Взаимосвязь заболеваемости и смертности населения

Выраженный рост заболеваемости способствовал тому, что в 1992-1993 гг. динамика смертности резко изменила предшествующую траекторию и направилась почти вертикально вверх. Ее уровень увеличился в 1,5 раза по сравнению с серединой 80-х годов. Наибольший рост смертности был среди трудоспособного населения, особенно в возрасте 20 – 49 лет. Пик подъема пришелся на 1994 год, составив 15,7 случаев на 1000 жителей. Затем смертность несколько снизилась, но к 2005 году вновь выросла до 16,1 случаев на 1000 жителей. Величина человеческих потерь в России оказалась настолько значительной, что ее определили как наиболее важное событие, случившееся в мировом здравоохранении на исходе ХХ века. Многие ученые первоначально не поверили в достоверность фактов. Высказывались предположения, что всему виной – интенсивная иммиграция из стран СНГ. Такое объяснение, однако, опровергается при всестороннем анализе имеющихся материалов.

Во-первых, для 1,5 кратного роста смертности в 147-миллионной стране количество иммигрантов должно составить десятки миллионов человек. В действительности ежегодный приток населения в 1992 – 1994гг. не превышал в среднем 0,5 млн. человек.

Во – вторых, демографический кризис развился и в других постсоветских республиках, выбравших либеральный курс реформ, даже при отрицательном сальдо миграции.

В – третьих, если бы рост смертности объяснялся притоком эмигрантов, то увеличение смертности от основных заболеваний: сердечно – сосудистых, онкологических и других, происходило бы примерно в равной пропорции. В действительности летальность от первых выросла на 40 %, тогда как от вторых всего на 4 – 6 %.

В – четвертых, по данным многолетних исследований, изучающих смертность в фиксированных группах (кагортах) или среди "коренных" жителей с помощью регистров, отмечается ее рост, как и во всем населении.

В – пятых, при сравнении регионов России с разным миграционным приростом не выявлено его положительной связи с динамикой смертности.

Среди определенной группы демографов существует мнение, что перечисленные процессы отражают общемировую тенденцию перехода к "цивилизованному" типу воспроизводства населения, для которого характерна низкая рождаемость и низкая смертность. В России, чтобы преодолеть этот кризис эти изменения должны идти более быстрыми темпами по сравнению с развитыми странами. Однако более тщательный анализ выявляет множество факторов, не укладывающихся в гипотезу естественного демографического развития:

1. смертность у россиян не снижалась, а нарастала, и ее уровень значительно превысил показатели развитых стран;

2. наибольший прирост смертности пришелся не на старшие, а на средние, наиболее дееспособные возрастные группы. Это ведет к разрыву поколений и деградации социальной структуры общества;

3. рождаемость сокращалась не эволюционно, а в виде эпидемии, внезапно сменив предшествующую траекторию подъема. Суммарный коэффициент рождаемости оказался меньше западноевропейского и американского показателей. Фактически его величина оказалась еще ниже, если учесть высокую младенческую смертность в России: после рождения до года здесь умирают в 2 – 3 раза больше новорожденных, чем в Европе. В результате миллионы российских женщин оказались лишенными счастья желанного материнства.

4. нарастающее преобладание смертности над рождаемостью обусловило интенсивное вымирание населения, что не соответствует понятию нормы человеческого развития.

5. усугубился драматический разрыв между продолжительностью жизни мужчин и женщин, из-за которого россиянки оказались обреченными на 10-15 лет вдовства. Перечисленное убеждает в том, что страна переживает не нормальный демографический переход, а демографическую деградацию.

Суммарные потери из-за взлета смертности и спада рождаемости за последние тридцать лет по России составили более 17 миллионов человек.

Для оценки этой величины по историческим меркам сравним ее с событиями, которые считаются наиболее трагичными в новейшей российской истории. Это - Первая и Вторая мировые войны, периоды коллективизации и сталинских репрессий. Оказалось, что по интенсивности уничтожения человеческого потенциала 90-е годы ХХ века в 1,7 раза превысили репрессии сталинского режима, сопоставимы с Первой мировой войной и значительно уступают лишь периоду гитлеровского нашествия.