Биологический пол и гендерная идентичность

На первый взгляд, в основе иерархии статусов мужчин и женщин лежат их физиологические и психологические различия. Однако насколько существующая гендерная стратификация соответствует «природным» различиям мужчин и женщин, а насколько она является результатом воспитания и общественного регулирования? Начнем рассмотрение этого вопроса с понятия «биологический пол».

Исторически биологический пол индивида определялся по наружной форме гениталий и в соответствии с этим назначался гражданский пол, согласно с которым воспитывался ребенок. Между тем определение биологического пола не столь тривиальная процедура. В настоящее время учитываются не только внешние половые признаки, но и хромосомное и гормональное строение организма. В частности, отсутствие второй Х-хромосомы и ее замена Y-хромосомой ставит мужчину в биологически невыгодную позицию — у мужчин чаще встречаются заболевания, связанные с гормональным развитием, а некоторые из них (например, гемофилия или дальтонизм) свойственны только мужчинам.

В процессе развития зародыша происходит и дифференциация головного мозга, в связи с чем в период полового созревания мужской и женский организмы начинают вырабатывать соответствующие гормоны, под влиянием которых у подростков появляются вторичные половые признаки. Однако ни один из этих процессов не является односторонним. Например, гипоталамус, отдел промежуточного мозга, отвечающего за деятельность желез внутренней секреции и связь нервной и эндокринной систем, не только дифференцируется под влиянием мужских гормонов — андрогенов, но и сам может воздействовать на эндокринную систему[1].

С другой стороны, несмотря на биологические различия на всех трех уровнях, женский и мужской организмы с данной точки зрения идентичны по меньшей мере на 85%. Можно сказать, что сходства между мужским и женским организмами намного больше, чем различий.

В процессе развития человеческого организма каждая последующая дифференциация основывается на предыдущей. Поэтому половая принадлежность индивида даже в чисто биологическом смысле — сложная, многоуровневая система, складывающаяся в процессе индивидуального развития. Гендерный статус человека связан не только с биологическим полом, но и с его представлениями о своем поле, о том, что для него самого означает «быть женщиной» или «быть мужчиной». Эти представления и называются гендерной идентичностью.

Особенно показательными примерами сложной взаимозависимости между биологическим полом и гендерной идентичностью являются описания исследований гермафродитов.

Эксперименты американского исследователя Дж. Мани (60-е годы) показали, что в случаях нарушения соответствия между гормональными, хромосомными и внешними морфологическими особенностями организма развитие индивидов может происходить как по принципу преобладания воспитания, так и по принципу решающего воздействия половых гормонов. В первом случае, и 7 индивидов с женским хромосомным и гормональным полом мужскими гениталиями, четверо (после операции) воспитывались как девочки и сформировали женскую идентичность, а трое других воспитывались как мальчики и смогли развить в себе мужскую идентичность и сексуально функционировать как мужчины. В другом случае, однако, из 18 генетических мужчин, появившихся на свет с гениталиями, похожими на женские, и воспитанных как девочки, 16 осознали себя мужчинами и приняли мужскую идентичность[2].

Таким образом, совокупность биологических признаков пола можно рассматривать лишь как предпосылку отнесения индивида к тому или иному сообществу. Еще более показательным примером является описанный американским антропологом Гарольдом Гарфинкелем случай Агнес.

Агнес до 18-летнего возраста воспитывалась мальчиком — с рождения у нее были мужские гениталии. В 18-летнем возрасте она решила сменить пол, так как ощущала себя женщиной и мужчины были более привлекательны для нее как сексуальные партнеры. Однако после изменения биологического пола (хирургической операции) перед ней встала новая задача — стать женщиной, не имея «сертификатов женственности», т.е. не пройдя школу женского опыта. Она постоянно боялась, что ее «разоблачат»[3]. Этот пример показывает, что наличия биологических признаков и идентификации себя с «женщиной» оказалось недостаточно для подтверждения женского гендерного статуса. В настоящее время все большее количество исследователей приходят к выводу скорее о культурной, нежели биологической детерминации гендерной стратификации. Вследствие этого именно социализация — постижение в процессе взаимодействия с окружающим как прямых (выраженных в законах, нормах), так и косвенных (неявных, бессознательно усваиваемых из сказок, песен, жестов и т.д.) требований культуры по отношению к людям в связи с их биологическими признаками пола — дает ключ к решению проблемы гендера.