Трудовые миграции в странах Персидского залива

За последние десятилетия в странах Персидского залива сложился крупный очаг массовой трудовой иммиграции. В 1975 г. таких иммигрантов здесь насчитывалось 2 млн, в 1990 г. — 6,7 млн, а в 2000 г. — 10 млн (без членов семей, домашней прислуги и нелегальных иммигрантов). На долю иностранных рабочих приходится более 2/3 всех занятых в экономике нефтедобывающих стран.

Причины возникновения такого крупного очага иммиграции вполне объяснимы.

С одной стороны, они связаны с тем, что коренное арабское население стран Персидского залива обычно имеет недостаточный уровень образования, и это лишает его возможности заниматься работой, требующей высокой квалификации (инженеры, архитекторы, врачи и т. д.). Вот почему в таких профессиях местные арабы составляют обычно не более 15—20%, а остальные рабочие места занимают трудовые мигранты. Интересно, что при этом доля арабов, занятых на разного рода административных должностях — как в государственном, так и в частном секторах — или на более прибыльной работе (водители такси), значительно выше. В результате можно утверждать, что именно иностранные рабочие не только обустроили и обслуживают большинство нефтепромыслов этих стран, они участвуют также в строительстве городов, портов, аэропортов, автомобильных дорог, оросительных систем, трубопроводов. Можно сказать, что именно их руками здесь созданы основные материальные ценности.

В качестве яркого примера такого рода можно привести «небоскребный бум», который охватил страны Залива, в особенности в 1990-е гг. К концу этого десятилетия в Саудовской Аравии, ОАЭ, Катаре (а также Омане) было сооружено около 500 небоскребов, в том числе в ОАЭ — 240. На эти цели нефтяные шейхи затратили уже более 50 млрд долл. Тем самым они стараются утвердить современный модернизированный образ жизни своих стран. Однако нужно учитывать и дороговизну земли, недостаток твердых грунтов, не занятых песками. В большинстве своем эти небоскребы принадлежат частным компаниям, но самый высокий из них (355 м) — государственной авиакомпании ОАЭ.

С другой стороны, заинтересованность иностранных рабочих в таких трудовых миграциях объясняется поиском большего заработка: несмотря на не очень высокий уровень зарплаты, она может оказаться здесь в пять-шесть раз большей, чем на родине мигрантов. Неудивительно, что их ежегодные денежные переводы на родину оцениваются многими миллиардами долларов. Например, в середине 1980-х гг. денежные переводы египетских рабочих только из Ирака и Кувейта составляли соответственно в среднем 3 млрд и 1 млрд долл. в год. А для Иордании и Йемена такие переводы давно уже стали главным источником поступления иностранной валюты.

Нельзя не обратить внимание и на то, что подавляющее большинство рабочих-иммигрантов в правовом отношении подвергается в странах Персидского залива значительной дискриминации. Так, они лишены возможности организовывать профсоюзы, проводить забастовки, подавать коллективные жалобы. Они не имеют права покидать страну без разрешения своих работодателей. Привозить с собой семьи разрешается преимущественно специалистам наиболее высокой квалификации. А трудиться иммигранты должны по 12 часов в день при семидневной рабочей неделе. Рабочий день женщин, нанятых в качестве домашней прислуги, обычно вообще не нормирован. К тому же рабочие-мигранты из неарабских стран, не знающие арабского языка, обычно размещаются в специальных поселениях, напоминающих трудовые колонии.

Говоря о причинах возникновения очага трудовой миграции в странах Персидского залива нельзя конечно, не упомянуть о важнейшей основе привлечения мигрантов, как наличие здесь сотен миллиардов нефтедолларов, необходимых для оплаты труда пришлых рабочих.

В своем развитии иммиграция в страны Персидского залива прошла несколько этапов. При этом для каждого из них характерны и своя структура, и своя география миграций.

Первый этап охватывает 1945—1973 гг. На этом этапе рабочая сила поступала в страны Персидского залива в основном из других арабских государств — Египта, Йемена, Омана, Иордании/Палестины. Доля пришлых арабских рабочих в большинстве стран тогда превышала 80%.

Второй этап был гораздо короче, он ограничился 1974—1975 гг. Дело здесь в том, что мировой энергетический кризис 1973 г. привел к скачкообразному росту цен на нефть и, соответственно, вызвал новый приток инвестиций в нефтяную промышленность, строительство и сферу услуг стран Персидского залива. Только за два года численность иностранных рабочих в этих государствах увеличилась в два раза. По-прежнему 80% из них составляли выходцы из других арабских стран — Йемена, Египта, Иордании/Палестины, Ливана, Сирии, Судана. Остальные рабочие-мигранты прибывали из неарабских государств Азии, вместе с несколькими тысячами европейцев и американцев.

Третий этап охватил 1976—1979 гг. Для него было характерно новое общее увеличение трудовой иммиграции. При этом, например, количество прибывших египтян выросло в три раза. Однако арабские страны уже не могли обеспечить растущую потребность нефтедобывающих государств в рабочей силе. Поэтому въезд в эти государства пакистанцев увеличился в шесть раз, индусов — более чем в три раза. Начали прибывать мигранты и из Юго-Восточной Азии.

На протяжении четвертого этапа(1980— 1990 гг.) приток трудовых мигрантов продолжал довольно быстро возрастать, несмотря на то, что правительства стран Персидского залива стали в большей мере вмешиваться в процесс набора рабочей силы, иногда ограничивая его. Структура занятости в этот период несколько изменилась благодаря увеличению доли сферы услуг. Продолжала изменяться и география иммиграции: при сохранении большого притока трудовых мигрантов из Индии и Пакистана еще более вырос их приток из стран Юго-Восточной Азии — Индонезии, Таиланда, Филиппин.

Пятый этап— время войны в Персидском заливе, вызванной агрессией Ирака против Кувейта (1990—1991 гг.). Для многих рабочих-иммигрантов эта война имела поистине катастрофические последствия: уже к концу 1990 г. около 2 млн человек покинули Кувейт и Ирак и еще большее количество уехало в начале 1991 г. В Кувейте особенно пострадали арабские рабочие из стран, правительства которых в этом конфликте заняли сторону Ирака — иорданцы/палестинцы, йеменцы, суданцы. Почти все йеменские рабочие вынуждены были покинуть и Саудовскую Аравию. В связи с этим доля рабочих из неарабских стран Азии еще более возросла.

Шестой этап охватил 1990-е гг. Он характеризовался некоторой стабилизацией политической обстановки, благодаря чему часть выдворенных в 1990—1991 гг. мигрантов смогла вернуться.

Шесть стран зоны Персидского залива создали специальный Совет Сотрудничества. Данные о численности рабочих-иммигрантов в странах этого Совета приведены в таблице 1.

Таблица 1. Данные о численности рабочих-иммигрантов в странах этого Совета




Страна

Численность тыс. человек Доля в общей численности занятых
1975 г. 1980 г. 1985 г. 1990 г. 1975 г. 1980 г. 1985 г. |1990 г.
Саудовская Аравия 475 1735 2660 2880 32 59 65 60
ОАЭ 235 470 610 805 84 90 90 89
Кувейт 220 395 550 730 70 78 81 86
Оман 100 170 335 440 54 59 69 70
Катар 55 105 160 230 83 88 90 92
Бахрейн 40 80 100 130 48 57 58 51
Всего 1125 2955 4415 5215 47 65 70 68

Из сведений, приведенных в таблице 1, вытекает, что первое место по общей численности иностранных рабочих занимает Саудовская Аравия — самая крупная и самая богатая (уже к концу 1970-х гг. из четырех тысяч саудовских принцев более 700 стали мультимиллионерами) арабская страна Персидского залива. Среди рабочих-иммигрантов здесь традиционно преобладают выходцы из Йемена (около 1 млн), далее следуют египтяне, иорданцы, пакистанцы, южнокорейцы, филиппинцы.

На втором месте находятся Объединенные Арабские Эмираты. Население этой страны уже превысило 2,5 млн человек, но коренные жители составляют здесь лишь 20—30%. По закону каждый из них может нанять четырех иностранных рабочих. Вот и получилось, что иммигранты из Йемена, Ирака, Индии, Пакистана, других стран в 1990 г. составили здесь среди занятого населения почти 90%! Только в 1980-х гг. власти ОАЭ стали принимать меры по замене рабочих-иммигрантов коренными жителями страны.

На третьем месте по численности иностранных рабочих стоит Кувейт. Как вытекает из таблицы, доля иностранных рабочих в общей численности занятых здесь превышает 4/5. При этом мигранты из других арабских стран заняты в основном в сфере обслуживания, а выходцы из неарабских азиатских стран — в строительстве, сельском хозяйстве, на транспорте. Да и во всем населении этой страны, несмотря на демографическую политику всяческого поощрения рождаемости, доля граждан Кувейта уменьшилась с 48% в 1975 г. до 35% в конце 1990-х гг.

Далее следуют Оман, Катар, Бахрейн, где численность иностранных рабочих меньше, но доля их (особенно в Катаре) также очень велика. В последнее время здесь увеличилась прослойка выходцев из неарабских азиатских стран.

К этим шести странам, входящим в Совет Сотрудничества стран Персидского залива, нужно добавить и Ирак, где в 1990 г. насчитывалось 1,3 млн рабочих-иммигрантов, в основном из Египта, Судана и Иордании, а также большое количество палестинцев.

По другим данным, в 1990 г. в Кувейте были заняты 1110 тыс. иностранных рабочих, в том числе 380 тыс. иорданцев, 170 тыс. египтян, 160 тыс. индусов, 90 тыс. ланкийцев, 90 тыс. пакистанцев, 70 тыс. выходцев из Бангладеш, 45 тыс. иранцев, 35 тыс. филиппинцев, 35 тыс. сирийцев, 25 тыс. ливанцев, 20 тыс. суданцев и 30 тыс. выходцев из других стран. Перспективы трудовых миграций в этом районе во многом зависят от ситуации, которая будет складываться в его нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей промышленности как основных источниках дохода составляющих его стран. Они зависят и от политической ситуации (война в Ираке в начале 2003 г.).