Субъективные факторы наркотизации

К индивидуально биологическим относятся наследственность в отношении психических заболеваний и алкоголизма, тяжелые соматические заболевания и нейроинфекции в раннем детстве. Большое значение для формирования девиантного поведения оказывают органические поражения головного мозга. Перечисленные нарушения являются скорее предпосылками, т.е. обусловливают индивидуально-психологические и личностно психологические причины. В частности, органические поражения головного мозга влияют на психоэмоциональное состояние, снижают способность индивида переносить физические и психологические нагрузки, противостоять стрессу и негативным влияниям окружающей среды. Это отражается на адаптационных возможностях человека, вследствие чего формируется девиация.

Индивидуально-психологические причины -это особенности когнитивной, эмоционально-волевой сферы, обусловливающие возникновение и развитие девиаций. Примером здесь может быть низкая устойчивость к эмоциональным нагрузкам, тревожность, импульсивность, возбудимость, несформированность мотивационной сферы и т.д. В ряде работ отечественных и зарубежных авторов существенное значение отводится мотивационно-потребностной сфере личности.

Зарубежные исследователи в качестве мотивов употребления подростками и молодежью психоактивных веществ приводят: "влияние приятеля", "потребность в изменении своего состояния", "желание уйти с помощью наркотиков от решения жизненных проблем, снять эмоциональный дискомфорт" [32]. Э. Фромм рассматривает употребление наркотиков как частный случай культа потребительства среди молодежи, следовательно, мотивом приобщения к наркотикам служит стремление "потреблять счастье" как товар. Среди мотивов, противодействующих употреблению наркотиков, отмечают "отсутствие к ним интереса", "влияние друзей и родителей", кроме того, для девушек большое значение имеет выраженность религиозных чувств, а для юношей - успехи в школе.

В работах отечественных ученых [16,28-31], посвященных изучению мотивов употребления наркотиков, упоминается о внутригрупповой конформности - желании "не отстать" от сверстников, о поиске необычных ощущений и переживаний, о "скуке". Мнение авторов о роли указанных мотивов расходятся. А. Е. Личко и В. С. Битенский использовали классификацию мотивов, которую В. Ю. Завьялов разработал для алкоголиков, выделяя вслед за ним следующие группы мотивов [1-3,34,43,52].

1. Социально-психологические мотивы:

мотивы, обусловленные традициями и культурой;

субмиссивные мотивы, отражающие подчинение давлению других людей или референтной группы;

псевдокультурный тип мотивов, свидетельствующих о стремлении подростка приспособиться к "наркотическим ценностям" подростковой группы.

В. С. Битенский считает, что эти мотивы характерны для начального этапа наркотизации. Подростки часто объясняли употребление наркотиков тем, что они подчинялись давлению сверстников.

2. Потребность в изменении собственного состояния:

гедонистические мотивы (т.е. желание наслаждаться самим процессом употребления и тем состоянием, которое дает наркотик);

аттрактические мотивы (привлекательность наркотика и связанных с ним переживаний);

мотивы гиперактивации поведения (повышение активности, улучшение настроения и т.д.).

3. Патологическая мотивация, связанная с наличием абстинентного синдрома и патологического влечения к наркотику, т.е. мотивация улучшения самочувствия вследствие абстиненции.

Личностно-психологические причины -это особенности личности, яркая выраженность которых может усиливать действие других факторов.

Ряд авторов [4, 13, 15, 16,41-43] отмечает, что степень риска возникновения наркомании зависит от акцентуаций характера подростков и юношей. С. П. Генайло установил, что наркомания формируется преимущественно в подростковом возрасте у лиц с выраженными тенденциями к самоутверждению и немедленному удовлетворению своих претензий в сочетании со способностью к длительной, целенаправленной деятельности, раздражительностью, склонностью к избыточному фантазированию, демонстративному проявлению чувств, подражанию и лжи [6]. Это обстоятельство приводит к снижению социальной адаптации и способствует формированию асоциальных форм поведения, в том числе употреблению психоактивных веществ. Степень выраженности личностных изменений, их особенности обусловливаются нарушениями (гипо- и гиперопека) родительского отношения и воспитания. По данным В. С. Битенского, тип акцентуации характера влияет на возникновение девиации и более того, определяет предпочтительный выбор психоактивного вещества [3]. Так, например, эпилептоидный тип проявляет особый интерес к галлюциногенам и ингалянтам; подростки c истероидной акцентуацией предпочитают приятное состояние или успокоение, вызываемое транквилизаторами; при шизоидном типе проявляется тенденция к употреблению опийных препаратов и гашиша, т.е. желание вызвать у себя эмоционально приятное состояние. Отмечается склонность к аддиктивному поведению подростков с неустойчивым, конформным, гипертимным, циклоидным типами акцентуации характера. Большинство авторов [4, 15, 16,43] приходит к выводу, что высокий риск нарко- и токсикомании можно отметить у подростков с эпилептоидным, неустойчивым, гипертимным типами характера.

Многие зарубежные ученые утверждают, что значительная часть лиц, употребляющая психоактивные вещества и находящаяся в лечебных заведениях, имеет личностные проблемы [14, 15, 16, 34,41,52]. Обнаружены нарушения психической активности, эмоционального функционирования, снижение самооценки, способностей к совладанию со стрессом и саморегуляции, низкие показатели интеллекта и распространенность личностных расстройств.

Ряд авторов отмечает низкий общеобразовательный и культурный уровень, недостаточное развитие духовных аспектов личностей наркоманов [9,13, 20-24]. Низкая самооценка и неудовлетворенность жизнью выявлены в работе Ковальчука Л. А. [14]. Шапиро С. И., Шабанов П. Д. [38,52] сделали вывод о том, что на основе существующих данных о корреляции между самооценкой и употреблением наркотиков нельзя сделать однозначный вывод о том, что самооценка является одним из наиболее существенных факторов наркомании [37].

Исследования различных авторов показали [1-3,42], что существуют общие черты, свойственные людям, злоупотребляющим наркотиками или алкоголем: слабое развитие самоконтроля, самодисциплины; низкая устойчивость к всевозможным воздействиям, неумение прогнозировать последствия действий и преодолевать трудности; эмоциональная неустойчивость и незрелость, склонность неадекватно реагировать на препятствия, неумение найти продуктивный выход из психотравмирующей ситуации. Нетрудно заметить, что эти черты свойственны не только алкоголикам и наркоманам, но и плохо социально адаптированным людям. Кроме того, такие личностные характеристики часто проявляются в подростковом возрасте, особенно, если этот период развития протекает с осложнениями.

Многие исследователи считают, что влечение подростка к употреблению наркотиков является признаком глубокого личностного неблагополучия и логическим завершением предшествующего развития [41-43].

Можно и дальше продолжать перечисление причин наркотизации, обнаруженных различными специалистами, однако, становится все более очевидным, что количество причин употребления психоактивных веществ оказывается таким же нескончаемым, как и количество проблем, с которыми может встречаться человек в течение своей жизни.