Структура маргинальных слоёв российского социума

Россия пережила минимум две крупные волны маргинализации. Первая наступила после революции 1917 г. Из социальной структуры были насильственно выбиты два класса – дворянство и буржуазия, входившие в элиту общества. Новая пролетарская элита стала формироваться из низших классов. «Красными директорами» и министрами стали рабочие и крестьяне. Минуя обычную для стабильного общества траекторию социального восхождения – через средний класс, – они перескочили одну ступеньку. По существу, представители советской элиты оказались теми, кого можно назвать восходящими маргиналами. Они оторвались от одного класса, но не стали полноценными, как это требуется в цивилизованном обществе, представителями нового, высшего класса. У них сохранились прежние манеры поведения, ценности, язык, культурные обычаи, свойственные низам общества, хотя они искренне старались приобщиться к художественным ценностям высокой культуры, обучались грамоте, ходили в культпоходы, посещали театры и агитационные студии.[38]

Такой путь снизу наверх сохранялся вплоть до начала 70-х годов, когда отечественные социологи впервые установили, что все классы и слои советского общества теперь воспроизводятся на собственной основе, т.е. только за счет представителей своего класса. Так продолжалось два десятилетия, которые можно считать периодом стабилизации советского общества и отсутствия массовой маргинализации.

Вторая волна наступила в начале 90-х годов и также в результате качественных изменений социальной структуры российского общества (рис. 1). Возвратное движение общества от социализма к капитализму привело к радикальным изменениям в социальной структуре. Элита общества сформировалась из трех пополнений: криминалитета, номенклатуры и разночинцев. Определенная часть элиты пополнилась из представителей низшего класса — прислужники российских мафиози, многочисленные рэкетиры и оргпреступники. Эпоха первоначального накопления — ранняя фаза капитализма — вызвала к жизни брожение во всех слоях общества. Путь к обогащению в этот период, как правило, лежит вне правового пространства. Среди первых начали обогащаться и те, кто не имел высокого образования, высокой нравственности, но вполне олицетворял «дикий капитализм».[39]

Вторая волна маргинализации в России

Рис. 1. Вторая волна маргинализации в России

В элиту вошли кроме представителей низов разночинцы, т.е. выходцы из разных групп среднего советского класса и интеллигенции, а также номенклатура, которая в нужное время оказалась в нужном месте, а именно у рычагов власти, когда предстояло делить общенародную собственность.

Напротив, преобладающая часть среднего класса совершила нисходящую мобильность и пополнила ряды бедных. В отличие от старых бедных (деклассированных элементов: хронические алкоголики, нищие, бездомные, наркоманы, проститутки), существующих в любом обществе, эту часть называют «новыми бедными». Они являют специфическую черту России. Такой категории бедных нет ни в одной стране мира. Первая отличительная черта – высокий уровень образования. Учителя, преподаватели, инженеры, врачи и другие категории бюджетников оказались среди бедных только по экономическому критерию – доходам. Но они не являются таковыми по другим более важным критериям, связанным с образованием, культурой и уровнем жизни. В отличие от старых хронических бедных «новые бедные» — временная категория. При изменении экономической ситуации в стране в лучшую сторону они готовы вернуться в средний класс. И детям они стараются дать высшее образование, привить ценности элиты общества, а не «социального дна».

Таким образом, радикальные изменения социальной структуры российского общества в 90-е годы связаны с поляризацией среднего класса, расслоением его на два полюса, пополнивших верхи и низы общества. В результате численность этого класса существенно сократилась.

Попав в слой «новых бедных» российская интеллигенция оказалась в маргинальной ситуации: от старых культурных ценностей и привычек она отказываться не хотела и не могла, а новые принимать не желала. Таким образом, по своему экономическому положению эти слои принадлежали к низшему классу, а по образу жизни и культуре – к среднему. Точно так же в маргинальной ситуации оказались представители низшего класса, пополнившие ряды «новых русских». Для них характерна старая модель «из грязи в князи»: неумение прилично вести себя и говорить, общаться так, как требовал того новый экономический статус. Напротив, нисходящую модель, характеризующую движение бюджетников, можно было бы назвать «из князи в грязи».[40]

В ХХI веке появилось понятие "новые маргинальные группы". Причинами появления "новых маргиналов" в России стали кардинальные изменения в социальной структуре в результате кризиса и реформ, направленных на формирование новой социально-экономической модели общества. Главной сферой социальных изменений стала социально-профессиональная структура. Ее трансформация привела к появлению групп населения, для которых характерны наиболее интенсивные и радикальные изменения социального, прежде всего, социально-профессионального статуса. Среди них – социальные группы, потерявшие прежний социальный статус и не имеющие возможности приобрести адекватный (в основе этого - объективное понижение статуса); социальные группы, приобретающие принципиально новый по отношению к прежней социальной системе статус и не имеющие пока механизма нормального, общественно приемлемого функционирования.

Исходя из этих представлений, под новыми маргинальными группами понимаются социально-профессиональные группы, в которых происходят значительные, интенсивные, масштабные изменения положения по отношению к прежней системе социальных отношений, обусловленные внешними, кардинально и необратимо изменившимися социально-экономическими и политическими условиями. В исследовании их характеристик важно уточнить некоторые теоретические аспекты – критерии маргинальности, степень и возможности ее преодоления.

Обращаясь к современной российской ситуации, критериями "новизны" и маргинальности социально-профессиональных групп можно признать: глубокие, базовые изменения в социальном положении определенных социально-профессиональных групп, происходящие в основном вынужденно, под влиянием внешних обстоятельств - полной или частичной потери работы, смены профессии, должности, условий труда и оплаты в результате ликвидации предприятия, сокращения производства, общего падения уровня жизни; продолжительность такой ситуации. Далее, неопределенность статуса, неустойчивость положения, потенциальную поливекторность социальных траекторий в условиях нестабильности, а также в силу личностных особенностей; внутреннюю и внешнюю противоречивость положения, вызванную статусной рассогласованностью и усугубленную необходимостью социокультурной переориентации.

Определяя социальную топологию новых маргинальных групп, можно обозначить зоны маргинальности – это те срезы социальной жизни, сегменты рынка труда, в которых концентрируется высокий уровень социально-профессиональной маргинальности: по отраслям экономики (отрасли, в которых значимы изменения численности занятых: легкая, пищевая промышленность, машиностроение; бюджетные организации науки, культуры, образования; предприятия ВПК; армия); по регионам (трудоизбыточные, депрессивные); по форме собственности – зоны повышенного риска в организации и ведении собственного дела (малое предпринимательство): по социально-демографическим характеристикам (люди среднего и пожилого возраста; выпускники школ, вузов: неполные многодетные семьи).

Очевидно, что состав новых маргинальных групп разнороден. В российском социуме можно выделить три основные группы. Одна из них обозначается как «постспециалисты» – специалисты отраслей экономики, потерявшие в современной ситуации социальную перспективу и вынужденные менять свой социально-профессиональный статус.[41]

Это группы населения, которые в наибольшей степени подвергаются высвобождению, не имеют перспектив трудоустройства в соответствии со своей специальностью и квалификацией и переподготовка которых сопряжена с утратой уровня квалификации, потерей профессии.

«Постспециалисты» – условное название, отражающее основную характеристику положения этой группы: то, что по основным своим параметрам она сформирована в условиях прежней социально-экономической системы и в результате ее разрушения вынуждена переживать наиболее драматичные изменения. Общие характеристики этой группы: достаточно высокий, достигнутый во многом в прошлом социально-профессиональный статус, уровень образования и специальной подготовки; созданные кризисом и политикой государства условия невостребованности; несоответствие низкого уровня материального положения достаточно высокому социальному статусу; отсутствие возможностей изменить свой статус.

Постспециалисты – одна из наиболее обширных, разнообразных по составу и различных по социальному положению новых маргинальных групп. Их появление вызвано общими причинами: структурными изменениями в экономике и кризисом отдельных отраслей; региональными диспропорциями экономического развития; изменениями в профессионально-квалификационной структуре экономически активного и занятого населения. Социальные следствия этих процессов – обострение проблем занятости и усложнение структуры безработицы; развитие неформального сектора занятости; депрофессионализация и деквалификация.

При всей разнородности и сложности группы «постспециалистов» можно выделить наиболее общие типы: регионально-поселенческие – работники маленьких и средних городов со свертываемой монопромышленностью, трудоизбыточных и депрессивных регионов; профессионально-отраслевые - работники отраслей (машиностроения, легкой, пищевой), профессий и специальностей (инженерно-технические работники), невостребованных современными экономическими условиями; бюджетные – работники реформируемых бюджетных отраслей науки, образования, армии. Их составляют работники, потерявшие работу или неполностью занятые, имеющие высокий уровень образования, опыт работы, высокий социально-профессиональный статус, большие притязания в отношении работы.[42]

Стратегия поведения основной части этих групп направлена на выживание. В наиболее сложных, безвыходных условиях это неизбежно приведет к профессиональной деградации. Определенная стабилизация положения другой части возможна в более благоприятных условиях и при поддержке государства. Оптимально благоприятная стратегия возможна, по-видимому, только для небольшой части и связана с организацией инновационного бизнеса, приобретением новой профессии, изменением рода занятий и места жительства.

«Новые агенты» – представители малого бизнеса, самозанятое население. Их положение существенно отличается от положения вышеуказанной группы. Судя по опросам, большинство из них оптимистичны, расценивают свой путь как социальное восхождение, возможность самореализации. Название «новые агенты» также условно и имеет целью выделить их принципиально новую по отношению к прежней социально-экономической системе и социальной структуре роль активного начала в формировании системы новых социально-экономических отношений.

Здесь особенно четко просматриваются два уровня российской маргинальности: в идеале малое предпринимательство рассматривается как новый элемент по отношению к прежней социальной структуре, а предприниматели – как агенты формирующихся рыночных социально-экономических отношений. Основные критерии маргинальности на этом уровне – переходное состояние всего социального слоя в процессе его становления; отсутствие благоприятной внешней среды как условия его устойчивого, социально-призванного функционирования; существование на границе между легальным и теневым сектором в системе экономических отношений с множеством переходных теневых и криминальных форм существования.

Другой уровень – группы предпринимателей внутри этого слоя. Критерии их маргинальности носят другой смысл. Это состояние неустойчивости, вынужденности, статусной рассогласованности в определенных группах предпринимателей. Если, опираясь на мнения экспертов, выделять нечто самое общее, что может стать критерием определения маргинальных групп внутри самого слоя мелких предпринимателей, - это особый психологический тип личности, или ориентация на занятие таким специфическим видом деятельности, как предпринимательство. И здесь можно выделить два основных типа – предприниматель «по природе» и предприниматель, вынужденный к этому обстоятельствами. Тип маргинальной группы в слое мелких предпринимателей, - «вынужденный предприниматель». Его социальные портрет определяют не социально-демографические и не региональные, а, личностные характеристики. Один из признаков – умение видеть и выстраивать перспективу своего предприятия. В основе стратегии трансформации данного типа лежит в основном все та же стратегия выживания, деформирующая формирующиеся черты малого предпринимательства и самозанятого населения.

Как особая маргинальная группа рассматриваются «мигранты» – беженцы и вынужденные переселенцы из других регионов России и из стран ближнего зарубежья. Особенности положения этой группы связаны с тем, что она объективно попадает в ситуацию множественной маргинальности, обусловленной необходимостью адаптации к новой среде после вынужденной смены места жительства. Состав вынужденных мигрантов разнороден. Имеющих официальный статус согласно соответствующему законодательству РФ 1200 тыс. Однако, эксперты называют реальную численность вынужденных переселенцев в 3 раза большую.[43] Вынужденные мигранты испытывают те же сложности, что и другие маргинальные группы. Но на самом деле ситуация, в которую они попадают, настолько сложна, что формирует совершенно особый маргинальный статус. Положение вынужденного мигранта усложняется целым рядом факторов. Среди внешних факторов – двойная потеря родины (невозможность жить на бывшей родине и сложности адаптации на родине исторической).

Вынужденные переселенцы попадают в сложную чиновничье-бюрократическую игру, которая усугубляет их маргинальную ситуацию. Это проблемы с получением статуса, ссуды, жилья, в результате чего переселенец может оказаться полностью разоренным. Другой уровень – отношение местного населения. Эксперты отмечают разные случаи того неприятия, которое неизбежно возникает со стороны старожилов по отношению к мигрантам. И наконец, внутренние факторы связаны с душевным дискомфортом человека, степень которого определяется его личностными особенностями и усиливается феноменом осознания того, что ты «другой русский» – с несколько другим менталитетом.

Степень маргинальности различных групп вынужденных мигрантов зависит от многих обстоятельств. В наиболее сложном положении находятся беженцы из горячих точек, те, кто оказался в чрезвычайных обстоятельствах; социально незащищенные группы – неполные семьи, инвалиды, пенсионеры. Таковы три основных типа данной маргинальной группы.[44]

Проблемы различных социальных групп, объединенных признаками маргинальности в трансформирующемся обществе, тесно взаимосвязаны. В целом они имеют общий набор рецептов их решения – государственное регулирование оптимальных социальных условий; профессиональная реабилитация групп экономически активного населения и меры помощи в социальной адаптации по отношению к группам с наиболее сложным положением. При этом тесно переплетаются государственный, региональный и самоорганизационный уровни их решения.

Очевидно, что условия, факторы, этапы и длительность преодоления состояния маргинальности очень специфичны. Они зависят от общей социально-экономической и политической ситуации в стране и соответственно от государственной политики, особенно в сфере занятости; от региональных особенностей; от особенностей и ресурсов самих новых маргинальных групп, которые так же разнообразны, как и их состав.

Очевидно также, что ломка прежних идеологических схем и духовных установок приводят к распространению состояния культурной дезориентации и неопределенности, что разрушает целостность и сбалансированность общественной системы в сфере соотнесенности ее социальной и культурной стратификации и ведет к смене культурных парадигм.