Буржуазия и пролетариат в зрелой концепции К. Маркса и Ф. Энгельса

Теория классов и классовой борьбы является одним из важнейших компонентов зрелой теоретической социологии (социальной философии) К. Маркса и Ф. Энгельса. Понятие класса не получило в марксизме прямого, явного, строгого и систематического определения, поскольку Маркс не успел дописать свой главный труд, не успел завершить восхождение от мыслительно-абстрактного к мыслительно-конкретному в «Капитале». Понятие класса даже зрелые Маркс и Энгельс использовали нередко не вполне строго и не вполне точно, применяя и по отношению к действительным классам, и по отношению к фракциям классов. Но говорить о том, что Маркс и Энгельс понимали под классами, вполне возможно. Это следует из содержания их произведений, из логики их политэкономической и философско-социологической теории.

Зрелый Маркс под классами понимает преимущественно большие общественные группы, характеризующиеся различным отношением к средствам производства (реальным распоряжением, владением ими, собственностью на них или отсутствием такого распоряжения, владения, собственности), что определяет и их отношение друг к другу. Классовые отношения – это отношения между большими общественными группами, порожденные различиями их отношения к средствам производства. Классы в зависимости от этого могут выступать как:

1) группы собственников, распоряжающихся значительными средствами производства (крупные частные собственники: рабовладельцы, феодалы, капиталисты),

2) группы не распоряжающихся средствами производства работников (пролетарии, рабы) и группы собственников, распоряжающихся незначительными средствами производства и одновременно являющихся работниками (мелкие частные собственники, применяющие свой труд – крестьяне, ремесленники, торговцы).

Крупные собственники, распоряжаясь средствами производства, распоряжаются и трудом не располагающих средствами производства работников и отчасти – и мелких собственников. В этом случае реализуется отношение эксплуатации – присвоения прибавочного продукта, который при капиталистическом способе производства принимает форму прибавочной стоимости.

Между данными классами существуют и переходные формы, например группы, синтезирующие в себе черты крупных собственников, распоряжающихся чужим трудом, и мелких собственников, применяющих свой труд. Классовая эксплуатация вообще – это присвоение прибавочного продукта собственниками средств производства, в первую очередь – крупными, а классовая капиталистическая эксплуатация – это присвоение прибавочной стоимости капиталистами, в первую очередь, крупными. Крупные собственники выступают субъектами эксплуатации, работники, не располагающие средствами производства – объектами эксплуатации, мелкие собственники могут быть объектами эксплуатации, а также субъектами и объектами эксплуатации одновременно. Ставшее каноническим для нескольких поколений марксистов определение классов дал В. И. Ленин в работе «Великий почин» (1919). Ленинская дефиниция гласит: «Классами называются большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно, по способу получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают. Классы, это такие группы людей, из которых одна может себе присваивать труд другой благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства». Определение Ленина в основном вполне адекватно воспроизводит представление Маркса и Энгельса о классах.

Маркс в «Капитале» выделяет в развитом капиталистическом обществе два основных класса – буржуазию как класс собственников средств производства (капитала) и пролетариат (наемных работников) как класс собственников одной лишь своей рабочей силы, способности к физическому и умственному труду.

Буржуазия. Буржуазия – это господствующий класс капиталистического общества, класс собственников средств производства, класс владельцев капитала. Буржуазный класс – это класс командиров, класс властителей капиталистического способа производства. Суть, смысл и цель его существования – эксплуатация пролетарского класса, производство и апроприация прибавочной стоимости. Маркс пишет о типичном буржуа: «Как капиталист он представляет собой лишь персонифицированный капитал. Его душа – душа капитала». И далее: «Известный уровень капиталистического производства требует, чтобы все время, в течение которого капиталист функционирует как капиталист, т.е. как персонифицированный капитал, он мог употреблять на присвоение чужого труда, а потому и на контроль над ним и на продажу продуктов этого труда». При капитализме капитал командует трудом, и труд осуществляется в интересах капитала.

Маркс подразделил класс буржуазии на слои (фракции) в соответствии с тем, какая именно превращенная форма прибавочной стоимости присваивается. В соответствии с этим выделяются:

а)   промышленные капиталисты (предпринимательский доход),

б)   банкиры или рантье (процент на капитал), в) торговые капиталисты (торговая прибыль) и г) землевладельцы (земельная рента). Различные слои буржуазии объединены присвоением прибавочной стоимости и противостоят пролетариату как единое целое. Промышленные капиталисты, торговцы, банкиры (рантье) и землевладельцы заинтересованы в усилении (интенсификации) эксплуатации пролетариата и «выжимании» из него максимального количества прибавочной стоимости. В этом заключается тождество класса буржуазии на уровне сущности социальных процессов. Но, как и в случае с пролетариатом, на уровне действительности работают и противодействующие факторы, разъединяющие буржуазию. Это прежде всего конкурентная борьба за прибавочную стоимость, произведенную пролетариатом. Между различными слоями буржуазного класса существует противоборство (конкуренция): промышленный капиталист стремится к низкой цене на кредит, высокой цене продукции, поставляемой торговцу-буржуа, низкой арендной плате за землю, банкир – к высокой цене на кредит, землевладелец – к высокой арендной плате и т.д. В связи с этим происходит конкурентная борьба и внутри фракций буржуазного класса. Внутри наций существуют и региональные группы буржуазии с различием интересов, между которыми также происходит конкурентная борьба. Однако эта мысль у Маркса не только не развернута, но и нечетко выражена. Весьма заметными являются различия интересов буржуазии разных наций – Англии, Франции, Германии, США и т.д., – которые приводят к острой конкурентной борьбе, временами принимающей форму войн.

Наиболее активной и беспокойной частью буржуазного класса являются промышленные капиталисты, выступающие в качестве ядра этого класса. Они и находятся в центре исследования Маркса. Он дал четкую характеристику специфической роли промышленного капиталиста в сопоставлении с ролью земельного собственника, основанной на объективном различии производственных функций обоих и связанной с этим неприязни первого ко второму: «Капиталист является прямым эксплуататором рабочих, он не только прямым образом присваивает прибавочный труд, но и прямо-таки вызывает его к жизни. Но так как для капиталиста-промышленника это может происходить лишь посредством производства и в процессе производства, то он сам является носителем функций этого производства, его руководителем. Напротив, лендлорд обладает в земельной собственности (для абсолютной ренты) и в природном различии разрядов земли (дифференциальная рента) такой привилегией, которая дает ему возможность класть в карман часть этого прибавочного труда или прибавочной стоимости, хотя он не принимает никакого участия в деле руководства этим прибавочным трудом, в деле создания этой прибавочной стоимости. Поэтому, когда происходят коллизии, капиталист рассматривает земельного собственника просто как излишний и вредный нарост, как сибаритствующего паразита капиталистического производства, как вошь, гнездящуюся в его, капиталиста, шкуре». Такие противоречия существуют и между интересами различных фракций буржуазии.

Капиталист является капиталистом не потому, что управляет, а управляет потому, что является капиталистом: «Капиталист не потому является капиталистом, что управляет промышленным предприятием, – наоборот, он становится руководителем промышленности потому, что он капиталист. Высшая власть в промышленности является атрибутом капитала, подобно тому как в феодальную эпоху высшая власть в военном деле и в суде была атрибутом земельной собственности». В деятельности промышленного капиталиста переплетены две функции – функции управления производством (управленческий труд) и труд по эксплуатации наемной рабочей силы, «Труд ПО эксплуатации чужого труда», труд по «выжиманию» прибавочной стоимости. Маркс пишет: «В процессе производства капитал развился в командование над трудом, т.е. над действующей рабочей силой, или самим рабочим. Персонифицированный капитал, капиталист, наблюдает за тем, чтобы рабочий выполнял свое дело как следует и с надлежащей степенью интенсивности». Труд по эксплуатации – это специфический труд капиталиста как эксплуататора. Он, безусловно, также требует затрат умственных и физических сил. От труда пролетария его отличает направленность. Труд по эксплуатации направлен на интенсификацию эксплуатации и максимизацию прибавочной стоимости.

Маркс акцентирует именно труд по эксплуатации, труд по управлению выступает как повод к первому, как его носитель, соответственно и подобно тому, как производство товара является только поводом для производства стоимости. Маркс писал: «Эксплуатация труда стоит труда. Поскольку труд, выполняемый капиталистическим предпринимателем, обусловлен лишь противоположностью между капиталом и трудом, он входит в издержки на его надсмотрщиков (промышленных унтер-офицеров) и уже учтен под рубрикой заработной платы, совершенно так же, как издержки, вызываемые надсмотрщиком над рабами и его кнутом, учтены в издержках производства рабовладельца… На долю труда по надзору остается лишь общая функция организации разделения труда и кооперации определенных индивидов. Этот труд вполне представлен заработной платой управляющего в более крупных капиталистических предприятиях».

Маркс также замечал: «В промышленную прибыль действительно входит некоторая часть, представляющая собой заработную плату (там, где нет управляющего, получающего эту заработную плату). Капитал в процессе производства выступает как руководитель труда, командир его (captain of industry) и в этом смысле играет деятельную роль в самом процессе труда. Но поскольку эти функции вытекают из специфической формы капиталистического производства, т.е. из господства капитала над трудом как его трудом и потому над рабочими как его орудиями, из природы капитала, выступающего как общественное единое начало, как субъект общественной формы труда, персонифицированной в нем в качестве власти над трудом, поскольку этот связанный с эксплуатацией труд (который можно передать и управляющему) есть такой труд, который, конечно, входит в стоимость продукта так же, как и труд наемного рабочего, подобно тому как при рабстве труд надсмотрщика над рабами так же должен оплачиваться, как и труд самого работника». И труд по управлению, и труд по эксплуатации могут перекладываться на плечи наемных работников особого рода – менеджеров.

Совмещение функций управления производством и функций капиталистической эксплуатации Маркс считает преимущественно уже изживающим себя, о чем, на его взгляд, говорило то, что в современной ему Великобритании коллективы пролетариев, владеющие кооперативными фабриками, неоднократно нанимали себе управляющих. В рамках всего общества класс пролетариев способен отстранить от руководства производством класс капиталистов, что произошло бы в случае экспроприации капитала, т.е. социалистической революции и установления диктатуры пролетариата. «Всякий непосредственно общественный или совместный труд, осуществляемый в сравнительно крупном масштабе, нуждается в большей или меньшей степени в управлении, которое устанавливает согласованность между индивидуальными работами и выполняет общие функции, возникающие из движения всего производственного организма, в отличие от движения его самостоятельных органов. Отдельный скрипач сам управляет собой, оркестр нуждается в дирижере. Функции управления, надзора и согласования делаются функциями капитала, как только подчиненный ему труд становится кооперативным. Но как специфическая функция капитала функция управления приобретает специфические характерные особенности… Управление капиталиста есть не только особая функция, возникающая из самой природы общественного процесса труда и относящаяся к этому последнему, оно есть в то же время функция эксплуатации общественного процесса труда и, как таковое, обусловлено неизбежным антагонизмом между эксплуататором и сырым материалом его эксплуатации. Точно так же по мере того как растут размеры средств производства, противостоящих наемному рабочему как чужая собственность, растет необходимость контроля над их целесообразным применением».

Весьма важным социальным разграничением внутри буржуазии было разграничение, связанное с размерами капитала. В связи с этим Маркс говорит о крупной, средней и мелкой буржуазии. Крупная буржуазия распоряжается наиболее крупными средствами производства, наиболее крупной капиталистической частной собственностью. Этот слой буржуазии является самым малочисленным, но наиболее могущественным и влиятельным. Это подлинные господа буржуазного общества. Средняя буржуазия распоряжается средними средствами производства, средними капиталами и является средним по численности слоем буржуазного класса. Мелкая буржуазия – это буржуазия, распоряжающаяся незначительным капиталом и эксплуатирующая труд небольшого количества пролетариев, чем она отличается от средней и крупной буржуазии. Это самый многочисленный слой буржуазии.

Крупная буржуазия в определенной мере является конкурентом средней и мелкой буржуазии, превосходящим их по мощи. Средняя буржуазия вынуждена делиться частью произведенной прибавочной стоимости с крупной буржуазией, а мелкая буржуазия – со средней и крупной буржуазией. В силу имманентных тенденций капиталистического способа производства крупная буржуазия выступает как экспроприатор средних и мелких буржуа. Но в то же время между этим тремя слоями буржуазии существует разделение капиталистического труда, т.е. труда по управлению-эксплуатации. Мелкая буржуазия, поставленная в условия конкуренции с крупной и средней буржуазией, балансирует на грани разорения, и ей грозит экспроприация и пролетаризация. Маркс и Энгельс неоднократно подчеркивали, что мелкая буржуазия обладает двойственной социально-экономической природой, находясь между буржуазией и пролетариатом. Значительная часть мелкой буржуазии по мере развития капитализма экспроприируется крупным и средним капиталом и пролетаризуется.

Трения между слоями буржуазии являются довольно острыми и определяют многое в повседневной действительности капиталистического общества, но лишь до тех пор, пока речь не заходит о единых интересах капиталистов перед лицом классовых действий пролетариата. Если класс наемных работников поднимается на борьбу за свои интересы, то в этом случае для буржуазии ее межфракционные противоречия становятся несущественными, отступают на второй план, и буржуазный класс сплачивается, превращаясь, по выражению Маркса, в настоящее «масонское братство» по отстаиванию всеобщих интересов капитала, интересов производства и присвоения прибавочной стоимости.

Маркс пишет, что «каждый отдельный капиталист точно так же, как и совокупность всех капиталистов каждой отдельной сферы производства, участвует в эксплуатации всего рабочего класса всем капиталом и обусловливает своим участием определенную степень этой эксплуатации – и участвует не только в силу общей классовой симпатии, но и непосредственно экономически; потому что, – если предположить данными все прочие условия, в том числе стоимость всего авансированного постоянного капитала, – средняя норма прибыли зависит от степени эксплуатации совокупного труда совокупным капиталом». Эксплуатация совокупного труда совокупным капиталом, получение капиталистом средней нормы прибыли дает «математически точное объяснение, почему капиталисты, обнаруживая столь мало братских чувств при взаимной конкуренции друг с другом, составляют в то же время поистине масонское братство в борьбе с рабочим классом как целым». Классовый интерес сплачивает буржуазию в ее противостоянии пролетариату.

В связи с развитием производительных сил и разделения труда при капитализме происходит частичное перепоручение труда по управлению и труда по эксплуатации капиталом особым наемным работникам – менеджерам разного рода. Это лица, осуществляющие труд по управлению трудом первых, включающий в себя и функции надзора, контроля над ним. Маркс писал: «Подобно тому, как капиталист сначала освобождается от физического труда, как только капитал его достигает той минимальной величины, при которой только и начинается капиталистическое производство, так теперь он передает уже и функции непосредственного и постоянного надзора за отдельными рабочими и группами рабочих особой категории наемных работников. Как армия нуждается в своих офицерах и унтер-офицерах, точно так же для массы рабочих, объединенных совместным трудом под командой одного и того же капитала, нужны промышленные офицеры (управляющие, managers) и унтер-офицеры (надсмотрщики, foremen, overlooker, contre-maitres). Работа надзора закрепляется как их исключительная функция». В этом случае речь идет о слое наемных работников, которые не являются пролетариями, поскольку их деятельность не производит прибавочную стоимость, а лишь служит ее производству, а сами эти наемные работники являются одушевленными орудиями капиталиста по выжиманию прибавочной стоимости из пролетариев. Маркс полагает, что существование данного слоя наемных работников обусловлено капиталистическим характером производства. По Марксу, этот слой работников является непроизводительным и его содержание ложится бременем на производительных работников.

Отношения эксплуатации приводят и к тому, что у представителей буржуазии и пролетариата возникают принципиально различные возможности для развития. По Марксу, оптимальные (для данной эпохи) условия персонального развития, условия для творческой деятельности создаются только для господствующих классов, тогда как угнетенные классы лишены их. Он пишет: «Таким образом, общество развивается в результате того, что работающая масса, которая образует его материальный базис, напротив, лишена возможности развиваться». Капитализм не только воспроизводит антагонистический характер общественного развития, но и делает это в расширенном масштабе.

Рассматривая классы, личности субъектов экономических отношений Маркс затрагивал преимущественно в контексте рассмотрения способа производства и классовых отношений. Автор «Капитала» подчеркивал то обстоятельство, что участники процесса капиталистического производства исследуются в его экономических произведениях лишь как личностное воплощение своих производственных функций. Маркс писал: «Приносящий проценты капитал персонифицируется в денежном капиталисте, промышленный капитал – в промышленном капиталисте, приносящий ренту капитал – в лендлорде как собственнике земли, наконец, труд – в наемном рабочем, как такие фиксированные образы, персонифицированные в самостоятельных личностях, которые вместе с тем выступают как всего лишь представители персонифицированных вещей, они вступают в конкуренцию и в действительный процесс производства».

Однако упомянутое частое указание Маркса на специфику своего рассмотрения личностей как сугубо агентов капиталистических отношений, а в еще большей степени – часто осуществлявшийся Марксом и Энгельсом анализ поведения, психологии и разнообразных индивидуальных особенностей различных персон, в том числе и природных характеристик, противоречило этому. Данное противоречие особенно проявляется в переписке Маркса и Энгельса, а не в собственно их научных произведениях, что все же явным образом говорит о невключенности рассмотрения в их теоретическую систему. Таким образом, создатели марксизма в самой начальной и неразвернутой форме предполагали необходимость диалектического снятия такого подхода, хотя так и не осуществили это снятие. «Фигуры капиталиста и земельного собственника я рисую далеко не в розовом свете. Но здесь дело идет о лицах лишь постольку, поскольку они являются олицетворением экономических категорий, носителями определенных классовых отношений и интересов. Я смотрю на развитие экономической общественной формации как на естественно-исторический процесс; поэтому, с моей точки зрения, меньше, чем с какой бы то ни было другой, отдельное лицо можно считать ответственным за те условия, продуктом которых в социальном смысле оно остается, как бы ни возвышалось оно над ними субъективно».

Пролетариат. Предпосылкой капиталистического способа производства, постоянно им самим воспроизводимой (в расширенном масштабе), является функционирование средств производства (прошлого труда) в форме капитала и работников (носителей живого труда) в форме наемных работников, пролетариата. Маркс писал: «Из самой сущности капиталистического способа производства – в отличие от феодального, античного и т.д. – проистекает то, что те классы, которые непосредственно участвуют в производстве, а следовательно, являются и непосредственными участниками в дележе произведенной стоимости (стало быть, и продукта, в котором эта стоимость реализуется), – что эти классы сводятся к капиталистам и наемным рабочим и что здесь исключается земельный собственник, появляющийся лишь post festum вследствие тех отношений собственности на силы природы, которые не выросли из капиталистического способа производства, а унаследованы им. Это сведение [непосредственных участников производства к двум классам] ни в какой мере не является у Рикардо и др. ошибкой, а наоборот, оно представляет собой адекватное теоретическое выражение капиталистического способа производства, выражает его differentia specifica». Пролетариат создает прибавочную стоимость, аккумулируемую капиталом, а капитал командует трудом пролетариата в целях максимизации производства прибавочной стоимости.

Маркс дает живописную и глубокую образную характеристику капиталистической эксплуатации: «Бывший владелец денег шествует впереди как капиталист, владелец рабочей силы следует за ним как его рабочий; один многозначительно посмеивается и горит желанием приступить к делу; другой бредет понуро, упирается как человек, который продал на рынке свою собственную шкуру и потому не видит в будущем никакой перспективы, кроме одной: что эту шкуру будут дубить». Наемный работник в процессе труда как элемент производительных сил выступает как вещь. Еще в «Экономических рукописях 1861–1863 годов» Маркс писал о том, что капиталистическое производство «представляет собой господство вещи над личностью, ибо создание потребительных стоимостей во все более увеличивающемся объеме, улучшающемся качестве, растущем многообразии – создании огромного вещественного богатства – выступает как такая цель, в достижении которой рабочая сила является лишь средством и которая достигается лишь путем ее собственного превращения в нечто одностороннее и обесчеловеченное». С точки зрения капиталистического способа производства работник есть лишь средство для производства прибавочной стоимости, и с развитием этого способа производства он во все большей степени становится таковым. Наемный работник выступает сугубо как объект капиталистической эксплуатации. Маркс следующим образом характеризует функции работника при капитализме: «Сами рабочие при таком понимании представляются тем, чем они и являются в капиталистическом производстве, – простыми средствами производства, а не самоцелью и не целью производства». Он пишет также: «Рабочий здесь не что иное, как персонифицированное рабочее время». Для капиталиста наемный работник – это всего лишь живая машина для производства прибавочной стоимости.

Класс пролетариев Маркс полагал цельной, но внутренне расчлененной социальной группой. Автор «Капитала» подразделял пролетариат в соответствии со сферами труда (промышленный, сельскохозяйственный, торговый пролетариат) и отраслями труда (металлурги, ткачи, шахтеры и т.д.) общественного разделения труда, типами трудовой деятельности (пролетарии физического и умственного труда), уровнем квалификации (пролетарии квалифицированного, или сложного и неквалифицированного, или простого труда), уровнем оплаты (высокооплачиваемые и низкооплачиваемые пролетарии, или высшие и низшие слои пролетариата), этническому критерию (например, в Англии – британцы и непривилегированные, занятые наиболее тяжелыми и низкооплачиваемыми формами труда ирландцы и т.п.) и т.д. Например, о различиях внутри пролетарского класса в связи с квалификацией и уровнем оплаты Маркс еще в «Экономических рукописях 1861–1863 годов» отмечал: «Если труд ювелира дороже труда рабочего, то и прибавочное рабочее время ювелира в такой же пропорции дороже, чем прибавочное время чернорабочего».

Зрелый Маркс исходил из противостояния совокупному капиталу совокупной рабочей силы производительных работников-пролетариев: «К числу этих производительных работников принадлежат, разумеется, все те, кто так или иначе участвует в производстве товара, начиная с рабочего в собственном смысле слова и кончая директором, инженером (в отличие от капиталиста)». Зрелый Маркс в состав пролетариата включает пролетариев умственного и физического труда. Маркс говорит о совокупном рабочем, совокупном пролетариате, ассоциированными членами которого являются пролетарии, выполняющие самые разные производственные функции. Он писал в «Капитале»: «Как в своей природе голова и руки принадлежат одному и тому же организму, так и в процессе труда соединяются умственный и физический труд… Продукт превращается вообще из непосредственного продукта индивидуального производителя в общественный, в общий продукт совокупного рабочего, т.е. комбинированного рабочего персонала, члены которого ближе или дальше отстоят от непосредственного воздействия на предмет труда.

Поэтому уже самый кооперативный характер процесса труда неизбежно расширяет понятие производительности труда и его носителя, производительного рабочего. Теперь для того, чтобы трудиться производительно, нет необходимости непосредственно прилагать свои руки; достаточно быть органом совокупного рабочего, выполнять одну из его подфункций». Результатом капиталистического способа производства является становление общественной производительной силы, совокупного (коллективного) работника. «Характерную черту капиталистического способа производства составляет как раз то, что он отделяет друг от друга различные виды труда, а, стало быть, также умственный и физический труд или же те виды труда, в которых преобладает та или другая сторона, и распределяет их между различными людьми. Это, однако, не мешает тому, что материальный продукт является совместным продуктом труда этих людей. Или что их совместный труд овеществляется в материальном богатстве; с другой стороны, это нисколько не мешает тому или совершенно ничего не меняет в том, что отношение каждого из этих людей в отдельности к капиталу представляет собой отношение к капиталу наемного работника и в этом особом смысле – отношение производительного работника.

Все эти люди не только непосредственно заняты в производстве материального богатства, но и обменивают свой труд непосредственно на деньги в качестве капитала и поэтому помимо воспроизводства своей рабочей силы непосредственно создают еще прибавочную стоимость для капиталиста. Их труд состоит из оплаченного труда плюс неоплаченный прибавочный труд». Таким образом, по Марксу, все работники от чернорабочих до конструкторов и ученых, воплощающие в себе все звенья производственного процесса, ведущего к созданию конечной продукции, являются совокупной рабочей силой, совокупным пролетарием, которым командует и который эксплуатирует капитал, коллективным работником, который противостоит капиталу. В класс пролетариата Маркс включал и наемных работников, занятых в сфере торговли, или торговый пролетариат. Этот слой пролетариата не производит прибавочной стоимости, но создает необходимые условия для ее реализации.

При рассмотрении подхода Маркса к классу пролетариев необходимо учитывать проблему, возникающую при переводе на русский язык одного из наиболее существенных понятий марксизма, а именно понятия «der Arbeiter». В России и СССР, в русскоязычном марксоведении сложилась традиция переводить термин Маркса и Энгельса «der Arbeiter» как «рабочий», тогда как оно имеет два значения – «рабочий» и «работник». Как представляется, вариант «рабочий» является не совсем точным и, более того, существенно искажающим позицию зрелых Маркса и Энгельса. В текстах произведений зрелого Маркса (с ранним Марксом ситуация была несколько иной, для него рабочий был тождественен пролетарию) это выражение имеет гораздо более широкое значение – он имеет в виду непосредственного производителя, лишенного средств производства и продающего свою рабочую силу, т.е. пролетария умственного или физического труда. Зрелый Маркс, на мой взгляд, с большой отчетливостью тяготел к тому взгляду, что рабочие составляют только часть пролетариата. Кроме того, Маркс вполне определенно использовал термин «der Arbeiter» в смысле «работник», например, в «Капитале» при исследовании капитализма и в «Формах, предшествующих капиталистическому производству» при исследовании докапиталистических способов производства.

Для Маркса, по крайней мере с конца 1850-х гг., безусловно, «der Arbeiter» был отнюдь не только «рабочим», а работником вообще. Маркс уже в 1860-х гг. обнаружил, исходя из социально-экономических реалий единственного в мире зрелого капиталистического способа производства (в Великобритании), что в пролетарском классе начал возникать слой работников умственного труда. При жизни Маркса этот слой был тонок, но быстрое развитие производительных сил с конца XIX в. превратило профессии умственного труда в массовые пролетарские профессии. К концу XX в. в развитых капиталистических отношениях пролетариат умственного труда стал сопоставимым или даже превзошел по численности пролетариат физического труда, рабочий класс. Для наемного труда при капитализме глубоко характерной является тенденция вытеснения физического труда умственным, хотя эта тенденция реализуется противоречиво. В отличие от этого в развивающихся капиталистических странах в начале XXI в. по-прежнему преобладают наемные работники физического труда. Но и эти страны повторяют развитие западного пролетариата. Перспективой глобальной совокупной рабочей силы является бесконечное возрастание умственной компоненты наемного труда, увеличение доли профессий умственного труда и лиц, занятых им.

В русском языке под рабочим понимают преимущественно промышленного (и сельскохозяйственного) пролетария, т.е. пролетария, занятого преимущественно физическим трудом по обслуживанию машин, механизмов и простых орудий труда. Вместе с тем перевод термина «der Arbeiter» как «рабочий» объясним и уместен в контексте ситуации не вполне развитых, еще только индустриализующихся стран, в которых наемный труд предстает главным образом в форме труда рабочих. Видимо, поэтому такой перевод и утвердился в дореволюционной России и в СССР. Однако более адекватным в свете вышесказанного был бы перевод термина «der Arbeiter» как «работник», а термин «die Arbeiterklasse» следовало бы переводить соответственно этому не как «рабочий класс», а как «класс работников».

Вместе с тем необходимо жестко отдавать себе отчет в том, что у Маркса тенденция понимания пролетариата как класса, не сводимого лишь к рабочему классу, только начала оформляться. В этом плане позиция Маркса противоречива: пролетариат и тождественен, и не тождественен рабочему классу. В определенном смысле можно сказать, что Маркс смешивал пролетариат и рабочий класс. Все же в мышлении зрелого Маркса намечалось господство тенденции более широкого понимания пролетариата, т.е. включения рабочего класса в состав класса наемных работников.

Необходимость корректировки перевода термина «Arbeiter» в контексте произведений Маркса обусловливается и развивающимся в буржуазном обществе превращением науки в непосредственную производительную силу, о чем вполне отчетливо писал автор «Капитала». Для современного капиталистического способа производства характерен рост числа наемных работников, которые, в отличие от рабочих, занимаются преимущественно умственным трудом. Для современного капитала все большее значение приобретает эксплуатация умственной рабочей силы, прибавочная стоимость, произведенная умственным трудом. В состав современного пролетариата входят, например, ученые, работающие в научно-исследовательских подразделениях крупных корпораций, программисты, авиадиспетчеры, летчики, операторы пультов управления космических центров, АЭС и других крупных автоматизированных производственных, транспортных и коммуникационных комплексов, иные аналогичные категории трудящихся. Все они, безусловно, не относятся к рабочему классу, являясь в то же время, вне всякого сомнения, наемными работниками, производителями прибавочной стоимости, т.е. пролетариями. Современный пролетариат все более приобретает научно-технологический характер. Если выражение «die Arbeiterklasse» по-прежнему переводить как «рабочий класс», то будет трудно противостоять опасности воспринимать марксизм как концепцию XIX в., относиться к нему всего лишь как к экспонату музея интеллектуальной истории человечества.

При переводе же произведений молодого Маркса, например «Экономическо-философских рукописей 1844 года», ситуация, как представляется, другая. Здесь традиционный вариант перевода – «der Arbeiter» как «рабочий» – вполне уместен, поскольку в эту пору мыслитель закономерно отождествлял рабочий класс и класс работников (пролетариев), что вытекало из того, что в континентальной Европе 1840-х гг., общественные отношения которой изучал молодой Маркс, в силу меньшей – по сравнению с Англией 1860-х гг. – развитости капиталистического способа производства класс наемных работников (пролетариев) практически полностью состоял из рабочих.

На мой взгляд, в связи со всем вышесказанным необходимо выделить стадии развития пролетариата (при капитализме). Возникающий пролетариат – это пролетариат допромышленного капитализма, это пролетариат как класс наемных работников ручного физического труда. Возникающий пролетариат появился еще в эпоху зарождения капиталистических отношений внутри феодального способа производства и существовал вплоть до начала промышленной революции. Формирующийся пролетариат – это пролетариат, созданный промышленной революцией, началом производства машин с помощью машин, это пролетариат как класс наемных работников преимущественно физического труда по использованию машин. Зрелый пролетариат – это пролетариат, созданный началом автоматизации использования машин, господством производства машин с помощью машин, это пролетариат как класс наемных работников преимущественно умственного труда. Маркс и Энгельс были современниками формирующегося пролетариата (а отчасти – и возникающего) и едва отметили появление зрелого пролетариата. Зрелый пролетариат стал доминировать в развитых капиталистических странах только в последней трети XX в.

Вернемся к Марксу. Пролетариат для автора «Капитала» не тождественен совокупности лиц наемного труда. Не всякий, кто трудится по найму, является пролетарием. Уже в «Экономических рукописях 1861–1863 годов» Маркс начинает отделять работников наемного труда и пролетариев друг от друга. Важным для Маркса является понятие производительного труда. Не всякий продающий свою рабочую силу, является производительным работником. Производительным трудом при капитализме, полагает Маркс, является труд, производящий прибавочную стоимость. Для капиталистического способа производства характерно возникновение и увеличение слоя наемных работников, которые своей деятельностью воспроизводят не просто производительные силы, а производительные силы в форме капитала. К ним относятся упомянутые выше менеджеры, надсмотрщики и т.д. Впрочем, тенденция выделения такого слоя в мышлении Маркса едва-едва начала складываться.

Положение класса наемных работников или пролетариев противоречиво: с одной стороны, на уровне сущности капиталистического способа производства он сплачивается в результате развивающегося обобществления производительных сил и объективного классового противостояния буржуазии (и эта тенденция господствует), но с другой стороны, на уровне явлений и действительности капиталистического способа производства развивается противодействующая тенденция: функционирование рабочей силы как товара на рынке труда в капиталистическом обществе создает противоречия между пролетариями и группами пролетариев, связанные с конкуренцией за более выгодные условия продажи своей рабочей силы, за возможность продажи вообще (между занятыми пролетариями и безработными пролетариями), связанные с различиями внутри системы общественного разделения труда – различиями характера труда, квалификации, образованности, опыта и т.д.). Капиталистический способ производства, следовательно, не только объединяет, но и разъединяет пролетариат. Разъединение происходит в силу превращения пролетариата в расчлененную внутри себя органическую целостность.

В результате завершения промышленной революции и последующего развития капиталистического способа производства физический труд расчленяется: в его массе выделяются фракции сложного и становящегося все более сложным физического труда, которые требуют все большего уровня образования и подготовки. В общей массе физического труда выделяется (и обособляется) высококвалифицированный физический труд, превращающийся в результате своего развития в отрицание физического труда и приближающийся по многим своим характеристикам к умственному труду – высококвалифицированный рабочий в конечном итоге сливается с инженером. Наряду с этим в пролетарском классе выделяется слой наемных работников умственного труда. Эти два слоя пролетарского класса поначалу являются малочисленными, но по мере прогресса производительных сил они становятся все более массовыми. В силу специализации на наиболее сложном и квалифицированном труде эти два пролетарских слоя, слои пролетариата умственного и почти умственного труда, получают более высокую оплату. В силу характера труда, образования, заработной платы, образа жизни эти два слоя занимают привилегированное положение по отношению к основной части пролетариата, по отношению к массовому рабочему классу. Это создает основания для возникновения феномена так называемой рабочей аристократии, которую правильнее было бы назвать пролетарской аристократией.