Явление антиглобализма

Необходимо заметить, что антиглобалистское движение еще только возникает; оно во всех своих проявлениях сращено как с традиционными формами оппозиции, так и с господствующими силами отчуждения.

Как мы уже заметили выше, антиглобалистское движение неслучайно возникло в эпоху развития сетевых принципов организации. И как таковое оно, во-первых, стало моделью сетевой социальной организации даже там, где собственно технологические процессы остаются прежними (индустриальными по преимуществу). В антиглобализме во многих случаях социальная форма «убежала вперед», став пока еще оппозиционным, внесистемным, но реальным социальным вызовом для развитая и экономических, и технологических структур. Среди основных черт сетевой организации как одного из принципов антиглобализма выделим такие как[1]:

неиерархичность, децентрализация, преимущественно горизонтальная и/или функциональная кооперация участников,

гибкость, подвижность, изменчивость форм и конфигураций, легкость и быстрота создания и распада структур;

открытость сети для «входа» и «выхода»; общедоступность ресурсов (прежде всего — информационных) сети;

равноправие участников сети независимо от их роли, масштаба, ресурсов, не только некоммерческий, но и антирыночный характер деятельности;

вторичность форм и структур по отношению к содержанию деятельности; « уникальность сетей.

Все названные выше черты абстрагированы из реальности, где они находятся в «смеси» с традиционными чертами отчасти бюрократической, отчасти коммерческой, отчасти закрытой организации. Однако это действительное абстрагирование, происходящее на практике постоянно. Практически каждая протестная акция организовывалась как особая уникальная сеть, открытая для любого участника, который приходит туда со своими ресурсами (но при поддержке более «сильных» или «богатых»), мог свободно использовать все общие ресурсы сети, ее «брэнд», взаимодействовать и вести диалог с любым другим участником Конфигурация этих сетей постоянно изменялась л после акции эта сеть как таковая распадалась, рождая затем новые. У каждой из акций был оргкомитет, но всякий раз он был открыт для каждого и в нем не было ни председателя, ни «генсека».

Во-вторых, антиглобализм вырос как альтернатива капиталистической глобализации. Как позитивное, диалектическое отрицание глобальной гегемонии капитала, тотальной системы подчинения человека наше движение на практике обрело следующие черты, становящиеся неписанными, но соблюдаемыми на практике, принципами[2]:

— интернационализм движения; оно с самого начала возникает как прежде всего международное и по кругу участников, и по целям деятельности, и по характеру действий (международные действия против глобального истэблишмента, международные социальные форумы и т. п.); движение началось и продолжается как межгосударственное и этим особенно ценно, ибо представляет собой не националистически-государственническую (и в этом смысле тяготеющую к прошлому), а всемирную, пост-глобалистскую альтернативу, ориентированную на будущее;

— интерклассовый и интеридеологический характер движения, выступающего против всех форм отчуждения и гегемонии, а не только эксплуатации наемных работников (именно таковыми, опять же, и по кругу участников, и по цепям были и акции протеста, и ВСФ);

— антигегемонистский (а в своих наиболее развитых формах — антикапиталистический) характер движения, лозунгом которого неслучайно стали слова «мир - не товар»; даже умеренная часть движения выступает за то, чтобы земля, вода и основные природные ресурсы, с одной стороны, знания, образование, культурные ценности и системы обеспечения базисных потребностей человека (пища, жилище, здравоохранение) — с другой, были общественными благами, были выведены из-под контроля рынка и капитала; радикальные антиглобали сты считают необходимым продолжить эту линию вплоть до изменения господствующего ныне мира отчуждения в целом, движения к «царству свободы».

В-третьих, наше движение, как уже отмечалось, по своей природе (и это природа, содержание практических действий) построено как альтернативы отчуждению во всем многообразии его форм и видов (ВСФ эту философскую тему выразил в гораздо более простой и яркой формуле: «Иной мир возможен»). В этой связи неудивительны следующие эмпирически наблюдаемые и устойчиво воспроизводимые принципы антиглобалистского движения

— сотрудничество и солидарность как альтернативы конкуренции и «очастниванию» (отсюда практически постоянно повторяющиеся акценты на «экономике солидарности», «социально-ответственных организациях», «демократии участия» и др. формах сотрудничества в экономике, политике, социальной жизни),

— организация движения на принципах, весьма сходных с давно известной теоретической моделью альтер-отчуждения — свободной, добровольной, работающей ассоциацией, практика движения показала, что оно строится (при абстрагировании от «примесей» мира отчуждения) именно как открытый для всех, исключительно добровольный и неформальный (движение не имеет устава или программы — только некоторые «рамочные» параметры, изложенные в Хартии ВСФ) союз, основой членства в котором являются не деньги (взносы) или власть (формальная принадлежность к структуре с определенными полномочиями — государству, партии), а практическое участие в деятельности (принцип работающей ассоциации — в теории; принципы мобилизации и участия — на практике);

— самоорганизация и самоуправление как механизмы жизнедеятельности движения, проявляющейся в. формах сетевой демократии, консенусной демократии, демократии участия и др. в сочетании с принципом работающей ассоциации эти механизмы обеспечивают возможность практического участия в принятии решений для каждого.

Суммируя, мы можем сделать вывод, что специфика этого движения состоит в генезисе качественно нового, массового, интернационального и относительно устойчивого (насколько мы можем судить сейчас) общественного феномена, выходящего за рамки основных жизненных принципов не только позднего капитализма и капиталистической глобализации, но и всего мира отчуждения.

Повторим: движение на практике становится альтернативой не только сущности глобализации и капитализма, но и «царства необходимости» в целом.

Систематическое описание этого движения еще крайне далеко от своего завершения. Первые доступные материалы — это многообразные сайты, содержащие не слишком систематизированные массивы информации, несколько сот статей, затрагивающих эти проблемы в левых журналах и книгах по проблемам глобализации и несколько книг, посвященных собственно этой теме. Тем не менее, мы можем выделить некоторые группы явлений и дать им краткую характеристику, не вдаваясь в описание конкретных акций и движений — эту информацию несложно найти в приводимых ниже источниках.

В море эмпирического материала можно выделить три основных сферы этого движения:

1) протестные массовые акции (от Сиэтла до Генуи, Барселоны и далее);

2) постоянную, «повседневную» деятельность организаций, которые прямо ассоциируют себя с антиглобалистским движением (в частности, организаций, подписавших Социальную хартию Всемирного социального форума [ВСФ] 2002 г.);

3) социальные форумы, в частности, ВСФ 2001 и 2002 гг. В Порту-Алегри, Европейский (Флоренция, 7-9 ноября 2002 г.) и другие социальные форумы и т. п[3].

Наиболее известная (хотя и не самая сложная и содержательно важная) форма движения — протестные акции, которые проводятся движением, начиная с 1999 г. в местах и во время разного рода «саммитов» агентов глобализации (ВТО, МВФ, Давосский форум и мн. др.). К числу эмпирически достоверных черт этих действий, воспроизводимых уже более 3 лет в более чем 10 крупнейших акциях, можно отнести:

• массовость акций (от 50 тыс. до более чем 1 млн участников);

• интернациональный характер выступлений (во всех случаях в акциях были представлены многие десятки стран с делегациями до 10 тыс. человек);

• интер-классовая структура участников (от безработных и крестьян до профессионалов и мелкой буржуазии), представительство разных возрастов (при относительном доминировании молодежи) и примерно пропорциональном представительстве мужчин и женщин;

• принципиальная установка инициаторов и одновременно стихийно воспроизводимая практика плюрализма идеологий, форм и методов действий;

• сочетание методов диалога и гражданского неповиновения при взаимодействии с властями (во время акций участники как правило разделяются на колонны, склонные или нет идти на прямые столкновения с полицией, выставляющие радикально-левые и умеренно-социальные лозунги и т.п.);

• полицентричность, сетевой принцип организации акций; отсутствие единой политической или иной институциональной структуры, реально организующей акции; подвижность и временность координирующих акции сетей. Удивительно, но факт: участвующие в акциях крайне аморфные, многообразные, принципиально непохожие друг «а друга структуры оказались способны не просто к взаимодействию, но и мощным, устойчиво воспроизводимым совместным действиям, по масштабам с очевидностью превосходящим все оппозиционные движения последних двадцати лет.

Основные участники антиглобалистского движения.

Принципиально важно показать, какие именно организации включены в движение и почему. Естественно, речь идет не о перечне этих организаций (только во 2-м ВСФ их участвовало более 4900), а об их первичной систематизации. К числу наиболее известных традиционных структур следует отнести, во-первых, разнообразные общественные союзы и неправительственные организации. Среди них:

• профсоюзы (в том числе, далекие от поддержки социалистических идей; в Сиэтле это были организации, входящие в АФТ-КПП);

• экологические, женские, молодежные, детские организации;

• гуманитарные организации и неправительственные организации, оказывающие помощь развивающимся странам, в том числе — в вопросах борьбы с нищетой, голодом, болезнями и т. п.;

• научные, образовательные и т. п. организации, организации, занятые проблемой здоровья и мн. др[4].

Во-вторых, наряду с ними антиглобалистское движение поддерживают и традиционные левые политические организации очень широкого спектра. Среди наиболее активных — некоторые коммунистические партии (так, Партия коммунистического обновления Италии была одним из основных организаторов массовых манифестаций в Генуе), а так же троцкистские и анархистские организации. Ряд из них весьма влиятелен среди левых Латинской Америки и Западной Европы (их депутаты входят в парламенты Бразилии, Аргентины, Франции и др. стран) и очень активно работают в различных НПО и социальных движениях, в том числе профсоюзах, АТТАК, движениях безработных, женских организациях. В Европе ряд радикальных левых организовали блок «За Европу без капитализма, войн и дискриминации».

В-третьих, в мире активно формируются так называемые «новые социальные движения» и собственно антиглобалистские организации. Они очень разнообразны по составу, целям, структуре и принципам организации. Вот лишь два примера.

Движение безземельных крестьян Бразилии, насчитывающее ныне более 2 млн участников, возникло как низовая инициатива наиболее обездоленной части крестьянства — тех, кто был лишен и земли, и работы, но решился на совместные действия по оккупации необрабатываемых десятилетиями земель; они с издали сеть кооперативов и фермерских хозяйств со своей структурой взаимопомощи и кооперации, социальной защиты, заботой об образовании, здравоохранении, местным самоуправлением и т. п.

Организация АТТАК во Франции была инициирована группой интеллектуалов из весьма респектабельной газеты «Монд дипломатию» и первоначально предполагала всего лишь пропаганду идей введения налога Тобина (0,1 % налога на финансовые спекуляции). Оставаясь довольно умеренной в целом структурой, она, тем не менее, очень быстро превратилась в одну из крупнейших мировых «антиглобалистских» сетей с более чем 40000 активистов во Франции и аналогичными по целям и имени организациями почти во всех странах Европы, в Азии и Латинской Америке.

Не продолжая примеров, заметим, что само антиглобалистское движение стало так называемым новым социальным движением. Феномен такого рода движений лишь в последнее время стал предметом изучения, однако уже сейчас появились первые материалы, обобщающие их основные черты в сравнении с традиционными общественными организациями.

Одним из наиболее интересных объектов изучения в рамках антиглобалистского движения, однако, были и остаются социальные форумы и, прежде всего, наиболее мощный из них — ВСФ в Порту-Алегри.