, по замыслу Маркса и Энгельса, позволяет преодолеть то социальное, политическое, религиозное, психологическое отчуждения, которые человек испытывает при буржуазном строе, в царстве частной собственности, капитала, денег и товара, когда общество, государство, механизм экономической жизни и политической власти выступают по отношению к нему как внешняя сила, на которую он не может повлиять, хотя во всех этих процессах он, казалось бы, участвует, формально свободен и может проявить свою волю.

Государство периода революционной диктатуры пролетариата.

Создание коммунистического общества – длительный процесс. Оно требует периода. Эта мысль наиболее четка, изложена Марксом в «Критике Готской программы». «Между капиталистическим и коммунистическим обществом лежит период революционного превращения первого во второе. Этому периоду соответствует и политический переходный период, и государство этого периода не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата».[8]

Термин «диктатура пролетариата» был впервые употреблен Марксом в «Классовой борьбе во Франции» (1850 год). В «Манифесте» его нет, хотя, казалось бы, эта идея подразумевается в таких положениях «Манифеста», как:

1) пролетариат основывает свое господство посредством насильственного ниспровержения буржуазии.

2) ближайшая цель - ниспровержение господства буржуазии, завоевание политической власти.

3) первый шаг в рабочей революции – превращение пролетариата в господствующий класс, завоевание демократии.

Ни Маркс, ни Энгельс не дали определения диктатуры пролетариата. В последующем возникает два ее толкования. В. И. Ленин исходил из того, что всякая диктатура – это власть, опирающаяся на насилие, и в условиях России оправдывал ограничения прав человека и отказ от всеобщего и равного избирательного права ради обеспечения власти рабочих (республика советов). Один из идейных вождей II Интернационала К. Каутский понимал диктатуру пролетариата не как особую форму власти, не опирающуюся на закон, а как превращение рабочих в правящий класс, т.е. как классовую сущность государства, складывающейся после победы социалистической революции. Приход пролетариата к власти, по его мнению, осуществляется мирным путем, через всеобщее избирательное право. Отсюда диктатура пролетариата – это торжество демократии. Ее государственной формой может быть лишь парламентская республика.

Мысли Маркса и Энгельса о возможности мирных форм социалистической революции и признании ими Парижской коммуны с ее полным развитием демократических принципов первым опытом диктатуры пролетариата свидетельствуют, что Маркс и Энгельс не исключали такой интерпретации диктатуры пролетариата, хотя в отличие от Каутского они отнюдь не абсолютизировали ее.

Диктатура пролетариата не означала власти одного класса навязываемой силой всему остальному обществу. В «Классовой борьбе во Франции» К. Маркс характеризовал ее как сплочение с революционными элементами мелкой буржуазии и крестьянства. В «Восемнадцатом блюмере Луч Бонапарта» Маркс пишет, что крестьяне находят своего естественного союзника и вождя в городском пролетариате, призванном низвергнуть буржуазией порядок» [9]

В том же «Восемнадцатом блюмере» Маркс приходит к выводу, что овладение пролетариатом власти невозможно без уничтожения старой государственной машины. «Все перевороты, - пишет он, - усовершенствовали эту машину вместо того, чтобы сломать ее»[10]

Опыт Парижской коммуны утвердил его в том мнении.

В письме к Кугельману (апрель 1871 год.) Маркс объявил слом военно-бюрократической машины буржуазного государства предварительным условием всякой действительно народной революции на континенте. Эта мысль повторяется и в «Гражданской войне во Франции», где Маркс анализирует опыт Парижской коммуны.

Коммуна рассматривается как первый исторический образец власти рабочих. Старая государственная машина была замечена подлинным народным самоуправлением. Вместо постоянной армии – всеобщее вооружение народа, вместо полиции – рабочие отряды. Все должностные лица избирались и в любой момент могут быть отозваны по воле населения. Представительные органы не только законодательствовали, но и проводили в жизнь свои решения. Упразднив разделение законодательной и исполнительной власти, Коммуна стала, по словам Маркса, «не парламентской, работающей корпорацией». Маркс увидел в Коммуне открытую, наконец форму, при которой может осуществляться освобождение труда. Энгельс полагал, что Коммуна не была уже государством в полном смысле этого слова, т.е. выделенным из общества аппаратом принуждения.

Таким образом, в идеях Маркса можно выделить, по крайней мере, два варианта оценки отношений между государством и имеющимися классами общества.

Первая из них и, по-видимому, наиболее влиятельная, - это взгляд на то, что государство является инструментом господствующего класса, служащее его долговременным интересам. Именно этот подход был изложен в «Манифесте Коммунистической партии». Здесь Маркс говорит о классовой борьбе как простом столкновении противоположностей.

Вторая говорит об отношениях государства и конкретных классов общества. Именно об этом Маркс писал в статьях, посвященных политическим событиям во Франции – «Классовая борьба во Франции» и «Восемнадцатое блюмера Луч Бонапарта». Маркс подчеркивает наличие множество классов, а также показывает, каким образом государство, с одной стороны, доминирует в гражданском обществе, а с другой стороны, - ограничивает власть буржуазии.

Маркс полагал, что противоречия и конфликты в капитализме диалектически приведут его к окончательному краху, но он не считал этот процесс неизбежным. В соответствующее время понадобятся определенные действия людей, и коммунистическое общество станет реальностью. В распоряжении капиталистов огромные ресурсы для предотвращения наступления коммунизма, но даже с ним сможет справиться классово сознательный пролетариат. Коммунистическое общество – это общество, в котором впервые можно будет достичь марксистского идеала производительности. С помощью современной техники люди будут взаимодействовать с природой и другими людьми гармонично ради производства необходимых для жизни материальных благ. Иными в таком обществе будет покончено с отчуждением. Он предсказал, что истинное коммунистическое общество, где не будет господства одного класса над другими, не будет нуждаться в государстве как таковом и заменит его рациональным управлением в общих интересах.

Русский марксизм.

С марксизмом в России познакомились еще в 50-х гг. XIX века, но лишь в царствовании Александра III. Т. е. с 80-х гг., эта теория приобретает самостоятельное значение в русской мысли.

Важнейший фактор, создавший для марксизма благоприятную почву, - развитие капитализма в России, возникновение рабочего вопроса и рабочего движения. Русский социализм (народничество), сосредоточенный на аграрных отношениях и судьбах общины, видевший главную революционную силу в крестьянстве, оказался не в состоянии решить новые проблемы.

В 60-70-х гг. марксистские идеи были достоянием одиночек. В 80-е гг. марксизм стал идейным знаменем группы «Освобождение труда» - кружка бывших народников, эмигрированных в Западную Европу. К концу века русский марксизм становится зрелым течением политической мысли, имеющим свою социальную базу в лице социал-демократического рабочего движения.

Группа «Освобождения труда» возникла в 1883 году в Женеве, ее вдохновителем был Г. В. Плеханов. В состав группы входили П. Б. Аксельрод, В. И. Засулич, В. Н. Иматов. Это была первая российская революционная организация, которая объявила о своем разрыве с народническими идеями, об одобрении теории научного социализма и присоединении к международному социал-демократическому движению. На произведениях Плеханова воспитывалось целое поколение марксистов, его по праву называют первым русским марксистом.

В январе 1880 года он выехал за границу, познакомился там со многими марксистскими работами, с рабочим движением передовых европейских стран. Вместе с вождями французских рабочих П. Лафоргом и Ж. Гедом Плеханов посещал рабочие митинги, участвовал в дискуссиях. Важным событием явился его перевод «Манифеста Коммунистической партии» К. Маркса и Ф. Энгельса на русский язык (1882 г.). В конце 1882 года – начале 1883 года завершился перевод Плеханова на позиции марксизма.

Плеханов первым среди русских социалистов доказывал примеримость марксизма к условиям России. В утверждении в странах буржуазных общественных отношений он увидел объективные условия для превращения пролетариата в ведущую революционную силу. Главная теоретическая заслуга Плеханова – критика программных установок народничества. В 1883 года он опубликовал брошюру «Социализм и политическая борьба», а в 1885 году – «Наши разногласия». В этих работах, обобщая новые явления социально-экономической жизни России, Плеханов демонстрирует идеалистический характер взглядов народников на исторический процесс, утопический характер их социалистической теории.

Стремления к мирной реформистской деятельности получили признание и в среде российской оппозиции. Их выразителями наряду с либеральными народниками стали легальные марксисты, экономисты, а впоследствии, хоть и не в полной мере, меньшевики.

Легальные марксисты – П. Б. Струве, Н. А. Бердяев, С. Н. Булгаков, назывались так потому, что действовали в рамках цензуры, - критиковали либеральное народничество, помогая преодолевать иллюзии особого пути России к социализму через крестьянскую общину, минуя капитализм. Они доказывали, что Россия уже стала капиталистической страной, в этом отношении их поддерживали Плеханов и Ленин. Но отрицания народничества, крестьянского социализма стало для легальных марксистов шагом не к пролетарскому социализму, а к буржуазному либерализму.

Рассматривая марксизм, как заключительною стадию развития позитивизма в России и отмечая положительную роль последнего в истории русской культуры, Струве на протяжении всей своей жизни подвергал основной критике не только марксизм, но и социалистическое учение в целом. «По его мнению, социалистическое учение, представляет собой разновидность «светской социальной и политической мифологии», в своих основных положениях было сформировано еще в Древней Греции. Концептуальное оформление западноевропейского социализма, проходившее во второй половине XVIII – начале XIX в., означало не что иное, как болезненную реакцию на разложение старого феодального мира»… [11]

Первая от легального марксизма к либерализму, Струве в конечном итоге сформулировал свою политическую позицию как консервативный либерализм.

В 1890 г.г. Булгаков – один из видных теоретиков легального марксизма. Однако на рубеже веков его воззрения эволюционировали от атеизма и марксизма к идеализму, православию и либерализму.

Бердяев в студенческие годы приобщился к марксизму и вступает в «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». Но постепенно он также переходит на позиции либерализма. Свержение самодержавия Бердяев восторженно приветствовал, Октябрьская революция вызвало у него сугубо негативную оценку. Отношение Бердяева к коммунизму – теории, прежде всего в лице марксизма, в основном негативное. В марксизме он видит своеобразную светскую религию, отличающуюся экстремизмом и претендующую на монополию.

Итак, мы видим, что легальные русские марксисты вскоре перешли на позиции либерализма.