Брачно-семейные отношения в современной социологии

Брачно-семейные отношения как одна из наиболее значимых сфер функционирования общества изучалась многими исследователями в области социологии и смежных с ней науках. Специфика социологического подхода к анализу брачно-семейных отношений заключается в том, что семья и брак анализируются с точки зрения функционирования как подсистемы общества, фокусируя внимание на совместной жизнедеятельности членов семьи, т.е. на семейном образе жизни. Наиболее влиятельной в современной отечественной науке продолжает оставаться концепция А. И. Антонова и его школы. Влиятельность концепции проявляется в значительном числе специалистов, которые, изучая семью, явно или неявно разделяют ее идеи.[4]

В своих изысканиях школа придерживается функционалистского подхода. В ней доминирует анализ брака и семьи как институтов производства и воспроизводства общества, что дало основание обозначить этот подход еще и как производственный. Идея, проходящая через основные публикации представителей этой школы, заключается в следующем: семья неудовлетворительным образом выполняет свои социальные функции воспроизводства общества и, прежде всего, воспроизводства новых поколений. В данной концепции супружество не отделяется от других отношений в семье, таких как родительство и родство, семья, не основывающаяся на браке, объявляется не семьей, а осколочной семейной группой. Поскольку семьей считается только полная семья, с двумя родителями, социально приемлемым и социально желательным для общества признается только брак, официально зарегистрированный, гетеросексуальный, в котором обязательно имеются дети.

Характерной чертой, присущей функционализму, является стремление связать кризис семьи и брака с гендерным конфликтом, который трактуется как развернувшееся в ХХ столетии противостояние и борьба позиций и статусов женщин и мужчин в обществе. Как считают представители настоящей концепции, пересмотр традиционного гендерного разделения социальных ролей в обществе, борьба за гендерное равенство привели к разрушению стабильного брака, семейного образа жизни и к гибели «фамилистической цивилизации». При этом считается, что женское движение, феминистская теория и идеология внесли в этот процесс весомый вклад. Идеи о влиянии женской эмансипации и женского движения на семью и брак в отечественной социологической науке представляют точку зрения, которая разделяется и многими западными специалистами [2].

Другая, также влиятельная концепция семьи и брака разработана С. И. Голодом. Она трактует и оценивает социальные изменения, которым подвергаются в современном обществе брак и семья с позиций парадигмы эволюционизма. Центр анализа перемещается на внутреннюю структуру семьи и брака, на характеристику взаимоотношений супругов. Если для функционалистов главный объект – семья в единстве трех ее отношений (супружество, родительство, родство), то здесь – брак, супружество, отношения мужа и жены. С. Голод считает, что в истории последовательно сменяют друг друга патриархальная, детоцентристская и супружеская семья. Главной тенденцией современного общества выступает движение к доминированию супружеской семьи, хотя все названные моногамные типы могут неконфликтно функционировать параллельно в одном историческом времени, образуя широкий спектр моделей. В данной концепции роль процесса социальной эмансипации женщин и женского движения в трансформации семьи и брака также получает свою оценку. Изменение в двадцатом столетии положения женщин, их экономического и культурного статуса, борьба за равноправие расцениваются как исторические предпосылки возникновения супружеской семьи. В теории и политической практике феминизма видятся как позитивные аспекты, так и те, которые могут быть подвергнуты критике.

К описываемым сложившимся в российской социологии концепциям семьи и брака, помимо используемых здесь определений (функционализм и эволюционизм) применяются и другие определения – алармистская и либеральная. Алармистская концепция основана на идее утраты важнейших, цементирующих семью ценностей, а либеральная – на идее прогресса и возвышения ценности свободного выбора. Обе эти концепции представляют собой противоположные оценки процесса модернизации семьи, которые присутствуют и в западной социологии.

В последние годы все более серьезную методологическую альтернативу и функционализму, и эволюционизму, постепенно создал гендерный подход. В тоже время, несмотря на успехи гендерных исследований в других областях (рынок труда, занятость, политическое участие), проблема брака в нем не стала ведущей, или, по крайней мере, такой, которой уделяется достаточное внимание. Это связано с тем, что семейная проблематика оказалась более востребованной, чем проблематика брака. В западной социологии гендерный подход к анализу семьи и брака сложился между 70–80-ыми годами ХХ столетия. В российской социологии он начал применяться с начала 90-х гг. ХХ в., а для анализа семьи – ближе к середине 90-х гг. ХХ в., что было связано с началом освоения зарубежных гендерных теорий и феминистских концепций [2].