Формы и технологии социокультурной анимационной деятельности

В исследованиях М. В. Никитского социокультурная анимационная деятельность рассматривается как часть культурной и воспитательной системы общества, как своеобразная социально-педагогическая система, в которой ведущую роль играют аниматоры, профессиональные или добровольные, обладающие специальной подготовкой и использующие, как правило, методы активной педагогики. Автор обращает внимание на весьма важную составляющую социокультурной анимации — ее мировоззренческий (смысловой) потенциал, так как само понятие «анимация» позволяет, с одной стороны, достаточно точно характеризовать цели социокультурной деятельности, выявлять ее консолидирующий (объединяющий) характер, а с другой — обозначать внутренний (anima — душа) аспект взаимоотношений субъектов педагогического процесса [10, с. 28].

Социокультурная анимационная деятельность является одной из относительно молодых отраслей социальной педагогики и социальной психологии, которую все чаще обозначают как педагогику социально-культурной деятельности. Ее можно обозначить и как педагогику досуга.

Вообще социокультурная анимация (animation — anim: душа — одушевление, оживление) — особый вид культурно-досуговой деятельности общественных групп и отдельных индивидов, основанный на современных педагогических и психологических технологиях активации (оживления) окружающей социальной среды и включенных в нее субъектов. Обобщая теоретические идеи анимации и опыт организации социально-культурной деятельности в ряде зарубежных стран, один из ведущих отечественных специалистов в области культурно-досуговой деятельности Е. Б. Мамбеков определяет социокультурную анимацию как часть культурной и воспитательной системы общества, которая может быть представлена в виде особой модели организации социокультурной деятельности:

– как совокупность элементов (учреждения, государственные органы, организации, добровольные ассоциации, аниматоры, аудитория), находящихся в постоянных отношениях;

– как совокупность занятий, видов деятельности и отношений, которые отвечают интересам, проявляемым личностью в ее культурной жизни и особенно в ее свободное время;

– как своеобразная социально-педагогическая система, в которой ведущую роль играют аниматоры, профессиональные или добровольные, обладающие специальной подготовкой и использующие, как правило, методы активной педагогики.

Такое развернутое определение в целом справедливо отражает специфику и даже структуру анимационной деятельности, которая проявляется на организационном (кто), деятельностном (что), методическом и технологическом (как) уровнях. Вместе с тем не следует ограничивать сущность и специфику данного явления лишь внешними проявлениями (лишь бы заполнить досуг, неважно чем, неважно для чего), поскольку весьма серьезная составляющая социокультурной анимации — это ее мировоззренческий (смысловой) потенциал. Само понятие «анимация» позволяет, с одной стороны, достаточно точно характеризовать цели социокультурной деятельности, выявлять ее консолидирующий (объединяющий) характер, а с другой — обозначать внутренний аспект взаимоотношений субъектов педагогического процесса (особые способы общения, диалога, наполненного со-участием, со-чуствием, со-действием) [18, с. 39].

В связи с этим можно сказать, что в современной психолого-педагогической науке применение понятия «анимация» связано по большей части со вторым аспектом, т. е. используется в основном для характеристики отношений.

В этом плане типична мысль французской исследовательницы проблематики социокультурной анимации Анн-Мари Гурдон о том, что при упоминании слова анимация речь идет не об оживлении тела и неживой материи, а об оживлении отношений между индивидуумами и социальными группами. Схожую мысль выражает и М. Симоно, определяя социокультурную анимацию как область общественной жизни, участники которой ставят перед собой целью определенное изменение поведения в межличностных и коллективных отношениях путем прямых воздействий на индивидов. Понятно, что это воздействие осуществляется главным образом посредством разнообразных видов деятельности.

Надо сказать, что возникновение социокультурной анимации, по крайней мере как самостоятельного явления в науке, социологи условно связывают с Францией 1901 года, когда был введен закон о создании различных неполитических ассоциаций [13, с. 116]. До этого года различные социальные объединения людей (по интересам, по способу заполнения досуга и пр.) не могли мыслиться вне конкретного политического действия, очевидного или скрытого. К 1901 году ситуация резко изменилась: увеличился объем свободного времени населения за счет постепенного сокращения рабочего времени. Начали получать развитие любительские ассоциации (объединения), что и потребовало соответствующего юридического оформления.

Вместе с тем возникновение специальной заинтересованности именно в педагогическом моделировании социальной среды и целенаправленном построении педагогического процесса формально принято относить к периоду 70-х годов ХХ столетия. В это время во Франции проводились обширные социологические исследования, которые касались, кроме прочего, особенностей внеучебного времени подрастающих поколений и, соответственно, влияния содержания этого времени на общий социальный фон как в среде молодежи, так и в социуме вообще. Результаты оказались плачевными. С одной стороны, условия для конструктивного заполнения жизненного времени подрастающих поколений сводились к минимальным значениям, с другой — сами дети в основной своей массе, кроме потребления, ничего не хотели и не могли: ни знать историю, ни поддерживать и культивировать собственную и мировую культуру и т. д. Тогда правительство Франции в спешном порядке озаботилось выделением больших бюджетных ресурсов на решение этой проблемы.

Нашелся и человек, которого принято теперь считать основоположником социокультурной анимации, — это Жан Фридман. Он выступил с идеей формирования гармоничного единства ребенка и той среды, в которой он развивается [10, с. 30]. Правительство же, со своей стороны, возвело идею Фридмана в ранг первоочередных программ государства. По ее замыслу — вся страна становится воспитательной нацией. Такого рода решения конечно же потребовали больших изменений, и не только общесоциальных, но и сугубо педагогических: необходимо было пересмотреть весь научный аппарат теории и практики воспитания, разработать концепцию воспитательных сил и элементов социума, способных оживить окружающую среду и социальное бытие вообще. Поэтому с начала 70-х годов ХХ столетия начали активно проводиться исследования, касающиеся педагогики анимации, аниматоров, их психологии, образования и целеполагания, аудитории социокультурной деятельности, осуществляемой в ее рамках, ее учреждений. В результате к концу ХХ века социокультурная анимация стала представлять собой самостоятельное направление психолого-педагогической деятельности в сфере досуга.

Что касается нашего отечественного опыта в области социально-культурной деятельности, то здесь можно сказать следующее. В недавнем прошлом, в эпоху Советского Союза, в нашей отечественной педагогике и сфере заполнения досуга в целом был накоплен достаточно богатый опыт построения такой деятельности. И хотя она редко называлась социокультурной анимацией, однако именно эта сфера социальной деятельности была весьма насыщенной.

Достаточно вспомнить чрезвычайно активную и конструктивную деятельность пионерской и комсомольской организаций, богатый опыт организации летнего (каникулярного) досуга, внеклассную работу в школе, функционирование социально-педагогических комплексов и другое. Однако надо помнить и известные события последнего десятилетия ХХ века, когда в стране вся социальная (в т. ч. воспитательная) сфера была оставлена в самом беспомощном и убогом положении. Это и понятно — о какой профессиональной организации досуга могла идти речь во время колоссальных социально-экономических и политических потрясений… Вместе с тем накопленный за прошлое столетие богатый опыт в сфере социально-культурного развития населения в нашей стране все чаще обращает на себя внимание не только отечественных, но и зарубежных специалистов.

Сейчас, в современном российском обществе, тенденция инициации социальных действий в сфере досуга становится все более актуальной, и на это, по мнению специалистов, есть ряд причин:

– изменение мировоззренческих оснований в организации педагогической работы в социуме;

– изменение экономического статуса социально-культурной деятельности, потребность в поиске «предпринимательской ниши» в сфере свободного времени;

– переориентация социально-культурной деятельности на многообразный спектр реальных потребностей населения, проявившихся в период социальной дезинтеграции, разобщения, утраты ценностных ориентиров социального и личностного развития.

К этим причинам можно добавить еще одну:

– потребность конструктивно использовать позитивный опыт социально-культурной деятельности советского периода.

Что же представляет собой социально-культурная анимационная деятельность сегодня? Необходимо напомнить, что хотя понятие социокультурная анимация встречается не только, порой не столько, в педагогической сфере, тем не менее деятельность по социальному оживлению, включению человека в активную жизнедеятельность по своей сути является психолого-педагогической. Это становится тем более очевидным, если мы рассмотрим методы социокультурной анимации, особенности подготовки различных мероприятий анимационного характера.

Известно, что такой специалист, как социокультурный аниматор (по крайней мере в таком звучании), чаще встречается в сфере культурно-досуговой, а не в педагогической, например в туристическом, развлекательном бизнесе, в шоу-бизнесе и т. д. Схожее обозначение такого специалиста ранее звучало как «массовик-затейник». Однако в нашем случае социокультурный аниматор — это не только и не столько сценический персонаж, ведущий какого-либо шоу, но — специалист. Какие же характеристики имеет такая специализация?

Самая общая: аниматор — специалист осуществляющий анимационную работу. Если обратиться к французскому опыту социокультурной анимации, то мы увидим, что социокультурные аниматоры во Франции в большинстве своем — волонтеры, энтузиасты, работающие на добровольных началах в свободное от работы время. Это преподаватели, ученые, общественные деятели, инженеры, служащие. Здесь происходит постоянный процесс формирования активистов из числа посетителей учреждений социокультурной сферы.

Но, наряду с добровольными активистами, существуют и профессиональные аниматоры. Их подготовка осуществляется многочисленными учебными центрами. По данным журнала французских аниматоров «L`Education Nouvelle» за 2009 г. здесь обучалось около 2500 человек. Профессиональные аниматоры получают подготовку в области административной и управленческой деятельности, исследовательской и творческой работы, педагогики.

В связи с этим выделяются два типа аниматоров [10, с. 32]:

– руководители (аниматоры-координаторы);

– аниматоры-специалисты, возглавляющие различные объединения, ассоциации, кружки (ремесленные, технические, художественной самодеятельности и т. п.). Они преподают на различных курсах, осуществляют юридическое консультирование, способствуют социальной адаптации эмигрантов, даже оказывают психологическую помощь.

Но главное — на социокультурных аниматоров возложены обязанности по удовлетворению потребностей населения в области культуры, спорта, развлечений. Такой специалист подчиняется директору Управления по делам молодежи и спорта данного департамента, он курирует деятельность местных групп любителей искусства и спортивных объединений, организует обучение добровольных аниматоров и руководителей любительских объединений, налаживает сотрудничество между аниматорами и объединениями.

Социокультурный аниматор нанимается на работу по контракту и должен выдержать конкурсный экзамен, согласно утвержденному уставу. Вместе с тем он пользуется свободой в выборе форм и методов педагогической работы.

Если соотнести такую деятельность с нашим отечественным опытом, то мы вправе отнести ее к деятельности социального педагога. И здесь нет противоречия, скорее наоборот: ведь мы полагаем, что социокультурная анимация по сути и характеру — прикладная дисциплина социальной педагогики. Современная концепция социально-педагогической деятельности существенно раздвигает границы социальной педагогики, рассматривает ее как научную дисциплину, исследующую процесс социального воспитания и социализации человека в целом на всех возрастных группах. С позиций социально-педагогического анализа социокультурная анимация может быть определена как отрасль социальной педагогики, опирающаяся на методы организации культурно-досуговой деятельности населения. Не случайно наименование специализации менеджеров социально-культурной деятельности в России в последнее время определяется государственным образовательным стандартом как «педагогика социально-культурной сферы».

Если говорить о функциях социокультурной анимационной деятельности, то, пожалуй, главной из них можно назвать регулятивную. Эта функция обозначается как главная, исходя из понимания того, что личность живет в обществе не изолированно, она вовлечена в деятельность социальных институтов, а для регулирования взаимоотношений между ними необходима функция социального контроля. Этот социальный регулятивный контроль должен способствовать использованию свободного времени для саморазвития и более активного участия личности в социальной жизни общества.

Известный французский социолог Ж. Дюмазедье выделяет четыре функциональных характеристики социокультурной анимационной деятельности (в прямом переводе) [5, с. 83]:

1. Специфический социальный контроль свободного времени, способствующего максимальному выражению внутреннего «я» личности (праздность — мать всех пороков).

2. Ограничение и направление рынка потребительства, на котором реализуются делания личности (вытекает из тезиса: творчество — это отдача, а не потребительство).

3. Установление равновесия между досуговыми запросами личности или коллектива и их социально-профессиональной деятельностью (делу время, потехе час).

4. Социальный контроль, направленный на неформальное образование личности, ее самообразование.

Что касается собственно цели социокультурной анимационной деятельности, то ее можно обозначить как «оживление», «одухотворение» межличностных и межгрупповых социальных отношений, восстановление смысложизненных ориентаций личности средствами культурно-досуговой деятельности. При этом основными задачами этой деятельности можно считать:

– преодоление личностных тенденций к социальной дезинтеграции;

– профилактика социальных отклонений (например, девиантного поведения подростков, наркомании, алкоголизма, суицида и др.);

– реабилитация критических состояний личности;

– помощь в творческой самореализации личности.

Считается, что для решения этих задач в социокультурной анимационной деятельности выделяются три взаимосвязанных процесса:

1) процесс создания условий для раскрытия личности или группы;

2) процесс установления межличностных отношений;

3) процесс творчества как решение проблем в окружающем мире.

Анализ исследований проблематики современной социально-культурной деятельности показывает, что у нее есть научное и, можно сказать, вполне конкретное методологическое основание [10, с. 34].

Очевидно, что рассмотрение феномена окружающей среды как некоего потенциала, хранящего в себе позитивные и негативные тенденции, способные так или иначе влиять на развитие человека, началось отнюдь не в 70-е годы ХХ столетия, а гораздо раньше. Историческим прототипом социокультурной деятельности можно считать педагогическое средоведение. Эта область научного знания возникла на рубеже XIX–XX веков. Основоположником его принято считать немецкого ученого Адольфа Базумана. Полагая, что основной предпосылкой общей теории воспитания является наука о влиянии среды, исследователь заключил: необходима специальная наука о среде для достижения педагогических целей. Он выпустил первую часть «Педагогического средоведения» и работу «Педагогическое учение о среде». К области педагогического средоведения можно отнести и труды соотечественников Базумана — Генриха Каутца («Под сенью фабричных труб»), А. Вольфа («Типы среды») и других.

Однако как некую теоретическую и в известном смысле практическую основу социокультурной анимационной деятельности в нашей стране можно считать так называемую педагогику среды.

В отличие от средоведения, педагогика среды была детищем отечественной научно-педагогической мысли. Ее основателем принято считать С. Т. Шацкого, ему же приписывается авторство самого термина, хотя задолго до Шацкого, К. Д. Ушинский, Н. И. Пирогов и другие педагоги-мыслители ставили вопрос об исследовании воспитательных возможностей среды.

Надо отметить, что педагогика среды — это не просто совокупность воззрений на среду и зависимость от нее человеческого поведения. Это технология. И сегодня мы можем сказать, что педагогика среды — это направление педагогической мысли и практики, ориентированное на учет, организацию и использование возможностей среды в воспитательных целях.

Отечественная библиография насчитывала к началу ХХ века более пятисот работ по проблематике педагогики социокультурной среды, а уже к 20–30-м годам «средовая» проблематика занимала исключительное место в исследованиях педологов, реактологов, рефлексологов, психологов и педагогов. Показательны высказывания ученых и организаторов образования тех лет: «Вопрос о воздействии окружающей среды, об организации этих воздействий является центральным для нашей педагогики» (А. С. Пинкевич) [15, с. 10]; «Социальная среда — есть истинный рычаг воспитательного процесса, вся роль учителя сводится к управлению этим рычагом» (Л. С. Выготский) [1, с. 89]; «Во всяком педагогическом воздействии можно выделить три момента:

1) того или тех, кто является организатором (т. е. субъектом) этого воздействия;

2) того или тех, кто находится под воздействием субъекта;

3) ту среду, которая создается в целях педагогического воздействия» (А. Г. Калашников) [6, с. 75].

В заключение можно привести известные слова А. С. Макаренко: воспитывает не воспитатель, а среда; а также не менее известную в педагогическом мире мысль Н. Н. Иорданского: нет среды — нет воспитания.

Проблема теоретического и практического изучения среды, к которой следовало адаптироваться детям или которая должна была приспосабливаться к детям, в педагогике среды была самой острой. Педагоги по-разному смотрели на среду, по-разному ее типологизировали. Популярными были такие словосочетания, как «среда для ребенка», «среда учреждения», «социально-организованная среда», «классово-дифференцированная среда», «социально-бытовая», «деревенская», «городская», «своя», «возрастная», «духовная среда» и др. Так или иначе, но представителей педагогики среды объединяло видение педагогического процесса в виде трехчастной схемы: объект — среда — субъект.

Вместе с тем имелись значительные расхождения в ответах на вопрос, как и что следует изучать в среде. Одни исследователи предполагали изучать ее объективные характеристики, а для этого пользоваться преимущественно объективными и социологическими методами сбора и обработки информации (М. С. Бернштейн, С. С. Моложавый, В. Н. Шульгин, М. В. Крупенина). Предлагались разнообразные схемы обследования среды. (Установление системы показателей и измерительных единиц для педагогического учета и изучения воспитывающей роли среды эти авторы мыслили как составную часть плана участия педагогов-исследователей в переделке среды.)

Другие считали изучение объективных характеристик среды недостаточным. Они полагали, что практикующийся обычно метод изучения среды путем пространных таблиц и анкет или общих социологических схем не может дать ни положительных объективных результатов, ни удовлетворения исследователю-педагогу. «Мы изучаем какие-то абсолютные показатели среды как обстановки, — писал Л. С. Выготский, — полагая, что зная эти показатели, мы будем знать их роль в развитии ребенка… Изучать среду надо не как таковую, не в ее абсолютных показателях, а в отношении к ребенку. Та же самая в абсолютных показателях среда есть совершенно разная для ребенка 1 года, 3, 7 и 12 лет» [1, с. 89].

Практически изучать среду, с точки зрения этого ученого, значило определять в ней роль разнообразных факторов воспитания для того, чтобы разобраться, что хорошо, что плохо в воспитании, которое дается средой, а также чтобы оказать организационное воздействие на нее, т. е. найти такие ее элементы, которые могли бы сработать на оживление социокультурного пространства.

Интересно мыслил и изучал среду С. Т. Шацкий — как с субъективных, так и с объективных позиций. Он считал важным изучать среду через детей, в детском освещении, преломленную сквозь детскую призму, а также втягиваться мало-помалу в более серьезное, объективное изучение среды. Он считал, что для педагога важны две точки зрения — детская (индивидуальная, специфическая) и объективная (приближающаяся к научной). Этот педагог считал эффективными следующие способы изучения среды: анализ детских высказываний, рисунков, сочинений, отражающих жизнь среды, анализ того, что перед ними происходит, чтобы по реакции ребенка, по его навыкам, привычкам, повадке определять ту среду, откуда он вышел и в которой находится.

В те годы было получено множество данных, подтверждающих зависимость от среды различных способностей, свойств, качеств, черт личности ребенка, да и не только ребенка, речевых навыков, мышления и способности суждения (А. Р. Лурия, Е. И. Тихеева), целей, мотивов, всего содержания жизни (М. Я. Басов). С. С. Маложавый, например, утверждал, что личность не только продукт среды, она также проявляет себя в реакции на внешние и внутренние условия среды: стоит измениться социальной среде, как сейчас же меняется и поведение человека. То есть возникает некая динамика, гибкость процесса взаимодействия человека и среды, при этом нет простого и однозначного результата, обусловленного (видимого) изначально.

Справедливо сказать, что изучение среды педагоги рассматривают как условие для последующего изучения личности, для составления планов работы и организации средовых воздействий. В современных социально-педагогических реалиях подобные взгляды могут конструктивным образом учитываться при организации психолого-педагогического взаимодействия в рамках целостного педагогического процесса. Последнее позволяет заключить, что генеральная линия реализации социально-культурной анимационной деятельности состоит в активном предотвращении отчуждения личности в культуре общества, в сложной структуре общественных отношений [10, с. 36].