Тюремное заключение как способ изоляции от общества

Тюрьма, как место реализации государственного принуждения за правонарушения (лишение свободы) возникло относительно недавно, а именно с распространением христианского взгляда на причины, обуславливающие поведение человека. Как подчеркивает М. Н. Гернет, особенностью государственного право применения (наказания) в дохристианскую эпоху было то, что объектом наказания был коллектив кровных родственников (род или община), предметом же наказания был отдельно взятый индивид этого коллектива. Объективной реальностью общества, т. е. полноправным субъектом правоотношения в языческую эпоху был именно коллектив, а не отдельный индивид. В силу кастового неравенства наказание применялось соответственно неодинаково в отношении представителей родов разных каст. Так, например, в Индии, античной Греции, Риме положение человека определялось его происхождением и принадлежностью к тому, или иному коллективу - родственному, соседскому, профессиональному, кастовому.

Другим следствием языческого миропонимания было отрицательное отношение к возможности исправления человека, а, следовательно, наказание преследовало цель возмездия, посредством чего осуществлялось восстановление справедливости с устрашением других «дурных людей» на будущее. Такое отношение к цели уголовного наказания обуславливало и выбор средств наказания. Тюрьмы в современном понимании не существовало – были места предварительного заключения, с целью обеспечить применения других видов наказания: казни, спектр средств которой был достаточно широк (от сравнительно безболезненных до причиняющих сильные страдания, калечащих видов наказания и т. д.). Отдельным видом наказания, который отражает особенности миропонимания в то время было изгнание из общины (города, рода), что в первобытную эпоху означало физическую смерть человека, а в период рабовладения смерть социальную, аналогично - продажа в рабство. Также существовали места изоляции политических противников. В древности тюрьмы устаивались для удержания преступников, пленных и неоплатных должников, как частных, так и государственных, а также для приведения в исполнение других видов наказания (членовредительные, смертная казнь).

В средние века в широких размерах практиковалось заключение военнопленных, должников, политических преступников в монастырских стенах, в крепостях, в городских ратушах (Тауэр, темница при дворце доджей в Венеции, подземелье Нюрнбергской ратуши). С распространением христианства впервые распространяется точка зрения на человека, как обладающего индивидуальной волей, причем не запрограммированной на конкретный стиль поведения (добрый или злой). Новой особенностью человека становиться этическая пластичность, и зависимость поведения, прежде всего, от собственных побуждений и мотивов. Возможность реализации индивидуальной воли впервые становится ценностью, которой можно и лишиться. При этом пережитки языческого отношения к человеку (в форме широкого распространения телесных наказаний, публичности исполнения наказания, зависимости вида наказания от родовой принадлежности) в сфере правоприменительной практики были широко распространены и сохранялись до 18 века. Что касается субъекта наказания, тот до Нового времени власть чаще всего персонифицировалась в лице монарха (царя, короля, суверена, принцесса, фараона), соответственно и покушения на правовой порядок государства автоматически рассматривался как покушение на него самого.

С формированием систем буржуазной демократии по мнению А. И. Ушатикова и Казак Б. Б. [33. С.56], процесс назначения и исполнения наказания становится все более де персонифицированным. Отдельной особенностью правоприменительной практики в Новое время является формирование светских судов, независимых от церковной организации. Такая организация назначения и исполнения наказания (по приговору светского, независимого суда по определенной процедуре, с запретом телесных и членовредительных наказаний с непубличным характером их исполнения) существует в настоящее время в странах европейской культуры (христианизированной).