Этапы развития научной географии

Теоретические географические открытия

География возникла в глубокой древности в связи с насущными жизненными потребностями людей – с охотой, рыболовством, кочевым скотоводством, примитивным земледелием. География началась с познания окружающей местности. Уже охотники на мамонтов оставили свои «крохи» (карты) среди наскальных изображений. В процессах очень медленных миграций и освоения новых территорий каменного века складывались различные расовые типы и этнические общности. Позднее древнейшие государства соединили представителей этих типов и общностей. Эти государства нуждались в познании территории и народов не только своих, но и других государств. На этом этапе происходило плодотворное смыкание различных культур, заимствование накопленных представлений, изобретений, навыков. Известны далекие путешествия древних египтян, минойцев, финикиян и карфагенян, древних индийских мореходов. Они предпринимались в практических целях, чтобы расширить число источников знаний и количество поставляемого ценного сырья. В античную эпоху – в Древней Греции и позже в Древнем Риме – широко развернулись серьезные работы по географии. Долгое время, географические представления составляли одно целое с философией, историей, медициной. Знаменитый Геродот, много путешествовавший, считал, что история должна рассматриваться географически, а география – исторически. Именно от Геродота пошло изречение, что география – рукотворная история. Геродот специально не изучал природу, но его предположения во многих случаях были вернее, чем у значительно более поздних географов, например, относительно формирования долины и дельты Нила, замкнутости Каспийского моря.

Поворот в географии от истории к естествознанию был осуществлен великим греческим философом Аристотелем. Он много внимания уделял естественным географическим исследованиям, что нашло свое отражение в его «Метеорологии». В известной степени Аристотель – родоначальник гидрологии, океанологии, метеорологии.

В эпоху эллинизма греческая наука и культура соединяются с наукой и культурой Востока. Географический кругозор ученых Греции сильно расширился, обильный фактический материал перевел к пересмотру многих прежних представлений. Это все усилило дифференциацию науки (которой положил начало универсальный гений Аристотеля), углубило специализацию исследований. Полвека спустя греческий ученый Эратосфен синтезировал и обобщил новые познания и фактический материал на более высоком уровне. Его труды использовал в своих работах Страбон, живший на рубеже двух летоисчислений. Он написал «Историю» в 43 книгах и «Географию» в 17 книгах. От «Истории» почти ничего не сохранилось, а география полностью уцелела. Век спустя после смерти Страбона римский астроном, картограф и географ Клавдий Птолемей тоже написал ряд ценных трудов по географии. Именно им заканчивается классическая эпоха античной географии.

Отцом медицинской географии стал отец и медицины – Гиппократ. В своем труде «О воздухах, водах и местностях» он выявил связь быта, здоровья и характера народов с окружающей средой.

В «темную ночь средневековья» география во многих странах Европы в значительной степени замерла. Процветала арабская географическая литература, в которой сохранено и приумножено наследие античной географии.  Возросла роль путешественников в географии. Знаменитая «Книга Марко Поло», написанная им в 1298 году, знаменует уже зарю географической науки нового этапа эпохи средневековья.

Далее с эпохой Возрождения связаны великие географические открытия и начало развития естествознания. Великие географические открытия намного расширили научные географические представления, стимулировали развитие географической науки. На карте мира Герарда Меркатора уже можно различить современные контуры материков, полуостровов, островов, морей.  Появились первые теоретические и конкретные экономико-географические труды. Географы придавали своей науке то направление, которое было необходимо обществу, работали над тем, что требовала от них жизнь, и это позволяло ученым использовать накопленные факты и методы.

Авраам Артелий в 1570 году выпустил первый в мире историко-географический атлас, а в 1578 году – первый историко-географический словарь. Почти одновременно с атласом Артелия в России был составлен знаменитый «Большой чертеж» нашего государства, который остался рукописным, пришел в ветхость и исчез.

XVII век явился периодом становления основанного на эксперименте естествознания. Ньютон в этот период, кроме всех своих остальных заслуг, обосновал принципы гидродинамики, что очень важно для географов.

Среди авторов эмпирических исследований и формальных систематизаций в естествознании появился талантливый географ Бернхард Варен, труд которого «География генеральная», изданный в 1650 году – явление исключительное. В России эта книга была издана в 1718 году.

Роль эволюционного учения в развитии научной географии

Эволюция научной географии и история объектов, изучаемых географией, неразрывно связана с эволюцией жизни на Земле. Твердое знание процесса эволюции организмов и их сообществ, включая сюда также эволюцию человека, является необходимым условием плодотворного развития географической науки. Приходится признать, что связь между эволюционным учением и развитием идей научной географии в должной мере еще не прослежена по сей день, хотя, несомненным является тот факт, что она является одной из основных в истории и теории географии. С достаточной степенью уверенности можно сказать, что она недооценивается. Разрыв географии и биологии отрицательным образом сказывается на развитии географии и сильно обедняет ее теорию.

Истоки эволюционного учения прослеживаются еще в XVIII веке. Именно тогда рядом насчитывающей много веков географией появляется биология, содружество с которой сыграло значительную роль в эволюции научной географии и до сих пор положительно сказывается на географии, особенно на биогеографию, ландшафтоведение и некоторые другие ее отрасли.

Говоря об эволюционном учении, нельзя не упомянуть о великом английском биологе Чарльзе Дарвине (1809-1882), который совершил революцию в науке, выдвинув свою теорию естественного отбора. Он ставил знак равенства между точным термином «естественный отбор» и более расплывчатым «борьба за существование». Наука географии имеет прямое отношение к теории эволюции Дарвина, так как, по его словам, наряду  с естественным отбором и через его призму на эволюцию организмов оказывает влияние и окружающая среда, изменение климата и других внешних природных условий. Это очень важно для географических и тесно связанных с ними экологических исследований.

Также следует упомянуть о русском предшественнике Дарвина – профессоре Московского университета Карле Францовиче Рулье. Он выдвинул тезис об изучении образа жизни живых существ в связи со всей природой, особенностей их существования и в пространстве и во времени. Особенно сильно подчеркивал Рулье необходимость изучения родной природы и местной фауны. Он не дошел до идеи естественного отбора, но зато проявил большое новаторство, значительно опередив Дарвина по широте и глубине экологических идей, по анализу прямого воздействия окружающей среды на развитие и особенности органического мира.

История эволюционного учения тесно переплелась с историей научной географии, и такое взаимное переплетение далеко не случайно. Почти все крупнейшие эволюционисты до Дарвина, сам Дарвин и его последователи проводили экспедиционные исследования, изучая природу как целое, были не только биологами, но и, в той или иной степени, географами. В одинаковой степени и биологии и географии принадлежат Дарвин, Рулье, Северцов, Бэр, Уоллес, де Кандоль, Бекетов и многие другие. Ими эволюция органического мира рассматривалась в неразрывной связи с эволюцией окружающей среды. По существу, это единая история, и она могла быть лучше всего прочитана без каких-либо «перегородок» внутри себя. Эволюционное учение привело к появлению экологии. В свою очередь, экология сильно повлияла на эволюционную теорию, сделала ее более материалистичной, освободила ее от схематизма, обогатила огромным конкретным материалом о связях образа жизни организмов с историей окружающей среды. География же получила от эволюционного учения прежде всего идею развития, которая была у некоторых наиболее крупных географов в прошлом, но не охватывала науку в целом. Эволюционное учение, становление и развитие экологии дали географии мощный стимул к изучению жизни, к рассмотрению органического мира как наиболее важного компонента природы в целом. Орогидрографический «крен» географии прошлого был выправлен.

В географической литературе советского периода огромное значение для эволюции научной географии приписывается Карлу Марксу (1818-1883) и Фридриху Энгельсу (1820-1895). Бесспорно, что оба основоположника учения марксизма осуществляли теоретические научные исследования, делали научные прогнозы. Но следует заметить, что большинство их работ (таких, как, например, «Ландшафты» Энгельса или «Диалектика природы») рассматривают прежде всего социально-экономические или же экономическо-философские проблемы. Они произвели переворот в развитии политической экономии, философии, истории и других социальных наук. География же, относящаяся скорее к естественным наукам (или же к гуманитарным как к находящимся на «стыке» естественных и социальных наук), по моему мнению, не претерпела никаких значительных изменений после опубликования трудов Маркса и Энгельса.

В качестве показательного можно привести такое высказывание Ф. Энгельса о теории эволюции Дарвина: «Дарвин не подозревал, какую горькую сатиру он написал на людей, и в особенности на своих земляков, когда он доказал, что свободная конкуренция, борьба за существование, прославляемая экономистами как величайшее историческое достижение, является нормальным состоянием мира животных…». То есть, мы видим чисто теоретическое проведение аналогий между обществами капитализма и социализма. Мне кажется, что уместно будет сказать о том, что в результате трудов К. Маркса и Ф. Энгельса география не приобрела каких-либо новых терминов и не изменила сколько-нибудь свою структуру. Относительно географии можно сказать, что эти два мыслителя занимались скорее анализом известных фактов и высказанных предположений, чем научными географическими исследованиями и синтезом собственных географических теорий. Это, впрочем, не умаляет их огромного влияния на теоретические основы метафизического естествознания, политической экономии, теории народонаселения и многих других наук. Единство человека с обществом и  природой (рассматриваемое как единство и борьба противоположностей) – вот мысль, связующей нитью проходящая через большинство трудов К. Маркса и Ф. Энгельса и интересующая нас больше всего.

Кроме того, они показали, что проблема сохранения окружающей среды есть проблема социальная. Будучи приверженцами (а точнее, основоположниками) утопической теории социалистического общества, Маркс и Энгельс выдвинули такой тезис: в силу того, что проблема сохранения окружающей среды - социальная  проблема, она не может быть решена в капиталистическом общества. Мне кажется, что этот тезис является спорным, равно как и миф о господстве человека над природой.

Экономическая география и районирование

Зарождение экономической географии в России относится к середине XVIII века и связано с экономическими и политическими успехами страны, расширением ее территории, созданием всероссийского рынка.

В середине и во второй половине XVIII века снаряжаются русские академические экспедиции, исключительные по своему масштабу и целеустремленности. Вслед за трудами В. Н. Татищева и И. К. Кириллова создаются замечательные географические работы Ломоносова, Крашенинникова, Рычкова, Лепехина, Георги, Палласа.

Это была «блистательная эпоха в рассуждении познания России... Предпринято было множество ученых разысканий и исследований. Естественное богатство стран, составляющих Россию, успехи в промышленности, в народонаселении и образованности, наблюдения нравов многоразличных народов, населяющих Россию, - вот предметы сих исследований. В продолжение времени накоплены были драгоценнейшие материалы для самых подробных статистических описаний России...»[1]. Особенно значительны были результаты академических экспедиций. Работы Плещеева, Чулкова, Новикова, Зябловского и других содержали новые географические сведения или их обобщения. В то же время было создано множество местных работ. В 1765 году возникло Вольное экономическое общество, в 1810 году - Статистическое отделение министерства внутренних дел. Таким образом, была начата огромная работа по накоплению фактического материала, необходимого для последующих экономико-географических обобщений.

В 1760 году М. В. Ломоносов впервые употребил термин  «экономическая география». Он высказал гениальную по своей четкости и ясности мысль, что цель географии заключается в том, что она «всея вселенной обширность единому взгляду подвергает». На основе комплексных русских географических исследований, еще в рамках сложившейся на западе «камеральной статистики», но уже стремясь преодолеть эти рамки, в России начинает складываться экономическая география как особая научная экономическая дисциплина, которая в полной мере сформировалась в первой половине XIX века.

Характеризуя зарождение в России в XVIII веке экономической географии, следует особенно подчеркнуть ее связь с комплексными общегеографическими исследованиями, в том числе экспедиционными, нацеленность с самого своего возникновения на решение практических задач освоения новых территорий, стремление к целостному познанию огромной страны. Общность замыслов, объединявших комплексные географические исследования этого времени, взаимосвязь и преемственность идей, выдвигавшихся в создавшихся на их базе работах, научное открытие целого «континента» - Сибири (включая Дальний Восток) позволяют говорить о выдающихся успехах географической науки в России в середине - второй половине XVIII века, важное место среди достижений которой принадлежит научным результатам экономико-географического характера (материалам, обобщениям, идеям).

Первая половина XIX века - следующий замечательно важный период в развитии экономической географии в России. Именно в этот период экономическая география в нашей стране зарождается как самостоятельная область науки, создаются первые «опыты» экономического районирования России и первые труды, содержащие экономико-географические характеристики всех районов страны.

Проблема районирования есть и будет основной для всей системы географических наук. Очень интересно выразил роль районирования для географии Н. Н. Колосовский: «Во всякой науке, как показывает история научных знаний, самым трудным и сложным делом оказываются исходные положения и понятия. В математике таковым является понятие о числе, в физике - понятие о материи и энергии, в биологии - учение о «первичном» живом веществе - клетке, в географии - учение о районах».

Район - территориальная система, которая всегда является частью наиболее крупных территориальных подразделений всей земной поверхности - континентов, океанов, стран (государств), почвенных зон, растительных зон и так далее. Районирование - процесс выявления и изучения объективно существующей (в природе, в расселении и жизни людей, в хозяйстве) территориальной структуры, упорядоченности, организованности и иерархической подчиненности. Выделение районов - путь к управлению территориальной организацией совокупностей явлений в природе, расселении людей, хозяйстве.

Особенное значение имел первый опыт экономического районирования России: выделение десяти «пространств»  (районов) России К. И. Арсеньевым в 1818 году, с которых собственно и начинается развитие районной экономической географии. Первый опыт экономического районирования России, осуществленный К. И. Арсеньевым, завершил длительный период исканий в науке, отражавших объективный ход экономического развития страны. Наступил момент, когда различия между хозяйственными районами страны, формировавшиеся в реальной действительности, были, наконец, осознаны наукой; экономико-географические факты, долгое время комплектовавшие лишь «магазины для справок», были охвачены «единым взглядом» и на их основе была создана, хотя и весьма еще не совершенная, но первая и целостная картина разделения страны на экономические районы. 

В этом отношении в маленьких книжках «Начертания статистики Российского государства» содержалось открытие, сделавшее первый крупный вклад в решение основной проблемы экономической географии. К этому открытию науку привела логика исследования, логика изучавшихся объективных фактов. Следует также отметить, что в 1818 году опубликована «Краткая всеобщая география» К. И. Арсеньева, которая впоследствии стала самым распространенным учебником.

Первым ученым в истории мировой науки, разработавшим стройную теорию районирования, был русский революционный демократ, соратник А. И. Герцена Николай Платонович Огарев, который в целях борьбы с самодержавно-крепостническим строем внимательно изучал экономику России и в связи с этим интересовался районированием нашей страны.  В его экономических и публицистических работах имеются высказывания по вопросам выделения районов в России. Огарев был автором интересной статьи по теоретическим вопросам экономического деления России.

Другим величайшим и наиболее разносторонним географом нашей страны является П. П. Семенов Тян-Шанский. Его имя связано с пионерным исследованием Тянь-Шаня, с организацией русской научной статистики, в частности с составлением программы первой Всероссийской переписи населения (1897), с экономическим районированием России, с исследованием населения и сельского хозяйства страны, с крупномасштабным исследованием небольших территорий, вплоть до типичных хозяйств, с составлением подробного «Географическо-статистического словаря» нашей страны, с известной серией книг «Россия. Полное географическое описание нашего Отечества». Особенно же велика роль П. П. Семенова Тян-Шанского как бессменного руководителя Русского географического общества с 1873 года и до последнего дня его жизни, как организатора всемирно известных экспедиций Общества.

Нельзя было познать по-новому складывающуюся географию страны, не построив сетку ее экономического районирования, а построить такую сетку можно было, только уловив те районные различия, которые формировались в объективной действительности. Следовательно, не потому возникла идея экономического районирования России, что разнообразна ее территория. Эта идея возникла на определенном этапе исторического развития страны, когда формирование хозяйственных связей между районами создало для этого необходимые экономические основания. Чем дальше и глубже шел процесс географической дифференциации страны и вместе с тем чем больше накапливалось в науке экономико-географических наблюдений, отражавших его, тем яснее осознавалась необходимость экономического районирования страны и принципиально нового подхода к ее изучению, по сравнению с тем, который был возможен в рамках традиционной камеральной статистики (получившая распространение в XVIII века в России и за рубежом камеральная статистика возникла в Германии в XV веке).

Особое место в развитии экономико-географической мысли в конце XIX века занимают работы Д. И. Менделеева, в том числе его опыт районирования России по «экономическим краям» со строгой системой показателей, характеризующих выделенные им районы, а также многочисленные опыты сельскохозяйственного районирования.

Научные географические школы

Во второй половине XIX в. в России складывается новая крупная географическая школа, во главе которой стоял П. П. Семенов Тян-Шанский. Эта школа была одной из величайших из когда-либо создававшихся в мире географических школ. Она насчитывала несколько тысяч исследователей, в том числе таких ученых мирового значения, как сам П. П. Семенов Тян-Шанский, Н. М. Пржевальский, В. И. Роборовский, Г. Н. Потанин, М. В. Певцов, В. А. Обручев, И. В. Мушкетов, А. П. Федченко, П. А. Кропоткин, Н. Н. Миклухо-Маклай и многие другие.

С 1863 по 1897 годы П. П. Семенов Тян-Шанский стоял во главе государственной статистики России, и под его руководством был осуществлен ряд крупных обследований нашей страны. В это же время развивается земская статистика. В рассматриваемый период накапливается также материал по изучению природы нашей страны. Все это позволяет создать ряд крупных сводных географических работ, имевших важное значение для развития экономической географии. Среди них выделяются: «Географическо-статистический словарь Российской империи» (5 томов, 1863-1885 годы.), «Статистика поземельной собственности и населенных мест Европейской России» (8 выпусков, 1880-1886 годы) и «Россия. Полное географическое описание нашего отечества» (11 томов, 1899-1913 годы). П. П. Семенов Тян-Шанский был редактором и автором части статей в указанных изданиях. Ему принадлежит также видное место в районировании дореволюционной России, использованном для статистики и многих экономических работ.

В конце XIX-начале XX века в России развивается целое созвездие географических научных школ: Д. Н. Анучин и его ученики Л. С. Берг и А. А. Борзов, деятельность которых особенно развернулась уже в советское время, В. В. Докучаев и несколько поколений его учеников, среди них В. И. Вернадский, А. Н. Краснов, Г. И. Танфильев, Б. Б. Полынов, А. Е. Ферсман, А. И. Войеков. Многие выдающиеся географы в своих работах обращали огромное внимание на хозяйственное использование  природных условий и ресурсов и тем самым внесли важнейший вклад в целостное развитие географической науки, что имеет принципиальное значение для экономической географии.

В советской географии значительное место занимает Николай Иванович Вавилов. Вообще, советская школа географии является преемницей анучинской школы. Ее развитием занимались ученики Анучина А. А. Борзов и Л. С. Берг. Их учение в основном относится к физической географии. Его хорошо дополнила географо-физическая школа Полынова Б. Б. Кроме того, в Советском Союзе развивались географо-гидрологическая школа В. Г. Глушкова и С. Д. Муравейского, океанологическая школа Ю. М. Шокальского и Н. Н. Зубова, биогеографическая школа В. Н. Сукачева и В. Б. Сочавы, а также экономико-географическая школа М. Н. Баранского и Н. Н. Колосовского.

Среди иностранных исследователей географии следует выделить Оскара Пешеля, опубликовавшего книгу «Новые проблемы сравнительного землеведения как попытка морфологии земной поверхности». Вслед за Пешелем последовал Фердинанд Рихтгофен. В 1883 году Рихтгофен сформулировал свой взгляд на географию как на науку о различных явлениях, существующих во взаимодействии с ликом Земли, прежде всего с ее рельефом и другими сторонами природы. Он придавал особенно большое значение процессам формирования земной поверхности, прежде всего геологическим. Цель географии Рихтгофен видел в установлении взаимодействия человека с неорганической и органической природой земной поверхности. В одно время с ним жил и работал профессор Фридрих Ратцель, который заложил основы антропогеографии. Хотя это название и можно перевести как «география человека» и им, например, пользовался Д. Н. Анучин, но это не совсем точно.

Антропогеография в понимании Ратцеля и его последователей, представлялась как применение к изучению размещения человека и его деятельности теоретических положений дарвинизма. В 1882-1891 годах Ратцель опубликовал 2 тома «Антропогеографии». Главная идея этого большого сочинения состоит в том, что существует много общего между группами животных и группами людей в их жизни, размещении, взаимодействии с окружающей природой: и те, и другие должны бороться за свое существование, чтобы уцелеть. Одним из самых видных иностранных географов того времени был Альфред Геттнер. Геттнера беспокоил теоретический разлад в географии, распадение на самостоятельные науки цикла общего землеведения, потеря целостности географии.  Он попытался заняться обоснованием такой географии, которая бы не расплывалась в разные стороны, не разменивалась бы на частности, не захватывалась бы другими науками и имела бы сущность, относящуюся только к географии и ни к какой другой науке. В основу своей теоретической концепции он положил старые идеи Риттера о «заполнении пространства». Сущность географии, считал Геттнер, заключается в применении пространственного метода исследования. Его итоговое определение географии звучит так: «наука о пространствах земной поверхности по их вещественному наполнению». И еще: «рассматривать вещи и процессы с хорологической[2] точки зрения – это значит принимать их не как таковые и не в их развитии во времени, как в наполнении пространства».

Среди ненемецких географов выделялся знаменитый французский географ Видаль де ла Блаш, который возглавлял кафедру географии в Сорбонне. Видаль заложил основы так называемого поссибилизма, то есть теории отбора человеком таких возможностей природы, которые соответствуют его способу жизни.