Социальный туризм

Деятельность по организации услуг социального туризма малоимущим гражданам своими историческими корнями связана с 19 веком, когда в европейских странах для них стали создавать летние лагеря (1875 г.), семейные пансионаты (1890 г.). Контингент туристов формировался за счет таких малообеспеченных слоев населения, как пенсионеры, инвалиды, подростки, многодетные семьи. Приняв форму ассоциативного движения, социальный туризм отвечал интересам двух сторон: потребителей, которые в силу своей ограниченной платежеспособности таким способом могли решать проблемы организации отдыха, и поставщиков туристских услуг, для которых подобная деятельность способствовала сглаживанию сезонных колебаний спроса, более полному использованию мощностей объектов размещения, транспорта, питания и т.п.

Динамичное развитие туризма, массовый характер туристских потоков, мультипликативное воздействие его на различные сферы и отрасли экономики сопровождаются усилением его социальных функций, что способствует реализации гражданских прав, в т.ч. на отдых, охрану здоровья, передвижение, социальную реабилитацию и др.

Внешние и внутренние изменения туризма, как своеобразного феномена, находили отражение в научных концепциях, определявших его сущность и значение в воспроизводственном процессе. При этом наибольшее влияние оказывали такие факторы, как рост доходов и повышение уровня жизни населения, увеличение занятости и введение во многих европейских странах оплачиваемых ежегодных отпусков, рост транспортных коммуникаций и пассажирских перевозок, стимулируемых гибкой тарифной системой, расширение туристской инфраструктуры и приток инвестиций в туристскую индустрию, утверждение в постиндустриальном обществе социальной политики, ориентированной на поддержку и защиту инвалидов, пенсионеров, малообеспеченных граждан и т.д. Вследствие этого наибольшее распространение к трактовке понятия социального туризма получили два подхода, – широкий и узкий, основу которых составили декларации Всемирной туристской организации, принятые в Брюсселе (1963 г.), Маниле (1980 г.), Акапулько (1982 г.), Софии (1985 г.), Гааге (1989 г.), Монреале (1996 г.), Санкт-Петербурге (1997 г.).

В 1963 г. в Брюсселе было создано Международное бюро социального туризма (БИТС) в составе Всемирной туристской организации (ВТО), совместными усилиями которых в Манильской декларации сформулирована основная цель социального туризма: «Социальный туризм – это цель, к которой общество должно стремиться в интересах менее обеспеченных граждан при использовании ими прав на отдых».

Во Всемирной декларации прав человека, а затем в Монреальской декларации «К гуманитарному и социальному ведению туризма», принятой в 1996 г. Генеральной ассамблеей БИТС определен главный принцип социального туризма – обеспечение доступности путешествий для всех слоев населения. Для реализации принципа доступности установлены формальные категории организаций, которые могут заниматься социальным туризмом, в т.ч. ассоциации, кооперативы, общества взаимопомощи, фонды, федерации, бесприбыльные организации и др., которые в своем уставе или регламенте четко ставят задачи социального характера с целью обеспечения доступности путешествий и туризма максимальному количеству людей, не ограничивая туризм единственной целью максимального получения прибыли. Принадлежность к социальному туризму обусловливается участием в совместном решении социальных, гуманитарных, культурно-просветительских задач; ориентацией на целевую клиентуру; наличием в предлагаемом турпродукте в качестве неотъемлемого элемента добавленной стоимости неэкономического характера; соответствии цен заявленным социальным целям; разработкой долгосрочной социальной политики в области туризма, предусматривающей прямую государственную поддержку на национальном, региональном и международном уровнях.

Интеграция перечисленных признаков, отражающих приоритет общественных ценностей, а также преобладающие пропорции между государственным регулированием и рыночной координацией, проявились в узкой трактовке социального туризма преимущественно как дотационного. Согласно узкому подходу, социальный туризм предназначен для реализации гражданских прав на отдых, свободу перемещения, охрану здоровья наиболее социально уязвимым слоям населения. Такой подход в понимании социального туризма дает возможность ограничить не только цель и состав участников путешествий, но и раскрыть специфику набора услуг, включаемых в турпродукт, организации его потребления, источников возмещения затрат. Социальный туризм в узкой трактовке базируется на ассоциативном движении, включающем различные меры социальной помощи и поиском низкозатратных вариантов организации отдыха.

Узкой трактовки социального туризма придерживаются многие специалисты, в т.ч. Г. А. Карпова, В. С. Сенин, В. А. Квартальнов, И. В. Зорин и др. Узкая трактовка нашла отражение в действующем Федеральном законе «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации», где указывается, что к социальному туризму относятся путешествия, субсидируемые из средств, выделяемых государством на социальные нужды. Поскольку государство может в каждый конкретный период времени выделить на цели социального туризма ограниченный объем средств, то, соответственно, контингент потребителей для которых его услуги, таким способом становятся доступными, весьма ограничен.

В отличие от узкой трактовки, социальный туризм в широком понимании отражает массовый характер потребления туристских услуг, который проявляется в том, что участниками путешествий в современном мире становятся миллионы людей различного уровня доходов, социальной принадлежности, профессии, возраста. Социальный характер туризма получает многоаспектное проявление, в частности через социальную политику и поддержку государства, выполняемую гуманитарную и культурно-воспитательную миссию, предоставление возможностей для ознакомления с историческим наследием различных народов, обогащения всемирными духовными ценностями и т.п. В широком контексте социальный туризм в силу своей массовой доступности реализует социальные функции посредством мультипликативного воздействия на смежные отрасли национальной экономики, генерированию инвестиций и регионального развития, содействием занятости населения и созданию новых рабочих мест, увеличением доходов населения и налоговых поступлений в государственный и муниципальный бюджеты.

Монреальская декларация «К гуманному и социальному видению туризма», принятая Генеральной ассамблеей БИТС в 1996 г., особо отмечает в качестве цели социального туризма обеспечение доступности путешествий и туризма для максимального количества людей. Широкая трактовка социального туризма преобладает в публикациях Гуляева В. Г., Сергиенко Л. В.

По нашему мнению, как узкая, так и широкая трактовки понятия «социальный туризм» имеют равные права на существование, поскольку они оттеняют различные грани туризма, как современного феномена, в значительной мере дополняя друг друга. Однако способы их практической реализации неодинаковы и различаются с учетом преобладающих признаков, реальных моделей государственного устройства и проводимой государством социальной политики, национально-исторических, политических, экономических, демографических и иных особенностей страны.

Многообразие национальных систем социального туризма можно различать по соотношению государственного регулирования и рыночной координации, источникам финансирования, способу оказания услуг потребителям. В основу типологии могут быть взяты принципы предоставления социальной помощи, применяемые в развитых странах, в т.ч. на основе нуждаемости («что ты имеешь?»), на основе установленных обязательств («что ты сделал?»), по социальной принадлежности («кто ты есть?»). При этом государственное финансирование социального туризма базируется на налоговых поступлениях, включая местные налоги, либо целевых сборах или средствах обязательного страхования и обеспечения. В качестве частных источников финансирования чаще всего используется прямая оплата. Кроме того, возможны субсидии государства.

Различные комбинации признаков, принципов и критериев организации социального туризма, по нашему мнению, могут быть укрупнено объединены в три группы, характеризуемые страховым, накопительным и распределительным подходами.

Страховой подход достаточно ярко проявляется в Германии, Австрии, Бельгии, Люксембурге, где преобладают бисмарковские классические критерии социального страхования. Значительную роль играет социальное партнерство с соответствующим участием работодателей, профсоюзов. Большая часть финансирования приходится на отчисления от заработной платы, причем потребление услуг туризма зависит от размера взносов. Солидарность, свойственная данному подходу, позволяет равномерно распределять внутри конкретной группы потребителей риски и соответствующие расходы.

Разновидностью этого подхода считается корпоративный тип социального туризма Японии, предполагающий пожизненный найм и учет заслуг работника.

Массовость и доступность услуг социального туризма, базирующегося на страховой основе, связана с профессиональной деятельностью потребителей услуг. Другие слои населения остаются за пределами подобной формы социальной поддержки.

Своеобразной формой проявления страхового подхода, по нашему мнению, следует считать сохранение социальных льгот, предоставляемых российскому населению через систему обязательного государственного страхования.

В соответствии с социальными реформами, проводимыми в настоящее время в Российской Федерации, происходит монетизация социальных льгот населения, базирующаяся на введении понятия единого социального пакета. Наряду с льготированными медицинскими, транспортными и другими услугами, в единый социальный пакет в качестве меры социальной поддержки, установленной федеральным законодательством с 1 января 2005 г. включены услуги санаторно-курортного лечения. В число пользователей единого социального пакета могут попасть около 32 млн. российских граждан, в т.ч. инвалиды и участники Великой Отечественной войны, бывшие несовершеннолетние узники фашизма, ветераны боевых действий, ряд категорий военнослужащих, проходивших военную службу в период с 22 июня 1941 г. по 3 сентября 1945 г. не менее шести месяцев, инвалиды 1-Ш гр., дети-инвалиды и др., что явится составной частью их материального жизнеобеспечения.

Накопительный подход позволяет включать граждан с невысоким уровнем доходов в ассоциативное туристское движение, способствуя их общественной реабилитации, снятии социального и психологического напряжения, приобщения к либеральным ценностям. Развитие социального туризма в ряде европейских стран, в частности во Франции и Швейцарии привнесло важные изменения в жизнь граждан, создавая условия для свободы выбора и передвижения, укрепления социальных связей в обществе, лучшей организации свободного времени и осуществления деловых контактов, а также благотворно воздействовало на макроэкономическую ситуацию и региональные связи.

Для малообеспеченных слоев населения, занятых трудом в тяжелых условиях и вследствие невысокой квалификации имеющих низкие доходы, не позволяющие проводить отпуск вне дома, была создана система социального туризма по схеме «чек – отдых». В Швейцарии эта система функционирует свыше 65 лет, во Франции – около 30 лет. Социальная принадлежность «отпускных чеков» реализуется в двух основных вариантах: во-первых, посредством ограничения потребителей определенным уровнем доходов, во-вторых, предлагаемым набором и стоимостью туристских услуг.

Достаточно длительный период использования этой схемы выявил как ее достоинства, так и недостатки. Лица, получившие отпускные чеки, имеют свободный выбор места и способа проведения отпуска, причем воспользоваться ими могут члены их семей, а также некоторые другие категории граждан. Поставщики туристских услуг, вновь вступающие в систему «чек – отдых» проходят систему отбора по качеству сервиса. Работодатели, профсоюзы, местные органы власти, пенсионные фонды и другие социальные организации, выступая оптовыми покупателями отпускных чеков, распределяют их среди потребителей на льготной основе, учитывая при этом собственные критерии. Получателями «чеков» на договорной основе с уполномоченной компанией становятся лица, чей совокупный доход не превышает минимальный размер оплаты труда соответствующей профессиональной группы работников, что позволяет оказывать социальную поддержку наименее обеспеченным. Оптовые покупатели «чеков» пользуются налоговыми льготами, что позволяет работодателям реализовать социальные программы без долгосрочных инвестиций, одновременно решая проблему привлечения рабочей силы и укрепляя трудовые отношения.

Однако критерии предоставления отпускных чеков вносят ограничения в доступ к этой системе, поскольку контракт заключается лишь с наемным работником, совокупный доход которого не должен превышать установленную величину, но при этом он должен сделать денежный вклад на срок не менее 4 месяцев, т.е. из его текущих потребительских расходов изымается часть средств. Рентабельность функционирования системы отпускных чеков зависит от объема аккумулированных средств и прибыльности их использования, которая должна быть не ниже уровня инфляции. Дополнительным источником финансирования системы отпускных чеков может быть банковский процент от размещения вкладов в доверенном банке, что требует учета надежности при его выборе. Следует отметить, что постепенно происходит ослабление социальной адресности швейцарских «чеков» и увеличение контингента их французских пользователей.

Распределительный подход в системе социального туризма тесно связан с реализуемой государством социальной политикой. Так, советская система социального туризма декларировала принцип равного и всеобщего доступа к базовым туристским услугам. Социальная помощь предоставлялась с учетом социального статуса и материального положения. Однако массовость достигалась за счет невысокого качества сервиса и соответствующей стоимости путевок. Экстенсивное развитие туризма в советский период происходило путем увеличения количества туристских маршрутов, ориентацией на невзыскательность потребителей, преобладание популярных семейных туров с детьми, маршрутов выходного дня и т.п.

Формальное управление социальным туризмом в СССР принадлежало общественным организациям (профсоюзным, молодежным, партийным), которые и осуществляли процесс распределения исходя из имеющихся ресурсов при минимальном учете потребительских запросов населения. Доступность понималась как уравнительность в потреблении туристских услуг, что создавало противоречие между растущими духовными и индивидуальными запросами людей и возможностями их удовлетворения.

Иные варианты распределительного подхода в социальном туризме известны как либеральные англосаксонская модель (характерная для Великобритании и Ирландии) и американская модель. Англосаксонской модели Бевериджа свойственно финансирование за счет общего налогообложения и адресная помощь тем, кому доступ к туристским услугам невозможен через рынок. В этой модели сочетаются централизованная система социальной защиты и усиление ассоциативных тенденций в эволюции рынка туристских услуг. Наряду с этим, наблюдается тенденция укрепления корпоративизма, что подтверждается применением натуральной формы предоставления туристских благ, вследствие чего предпочитающие эту форму потребители получают дополнительные льготы.

Американская модель отличается минимальным вмешательством государства, поэтому услуги туризма оплачиваются из фондов крупных и средних предприятий. Предоставление туристских услуг в США поставлено в зависимость от величины прямой оплаты их потребителями. При этом отмечается свобода потребительского выбора и высокое качество туристского сервиса. Однако существует мнение о том, что англосаксонская модель Бевериджа, в сравнении с американской, создает более равный доступ к базовым туристским услугам при достаточной свободе их выбора, поскольку финансируется за счет налогообложения.

Своеобразным вариантом распределительной модели социального туризма можно назвать скандинавскую модель, финансируемую, как составную часть социальной поддержки, за счет подоходного налога, и учитывающую социальное положение потребителя. Эта модель характеризуется уравнительностью, что обеспечивается стандартными размерами денежной компенсации и натуральных пособий. При этом широкая доступность услуг социального туризма достигается за счет предоставления помощи независимо от наличия других доходов, что сближает ее с советской системой социального туризма, но, в отличие от нее, скандинавская модель дает свободу потребительского выбора и удовлетворяет дифференцированный спрос. Вместе с тем, скандинавская модель ориентирована на поддержку малообеспеченных граждан, что дает возможность государству сократить социальные расходы.

Обобщение признаков, принципов, организационно-финансовых подходов к функционированию различных моделей социального туризма приводят к выводу о том, что критерии доступности услуг туризма существенно различаются не только при страноведческих и межрегиональных сопоставлениях в силу конкретных социальных, экономических, культурно-исторических и иных особенностей, определяющих уровень и качество жизни, структуру доходов и расходов граждан отдельных государств, но и вследствие степени социально-экономической дифференциации населения, различий в показателях прожиточного минимума, среднедушевых денежных доходов, доле населения с доходами ниже прожиточного минимума и т.п.

С другой стороны, существуют различия в уровне и источниках доходов, семейном положении, профессиональной принадлежности, образовании, психофизическом типе личности и т.п., предопределяющих специфические потребности в социальной поддержке и защите, изменяющихся в зависимости от этапа жизнедеятельности человека.

Многообразие различий проявляется в социальном неравенстве, для характеристики которого может быть использовано понятие «социальный статус». Для оценки социального статуса необходимо подтверждение социального неравенства социально значимыми переменными не только для данного индивида, но и для других индивидов либо социальных групп. Определение потребности в социальной защите должно осуществляться по широкому кругу признаков, значимость которых должна быть согласована с моделью социальной помощи, адресуемой конкретной социальной группе людей.

Реализация государством социальной политики осуществляется с использованием показателей, характеризующих социальный эффект конкретной деятельности. Принято различать социальные нормативы и социальные стандарты. Так, с помощью социальных нормативов получают научно обоснованную количественную и качественную характеристику оптимального состояния социального процесса.

В отличие от социальных нормативов, социальные стандарты – это ориентиры для выработки форм социальных гарантий и обязательств государства перед народом. Социальная стандартизация позволяет регламентировать важнейшие параметры социального развития органами государственной власти.

В зависимости от предназначения социальные стандарты подразделяются на две группы. Одна группа объединяет стандарты, ориентированные на минимальные социальные гарантии (прожиточный минимум, минимальный размер оплаты труда, пенсий, социальных пособий, нормативы социального обслуживания инвалидов, престарелых, детей, оставшихся без попечения родителей и др.). В другую группу входят средние или «рациональные» стандарты, служащие индикаторами реально существующих ситуаций, в т.ч. среднедушевой доход, средняя зарплата, средняя пенсия и т.п. Различие этих двух групп состоит также в том, что минимальные социальные стандарты – это государственные гарантии выживания людей. Они выступают исходной точкой отсчета социальной политики и роль государства заключается в том, чтобы сокращать контингент людей, потребности которых не обеспечены этими гарантиями. Средние социальные стандарты характеризуют нормативное, достойное качество жизни.

Необходимость повышения уровня и качества жизни российского народа ставит задачу реализации минимальных социальных гарантий, уменьшение дифференциации населения посредством социальной поддержки государства. Применение социальной помощи в форме натуральных выдач или субсидий на приобретение необходимых благ может создавать эффект замещения, например туристскими услугами, тех благ, которые не получают поддержки за счет бюджетных средств.

Различия между денежной и натурально-вещественной помощью существенны при условии высокой степени готовности индивида платить за данное благо. Однако при сравнительно низкой готовности платить лимитированная натуральная помощь реально стимулирует потребление конкретного блага. При этом программы лимитированной натуральной помощи сопровождаются меньшими потерями, чем нелимитированные, поскольку у потребителя не возникает эффект замещения, особенно если помощь предоставляется бесплатно.

Натуральные формы помощи, в частности предоставление туристских или санаторно-курортных услуг, обычно связаны с довольно большими административными издержками, но это оправдано с точки зрения тех, кто их финансирует. Степень полезности предоставляемых в виде социальной помощи зависит не только от набора включаемых в нее благ и услуг, но и от способа, характера потребления. Увеличение потребления услуг организованного туризма позволяет приобщать малообеспеченных граждан к современным общественным ценностям, их социальной реабилитации, профилактики и восстановления здоровья, предупреждения антисоциального поведения и т.п.

Существующие страховые, накопительные и распределительные модели социального туризма в разной степени решают проблемы доступности туристских услуг для малообеспеченных слоев населения.

Само понятие «малообеспеченного населения» еще не устоялось, поэтому в экономико-статистической литературе и практике имеются различные его определения. Так, в учебнике под редакцией члена-корреспондента РАН Елисеевой И. И. «Социальная статистика» используется термин «малообеспеченные слои населения», сущность которого раскрывается более чем десятью экономико-статистическими показателями, первый из которых – прожиточный минимум (порог бедности).

В качестве синонима употребляется термин «малоимущее население (домашнее хозяйство» со среднедушевыми располагаемыми ресурсами ниже величины прожиточного минимума, численность которых определяется на основе данных выборочных обследований бюджетов домашних хозяйств, проводимых органами государственной статистики.

При этом, в расчетах численности малоимущего населения (малоимущих домашних хозяйств) данные по отдельно взятому домашнему хозяйству рассматриваются только за квартальный период обследования (а не в среднем за год), что в условиях неравномерности поступления доходов приводит к смещению в годовых оценках численности малоимущего населения, получаемых по итогам выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств.

Аналогичным образом трактуется термин «малоимущая семья (или малоимущий одиноко приживаемый гражданин)», среднедушевой доход которых ниже величины прожиточного минимума, установленного в соответствующем субъекте Российской Федерации.

На наш взгляд, оба термина весьма схожи между собой, ориентированы на характеристику конкретных слоев населения и базируются на общем критерии – уровне прожиточного минимума. При этом, как представляется, термин «малообеспеченное население» имеет более емкое содержание, поскольку его различные аспекты требуют комплексной оценки посредством системы экономико-статистических показателей.

В связи с этим представляется целесообразным конкретизировать понятия массовой доступности и доступности минимального социального стандарта. Особенно это важно при распределительном подходе, когда социальный туризм организуется как дотационный, поскольку возникают два вопроса: во-первых, получают ли помощь те, кто действительно остро в ней нуждается, во-вторых, насколько эффективно используются средства, поступившие как в виде дотаций, так и из иных источников финансирования.

Ставятся задачи выбора моделей и способов, обеспечивающих эффективное перераспределение и доступ нуждающихся с минимальными потерями на администрирование.

Массовая доступность услуг туризма, по нашему мнению, – это совокупность экономических, организационных, правовых и иных условий, позволяющих путешествовать преобладающей части населения, имеющей доходы выше прожиточного минимума. Социальные аспекты туризма в этом случае реализуются посредством удовлетворения дифференцированных групповых и индивидуальных потребительских запросов по уровню не ниже базового стандарта доступности социального тура, который отражает фиксированную цену компонентов набора социальных услуг, предоставляемых населению.

Определение базового стандарта доступности социального тура сформулировано в законопроекте «О развитии социального туризма в Российской Федерации» (адекватно принятой международной терминологии) и представляет собой совокупность расчетных показателей минимально необходимого набора туристских услуг, установленного правительством страны. Он включает в себя услуги размещения, питания, трансфер и экскурсии по программе обслуживания, по стоимости увязанные с показателем минимального размера оплаты труда.

Базовый стандарт доступности социального тура может быть реализован для граждан со среднедушевыми доходами не ниже прожиточного минимума как с помощью страховой, так и накопительной модели организации социального туризма. В значительной мере выбор той или иной схемы для аккумуляции средств на цели социального туризма будет обусловлен группой доходности, к которой относятся потенциальные потребители, их профессиональным и социальным статусом, корпоративными интересами и другими факторами. Здесь создаются предпосылки для использования схемы отпускных чеков, накопительных счетов, кредитов на отпускные нужды, при условии их антиинфляционной защиты.

В отличии от массовой доступности, доступность минимального социального стандарта ориентирована на весьма ограниченные возможности малообеспеченных граждан, чьи среднедушевые доходы не достигают прожиточного минимума, что не позволяет им самим оплачивать туристские услуги. Минимальные социальные стандарты призваны установить те пороговые значения социальных благ, ниже которых опускаться нельзя с позиций современных представлений об уровне и качестве жизни. «Стандартная» норма должна быть доступна, т.е. бесплатна для потребителя и оплачена за счет бюджетных и внебюджетных средств. Минимальные социальные стандарты выполняют двоякую роль: во-первых, расчетной величины, используемой для обоснования расходной части бюджетов и построении межбюджетных отношений; во-вторых, – жесткой социальной нормы социальных благ, гарантированно предоставляемых каждому. Социальный норматив используется в качестве эталона оценки эффективности реализации социальных функций, становясь при этом целью социальной политики и частью управления социальной сферой.

Возможность воспользоваться услугами туризма или санаторно-курортного лечения для такой категории граждан должна предоставляться на безвозмездной основе или в виде вспомоществования. При этом доступность минимального социального стандарта должна достигаться посредством более низких сезонных цен на услуги размещения, транспортного, экскурсионного и другого обслуживания.

Реализация доступности минимального социального стандарта, по-видимому, наиболее целесообразна по распределительной модели социального туризма, когда в смешанном финансировании участвуют средства, выделяемые из федерального, муниципального бюджетов на социальные нужды, ассигнования благотворительных, общественных организаций и т.п.

Дифференцированный подход к определению критериев доступности услуг социального туризма должен создать, по нашему мнению, реальные условия включения в эту важную сферу жизнедеятельности тех граждан, чье материальное положение не позволяет им по-иному организовать свой отдых.

Расходование средств на реализацию минимального социального стандарта обычно осуществляется с помощью специальных целевых программ федерального, регионального или муниципального уровня. Рациональный выбор форм, в которых расходуются средства, позволяет обеспечить экономное и результативное их использование. При этом, предпочтительность тех или иных форм расходов для поставщика благ может не совпадать с их предпочтительностью для потребителя.

Бюджетные средства, направляемые на социальные нужды, обычно имеют налоговые источники поступления. Налоговое бремя и выгоды от программы могут перемещаться на тех, кто выступает контрагентами налогоплательщиков, или реципиентов (получателей) на любом из рынков. Перемещение выгод чаще всего выступает основной причиной, по которой сфера действия программы не в полной мере соответствует целям, декларированным с учетом интересов налогоплательщиков. Например, программа льготных кредитов на приобретение туров с целью обеспечить доступ к организованным путешествиям низкодоходных групп населения. В этом случае рост спроса на туристские услуги способен привести к росту цен, что, в освою очередь, ограничивает доступ к ним лиц из низшей группы доходности.

Общественные расходы, как и налоги, изменяя экономическое положение индивидов и организаций, создают эффект дохода и / или эффект замещения. Эффект дохода возникает, когда индивидуальный потребитель, получив выгоду от общественных расходов, одновременно получает новые ресурсные возможности. Эффект замещения образуется вследствие изменения структуры потребления либо соотношения труда и досуга, в конечном счете вызывая чистые потери.

Денежные выплаты не меняют экономического поведения малоимущих получателей, находящихся за границами трудоспособности (дети, подростки, пенсионеры по возрасту, инвалиды 1-П группы), т.е. не дают искажающего действия, в частности не вызывают замещение труда досугом.

Денежные выплаты в полной мере выполняют свою роль тогда, когда они увязаны с доходом получателей помощи. Зависимость выплат от доходов влияет на выбор индивида между трудом и досугом, причем размер выплат уменьшается с ростом доходов, чем снижают привлекательность труда. Если же индивид, желая получить право на помощь, уменьшает трудовые усилия, то возникает дестимулирующий эффект, т.е. потеря эффективности.