Этносоциальные и этнополитические процессы в Новосибирской области

В Новосибирской области действуют 48 этнонациональных объединений и культурных центров. Наиболее крупные из них – немецкий, украинский, татарский – в начале 90-х годов были созданы при управлении культуры Администрации области и имеют статус государственных учреждений культуры. В 2000 г. был создан еще один государственный национальный центр – белорусский. Статус государственных учреждений позволяет этнонациональным центрам за счет средств областного бюджета иметь штат работников, свои помещения и необходимую материальную базу для проведения культурно-массовой работы. В соответствии с федеральным законом «О национально-культурной автономии» в области образованы немецкая, украинская, белорусская, татарская, греческая, еврейская, корейская, финская местные и региональные национально-культурные автономии. По их инициативе создана Ассоциация национально-культурных автономий и национальных организаций г. Новосибирска и Новосибирской области, которая ежегодно проводит конференции по обмену опытом работы национально-культурных автономий по теме «Культура и образование этнических меньшинств в Сибири».[2]

Однако можно отметить и ряд проблем: так, в Новосибирском областном Совете депутатов нет комиссии по делам национальностей, бюджетом не предусмотрена поддержка этнонациональной политики. Об отсутствии государственной поддержки сожалеет и генеральный директор телерадиокомпании «Молодая культура Сибири» (21-й канал МКС) Юрий Слуянов. Уже много лет руководство телеканала не может запустить в эфир многонациональную радиостанцию, которая, по словам директора, была бы намного эффективнее, чем телевидение.[3]

Несмотря на то, что наша область считается более-менее благополучной в плане национальных конфликтов и этнорасовые проблемы для нее не характерны, тем не менее за прошедшие несколько лет в Новосибирской области произошел ряд инцидентов на национальной почве.

Так, совершенно определенными являются антицыганские настроения, что, впрочем, имело место и ранее.

Летом 2003 г. в селе Верхняя Тула Ордынского района Новосибирской области возникло серьезное межэтническое противостояние. Здесь местные жители в резкой форме выступили против строительства приезжими цыганами нескольких домов на окраине села. «Учитывая мнение большинства», глава местной администрации посоветовал им уехать «от греха подальше». В интервью журналисту компании НСТ старейшина семейства Бакалай Жуков признал, что в последние годы наметился значительный рост антицыганских настроений в Сибири. Сами жители Верхней Тулы в качестве основной претензии, наряду с «наркотизацией села с приездом цыган», сформулировали коллективный тезис о том, что «они другие и пусть не мешают нам».[4]

Весной 2005 года в городе Искитим Новосибирской области произошли два пожара — горели частные дома, в которых проживали цыганские семьи. Предполагалось, что дома подожгли сами хозяева. По неофициальной версии, цыган заставили покинуть свои жилища местные жители, которые объединились и борются таким образом с распространением наркомании в городе.

Цыгане в Искитиме страдают не в первый раз. Ходят упорные слухи, что с ними «разбираются» лидеры местной организованной группировки, «которые не хотят, чтобы жители города стали наркоманами, а значит, зависимыми от цыган».

14 февраля 2005 года несколько якобы вооруженных молодых людей ворвались в цыганское поселение и устроили массовые поджоги домов, где жили цыгане. Полностью выгорело около десятка строений. После погрома поселенцы стали покидать свои дома, что переросло в массовый исход цыган из Искитима. Из города выехало порядка 400 человек. Искитимцы планомерно выживают цыган из своего города. Два дома в так называемом цыганском ауле сгорели в декабре 2004 года на улицах Ермака и Уклонной. По предположению, в них продавали наркотики. Еще два пожара произошли 13 и 16 января 2005 года. Один из них вновь на улице Уклонной, а другой в Заречном микрорайоне в Канатном переулке. В последнем случае уголовные дела заведены не были, так как факт поджога не установлен.

Теперь цыгане вынуждены сами уезжать из Искитима, но перед отъездом поджигают свои дома, чтобы они никому не достались[5].

В июле 2006 года Новосибирскую область покинули еще 200 цыган. Табор снялся с насиженного места в Коченевском районе Новосибирской области после ужасной драки в электричке. Очевидцы утверждают, что конфликт произошел на национальной почве. На одной из станций в вагон, где ехали цыгане, зашли трое мужчин. После небольшой перебранки они ударили цыганку. За нее вступились родственники. Драка продолжалась несколько минут. Закончилась так же неожиданно, как и началась. Раненых уносили чуть ли не на руках. О происшествии в транспортной милиции ничего не известно. Официальные комментарии таковы: в УВДТ не поступило ни одного заявления о драке. Потому нет и уголовного дела.

На окраине райцентра Коченёво до недавнего времени проживали около 200 цыган-кочевников. После драки в электричке табор неожиданно снялся с насиженного места. Куда он ушел, не знает никто.

Оседлые цыгане в Коченёво появились год назад. В районном управлении внутренних дел за их бытом наблюдают внимательно. Из 150 цыган, живущих в райцентре, только 17 человек имеют прописку. И то временную. Это грубое нарушение паспортного режима. Местные власти выявили и другие факты нарушения закона.

Александр Овчинников, и.о. главы администрации р.п. Коченево: "Они незаконно захватили два муниципальных дома...".

Сами цыгане заявляют: суд судом, а у нас свое наказание. Алексей Панченко, цыганский барон: "Если что и происходит - ребенок чего натворит или подросток - идут ко мне, мы сами наказываем..."

Прибегать к помощи такого суда местные власти не хотят. Из муниципальных квартир цыган намерены выселять через суд районный. В ближайшее время туда поступят иски[6].

Особым источником напряженности в обществе являются также нелегальные мигранты. Оседание иммигрантов большей частью в промышленных центрах, где их концентрация становится наблюдаемым фактом, порождает формирование конфликтного потенциала на этнической почве. Именно в крупных городах, особенно в столицах краев и областей, наблюдается формирование молодежных организаций националистического толка.

Примером такой организации в Новосибирской области может служить группировка «Белое братство». Процесс по делу этой группировки скинхедов продолжался в Новосибирске несколько лет. Группа молодых людей (от 18-ти до 22-х лет) была задержана после нападения на гражданина Таджикистана в Новосибирске в ноябре 2002 года. Скинхеды избили мужчину и отобрали у него личные вещи.

Следствие установило, что задержанные причастны к совершению еще нескольких аналогичных нападений на уроженцев Таджикистана и Узбекистана. В группировку в основном входили студенты и старшеклассники. При обысках в их домах была изъята литература экстремистского содержания.

В марте 2006 года областной суд огласил приговор в отношении восьмерых молодых людей, обвиняемых в разбойных нападениях на почве национальной вражды с причинением тяжкого вреда здоровью. По версии следствия, неформальная молодежная группировка просуществовала несколько месяцев. Ее члены призывали «очистить область от нерусских», подкарауливали на улицах города уроженцев южных республик и нападали на них.

Однако в ходе судебного разбирательства доказательства следствия по разжиганию национальной розни не нашли своего подтверждения. Исследовав материалы следствия, суд установил вину подсудимых лишь в совершении разбойных нападений. Подсудимые вину не признали, обвинив органы предварительного следствия в подтасовке фактов. В итоге пятерых членов группировки суд приговорил к наказанию от шести до десяти лет лишения свободы, еще трое получили условные сроки.[7]

По неофициальным данным[8], общая численность скинхедов в Новосибирске – порядка 500 человек. Движение не имеет четко структурированной организации, в Новосибирске действует сразу несколько банд по 20-50 человек. Строгой иерархии в банде нет. Область влияния группировки обычно ограничивается районом проживания, при этом скинхеды активно взаимодействуют между своими бандами. Члены группировки – подростки от 15 и старше.

Местные банды активно сотрудничают не только между собой, но и с «единомышленниками» из соседних регионов. Скинхеды из Омска, Томска, Барнаула и Кемерово периодически приезжают в Новосибирск на совместные акции, иногда в сибирской глубинке оказываются деятели «знаменитых» московские группировок.

Тем не менее, массовых организованных группировок националистического толка в Новосибирской области все же нет, и проявления этнической нетерпимости носят эпизодический характер. Но не смотря на то, что этнорасовые проблемы для Новосибирской области, как и для Сибири в целом, не характерны, они все же являются реальной проблемой.