Этапы изменения географической роли Балтийского региона

 Национальные экспедиции в раннем средневековье

В сфере экономических и социально-экономических отношений у народов и племен Балтики можно установить тенденции, единые в своей основе, а в своем конкретном выражении значительно модифицированные в силу конкретно-исторических условий. Не были одновременны и процессы образования государства, становления городов и перехода к феодальному обществу. Тем не менее, общие тенденции развития создавали основу для образования балтийской экономической системы, расширяющейся торговли и хозяйственного обмена.

В развитии экономики, социального строя, культуры и искусства стран Балтики при общих тенденциях и единой социально-экономической, формационной основе процесса можно выделить несколько периодов, характеризующихся специфическими проявлениями и признаками. Первый период охватывает VII-VIII вв. В Скандинавии он отмечен формированием домовых общин, укреплением общественного положения свободных крестьян - бондов, но одновременно и усилением власти племенной аристократии, вождей и знати. И свободные общинники, и знать предпринимают первые попытки установления контактов с заморскими землями. В первых стабильных торгово-ремесленных центрах типа Хельгё зарождается специфический "вендельский стиль" (Название дано по династическому могильнику Вендель в Средней Швеции с погребениями знати по новому для Скандинавии обряду захоронений в ладье. - Прим. перев.), характеризующий аристократическое искусство и отличающийся от орнаментальных традиций предшествующего и последующего времени.

На южном побережье Балтийского моря по мере стабилизации славянской оседлости происходит консолидация племенных отношений, проявившаяся в создании системы городищ, с которыми у славян связаны также начальные этапы торгово-ремесленной деятельности. Балты и финно-угры в этот период жили еще в условиях родоплеменного строя, а их искусство, насколько можно судить по имеющимся образцам, находилось под воздействием художественного стиля эпохи Великого переселения народов, сформировавшегося в Северном Причерноморье и Центральной Европе в V-VII вв. Двусторонние влияния через Балтийское море в этот период действовали еще в сравнительно узких пределах. Первый период (VII-VIII вв.) можно поэтому назвать "начальными веками".

Второй период охватывает в основном IX и большую часть X в. Он выразился в расширяющихся торговых связях и возникновении крупнейших торговых центров и раннегородских поселений на берегах Балтийского моря, так же как в походах викингов. Как в Скандинавии, так и на юге Балтики выделяются центры формирующихся государств, которые становятся центрами культурного развития. Искусство викингов, представленное стилем Борре и Еллинге в Скандинавии, достигло своего высшего расцвета. Оно представлено такими высокохудожественными произведениями, как резьба по дереву в находках из Усеберга, литье и чеканка по металлу, кузнечные изделия, произведения ткачества или работы скульпторов и камнерезчиков.

Все освоение Балтийского моря в качестве внутреннего моря стало возможным только тогда, когда кораблестроение достигло необходимого уровня. Для скандинавов оно было одной из существенных сторон их ремесленной и художественной деятельности. До нас дошли лишь немногие образцы кораблестроительного искусства; первое место среди них занимает великолепный корабль из Усеберга на Осло-фьорде. По многочисленным каменным стелам с изображениями кораблей мы знаем, что усебергский корабль не уникален, а представляет определенный тип морских судов. В славянских землях корабли не имеют художественно-мифологических украшений: драконов и змей, - но развиваются в более практичных формах. Областью безусловного господства славянского древостроительного искусства в первую очередь было сооружение крупных "градов", крепостей, а также храмов с их художественной отделкой.

Третий период экономического, социально-политического и художественного развития (конец X-XII в.) неотделимо связан с укреплением феодальных государств в Норвегии, Дании, Швеции, Киевской Руси, Польше и в землях ободритов, так же как с реакцией на укрепление феодальной государственности сохранявших военно-демократический и родоплеменной уклад племен балтов, финнов, вильцев, лютичей. Со второй половины X в. в большей части Балтики значительную роль играло распространение христианства, которое оказывало влияние на романские и византийские элементы в строительстве, производстве украшений, орнаментике. Появляется каменная архитектура, в то время как деревянное зодчество, прежде всего в Скандинавских странах, находит новую область применения: централизованная государственная власть воздвигает свои укрепления, архитектурно оформленные опорные пункты с укреплениями нового типа, в виде так называемых "круглых крепостей" или, как их неточно обозначали раньше, "лагерей викингов"; священники в Скандинавии поддерживают и продолжают местные традиции в церковном строительстве. Показательны сооруженные в это время деревянные церкви - подлинные шедевры композиции и художественного оформления, в которых навыки скандинавов в художественной обработке дерева достигли наивысшего выражения. В особенности это относится к раннесредневековым храмам и технике норвежской "ставкирки".

С утверждением христианства завершается история раннесредневековой культуры и искусства народов стран Балтики. В XI в. устанавливаются основы феодального строя. Государства стабилизировались, христианская церковь освятила новую систему социальных связей и противопоставила друг другу различные этнополитические области (прежде всего феодально-христианские государства и языческие племенные союзы западных славян, балтов и финнов). Господствующие классы разных государств сталкивались в борьбе за расширение своих государственных территорий далее за море, однако ни одной из феодальных держав не удавалось прочно закрепить за собою захваченные земли. И в это время сохраняются экономические связи, хотя они вновь и вновь прерывались и затруднялись опустошительными феодальными распрями и войнами. Постепенно начинается подъем новой экономической силы, Ганзы, которая вновь превратит Балтику во внутреннее море. Феодальные державы, напротив, сосредоточивали свои интересы на эксплуатации глубинных районов либо с течением столетий ослабевали в результате раздробленности. Однако развитие народов и государств Балтийского региона, возникших и консолидировавшихся в бурные столетия раннего средневековья, продолжалось. Социальное содержание этих образований по сравнению с "начальными веками" существенно изменилось, весьма различным оно остается и в наши дни. Но культурно-исторические традиции и сознание экономической выгоды взаимосвязей через Балтийское море по-прежнему оказываются живыми и действенными. Зарождение этой устойчивой традиции мирных связей произошло в бурные и далекие "начальные века" ранней истории славян и скандинавов на Балтике.

Ход экспедиций.

Около тысячи лет тому назад, в эпоху раннего средневековья закладывались основы истории народов и стран Балтики. Из множества малых и больших племен, племенных союзов формировались раннефеодальные государства, а в их границах складывались раннесредневековые народности, прямые предки современных русских и финнов, эстонцев и латышей, литовцев и поляков, немцев, датчан и шведов.

Эта эпоха насыщена разными противоречиями. Грозные набеги скандинавских викингов (варягов русских летописей) несли опустошение и гибель обитателям балтийских побережий, а морские дружины славян или пешие рати ободритов наводили ужас на жителей Ютландии, датских и шведских островов. Но в эти же жестокие столетия первые торговые корабли обеспечили регулярное движение потока товаров в первые портовые города, гавани и рынки, возникавшие на Балтике в землях разных племен: они несли роскошную утварь, одежду и оружие для зарождающегося господствующего класса, обиходные вещи, сырье и орудия труда для торгово-ремесленного населения раннегородских центров, изделия ремесленников - для крестьян городской округи или сельской глубинки. Любая новинка, появившаяся в одном из центров Балтики, быстро становилась известной повсеместно. Все более устойчивые экономические и культурные связи на заре раннего средневековья впервые превратили Балтийское море из моря, разделяющего страны, во "внутреннее море" с культурно-исторической точки зрения. В истории Европы это было не первое "внутреннее море", тесными экономическими и культурными узами связавшее города разных стран и народов: двумя тысячелетиями раньше, в пору становления европейской цивилизации, тот же путь развития прошли земли вокруг Средиземного моря, древнейшего культурно-исторического "внутреннего моря" в истории человечества. И так же как на Балтике, то была сложная и драматичная эпоха, заполненная пиратскими набегами и торговыми экспедициями, колонизаторскими устремлениями финикийцев и греков, завоевательными походами римлян. Гомеровский эпос, запечатлевший события Троянской войны и странствования Одиссея, сохранил для нас первоначальный облик этой эпохи.

Много веков спустя Балтийское побережье переживало, по существу, те же изменения, здесь развернулись типологически сходные социальные процессы, вызванные становлением на Севере Европы начальных форм классового общества. Военные и торговые предприятия викингов и славян, как в свое время финикийцев и греков, были одним из средств разрешения обостряющихся общественных противоречий.

Этническая карта Балтийского побережья складывалась постепенно, на протяжении веков и даже тысячелетий. В Скандинавии со времен неолита шло формирование прагерманских, а затем германских племен, на рубеже нашей эры уже известных под своими племенными названиями: свионы (свей, шведы) и готы. Столь же длительным и древним был процесс сложения племен финно-угорской языковой семьи на территории Финляндии и восточной Прибалтики. С юга соседями финно-угров были племена балто-славянской языковой семьи: граница с ними проходила от Рижского залива по Даугаве (Западной Двине). Побережье Балтики от устья Вислы до Кильской бухты было ареной многократных передвижений германских и славянских племен, пока наконец в VI-VII вв. здесь не осело славянское население. Между этими племенами, которые переживали период "военной демократии", порою происходило острое противоборство за области обитания или верховенство в племенных союзах. В Скандинавии подобная же борьба шла между свионами (свеями), готами и данами.

Даны, первоначально жившие в Сконе, на юге Скандинавского полуострова, завоевали близлежащие балтийские острова, вытеснив оттуда другие племена, а затем овладели и Ютландией. Часть исконных обитателей Ютландии, ютов, присоединилась в конце V в. к англосаксонским завоевателям Британии и составила третий, наряду с англами и саксами, значительный компонент германского населения Англии. Свионы, или свеи, добились господства в Швеции и дали сформировавшемуся позднее народу свое имя - "свеи, шведы". Даны создали подобное же образование, и отсюда название страны - Дания, и имя народа - датчане. Часть готских племен покинула южную Скандинавию и в первые столетия н. э. продвинулась из Нижнего Повисленья на Украину, а после гуннского нашествия в 375 г. откатилась далеко на запад, до Испании. Бургунды, с которыми связано первоначальное название острова Борнхольм (Бургундархольм), также расселились на землях между Нижним Одером и Вислой и прожили там некоторое время; остатки их были ассимилированы позднее славянскими племенами.

Великое переселение народов, сопровождавшее распад римской империи в V веке, перекроило этническую карту Европы. К этому моменту славяне были уже широко разбросаны от Балтийского моря до северных склонов Карпат, соприкасаясь на западе с германцами и кельтами, а на востоке и северо-востоке — с балтийскими и финно-угорскими племенами.

Прибалтика была не источником, а промежуточным пунктом миграционных потоков, неоднократно пересекавших её со стороны противолежащего ей Скандинавского полуострова.

Племена, не ушедшие с готами, продолжали в Прибалтике свой эволюционный путь, наибольшие сложности на котором долгое время составляли лишь периодические взаимные столкновения без участия сил извне. Более сильные «субъекты международных отношений», фигурирующие в последующие века истории цивилизации в Прибалтике, формируются позже. Даны — новый миграционный поток с юга Скандинавии в V—VI веке — был нацелены не на Прибалтику, а на архипелаг (называемый по их имени Датским), и на северный полуостров Европы, Ютландию, которые «замыкают» Балтийское море с запада. Позже поселение Хедебю (Hedeby, Haithabu), возведённое данами на юго-востоке Ютландии, стало одним из важнейших торговых пунктов, связывавших Прибалтику и северные русские земли с Западной Европой.

С ростом производительных сил в Европе оживляется движение и по «Янтарной дороге» древнего Рима. Одна из её трасс шла к Балтике через западнославянские земли и Вислу (перевалочный пункт близ нынешнего Вроцлава). Другая же шла через земли восточных славян, выходя непосредственно в Прибалтику через Двину либо Нарву. В этой международной торговле издавна участвовали не только римляне, но и племена-посредники. Проходившие по их землям торговые пути имели ещё и отдельное значение для развития этих племён, как средство внутрирегионального сообщения. Этот дополнительный фактор не гарантировал ускорение их развития, а лишь создавал этому предпосылки. В каждой из этих групп межплеменная консолидация и, в конечном счёте, становление государственности, протекали по-своему.

Янтарный путь — древний торговый путь, по которому из Прибалтики в Средиземноморье доставлялся янтарь. В раннем средневековье дорога начиналась в земле пруссов, у торгово-ремесленных центров Кауп и Трусо, затем шла на юг по течению Вислы, пересекала Дунай у Карнунта, проходила по территории нынешних Чехии, Словакии (через Девин), Австрии и Словении и оканчивалась, как правило, в Аквилее.

Около VII века будущие западные славяне — полабские и поморские — консолидируются в составе четырёх племенных союзов: сербо-лужичане, ободриты (бодричи; правый берег Лабы и по Балтийскому морю), лютичи (вильцы) и поморяне между Одрой и Вислой. Наиболее крупные союзы будущих восточных славян в это время — Куявия (поляне, северяне, вятичи) на юге и Славия (чудь, словене, меря, кривичи) на севере, объединяющиеся вокруг будущих Киева и Новгорода.

Путь «из варяг в греки» или «Восточный путь»— водный (морской и речной) путь из Балтийского моря через Восточную Европу в Византию. Один из водных путей экспансии варягов из района проживания (побережье Балтийского моря) на Юг — в Юго-Восточную Европу и Малую Азию в VIII—XIII веках н. э. Этим же путём пользовались русские купцы для торговли с Константинополем и со Скандинавией.

Вначале этот путь, как и параллельные ему, использовались варягами для грабительских набегов на экономически и культурно более развитые города и страны Европы, а также Византию. Впоследствии этот путь стал важным торговым маршрутом между Скандинавией, Северной Европой, богатой Византией, Востоком.

По мере освоения этого пути варяги расселялись на прилегающие к нему земли и ассимилировались с заселенными славянскими, балтскими и финно-угорскими племенами. Существовавшие сильные славянские племенные союзы, которые вели суровую борьбу с германскими племенами. В пору создания племенных союзов у восточных славян прибалтийские славяне уже имели государственные образования с князьями, дружинами, детально разработанной языческой религией, очень близкой к восточнославянскому язычеству. Отсюда и шли постоянные переселения на восток, на берега озера Ильмень.

Волжский или волго-балтийский торговый путь — самый ранний из трёх великих речных путей, соединявших Скандинавию с Халифатом в раннем средневековье. В период своего расцвета во второй половине IX века Волжский торговый путь обеспечивал экономическое благосостояние трёх государственных образований — Руси в верховьях, Волжской Булгарии в средней части и Хазарского каганата в низовьях Волги.

Постоянная торговля по Волге сформировалась в 780-х годах, с приходом на берега реки скандинавского элемента, известного по русским летописям как варяги. Путь начинался от берегов Балтики, вёл вверх по Неве и Волхову через Ладогу и Рюриково Городище в озеро Ильмень.

Далее вниз по реке до Волжской Булгарии сплавлялись такие северные товары, как меха, мёд и рабы. Впоследствии этот путь называли в летописях «из варяг в булгары». Места крупнейших скандинавских поселений на Верхней Волге ныне отмечают Сарское городище и Тимерёвские курганы.

Торговля со странами Востока была очень выгодной для Руси. Пряности, шёлк и некоторые другие товары можно было приобрести только здесь. Кроме того в X веке Русь становится посредником между Востоком и странами Европы, так как прямая торговля между ними была практически невозможна из-за кочевых племен, преграждавших им путь. Французский поэт того времени, воспевая красавицу, говорил, что она одета в одежду из «русского шёлка». Но на Руси в то время не умели делать шелк, поэтому это, конечно же, русский транзит. Лишь крестовыми походами в XI—XII вв. Европа пробила себе прямой путь на Восток. В то время Русь являлась одним из главных поставщиков восточных товаров в Европу.

Представление о регионе, сформированное к концу раннего средневековья

Основы истории народов и стран Балтийского региона закладывалось более тысячи лет назад, в далекую эпоху раннего средневековья. (VII-XIII вв.) Из большого числа малых и больших племен, принадлежавших к разным языковым группам, формировались раннефеодальные государства, в границах которых затем складывались раннесредневековые народности.

Период этот малоизвестен по летописям. Главным источником для его изучения остается археология и лингвистика. Недостаток материала не позволяет даже с полной гарантией проводить этническую идентификацию многих племен. Этническая карта региона складывалась медленно, значительно медленнее, чем в так называемых «контактных зонах», непосредственно граничащих с эллинистическим миром.

Устойчивые экономические и культурные связи уже на заре средневековья превратили Балтийское море из преграды, разделяющей страны и народы во «внутренне море», чему способствовали такие общебалтийские центры, как Рюген, Хедебю, Бирка, Ладога и ряд других. В Балтийском регионе в это время наблюдаются процессы сходные с теми, что два тысячелетия назад происходили в эпоху становления европейской цивилизации на берегах Средиземного моря. Пиратские набеги викингов вполне могут быть уподоблены походам финикийцев и ранних греков. Местные племена совершали ту же эволюцию на пути от военной демократии к государственности, что и греки, и римляне на заре своей истории. Хотя в Балтийском регионе так и не сложилось такой высокой степени языковой, экономической, культурной, религиозной интеграции, как в Средиземноморье. Формирование Балтийского экономического и культурного региона не сопровождалось созданием унифицированной балтийской культуры, а тем более – единой балтийской народности. Тем не менее, включение в него практически всех народов, живущих на берегах Балтийского моря, ускоряло их социально-экономическое развитие.

Взаимоотношения племен и народов балтийского региона на этапе формирования ранних феодальных государств – еще один комплекс вопросов для изучения. археологических Распространение каменей с руническими письменами, локализация археологических находок, пришедшим в Балтику из различных регионов и выявление путей их «доставки», «Двинские камни» - это только самые поверхностные вопросы, за которыми стоят: распространение сельхоз культур и пород животных, способов обработки земли, сельскохозяйственного, ремесленного и торгового инвентаря, методов строительства. Наконец, взаимовлияние в период социальной стратификации (например, происхождение латышского «баярс» от древнерусского «боярин» и латышского же «кениньш», «кунгс» от скандинавского «конунг», когда за идиомой стоит конкретное социальное наполнение).

Период зрелого средневековья. Эпоха Ганзейской торговли. Ганзейская тематика пользуется в сегодняшней европейской медиевистике особым интересом не только у профессиональных историков, но и у самых широких кругов общественности. Это и различные туристические маршруты, интересные зарубежным туристам стран балтийского региона. Связанные с этими маршрутами различные мероприятия, такие как «Ганзейские дни», различного рода реконструкции, вплоть до восстановления средневековых коггов и повторения маршрутов международными командами.

Следующая эпоха – время складывания на побережье балтийского моря национальных государств, которые стремятся поддерживать друг с другом и друг против друга «Балтийское равновесие», смысл которого может быть сведен к тому, что как только влияние одной из держав, выходящих на Балтику, начинает перевешивать влияние и возможности остальных, происходит объединение менее сильных против того, кто доминирует на данный момент. Здесь и Ливонская война, бывшая во многом войной стран Балтийского региона, здесь и Польско-Шведская, и Северная войны, и ряд других столкновений, решавшихся то на поле дипломатии, то на полях сражений.